ЧичасовСовсем недавно Ipsos MORI опубликовал результаты регулярно проводимого в партнерстве с STV News Шотландского политического мониторинга. Поддержку независимости Шотландии выражают 52% опрошенных, 43% выступают против нее, а 4% не определились с ответом. Среди тех, кто определился с ответом и собирается участвовать в голосовании, сторонники независимости составляют 55%, по сравнению с маем этого года их количество выросло на 5 пунктов. Все возрастные группы, за исключением избирателей в возрасте 55+, скорее поддерживают независимость. Продолжает доминировать в политических предпочтениях и выступающая за независимость Шотландская национальная партия, а вот деятельность Бориса Джонсона на посту премьер-министра Великобритании не  удовлетворяет 4 из 5 шотландцев. Рейтинг партий сегодня выглядит так:

  • Шотландская национальная партия — 52% (+2 пункта по сравнению с последним опросом, проведенным 30 апреля — 2 мая 2021 года)
  • Шотландские консерваторы- 19% (-1)
  • Шотландские лейбористы — 17% (-5)
  • Шотландские либерал-демократы — 5% (-1)
  • Шотландская партия зеленых — 3% (+1)
  • Другие — 3% (+2)

Первый министр Шотландии Никола Стерджен пользуется поддержкой 58% опрошенных, 38% ее деятельность не поддерживают, а 4% неопределились.

Напомним, что в мае этого года в Шотландии —  прошли выборы, на которых партии, выступающие за независимость страны от Великобритании -Шотландская национальная партия и Шотландская зеленая партия получили большинство мест в Холируде — парламенте Шотландии. 

Шотландская независимая партия получила 64 места — это на одно меньше, чем нужно для большинства, но на одно больше, чем на выборах в 2016 году,  отмечает BBC. Консерваторы получили 31 место, лейбористы — 22, «зеленые» — 8, либерал-демократы — 4. Всего в парламенте 129 мест. 

После победы на выборах лидер Шотландской национальной партии Никола Стерджен назвала победу «исторической и выдающейся». Она сказала, что правительство будет сосредоточено на борьбе с коронавирусом, а также на проведении нового референдума о независимости. По ее мнению, результаты выборов показывают, что ни у кого нет права заблокировать новый референдум. Уверенная победа на выборах добавила шотландским националистам  аргументов и право получить от Лондона согласие на новый референдум — либо добиться плебисцита через суд. «Если народ Шотландии поддерживает идею независимости, то ни у какого премьер-министра в Вестминстере не будет оснований препятствовать референдуму». При этом  Никола Стёрджен неоднократно говорила, что не намерена идти по пути Каталонии и собирается провести референдум исключительно законным путем. Законный путь, согласно общепринятому толкованию закона о шотландской автономии, подразумевает согласие Лондона. Перед референдумом о независимости Шотландии в 2014 году правительство Дэвида Кэмерона такое согласие дало.

Как отмечает британская The Times, националисты по закону могут провести референдум, добиваясь переговоров о независимости, но, не призывая к ней напрямую. «Это в большей мере не консультативный референдум, а предварительный. Он подразумевает, что будет второй референдум по вопросу выхода из союза на согласованных условиях и в более поздние сроки. Для этого понадобится применить раздел 30 Шотландского акта 1998 года или провести его в соответствии с законодательством Вестминстера»,- отмечает известный британский юрист Алан Тренч. Правительство Джонсона действует кнутом и пряником. В ход была запущена программа укрепления союза составных частей Британии. Министр по делам Шотландии Алистер Джек в интервью изданию Politico назвал ее «Проект Любовь».

Главная часть этой программы — создание специального фонда, из которого Лондон будет напрямую, минуя власти автономий, выделять деньги на разные проекты развития муниципалитетам в Шотландии, Северной Ирландии и Уэльсе.

Это, по мысли Джонсона и его соратников, продемонстрирует рядовым гражданам важность и выгоды союза четырех «наций» или «стран», как их называют в самой Британии. «Мы укрепляем союз, такова общая политика правительства. Мы видим, что союз наших наций несет очень много выгод, просто мы, возможно, недостаточно громко о них говорим», — сказал Алистер Джек Politico.

До последнего времени  премьер-министр Борис Джонсон наотрез отказывался соглашаться на новый референдум. Однако с тех пор как шотландский парламент получил большинство, которое поддерживает идею о независимости, в правительстве Бориса Джонсона начали звучать заявления  о возможном проведении второго референдума о независимости Шотландии. Министр по вопросам Шотландии Алистер Джек в частности заявил, что вопрос о референдуме можно вновь внести в повестку дня, если стабильная поддержка этого вопроса среди местного населения достигнет 60% и будет держаться на этом уровне. Таким образом, в вопросе проведения второго референдума появились совершенно четкие и очерченные рамки.

