ВСТРЕЧА ВЛАДИМИРА ПУТИНА И ДОНАЛЬДА ТРАМПА В ХЕЛЬСИНКИ

Фото The Guardian

Состоявшаяся в Хельсинки встреча президентов России и США стала первой специально подготовленной встречей лидеров двух государств-гегемонов с момента избрания Дональда Трампа президентом США. Ранее Д.Трамп и В.Путин встречались на полях саммитов Большой Двадцатки в Ганновере (июль 2017 года) и АТЭС в Дананге (ноябрь 2017 года). За время, прошедшее с момента избрания Д.Трампа президентом, между главами РФ и США состоялось 8 обстоятельных телефонных звонков, о которых сообщали пресс-службы двух президентов. Но встреча в Хельсинки была знаковой с той точки зрения, что это был первый саммит со специально подготовленной программой и с целым рядом вопросов, подлежащих обсуждению. Свыше 4 часов встреч в режимах тет-а-тет и в расширенном составе дали возможность охватить весь спектр накопившихся вопросов (без возможности их разрешения в рамках одной встречи).

К моменту встречи основными темами, составляющими взаимный интерес, являлись:

– проблема новой гонки вооружений;
– проблема кибершпионажа, кибердиверсий и обвинений России во вмешательстве в президентские выборы в США в 2016 году;
– проблема Ближнего Востока (Сирия, Израиль);
– проблема Ирана
– проблема отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе;
– проблема санкций, наложенных США и их сателлитами на граждан и предприятия Российской Федерации, а также контрсанкций со стороны России;
– проблема Донбасса и Украины в целом;
– проблема строительства «Северного Потока – 2».

Остальные вопросы менее значимы и могут решаться в рамках существующих дипломатических отношений между двумя странами.

За несколько недель перед намеченной встречей Москву посетил советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, считающийся представителем группы «ястребов» в вашингтонском истеблишменте. Именно он с американской стороны отвечал за подготовку встречи. С российской стороны за организацию переговоров отвечал советник В.Путина Юрий Ушаков, бывший Посол РФ в США. Циркулировавшие длительное время слухи о возможной отставке Ушакова не оправдались – похоже, он снова укрепил свои позиции в Администрации президента РФ.

По не совсем понятным причинам (скорее всего, из соображений безопасности и логистики) первоначальное место проведения встречи – Вену – заменили на Хельсинки. Хотя и Австрия, и Финляндия не являются членами НАТО (главное требование российской стороны – нейтральный статус государства, принимающего встречу в верхах), а президент Финляндии Саули Ниинистё и федеральный канцлер Австрии Себастьян Курц традиционно уважительно относятся к обоим президентам (по крайней мере, они не были замечены во враждебных выпадах относительно России). Также была изменена первоначальная дата встречи: вместо 15 июля (день финальной игры и закрытия Чемпионата мира по футболу в Москве) встречу перенесли на 16 июля.

Встрече предшествовали ряд важных переговоров. Дональд Трамп посетил саммит НАТО в Брюсселе, на котором произошла очередная размолвка американского президента с его европейскими партнерами – в первую очередь из-за желания США добиться от европейцев увеличения отчислений на содержание Альянса. Вторым важным моментом стал спор с представителями ЕС о введении пошлин на ввоз стали и алюминия в США. Лидеры европейских государств в большинстве своем раскритиковали позицию Трампа.

