Мировая политика всерьез и надолго вступила в фазу политического гипермодерна, характеризующуюся тремя категориями: а) имитация; б) зрелищность; в) постправда. То есть, большинство событий в современном мире являются имитацией процесса, симулякрами, обманом, политики работают на создание шоу для большинства граждан, при этом не особо задумываясь над тем, правдивы ли те или иные концепции, действия, заявления. 2021 год стал ярким свидетельством того, как имитационные действия и желание скрыть реальные цели и основных участников мирового политического процесса камуфлируют весьма драматическую историю разрушения монополярного мира (Pax Americana) и создания мира многополярного, во многом конфронтационного, малопредсказуемого. 

2021 год стал годом, когда Соединенные Штаты Америки признали: мира, основанного на доминировании США и их сателлитов, больше нет. Существует мир с тремя полюсами влияния, в котором играют важнейшую роль США, Китай и Россия. От взаимодействия этих государств и зависят стабильность и новый мировой порядок (и именно в 2021 году прозвучали первые серьезные предложения относительно оформления подобного порядка – более ранние заявления о возможности «Ялты 2.0» не воспринимались всерьез 10 – 15 лет тому назад). Пока же мы наблюдаем мировой хаос, связанный с разрушением прежнего миропорядка.

Понятно, что кроме трех основных гегемонов существует целый ряд стран, претендующих на региональное лидерство – Германия, Великобритания, Франция, Турция, Индия и другие. К большому сожалению, в их числе нет Украины, которой отведена роль Большого Статиста с единственной обязанностью: в определенный момент, как в классическом анекдоте, выйти на сцену со словами «Волобуев, вот твой меч!» — и не дай Бог перепутать текст!

Итак, основные тенденции 2021 года можно охарактеризовать следующими широкими тезисами.

Во-первых, это был год дальнейшего продвижения интересов и повестки глобальных элит под прикрытием «борьбы с пандемией коронавируса» — вплоть до трагикомичных попыток посеять панику через непонятный и почти безобидный штамм «омикрон». Оговоримся: мы не отрицаем наличие самого вируса и необходимость мер по борьбе с ним, но не разделяем ту активную панику, которую сеют глобальные структуры.

omikron
Источник: © REUTERS / Dado Ruvic/Illustration

Во-вторых, это был год демонстрации возможностей (но не намерений) основными игроками: сосредоточение сил вокруг Украины со стороны Российской Федерации, полеты китайской военной авиации над Тайванем – все это звенья одной цепи, которая должна была вызвать нервную дрожь в Вашингтоне, взвинтить ставки в политических играх и стать основой для нового переговорного процесса.

В-третьих, это был год энергетических баталий. Взвинченные до космического уровня цены на газ, подковерная возня вокруг «Северного Потока – 2», разговоры о переходе на водород и споры относительно эффективности «зеленой» энергетики – все это составляло часть глобальной повестки дня в 2021 году.

В-четвертых, это был год смены политических лидеров в мировом масштабе. Год начинался с ухода Дональда Трампа и прихода в Белый Дом команды Джо Байдена. Год заканчивается уходом с поста канцлера Германии Ангелы Меркель и прихода Олафа Шольца, а также катастрофическим падением рейтинга Бориса Джонсона в Великобритании. Это был год ухода со своего поста премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху и год упорных слухов о возможном уходе президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В мировом измерении завершается эра последних харизматичных политиков – все больше речь заходит о людях-функциях, «серых исполнителях» во главе государств. 

scholz
Источник: Радио Свобода.

В-пятых, это был год перемены протестным повесток: на смену социально-политическим протестам («желтые жилеты» во Франции, BLM в США и т.д.) приходит социально-экологическая, гражданско-правовая повестка – по миру прокатилась волна против антиковидных ограничений, которая в последнее время начинает явно политизироваться и крепнуть – как разновидность нового антиглобализма.

Если бы некий Международный комитет вручал премии тем или иным государствам за успехи на дипломатическом поприще в уходящем году, первую премию между собою разделили бы Великобритания и Россия. 