До этого еще один министр из кабинета Джонсона  Майкл Гоув примерно в том же дух сказал о перспективах внесения  вопроса о референдуме в повестку дня национальной политики. Однако многие эксперты считают, что такой завуалированный отказ надеждам шотландцам на проведения референдума о выходе Шотландии из состава Соединенного королевства в ближайшее время. Если же политическое давление в итоге приведет к референдуму, у Лондона все же останутся некоторые козыри. Бывший глава правительства Шотландии Алекс Салмонд был чрезвычайно удивлен, насколько сговорчивым оказался Дэвид Кэмерон, когда они обсуждали положения эдинбургского соглашения о проведении в 2014 году референдума. Он дал согласие на участие в референдуме 16-летних и согласился на его проведение в 700-летнюю годовщину битвы при Бэннокберне, когда шотландцы сражались за независимость.

Как отмечает The Times, если состоится новый референдум, Джонсон и Гоув проявят гораздо меньше уступчивости. Глава секретариата кабинета министров ссылается на замечание бывшего члена парламента Джорджа Галлоуэя, который заявил: «Капитан шотландской футбольной команды, не живущий в Шотландии, не сможет участвовать в будущем референдуме». Министрам придется подумать о том, предоставлять или нет право голоса тем, кто родился в Шотландии, но живет в других местах Соединенного Королевства.

Есть также идея включить в бюллетени для голосования третий вариант выбора. Пожалуй, ее можно назвать брауновской идеей децентрализации максимум. Идея о трех пунктах на референдуме популярностью не пользуется. 71% шотландских избирателей хотят, чтобы вопрос, был поставлен ребром: да или нет. Но третий вариант будет пользоваться поддержкой ШНП. Такую программу децентрализации максимум поддержат лишь 18% избирателей, но за сохранение союза проголосует 35%. В сумме это составит 53%, что больше 47%, выступающих в таком сценарии за независимость. Все это говорит о том, что независимость Шотландии возможна, но пока еще не неизбежна.

А пока же британское правительство заявило: «Люди со всех уголков страны хотят, чтобы политики в Соединенном Королевстве работали вместе, сосредоточившись на борьбе с коронавирусом. Вопрос о независимости Шотландии был убедительно решен в 2014 году, когда Шотландия проголосовала за то, чтобы остаться в составе Соединенного Королевства. Сейчас нам больше чем когда бы то ни было надо сплотиться ради укрепления Соединенного Королевства вместо того, чтобы пытаться разделить его».

 Тем не менее, в сентябре текущего года Никола Стерджен на заседании Шотландского парламента вновь вспомнила о независимости и заявила, что в  течение следующего года  инициирует процесс, необходимый для проведения референдума до конца 2023 года. Она отметила, что речь идет о детализированной дорожной карты, которая позволит шотландцам сделать «полностью информированный» выбор и добавила, что ее партия представит новые аргументы в пользу независимости.

Не секрет, что шотландцы очень  недовольны центральной властью, эксцентричным премьером Борисом Джонсоном, коронавирусными ограничениями, итогами переговоров с ЕС для шотландской рыболовецкой отрасли. Если к перечисленному еще добавить сильное чувство национальной идентичности и разочарование от выхода из Евросоюза, то все это превращается в по-настоящему взрывоопасный коктейль

В борьбе за независимость

Есть известная шотландская байка про то, что Бог после создания Шотландии пригласил архангела Гавриила с целью продемонстрировать свое творение. «Ты только посмотри! — сказал Господь. — Высокие горы, прекрасные женщины, мужественные мужчины, чудесная прохладная погода. Я даровал этому народу красивую музыку и особый напиток под названием виски!».

Гавриил похвалил Бога и промолвил: «Прекрасно! Но не кажется ли Тебе, что Ты слишком щедр? Не опасаешься ли их избаловать?» На что Господь ответил: «Знал бы ты, каких я подсунул им соседей!»