В то же время Владимир Путин совершил визит в Пекин, где провел более чем успешные переговоры с лидеров Китая Си Цзиньпином. Состоялось несколько раундов переговоров (менее успешных с точки зрения краткосрочной перспективы, но весьма важных стратегически) с президентом Франции Эмманюэлем Макроном (последние во времени – накануне встречи в Хельсинки, 15 июля). Также состоялись переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и с федеральным канцлером Австрии Себастьяном Курцем. Важно подчеркнуть ряд геоэкономических побед Путина в Европе: в частности, демарш болгарского премьера Бойко Борисова, который в конце мая заявил о пересмотре прежней политики относительно России (Борисов на протяжении последних 10 лет считался наиболее последовательным оппонентом Кремля на Балканах), и фактически окончательное согласование вопроса о строительстве газопровода «Северный поток – 2». Демарш Борисова также решил судьбу «Южного потока», завершение которого блокировалось Болгарией. Путину удалось оперативно решить вопрос зарождающегося конфликта с Грецией (которая обвинила Россию во вмешательстве во внутренние дела государства и даже высказала намерение выслать двух российских дипломатов). Из наиболее проблемных вопросов для Путина следует учесть кампанию обвинения России в использовании отравляющих веществ на территории Великобритании (правда, в аккурат к саммиту наиболее последовательный критик России, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, ушел в отставку) и начало процедуры вступления Македонии в НАТО (с параллельным обвинением в адрес российского миллиардера Ивана Саввиди в подрывной деятельности против этого балканского государства).

Накануне встречи в Хальсинки американский Politico опубликовал интересный материал, в котором попытался дать свою оценку тому, почему президент США настолько спокойно реагировал на критику в его адрес относительно самого факта переговоров. По мнению издания, позиции Трампа и Республиканской партии довольно прочны, а его базисный электорат в целом одобряет его стиль дипломатии. Чем больше злится истеблишмент, тем более средний «трампист» уверен в том, что все правильно. Авторы отмечают, что за полтора года президентства Трампа позитивное отношение к Путину в Республиканской партии удвоилось (до 25%), так что все обвинения в сговоре и материалы комиссии Мюллера имеют ограниченный эффект.

Вопросы, которые накопились в отношениях между США и Россией, стоит рассмотреть более детально – сквозь призму состоявшейся встречи в Хельсинки.

Новая гонка вооружений

putin_trump
Фото The Guardian

По признанию самих американских специалистов, новый виток гонки вооружений (в частности, увеличение количества ядерных боеголовок – в том числе «грязных» бомб, проблемы с соблюдением базисных договоров в сфере производства и распространения ядерного, химического и бактериологического оружия, демонстрация Россией новых видов вооружения, которые на сегодняшний день отсутствуют у США) требуют дополнительных 1,3 трлн. долларов – на выравнивание дисбаланса. Российский оборонный бюджет в 2018 году также недополучил как минимум 2 трлн. рублей, требуемых ВПК. То есть, у каждой стороны есть проблемы с финансированием все возрастающих военных потребностей. И каждая из сторон готова рассматривать вопрос сокращения затрат на гонку вооружений как вопрос первостепенной важности. Очевидно, в Хельсинки вокруг этого вопроса произошли некоторые подвижки.

Экономия средств может помочь пустить дополнительные деньги на внутренний рынок: для Трампа это крайне важно в преддверии выборов в Конгресс США (электорат Трампа горячо приветствует любое его действие, укрепляющее США изнутри и дающее ощутимые социальные результаты). Для Путина, рейтинг которого существенно покачнулся после инициатив правительства относительно крайне непопулярной Пенсионной реформы (сегодня составляет около 60%, рейтинг главы Правительства Медведева – 25%), перенаправление средств из оборонного сектора в социальную сферу также стало бы серьезным подспорьем.

Кибершпионаж и кибердиверсии

Тема кибешпионажа и кибердиверсий, а также вмешательства России в избирательный процесс в США, стала одной из главных тем не столько встречи, сколько информационных волн после нее. Для Трампа эта тема весьма болезненна: вашингтонский истеблишмент и разведсообщество США настаивает на том, что Россия сыграла не последнюю роль в том, чтобы помочь Трампу стать президентом США. Однако, как показывает социологические исследования, большинство американцев вообще не интересуются данной темой. Именно поэтому тема кибершпионажа и кибердиверсий является элементом утонченной политической игры, которую продемонстрировали уже во время переговоров в Хельсинки.