Первая в 2021 году сделала серьезную заявку на возрождение того влияния, которое имела Британская Империя до процесса деколонизации и до упадка, наступившего после Второй мировой войны. Британия, ее эмиссары и агенты жадно подбирают все те сферы влияния в мире, которые остаются «бесхозными» после ухода США. Борис Джонсон использовал короткое время пребывания в тесном союзе с Трампом для укрепления позиций Великобритании в мировом масштабе – несколько лет назад было можно рассуждать о некоем симбиозе двух стран, известном как БритАмерика. С приходом к власти в Вашингтоне демократов и Байдена отношения между США и Великобританией стали не столь однозначными, но при этом Британия заметно активизировалась – на примере Украины это видно лучше всего. В 2021 году Британия стала провокатором мирового общественного мнения, основным игроком, делающим ставки на стравливание сильных мира сего. Британия – это Локи из сказаний древних викингов, бог хитрости и обмана, побратим Одина, породивший при этом хтонических чудовищ, с которыми богам придется вступить в смертельную схватку Рагнарёк. Кажется, где-то в глубине своей души именно Локи больше всего симпатизирует Борис Джонсон.

 Парламент Великобритании
Источник: РБК

Вторая уподобилась дяде Евгения Онегина, который «уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог», в то время, как коллективный (уже относительно коллективный) Запад признает необходимость «низкого коварства» — в том числе в виде вынужденных переговоров с Россией, обозначения контуров стратегической стабильности, взаимных гарантий безопасности (по требованию самой России) и т.д. При этом Запад в ситуации, когда на одной чаше весов находятся «хотелки» Росси, а с другой – возможность оформления военно-политического союза России и Китая, явно готов идти на уступки, чтобы потом «сидеть и думать про себя: когда же черт возьмет тебя!». Россия действительно максимально повысила ставку в большой политической игре, заставив земли по обе стороны Атлантики рефлексировать – нервно, раздраженно, сначала с позиций «No!!!», с последующим переходом на позицию «Maybe…». Но при этом тема, которой добивается Россия – нового передела мира, новой Ялты – остается почти табуированной в пространстве официозов.

Путин
Источник: ipukr.com

2021 год стал годом активного демонтажа системы, сложившейся после Второй мировой войны. Институты, созданные в послевоенное время, оказались на нынешнем этапе абсолютно устаревшими. Организация Объединенных Наций не может решать глобальные вопросы и влиять на мировые процессы, превратившись либо в клуб для демонстрации красноречия двух сотен мировых лидеров, либо в авторитетное прикрытие для коррупционных схем, внедряемых транснациональными корпорациями в мировом масштабе: как пример – более чем сомнительная деятельность Всемирной организации здравоохранения на фармацевтических рынках и рынке вакцин. Разрешить какие-либо конфликтные ситуации ООН не в силах (пример войны на Донбассе показателен). НАТО переживает не наилучшие времена, балансируя на грани раскола на условные «европейскую» и «атлантическую» фракции – отсутствие консенсуса по Украине и Грузии тоже частично объясняется наличием этого непреодолимого раскола. Институт ОБСЕ, который в 1975 году мыслился как универсальный регулятор межгосударственных отношений в Европе, так и остался структурой с ограниченными возможностями – Устав ОБСЕ так и не проголосован. А ведь 46 лет тому назад считалось, что именно Хельсинкский процесс, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе поставили окончательную точку во Второй мировой войне!

ОБСЕ
Источник: 24 канал.

Итак, институты, созданные после Второй мировой, не действуют. США на протяжении трех последних десятилетий наслаждались статусом главного центра влияния в мире. И этот статус также стал результатом Второй мировой войны – через план Маршала, через крах неповоротливой и консервативной Британии, через правильные ставки в энергетических войнах, через создание сети структур «открытого общества» (по сути, мини-филиалов ЦРУ и пропагандистов стиля a la America), через крах социалистической системы и развал нескольких имперских проектов (СССР, Югославия). Но, включившись после 11 сентября 2001 года в процесс борьбы с исламским терроризмом, США проспали реванш России, которая в то время казалась выведенной из игры минимум на полвека. 