Отношения между шотландцами и англичанами на протяжении всего времени их совместного существования отличаются периодическими вспышками напряженности. Долгое время Шотландия, как и Уэльс, регулярно отстаивала свою свободу перед английскими захватчиками и возвращала свою независимость. В Шотландии до сих пор праздник 24 июня, когда при легендарной битве при Баннокберне шотландский король вернул своей стране независимость. Однако в начале XVIII века (до этого Шотландское королевство было самостоятельным девять веков) она ее потеряла. К 1707 году уже сто лет шли разговоры и планы об объединении (пытался даже Оливер Кромвель), странами управлял один монарх, но они сохраняли независимость. Акт об унии продавили только разорившиеся дворяне – им нужна была торговля с Англией. Англии – спокойствие и влияние на северных землях. Но даже тогда Шотландия смогла сохранить самостоятельные системы: административную и правовую. Распущен был только парламент. Но Англия всегда подчеркивала, что Шотландия – особый случай, даже на ритуальном уровне. Например, британский монарх при вступлении на престол первой клятвой обещает сохранять независимость пресвитерианской церкви Шотландии.

В XIX веке Англия назначает министра по делам Шотландии, когда местные политики вновь требовали отделения. За два века страна мощно прибавила в техническом и в культурном плане, ощутив свою идентичность. Вальтер Скотт, Артур Конан Дойль, Роберт Льюис Стивенсон – великие писатели, Джеймс Максвелл и Джеймс Ватт – великие ученые. Шотландия – центр индустриализации и охоты.

К ХХ веку шотландцы боролись за независимость аккуратно. Они чуть не получили больше свободы к  Первой мировой войне. Тогда в партии Лейбористов появилась шотландская группа, которая провела несколько чтений, но не успела принять законы о новых правах Шотландии. Началась война, и страна отправила туда полмиллиона человек (при населении в 4,8 миллионов), четверть из них погибли. Только к концу 60-х Шотландия получила новый прилив мечтаний о независимости. Тогда в Северном море были найдены нефтяные месторождения, и местная Национальная партия запустила слоган «Это шотландская нефть». В стране стала популярной идея, что экономика может выстроиться на манер Саудовской Аравии.

Независимость Шотландии поддерживали лейбористы в парламенте, и в 1979-м прошел референдум– Шотландия могла получить законодательный орган, но «за» проголосовали только 33% электората, нужно было минимум 40%. Скоро правительство возглавила консервативная Маргарет Тетчер, и новый референдум состоялся только через 20 лет.

На втором референдуме о деволюции, состоявшемся в сентябре 1997 года, 74,3 % процента (44,87 % от общего количества избирателей) проголосовавших высказались за создание Шотландского парламента. В 1998 году Парламент Великобритании принял Акт о Шотландии, в соответствии с которым в Шотландии создавались собственный парламент и администрация- аналог кабинета министров.

Шотландский парламент— это однопалатный законодательный орган, состоящий из 129 депутатов, 73 из которых избираются по мажоритарной системе от различных округов, а 56 избираются по специальной дополнительной (смешанной) системе. Ещё одного члена парламента назначает своим указом Королева по представлению депутатов. Назначаемый член парламента является лидером победившей партии и становится главой Шотландской администрации. Так Шотландия впервые за 300 лет утвердила новый парламент и правительство. У Шотландии осталась своя судебная система, которая основывается на римском праве и не является прецедентной, как английская. Великобритания сохраняет право принимать законы на территории всей страны, если они касаются только международных отношений и безопасности.

Первым главой шотландской администрации стал Дональд Дьюар, лидер шотландских лейбористов. Шотландская национальная партия на первых выборах стала оппозиционной партией и  продолжила борьбу за независимость страны. Лидером движения был политик Алекс Сэлмонд. Он предлагал отдельную армию, и вывести из страны ядерное оружие, но хотел оставить королеву как главу государства и фунт стерлингов как основную валюту. По итогам выборов 2007 года ШНП завоевала большинство 47 из 127 мест в парламенте Шотландии, а по итогам выборов 2010 года — 6 из 59 «шотландских» мест в  Палате общин Великобритании. Несмотря на то, что ШНП опередила главных конкурентов — лейбористов только — на 1 депутатское место, именно она, согласно нормам закона, получила право сформировать правительство в Эдинбурге.

В 2011 году партия получила 69 из 129 мест в парламенте Шотландии. Они составили коалицию с Шотландской партией зеленых. В Шотландии партия получила право сформировать исполнительную власть королевства. Первым министром был назначен лидер партии Алекс Салмонд. После выборов Салмонд объявил о начале общественных консультаций по вопросу о дальнейшем статусе региона в составе Соединённого Королевства

Удивительные референдумы

Как и исход битвы при Ватерлоо, исход битвы за Шотландию висел на волоске. На референдуме 18 сентября 2014 года  шотландцы проголосовали за то, чтобы остаться в Соединенном Королевстве, большинством голосов отвергнув независимость. «Нет» независимости сказали 2 001 926 человек (55%), в то время как «за» проголосовали 1 617 989 человек (45%). Явка на референдуме была рекордной: 84,5%.