В-первых, президенты искусственно сделали все, чтобы данная тема выглядела как тема №1 в повестке дня встречи. На пресс-конференции лидеры США и России уделили данной теме более 50% времени.

Во-вторых, Путин не преминул возможности бросить в информационную среду посыл о незаконном финансировании избирательной кампании Хилари Клинтон со стороны основателя британского фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера. Путин назвал сумму – 400 миллионов долларов, которые якобы компаньоны Браудера (заочно приговоренного в России к 9 годам тюремного заключения за неуплату налогов) передали избирательному штабу Клинтон. Щекотливость ситуации состоит в том, что Браудер является гражданином Великобритании, что само по себе также может рассматриваться как вмешательство иностранного государства в избирательный процесс в США. Бараудер уже попытался опровергнуть слова Путина, а Генеральная прокуратура РФ в ответ уточнила цифру: не 400 миллионов, а 400 тысяч долларом, а также потребовала допросить в рамках этого дела бывшего посла США в России Майкла Макфола. Таким образом, Путин передал пас Трампу.

В-третьих, Путин не преминул сделать выпад в адрес Джорджа Сороса – миллиардера, находящегося в конфликте как с самим Путиным, так и с Трампом. При этом Путин обвинил Сороса во вмешательстве в политический процесс в России и в других государствах.

В-четвертых, Путин предложил Трампу передать материалы, предоставленные разведсообществом, в суд. Он чудесно понимает, что этого шага больше всего боятся оппоненты Трампа, так как специфика американских судов может привести к тому, что дело попросту рассыплется. Также нежелательным – с точки зрения оппонентов Трампа – шагом может стать создание межгосударственной комиссии США – Россия по кибербезопасности, что предложил в ходе встречи Путин.

Создается впечатление, что чрезмерный ажиотаж вокруг темы вмешательства России в избирательный процесс специально подогревается – в том числе Трампом – с целью отвлечь внимание от более важных обсуждаемых тем. Похоже, президенты специально договорились о настоящем шоу вокруг темы российского вмешательства в американские выборы: Трамп сразу же отказался от своих прежних слов, сказал, что оговорился, когда говорил «Не вижу причин, по которым это могла бы быть Россия», а та самом деле имел в виду «Не вижу причин, по которым это НЕ могла бы быть Россия».

В интервью CBS на вопрос журналиста, считает ли Трамп Путина лично ответственным за вмешательство, президент ответил: «Что же, я бы считал, потому что он отвечает за руководство страной. Точно так же, как и я считаю себя ответственным за то, что происходит в моей стране. Так что, безусловно, как лидера государства, следует считать его ответственным, да».

Таким образом, вопрос о вмешательстве в американские выборы, скорее всего, специально ставится во главу угла – он пока выгоден и Трампу, и Путину (можно предположить, что накануне выборов в Конгресс эта тема преподнесет некий неприятный сюрприз оппонентам Трампа, и все, что мы сейчас наблюдаем вокруг вопроса о вмешательстве в выборы, это не более, чем согласованная игра).

Косвенным подтверждением этого является публикация в «The New York Times», газете, ставшей рупором антитрамповских сил. Авторам материала пришлось пойти на то, чтобы выдать ряд тезисов, ранее считавшихся секретными. Они заявили – со ссылкой на бывшего шефа ЦРУ – что информацию о вмешательстве в избирательный процесс «слил» представитель ближайшего окружения Путина, и что об этом было известно и Обаме, и Трампу (последний, правда, не знал имя агента). Таким образом, с одной стороны, антитрамповские силы пытаются укрепить свою позицию, а с другой – посеять панику в Кремле и развернуть там «охоту на ведьм» и массовые чистки.

То, что Вашингтон официально отказался от предложенного Путиным варианта организации допроса 12 обвиняемых россиян на российской территории в обмен на организацию допроса на территории США обвиняемых по делу Браудера, показывает: на самом деле сторонам выгодно затягивание вопроса и превращение его в долгоиграющий бесконечный сериал с возможностью закончить его в любой момент или повернуть его против заказчика.