Возвышение Китая также стало следствием процессов, знаменовавших собою завершение Второй мировой войны (в которой именно Китай понес наибольшие человеческие жертвы – до 35 миллионов погибших). Эмансипация Китая после Второй мировой (в том числе и от внешнего влияния со стороны европейских государств), раскол на «два Китая», реформы и большой экономический прыжок – это также во многом результат трансформаций, вызванных попыткой сыграть на глобальных противоречиях между бывшими союзниками по Антигитлеровской коалиции. 

«Почему все так вышло? И будет ложью на характер свалить или Волю Божью. Разве должно было быть иначе?», — задавался вопросом Иосиф Бродский. Очевидно, все происходящее в современном мире объективно и объяснимо.

2021 год, когда США устами главы Объединенного комитета начальников штабов генерала Марка Милли признал существование в мире трех «полюсов силы», стал годом активной ревизии мироустройства, сложившегося после Второй мировой войны. Мы вступаем в новое качество политики, при котором мир будет балансировать либо на грани новой войны, более глобальной и смертоносной, нежели предыдущая, либо же найдет возможность установить новый мировой порядок с системой новых договоренностей. 

— «Мы вступаем в мир с тремя полюсами, когда Соединенные Штаты, Россия и Китай — все являются великими державами».

Начинается время большой эквилибристики, которая в корне отличается от опасных политических трюков времен Холодной войны. Тогда был менее развит инструментарий постправды. И тогда действовала логика модерна с возможностью прогнозирования, исходя из понятий интересов сторон, причинно-следственных связей, выгоды, рисков. Сейчас же все усугубляется тем, что здравый смысл в политике все чаще превращается в рудимент старого времени. Постмодерн и гипермодерн работают не на логику, а на удовлетворение потребностей толпы в шоу. И это по-настоящему опасно. Время героев осталось в 90-х годах прошлого века. Генрих Гейне не даром сказал: 

– «Когда уходят герои, на арену выходят клоуны».

Перенесемся из мира Большой Политики в нашу местечковость. Для Украины 2021 год был годом важнейших трансформаций.

Первая и главная трансформация – создание системы авторитарного управления страной. Именно в 2021 году Владимир Зеленский начал использовать Совет национальной безопасности и обороны в качестве карательного органа, содействующего сосредоточению всей власти в руках Офиса президента, а также преследованию неугодных людей, бизнес-структур, СМИ посредством введения санкций. По своей сути действия Зеленского напоминали действия раннего Владимира Путина – на заре его президентской деятельности. Но было одно «но»: Путин был абсолютно самостоятельной и самодостаточной фигурой, в то время как самостоятельность Зеленского неочевидна. Именно в 2021 году проявляется институт нового временщичества и фаворитизма, связанный с именем главы Офиса президента Андрея Ермака. 

зеленский
Источник: 5 канал.

«Ермаковщина» в современной украинской политике – это попытка сосредоточить власть в руках неконституционного органа (Офиса президента), создав авторитарную по своей сути структуру управления, базированную на вопиющей некомпетентности, несистемности и волюнтаризме. В основе этого явления, которое, несомненно, будет рассматриваться в будущем как особый пример, лежит разочарование общества в большинстве политических сил и фигур, готовность отдать президентские полномочия случайному человеку из внеполитической среды, а также готовность проголосовать за его виртуальную политическую силу (представляете, как должны были достать народ остальные политики!) – с последующей передачей всех рычагов власти в руки не столько самого компетентного, сколько наиболее ушлого члена новой команды. Кажется, Андрей Ермак коллекционирует полномочия и возможности для влияния, но при этом на Банковой напрочь отсутствуют как система подбора компетентных кадров, так и исполнительская дисциплина. 