 Сразу после официального объявления результатов первый министр Шотландии Алекс Салмонд, главный энтузиаст и инициатор референдума, признал выбор народа и призвал к этому остальных. Подготовка к референдуму стала звездным часом Салмонда как политика, после проигрыша сторонников независимости  он объявил об уходе в отставку, сказав, что работа в правительстве была почетной обязанностью всей его жизни. По его словам, мечта о независимости Шотландии «не умрет никогда». Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, чья политическая судьба, как и судьба Великобритании,  висела на волоске, заявил, что счастлив от того, что Соединенное Королевство осталось единой страной, и подчеркнул, что план дальнейшего укрепления самоуправления для Шотландии будет готов уже к январю. Премьер добавил, что остальные части Британии – Англия, Уэльс и Северная Ирландия — также заслуживают расширения самостоятельности в их собственных делах, и этим намекнул на конституционные изменения.

Проведенный референдум дал тогда властям Великобритании много пищи для размышлений и вынес немало уроков.

Во-первых, разрыв был невелик, но победа была определенной — примерно 55% на 45%. Во-вторых, союз спасли женщины. Судя по опросам, мужчины определенно предпочитали «да». Кампания за независимость была в некотором смысле мужской. Мужчины хотели уйти вместе со своей Шотландией, женщины — нет. В-третьих, у голосования была явная классовая подоплека. Богатая Шотландия предпочла союз, поэтому в некоторых традиционно поддерживающих Шотландскую национальную партию (ШНП) областях многие выбрали вариант «нет». Сравнительно бедная, лейбористская Шотландия склонялась к «да», и в результате Глазго, Данди и Северный Ланаркшир оказались в лагере сторонников независимости. Некоторым шотландцам исход референдума позволил всерьез вздохнуть с облегчением, у других наступило отчаяние. Голосование показало, что Шотландия «разделена сама в себе» — причем примерно поровну.  А следовательно главный промоутер независимости Шотландская национальная партия и ее избиратели никуда не делись и будут ждать своего звездного часа. После ухода Салмонда в отставку новым лидером ШНП и первым министром Шотландии  стала, Никола Стерджен, которая до этого в течение 10 лет была заместителем Салмонда. Во время своей инаугурационной речи на очередном Съезде ШНП городе Перт Стерджен заявила, что, исторически, её «партия всегда была партией конституционного прогресса», а целью её пребывания на посту будет «создание справедливого государства, поддерживаемого сильной экономикой». Она также подчеркнула скорую возможность очередного референдума о независимости в случае, если центральные правительственные партии проголосуют за выход страны из ЕС, если они не передадут расширенные полномочия шотландскому парламенту, а также, если они продолжат развёртывание в Шотландии нового поколения ядерного оружия на американской платформе «Трайдент».

Brexit, как катализатор шотландской независимости

Референдум о выходе из Евросоюза изменил расклад сил и голосов. Великобритания в целом, пусть и с минимальным перевесом, проголосовала за выход из ЕС, в то время как шотландцы этому противились: за отделение голосовали только 38%, за сохранение статус-кво — 62%. Голосование о Brexit всколыхнуло  Шотландию едва ли не больше всех регионов Британии, сделав местный автономизм более радикальным и непримиримым. А количество сторонников независимости Шотландии увеличивается из года в год.  В 2016-м первый министр и глава Национальной партии Шотландии Никола Стерджен отмечала, что шотландцы хотят оставаться в ЕС, и никто не сможет лишить их этого права. Ровно в полночь по центральноевропейскому времени 1 января 2021 года Великобритания окончательно покинула Евросоюз, а спустя всего минуту Никола Стерджен разместила твит: «Шотландия скоро вернется, Европа. Не гаси свет». А буквально на следующий день в Politico вышла ее статься «Brexit изменил правила игры для шотландской независимости», в которой она заявила, что ее страна получит независимость от Великобритании и вернется в состав Европейского Союза: ««В течение около 50 лет членства мы получали огромную выгоду от «четырех свобод» единого рынка, в том числе свободы передвижения. Для более чем 230 тысяч людей по всей Европе Шотландия стала их домом. Они стали частью нас, они — наши друзья и семья, и мы действительно хотим, чтобы они остались», — отметила она. Стерджен считает целесообразным пока что оставаться в составе Европейского Союза. К тому же, напомнила она, во время референдума о Brexit подавляющее большинство шотландцев выступило против выхода из ЕС.