Ближний Восток

Проблема Ближнего Востока явно обсуждалась в качестве первостепенной темы, поскольку интересы США и России в этой точке серьезно пересекаются.

Приблизительно месяц назад Трамп постепенно отодвинул от решения ближневосточной проблемы своего зятя и первого помощника, Джареда Кушнера, который уже дважды подставил тестя (с провоцированием обстрела территории Сирии в апреле прошлого года – после ложного сообщения о химической атаке, а также с переносом Посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим).

Стороны исходили из целого ряда факторов.

Во-первых, сирийский лидер Башар Асад на сегодняшний день контролирует около 90% территории Сирии, а целый ряд представителей так называемой оппозиции уже сложили оружие или находятся в критической ситуации.

Во-вторых, разрешение гражданского конфликта в Сирии неизменно приведет к столкновению интересов соседних государств вокруг Сирии, при этом США и Россия не определились относительно дальнейшей линии поведения в этом регионе. Наибольшим выгодополучателем в данной ситуации является Иран, который фактически оказал основную поддержку режиму Асада, но победа которого заставит активизироваться Израиль, имеющий непримиримые позиции по отношению к Ирану. На севере определенные претензии имеет Турция (требующая контроля над провинциями Африн и Маджиб, при этом последняя сегодня контролируется США). С новой силой возникает вопрос курдов и независимого Курдистана, что может стать дополнительным фактором нестабильности в регионе.

В-третьих, первоначальная причина конфликта в виде попыток противодействовать строительству газопровода из Катара на Турцию давно похоронена и неактуальна, а стороны, затевавший конфликт, оказались в довольно глупой ситуации «вынужденной втянутости» в конфликт без ощутимых политических дивидендов.

Судя по заявлениям Трампа, главным требованием американской стороны в ближайшее время будет обеспечение безопасности Израиля, все остальное может быть предметом торгов и обсуждений. То есть, российские гарантии а) безопасности и неприкосновенности Израиля (в том числе со стороны палестинцев и Хезболла) и б) сдерживания Ирана могут удовлетворить американскую сторону и дать возможность объявить о достижении целей на Ближнем Востоке.

Иран

Бросается в глаза то, как Путин выступил в защиту Ирана. Вопреки предварительным оценкам экспертов, Путин – не смотря на наличие противоречий с Тегераном – заинтересован в том, чтобы Иран оставался серьезным игроком в регионе. Благодаря сильному Ирану Путин всегда может выдерживать определенную игру с Израилем, иметь возможность торговаться с Саудовской Аравией, влиять на некоторые вопросы в отношениях с Турцией. Также Иран – одна из составляющих транспортного и экономического коридора Азия – Африка, тщательно выстраиваемого Китаем и поддерживаемого Россией.

Путин, по сути, «вписался» за Иран, назвав существующую систему контроля над иранской ядерной программой (постоянно критикуемую Трампом) наиболее прозрачной и надежной. Он дал понять, что Россия не сдаст Иран, который все больше усиливает свое влияние в регионе.

То, что госсекретарь США Майк Помпео не так давно проговорился на счет возможности новых попыток революционного переворота в Иране и возможной поддержки антирежимных сил правительством США, раскрывает реальные планы Вашингтона. Поэтому вопрос Ирана якобы снят с повестки, что не означает, что США не продолжат подрывную деятельность против Тегерана по украинскому сценарию 2014 года или по сценарию «цветных революций». Тем более, в Вашингтоне очень внимательно следят за состоянием здоровья аятоллы Али Хаменеи, духовного лидера Ирана, который, как сообщают СМИ, серьезно болен. Возможная смена духовного лидера может стать поводом для новых антиправительственных выступлений. Но при этом США придется столкнуться с тем, что против смены курса Ирана выступят единым фронтом Россия и Китай, что может вызвать новый кризис на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Азиатско-Тихоокеанский регион