Разворот Украины в сторону Великобритании, инициированный в октябре 2020 года Андреем Ермаком, продолжался на протяжении всего 2021-го года. Украина плавно переориентировалась с Соединенных Штатов на Британию (более чем скромный результат визита Владимира Зеленского в США в августе этого года и два телефонных звонка Байдену убедили, что в Вашингтоне намерены решить вопрос взаимодействия с Россией – при этом не особо заботясь об интересах Украины). Лондон неофициально пообещал помогать военной силой и финансово, в том числе построить военные судна и две военные базы – в Бердянске и Очакове. По непроверенным данным, представители британских ЧВК находятся на территории Украины. 

«Украинский кейс» как нельзя лучше иллюстрирует различие планов США и Великобритании. Если для США Украина является разменной картой в больших геополитических играх, то для Великобритании – триггером в политике относительно России. Украина, с точки зрения Лондона, – удобный способ сорвать возможные договоренности Вашингтона и Москвы. Да, срыв этих договоренностей может привести к тому, что Россия и Китай создадут новый, антиамериканский военно-политический блок (с возможным втягиванием в него других государств типа Ирана и Северной Кореи). Но ведь от противостояния США и новой коалиции выиграют только Британия и, возможно, Индия?

Еще одним новшеством в украинской политике в 2021 году стала инициированная Офисом президента война с олигархами. В марте 2020 года Владимир Зеленский, демонстрируя панику перед надвигающейся пандемией коронавируса, обратился за помощью к представителям крупного бизнеса, и совместными усилиями удалось обеспечить больницы всем необходимым – аппаратами искусственной вентиляции легких, масками, средствами индивидуальной защиты для медицинского персонала и т.д. Тогда Зеленский знал: он может рассчитывать на поддержку так называемых «олигархов» (хотя на сегодняшний день первичная природа украинских «олигархов» изменилась и более уместно говорить о цивилизованном процессе трансформации «олигархических» структур в финансово-промышленные группы западного типа). 

Инициированные Зеленским и его окружением законы, направленные против «олигархов», опять же напоминают борьбу Владимира Путина против Бориса Березовского, Владимира Гусинского и даже против Михаила Ходорковского. И в российском, и в украинском случаях имели место устранение возможной политической конкуренции (урезание возможности для финансовой поддержки альтернативных политических проектов) и попытка подчинения всех финансово-промышленных групп единому центру управления. Но в украинском случае, в условиях чрезмерной зависимости политической системы от влияния извне, от интересов разного рода транснациональных корпораций, удар по «олигархах» может стать ударом по украинской экономике в целом. Финансово-промышленные группы в Украине являются «иммунной системой» украинской экономики. Их разрушение или ослабление не приведет к росту благосостояния граждан или же к приходу рядовых украинцев к управлению некогда «олигархического» бизнеса.  На место отечественных ФПГ придут международные ТНК без тени сантиментов к Украине, без чувства социальной ответственности бизнеса или заботы об экологических программах. И украинская власть в данном случае полностью солидаризировалась с компрадорами, которых в начале 2020 года попыталась изгнать из властных кабинетов. 

Война Офиса президента с Ринатом Ахметовым особенно важна и интересна, так как до августа 2021 года Ахметов демонстрировал полную лояльность по отношению к Зеленскому. Скорее всего, разрыв и противостояние произошли по вине Андрея Ермака и находящихся в его окружении давних недоброжелателей Ахметова. Но к концу года мы стали свидетелями попыток Зеленского и Ермака ударить по бизнес-основе Ахметова, а Ахметов в свою очередь предоставил телевизионную трибуну и дал возможность высказаться оппонентам Зеленского (некоторые из них довольно ощутимо задели рейтинги президента, что им воспринималось весьма болезненно). 