«Все больше людей в Шотландии верят, что наши стремления могут быть реализованы благодаря дальнейшему участию в совместных усилиях и солидарности, которые олицетворяет ЕС. Из-за Brexit сейчас мы можем делать это только как полноправное независимое государство. Мы были в семье народов Европейского Союза около 50 лет. Мы не хотели уходить и надеемся присоединиться к вам вскоре как равный партнер, чтобы встречать возможности и вызовы будущего вместе», — заявила она.

По ее словам, Шотландия будет и дальше бороться за это и за право стать независимой страной легальным, конституционным путем. И действительно первый министр Шотландии Никола Стерджен  не хочет стать шотландским Карлесом Пучдемоном. По мнению экспертов, жесткость ее высказываний не должна вводить в заблуждение: Стерджен использует радикалов в качестве инструмента давления на Лондон, но, при этом она не допускает возможности самой пойти дорогой радикалов и выйти за рамки британского законодательства. 

Пока вокруг нового референдума о независимости Шотландии бушуют политические страсти, эксперты советуют обратить внимание на экономический аспект процесса. Как отмечает BBC, теперь и противники отделения Шотландии, и некоторые независимые эксперты доказывают, что это отделение причинит Шотландии (как и Англии, Уэльсу и Северной Ирландии) намного более серьезный ущерб, чем расставание с ЕС. Как подсчитали в Лондонской школе экономики, выход Шотландии из состава Соединенного Королевства, если до него все же дойдет, обойдется потерей £11млрд. Для региона это удар в два-три раза сильнее, чем «Брексит». Кстати, неясно, удастся ли в случае гипотетического отделения сохранить фунт стерлингов в качестве национальной валюты, это лишь один из вопросов, по которому Эдинбург могут ожидать мучительные переговоры и с Лондоном, и с ЕС. По подсчетам экономистов, реальный доход на душу населения упадет. Трудности могут ожидать обычных граждан и бизнес (после восстановления границы они окажутся отрезаны и от шенгенской зоны, и от Британии), а также местных рыболовов, для которых сейчас и ранее в составе ЕС были выторгованы пусть и не идеальные, но все же особые условия. Министр экономики Шотландии Фиона Хислоп ответила на это исследование в том духе, что у Шотландии нет причин думать, будто она не сможет повторить успех других малых стран в ЕС — таких, как соседняя и близкородственная Ирландия, которая по ВВП на душу населения в последние десятилетия далеко обогнала Британию.  «В самом исследовании говорится, что авторы не учитывали ни изменения в миграционной политике, ни внутренние инвестиции, ни какие-либо другие экономические рычаги, при помощи которых правительство Шотландии сможет улучшить положение дел и подстегнуть экономику, — сказала министр Хислоп. — С нашими ресурсами и преимуществами, с контролем над экономикой в наших руках и членством Шотландии в ЕС мы заполучим прекрасные возможности развивать экономику».

Кроме того, отделившаяся Шотландия потеряет британские субсидии. Сейчас богатые Лондон и Южная Англия субсидируют власти всех остальных регионов Соединенного Королевства. Подсчеты британского Института фискальных исследований показывают, что дефицит бюджета Шотландии из-за пандемии достиг почти 25% — то есть власти Шотландии тратят на себя, на социальные программы, здравоохранение, транспорт и прочее на треть больше, чем собирают налогов.

Года через три, после того, как последствия пандемии будут преодолены, дефицит, по оценке Института фискальных исследований, сократится до 10%, что тоже очень много. Сейчас эта разница покрывается за счет перераспределения того, что зарабатывают Лондон и Южная Англия, но если Шотландия отделится, ей придётся приводить бюджет в равновесие — то есть, возможно, повышать налоги и сокращать социальные расходы.

«Это не означает, что Шотландия не может позволить себе независимость, у нее есть ряд возможностей улучшить положение дел и лучше учитывать собственные нужды и приоритеты. Но конечно, декларировать намерение эффективно управлять экономикой легче, чем на самом деле формулировать и принимать необходимые решения», — заключают эксперты Института фискальных исследований.

Несмотря на то, что социологические опросы показывают, что большинство избирателей в Шотландии хотят провести референдум об отделении от Британии Лондон и лично премьер Джонсон сделают все, чтобы не допустить его  полноценного проведения, итоги которого могли бы признать на родине и за рубежом. А это значит, что  вся борьба еще впереди и до победного  Баннокберна, когда Шотландия вернула себе независимость еще ох как далеко. 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here