Тема не прозвучала в ходе пресс-конференции, хотя она, вне всякого сомнения, является чрезвычайно важной для обеих сторон. США на протяжении последнего года нарастили свое присутствие в регионе и пытаются предпринять активные действия – например, вырвать Индию из БРИКС и сделать ее своей союзницей, превратив Азиатско-Тихоокеанский регион в Индо-Тихоокеанский регион; создать геополитический четырехугольник Япония – США – Австралия – Индия; «перепрошить» договор о Транстихоокеанском торговом партнерстве и т.д. США понимают, что главный противник – не Россия, а Китай, и именно с Китаем предстоит серьезнейшая схватка – в том числе за Тихий океан. Россия в данном регионе играет роль младшего партнера Китая.

Скорее всего, на данной встрече были задеты реперные точки в плане выяснения интересов в регионе, однако больше внимания теме будет уделено в ходе встречи в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке 11 – 14 сентября.

Санкции

trump_signs
Фото The Guardian

США понимают, что санкции, введенные относительно России, не могут быть абсолютно действенными в условиях, когда В.Путин делает ставку на союз с Китаем и на создание альтернативного центра силы. Китайская идея формализации «Сообщества единой судьбы» является антиамериканской по своей сути, сколько бы официальный Пекин не уверял в обратном. Россия первоначально отказалась становиться элементом СЕС, но в последнее время все больше втягивается в этот процесс, и усиление давления со стороны Вашингтона на Россию ведет к се большему сближению Москвы и Пекина. Это чудесно понимают в США, и именно поэтому санкционная политика относительно России носит половинчатый характер.

Недавно обнародованный в США доклад по ситуации вокруг санкций показал: действуют они в первую очередь против российского среднего класса, в большинстве своем ориентированного на Запад, в частности, на США. Санкции подрывают именно базу поддержки США и ее политики: часть представителей среднего класса разорилась, часть эмигрировала, часть перешла на службу к олигархам. Незначительная группа перешла в глухую оппозицию к режиму Путина и маргинализировалась.

Более того: некоторые санкции пошли на пользу России: прошло импортозамещение в ряде отраслей, интенсивно стали развиваться сельское хозяйство и пищевая промышленность.

Для Путина сегодня важно, чтобы санкции не углублялись. Сохранение санкций на нынешнем уровне не смертельно для российской экономики, которая имела возможность мобилизовать собственную экономику и выйти из кризиса 2014 – 2015 годов, нормализовав экономические показатели. Плюс ко всему санкции являются мобилизующим фактором для российских граждан, которые при наличии внешней угрозы группируются вокруг лидера. Не секрет, что в рекордном результате В.Путина на президентских выборах в марте 2018 года значительную долю занимают санкционные действия Запада, сыгравшие роль мобилизующего фактора.

По этой и многим другим причинам Россия вряд ли будет в ближайшее время настойчиво требовать снятия санкций, а Трамп будет демонстрировать прошлогодние санкционные списки в качестве своей активной антироссийской деятельности.

Украина

Украинский вопрос также был предметом обсуждения встречи. Комментарии украинских экспертов о том, что данный вопрос станет едва ли не самым важным в ходе переговоров, естественно, не оправдались. По результатам встречи на тему Украины высказался только Владимир Путин: сначала он традиционно пожаловался на невыполнение Минских договоренностей Киевом, выразив при этом уверенность, что Трамп сможет повлиять на украинское руководство. Позже, в интервью программе «Время» на Первом канале, В.Путин сказал, что были предложены новые пути решения украинского кризиса, однако эти варианты должны рассмотреть эксперты и дать свое заключение.

putin_trump_flags
Фото The Guardian

Инсайдерская информация говорит о том, что Украине снова будут предлагать федеративное устройство в той или иной форме (например, в форме «завуалированной» федерализации итальянского или испанского образцов, когда государство де-юре является унитарным, а де-факто демонстрирует мало отличимую от федерализации систему «регионализма»). Вопрос: готова ли к такому повороту событий сама Украина?