Именно в 2021 году Зеленский решил расправиться с оппозицией – через возбуждение уголовных дел против некоторых ее лидеров (Виктор Медведчук, Петр Порошенко) и через внесудебный запрет деятельности ряда средств массовой информации. Параллельно была нейтрализована и маргинализована так называемая «улица» — группы национал-радикалов, считавшихся серьезной угрозой для власти и пытавшихся диктовать свою волю президенту. Также параллельно высоких кресел лишились все те, кто был готов хотя бы частично оппонировать Зеленскому и Ермаку или хотя бы подозревались в намерении вести свою политическую игру – к примеру, министр внутренних дел Арсен Аваков и спикер парламента Дмитрий Разумков. 

К концу 2021 году вся власть в стране оказалась в руках тандема Зеленский – Ермак, при этом в данном тандеме роль ведущего играет именно Ермак, оставляя за Зеленским представительскую функцию и право перерезать ленточки и принимать верительные грамоты от иностранных послов. Когда в конце 2020 года Ермак от себя лично направил поздравительную телеграмму Джо Байдену, многие шутили: Ермак возомнил себя вице-президентом, не меньше! Вот и дошутились…

Ермак
Источник: korrespondent.net

Ситуация на Донбассе оставалась в полузамороженном состоянии. «Ни войны, ни мира» — эта троцкистская формулировка стала весьма привычной для украинского общества. Спорадические взаимные обстрелы, попытки договориться об устойчивом перемирии и обмене пленными, саботаж работы Минской контактной группы – все это стало довольно обыденным и тривиальным. Кажется, произошло ужасное: страна научилась жить в условиях войны и не собирается завершать эту войну. Более того – состояние войны и наличие образа врага на востоке и на севере весьма выгодно власти, всем тем, кто кормится на военных бюджетах, контрабандистам, наркодиллерам, графоманам, записным патриотам (фотография в камуфляже и бронежилете в районе линии соприкосновения, в комплекте с фотографией в красивой вышиванке – почти гарантия получения должности или депутатского мандата). На протяжении года вопросы Донбасса и выполнения Минских договоренностей обсуждались в стиле «да отвяжитесь уже наконец с вашим Минском». И только конец года дал надежду на некоторые изменения – и то под внешним давлением.

В самих самопровозглашенных «республиках» процессы дистанцирования от Украины в 2021 году пошли семимильными шагами. В январе состоялся форум «Русский Донбасс», на котором был взят курс на строительство «русской государственности вне Российской Федерации». Далее произошли радикальные перемены в управленческой системе: из Донбасса ушли структуры беглого олигарха Сергея Курченко и пришли новые, напрямую связанные с Россией. Свыше 600 тысяч жителей Донбасса получили российское гражданство и приняли участие в выборах в Государственную Думу (а это почти четверть взрослого населения неподконтрольных территорий). Россия выделила средства для сепаратистов и уровень заработных плат у бюджетников на неподконтрольной территории превысил аналогичные показатели в Украине. Похоже, в 2021 году Украина оказалась перед риском окончательной потери неподконтрольных территорий – либо же растягивания самого объединительного процесса на десятилетия. 

ордло
Источник: Радио Свобода.

На протяжении 2021 года средства массовой информации и политики разного ранга пугали общественность «точной» информацией о готовящемся нападении России на Украину – сначала в апреле, а потом в ноябре – декабре. Естественно, в самой Украине эти заявления неизменно сопровождались паникой среди части населения, но приученные горьким опытом подобных прогнозов во времена Петра Порошенко, граждане в большинстве своем старались выдержать напряженную паузу и не бежать стремглав на закупку соли, спичек и консервов. Оба раза – и весной, и осенью – разговоры о нападении России на Украину заканчивались переговорами между Россией и США на наивысшем уровне, что позволяет предположить: «война» была лишь информационной завесой, позволявшей более тщательно подготовить переговорные позиции. Таким образом, «война» России и Украины напоминала скорее «войну в Албании» из гениального фильма Барри Левинсона «Хвост машет собакой». 

Но при этом Владимир Путин не преминул возможности в июне 2021 года высказаться по поводу Украины в статье «Об историческом единстве русских и украинцев». Статья, которую на сайте президента РФ продублировали на украинском языке, на самом деле была адресована скорее Западу. До конца 2021 года Путин еще несколько раз подчеркивал, что Украина – это потенциальная сфера интересов РФ, и отказываться от данной позиции Россия не намерена. Эта же тенденция просматривается и в статье Дмитрия Медведева «Почему бессмысленны контакты с нынешним украинским руководством», опубликованной в октябре 2021 года. 

Таким образом, для Украины 2021 год был годом превращения в общество латиноамериканского типа – полностью зависимое государство, находящееся на стыке интересов нескольких крупных игроков, округ этого государства ведутся геополитические войны – за право контролировать эту территорию, но внутренний режим, пользуясь случаем, вводит диктаторские порядки, понимая, что ситуативные сюзерены отнесутся к этому с поблажкой. Ведь внутренняя диктатура на интересы очередного хозяина ситуации не влияет? А режим становится более прогнозируемым и менее уязвимым. 

Вне этих процессов 2021 год кажется довольно опереточным для Украины. Тридцатилетие Независимости. Анемичная «Крымская платформа», призванная показать, что мы от Крыма не отказались, и «весь мир с нами». Скандал округ «Вагнергейта». Ссора с Беларусью. Перетряхивание Кабинета Министров. Выезд «Слуг народа» в Трускавец. Покушение на Шефира (впрочем, о нем постарались поскорее забыть – как о покушении, так и о Шефире). Дело Гогилашвили. Разумков. Аваков… «Хоботов, это мелко!», — сказала бы незабвенная Маргарита Павловна, и была бы права. 

Украинская политика в своем развитии дошла до того, что сосредоточилась исключительно на рейтинговых баталиях. Все успехи и провалы подвержены измерению в процентах президентских рейтингов.  Не в макроэкономических показателях, не в ВВП по ППС или на душу населения. Не в примерах научно-технического и культурного прогресса. Нет, мерилом всего являются рейтинги. Ели у президента рейтинг вырос на 2% — значит, это успех власти. Если упал на 3% – значит, провал. Параллельно желательно, чтобы не росли рейтинги у конкурентов, и чтобы не появлялись новые лица в высшей политической лиге. 

За год мало что изменилось в восприятии гражданами Украины политиков. В начале января 2021 года Социологическая группа «Рейтинг» сообщала, что за Владимира Зеленского на ближайших президентских выборах отдали бы свои голоса 26,2%. В конце декабря это число слегка уменьшилось – до 24,2%. Его ближайший конкурент Петр Порошенко в начале года мог рассчитывать на поддержку 13,3% избирателей, в конце года – 13,7%. Существенно сдал позиции Юрий Бойко – с 16,6% в начале года до 9,2% в конце. Фактически на третью позицию переместилась Юлия Тимошенко (а в сентябре – октябре сделала заявку на то, чтобы вплотную подойти к рейтингам Порошенко), что позволило говорить о возможном «электоральном рывке» Юлии Владимировны. К концу года рейтинговаться в «высшей лиге» стали сразу два относительно новых политика – Дмитрий Разумков и Евгений Мураев. Положительные тенденции и переход за моральный порог в 5% наблюдается у Игоря Смешко и Владимира Гройсмана. 

То есть, никаких сенсаций. Все остались «при своих». Мышиная возня, называемая политикой, в Украине дает довольно скромный электоральный эффект – не смотря на старания инициаторов разнообразных политических шоу. 

верховна рада
Источник: Радио Свобода.

… А вокруг – мир, кипящий страстями. Со своими играми и своей драматургией.

— Беларусь, в которой Александр Лукашенко попал под очередные санкции со стороны Европы, но нашел способ отомстить, направив на Европу толпы беженцев. Тот же Лукашенко на протяжении года десяток раз встречался с Путиным, лавируя и не давая возможности воплотить проект полного государственного поглощения Беларуси Россией. Кажется, выход ему удалось найти. И то, что Россия вынуждена четырежды за два года поменять своих Послов в Беларуси – показательно: Лукашенко не столь прост, как кажется. Или как хочет казаться. 