Согласно другим данным (утечка которых была опубликована на Bloomberg) Путин предложил американскому президенту обдумать вопрос проведения под контролем международных наблюдателей референдума о независимости ДНР и ЛНР. При этом данный вопрос был признан требующим изучения, а потому на прес-конференцию и в официальные документы не выносился.

Это уже породило бурную реакцию в Украине. Соцсети постят возмущенные отклики ура-патриотов, заявляющих о предательстве Трампом Украины, украинский МИД впервые в безапелляционной форме потребовал от американской стороны разъяснений по поводу деталей встречи и переговоров, Петра Порошенко в день хельсинкской встречи выступил в эфире ток-шоку «Свобода слова» на канале ICTV с предапокалиптическими заявлениями о готовности к защите страны, даже если с врагом придется остаться один на один. То, что переговоры относительно Украины уже давно ведутся без ее прямого участия (в формате Волкер – Сурков), раньше не вызывало возмущения, однако как только подобная практика перешла на уровень первых лиц (да еще и на фоне провальной, хотя и широко анонсированной встречи Порошенко с Трампом в Брюсселе), это вызвало нервную реакцию официального Киева.

Неудивительно, что Киев и Москва обменялись информационными ударами: в понедельник Порошенко заявил о возможном наступлении российских войск на Мариуполь, а Путин в четверг рассказал о возможном новом обострении на Донбассе и о попытках украинской армии перейти в наступление. Очевидно, подобная нервозность будет наблюдаться во время всей работы экспертов, которые должны подготовить свои рекомендации относительно мирного урегулирования проблемы Донбасса.

Важно также, что В.Путин проговорился относительно Крыма. Настаивая на том, что Крым на законных основаниях присоединен к Российской Федерации, Путин допустил оговорку «по Фрейду»: «Мы считаем, что мы провели референдум в строгом соответствии с международным правом, с уставом ООН». Это вызвало возмущение в Украине, в официальной стенограмме на сайте президента РФ местоимение «мы» убрали. Впрочем, Трамп не поддержал российского коллегу в его претензиях на легитимизацию вхождения Крыма в состав РФ.

Северный поток – 2

Еще одна важная тема, тесно связанная с предыдущей. Строительство газопровода «Северный поток – 2» стало важным вопросом, обсуждавшимся в ходе встречи. Американская сторона неоднократно делала акцент на том, что она заинтересована в поставке на европейский рынок своего газа и постепенном уменьшении доли российских энергоносителей. С этим не соглашаются в Европе, боясь попасть под тотальный контроль со стороны США и видя в России возможность для диверсификации рисков – особенно в условиях возрастающей напряженности в отношениях между ЕС и США.

Для Украины строительство «Северного потока – 2» – это потеря объемов газа, ныне прокачиваемого со стороны России в Европу. При заявленных объемах газа (55 млрд кубометров в год) украинская ГТС, прокачивающая в среднем около 81 млрд кубометров газа в год, сокращает поставки газа в Европу до минимума. В случае возобновления строительства ныне замороженного газопровода «Южный поток» (о возобновлении строительства которого официально попросили Россию президент Болгарии Румен Радев и премьер-министр Бойко Борисов в конце мая 2018 года), Европа будет получать в обход Украины еще до 63 млрд кубометров газа. Еще 62 млрд кубометров Европа получает через существующий «Северный поток», сданный в эксплуатацию в 2011 году. Таким образом, Украина может перестать быть газотранспортным государством.

Понятно, что Россия, заручившаяся позицией Финляндии, Швеции и Германии, находится сегодня в выигрышной ситуации по отношению к США. Соединенные Штаты уже пригрозили западноевропейским компаниям санкциями в случае, если они будут принимать участие в строительстве «Северного потока – 2». При этом юридически аргументированных оснований у США нет – откровенно заявляется претензия на то, что этот проект не соответствует национальным и экономическим интересам США. Данная позиция может сработать, но только отчасти: пример введения санкций относительно СССР во время строительства газопроводов и нефтепроводов дает понимание того, как экономические интересы западноевропейских государств могут идти вразрез с политикой США даже в более благоприятных для Вашингтона условиях.

Однако исходя из желания достижения компромисса, Путин предложил гарантии относительно прокачки газа через территорию Украины в полном объеме по состоянию на сегодняшний день – в случае, если НАК «Нафтогаз Украины» и ПАО «Газпром» достигнут мирового соглашения по существу споров в Стокгольмском арбитраже. «Нафтогаз» уже заявил о готовности к компромиссу.

Таким образом, можно прогнозировать: США вряд ли смирятся со строительством «Северного потока – 2», но повлиять на процесс строительства и запуска (запланированного на 2019 год) вряд ли смогут, а поэтому будут оказывать существенное давление на Европу с целью уменьшить объемы потребляемого из России газа, делая сами газопроводы нерентабельными.

Реакция и перспективы дальнейшего переговорного процесса

Как и прогнозировалось, в США встреча Трампа и Путина вызвала волну возмущений в среде истеблишмента. На самом деле эта волна абсолютно ожидаема. Каждый из критиков Трампа имел свои основания для возмущения.

Демократы возмущены тем, что данная встреча может дать повод для обвинений их лидеров в сделках с внешними игроками накануне выборов 2016 года – то есть, запущенный информационный бумеранг может вернуться к ним. Плюс ко всему трамп и далее продвигает свой тезис, что ему приходится разгребать в международных отношениях авгиевы конюшни, оставленный администрацией Обамы.

Смертельно больной Джон Маккейн и его партнер по политическому цеху Линдси Грэм являются лоббистами интересов военно-промышленного комплекса. Заявление Маккейна об «ужасном поведении Трампа» на переговорах – это реакция ВПК США, который может недополучить миллиарды долларов.

Спикер Палаты представителей Конгресса США, республиканец Пол Райан еще два месяца назад заявил о своем желании уйти из политики. Однако тут же эксперты выразили уверенность в том, что Райан будет баллотироваться в президенты США в 2020 году. Критика Трампа со стороны Райана может расцениваться как начало предвыборной борьбы.

Слаженный хор некогда влиятельных американских изданий, которые сам Трамп называет общим термином «Fake News», погоду не делает и находится в единой связке с Соросом, объявившим вендетту Трампу в конце 2016 года.

Именно поэтому Трамп не видит для себя серьезной опасности по результатам переговоров. Страшилки относительно возможного импичмента Трампу – не более, чем нагнетание фобий. Трамп чудесно понимает: достаточного количества голосов для импичмента нет, большинство в Конгрессе составляют республиканцы, которые не рискнут предпринимать что-либо против Трампа в период до промежуточных выборов в Конгресс (ноябрь 2018) дабы не ухудшить свое положение. После выборов любые попытки пойти на импичмент Трампу могут привести к ослаблению Вашингтона на международной арене, а также неизменно приведут к столкновению нескольких групп внутри Республиканской партии, так как единого кандидата по привычной системе праймериз будет избрать довольно сложно. Трамп достаточно серьезно просчитал свои действия и возможные шаги оппонентов, а потому чувствует себя уверенно.

В этом году возможны еще как минимум три встречи Трампа и Путина, на которых диалог, начатый в Хельсинки, будет продолжен. Во-первых, это встреча во Владивостоке на полях Четвертого Восточного экономического форума 11 – 13 сентября, где будет принимать участие Трамп. Во-вторых, в Буэнос-Айресе на саммите Большой двадцатки (30 ноября – 1 декабря 2018 года). В-третьих, в рамках неподтвержденного визита В.Путина в Вашингтон осенью 2018 года (пресс-служба Белого Дома сообщила о том, что приглашение посетить США передано В.Путину официально).

Таким образом, все поднятые ранее вопросы будут иметь свое продолжение.