— Россия, вечно – со времен князя Горчакова – сосредотачивающаяся. Сосредоточение превратилось в аналог национальной идеи России – особенно современной. А параллельно важно отметить внешнеполитические прорывы (что мы уже сделали выше) и проведение выборов в Государственную Думу.

— Китай, отпраздновавший 100-летие Коммунистической партии.

— Польша, в которой кипят политические страсти, возрождается оппозиция, происходят перманентные ссоры с Брюсселем и Берлином (вплоть до объявления Евросоюза «Четвертым Рейхом»), а народ считает проблемой номер один запрет абортов. 

— Молдова с попытками президента Майи Санду перетряхнуть страну, перезагрузить парламент, но в конце концов с походом со склоненной головой в Москву – за газом.

— Турция с обвалом национальной валюты, но с воинственно настроенным президентом и с попытками диктовать условия внешнему миру. Здесь, на Востоке, эксперты наблюдают за тем, как восходит новая звезда турецкой политики – Сельчук Байрактар, зять Эрдогана и, возможно, его преемник.

— Армения и Азербайджан, продолжающие спор за Карабах/Арцах.

— Балканы, где вот-вот может вспыхнуть новый конфликт в Боснии и Герцеговине.

— Британия, оплакавшая смерть едва не дожившего до 100-летия принца Филиппа, и сразу же переключившаяся на энергетический кризис, отсутствие бензина, критику Бориса Джонсона и традиционные баталии в парламенте.

— Германия, где сменился канцлер и сменилось правительство. Здесь прогнозируются внутренние катаклизмы из-за противоречий между членами коалиции. «Северный Поток – 2» может стать яблоком раздора для правительства. Украинский вопрос также не добавляет стабильности в политическую структуру Германии.

— Австрия с перманентным правительственным кризисом и сменой трех канцлеров на протяжении одного года, а также решением харизматичного экс-канцлера Себастьяна Курца оставить родную страну и уехать на работу в Силиконовую Долину.

— Афганистан с пришедшими к власти представителями движения Талибан и с болезненно ощутимым поражением Соединенных Штатов, на протяжении двадцати лет вкладывавших в эту горную страну сотни миллиардов долларов. 

— Киргизия с очередной революцией, переделом собственности и очередной сменой кланов во главе государства.

— Узбекистан с президентскими выборами, прогнозируемой победой Шавката Мирзиёева, новым расцветом экономики и превращением страны в «Центральноазиатского экономического тигра», крупными инвестициями в экономику, строительством уникальных заводов – например, завода по производству синтетического жидкого топлива Uzbekistan GTL в Кашкардарье.

— Япония с новым правительством Фумио Кисида, бывшего многолетнего министра иностранных дел.

— Африканский континент с тремя государственными переворотами за год и одним убийством президента по неосторожности. 

— Латинская Америка с убийством президента Гаити, уходом в прошлое эпохи семьи Кастро на Кубе, избранием президентом Чили 35-летнего представителя левых сил.

2021-й подошел к своему завершению. Земля еще раз обернулась вокруг Солнца. Вирусологи и борцы с пандемией за двенадцать месяцев освоили двенадцать букв греческого алфавита – год начинался со страха перед штаммом «дельта», заканчивается страхом перед штаммом «омикрон». Мировая культура не досчитается нескольких десятков достойных и по-настоящему великих деятелей, оставшихся навсегда в 2021 году. Очевидно, в 2021 году родились дети, которым суждено внести особый вклад в мировую историю – но об этом будут знать уже новые поколения. 

Жизнь идет своим чередом. Все – по Станиславу Ежи Лецу: маленькие карлики отбрасывают длинные тени. Значит, мы наблюдаем конец Монополярного Мира, конец нео-Империи. 

– «Маленькие карлики отбрасывают длинные тени!».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here