ЧичасовВ то время как практически все мировые СМИ и  аналитические центры   гадают о том, случится ли нападение России на Украину, настоящая война  в это время идет на африканском континенте в Эфиопии, стране  со 115-миллионным населением.

Буквально на днях ООН приняла решение эвакуировать членов семей своих сотрудников из-за эскалации конфликта между повстанцами и официальными властями Эфиопии. 

«Учитывая ситуацию с безопасностью, ООН приняла решение изменить порядок своего пребывания в стране, временно переместив всех зависимых членов семей»,— заявили в ООН.

Конфликт в стране перешел в острую фазу. Наступление Народного фронта освобождения Тыграя (НФОТ) на Аддис-Абебу вызвало панику в столице, которая пока не ощущает на себе всех тягот жестокой и длящейся уже год гражданской войны. Кабмин объявил в стране общенациональный режим чрезвычайного положения. Власти пятимиллионной эфиопской столицы приказали жителям запастись любым оружием, какое они только смогут достать, и подготовиться к защите мест своего проживания.

«Все жители должны быть организованы по кварталам и районам, чтобы защищать мир и спокойствие в местах своего проживания во взаимодействии с силами безопасности»,- заявил Кенеа Ядета, возглавляющий городское управление мира и безопасности. Как отмечает британская The Telegraph, все опрошенные жители рассказали, что очень немногие люди выполняют указания властей о  вступлении в народное ополчение. Все опрошенные жители рассказали, что очень немногие люди выполняют указания властей о вступлении в народное ополчение.

 Ранее премьер-министр Эфиопии, лауреат Нобелевской премии мира Абий Ахмед Али отрицал сообщения о том, что НФОТ захватил значительные территории и заявлял, что сам возглавит войска на фронте для отпора  повстанческим группировкам из северного штата Тыграй. Однако введение чрезвычайного положения стало подтверждением того, что дела на фронте идут не по оптимистическому сценарию и мятежники создали реальную угрозу столице. Опрошенные британскими журналистами жители столицы Эфиопии подтверждали: «Власти лгали нам. Правду мы узнали только от дальних родственников, которые бежали оттуда в столицу. Многие наши братья погибли. Абий все потерял».

 С заявлением выступил и Вашингтон: «Позвольте сказать предельно ясно: мы против ввода войск НФОТ в Аддис-Абебу и против любых попыток НФОТ взять Аддис-Абебу в осаду», — сказал специальный представитель США на Африканском Роге Джеффри Фелтман. Тем не менее, американское посольство в Аддис-Абебе порекомендовало гражданам США «серьезно подумать», прежде чем отправляться в Эфиопию, а находящимся в стране американцам посоветовало готовиться к отъезду.

Как случилось, что 115-миллионная Эфиопия — вторая по величине страна Африки (после Нигерии), одна из двух, наряду с Либерией, не бывавшая в колониальной зависимости (не считая короткой итальянской оккупации в 1936-1941 годах), и одно из древнейших государств Земли, существующее под разными названиями около двух тысяч лет оказалась в пожаре гражданской войны?

Эфиопское лоскутное одеяло

 Эфиопия — федеративное государство, разделенное на 10 провинций со своими парламентами и президентами., напоминает лоскутное одеяло.Четыре крупнейшие народности — оромо (34% населения), амхара (27%), тиграи и сомали (по 6%) имеют провинции, в которых они составляют большинство. Основными народами считаются  амхара и оромо. Амхара населяют центр и по языку родственны арабам и евреям. Они потомки переселенцев в Африку с Аравийского полуострова. Тигре — их близкие родственники, примерно как белорусы по отношению к украинцам. И те и другие древние христиане со своей особой церковью. Оромо — аборигены. Половина из них мусульмане, половина — христиане. Десятки меньших народов своих автономий не имеют, и некоторые из них за это борются. Народность сидами (4% населения страны), на территория проживания которой выращивается значительная часть ведущего экспортного товара Эфиопии, кофе, добилась создания собственного региона только в этом году после требований и протестов. Амхара с давних времён доминировали в жизни Эфиопии. Но в 1991 году случилось так, что именно повстанцы из Тыграя захватили власть в стране. Выходы из этой провинции заняли ключевые посты. Идеологически левый «Народный фронт освобождения Тыграя»  во главе с Мелесой Зенуаи сыграл важную роль в свержении в 1991 году поддерживаемого СССР и Кубой режима Менгисту Хайле Мариама, чье 17-летнее правление сопровождалось массовым голодом и террором.

К сведению, Тыграй – это северная провинция Эфиопии, граничащая с Эритреей и Суданом. 95% из шести миллионов ее жителей составляет народность тиграи. На долю Тыграя приходятся всего 5,7% населения Эфиопии, но именно его представители долгое время занимали важные позиции в эфиопской армии. 

Придя к власти, НФТО отказался от марксистской идеологии и оформился в политическую партию. Его лидер Зенауи  приступил к строительству нового государственного устройства, положив в основу принцип так называемого «этнического федерализма» Его суть в том, что в административное деление  проходило по этническому и языковому признаку. Она была разделена на  девять штатов с широкими полномочиями на местах, в том числе, с правом выхода из состава федерации. Именно эта политика во многом предопределила будущий конфликт федерального правительства с властями штата Тыграй. 

В начале XXI века Эфиопия превратилась в красочную витрину Африки. Многие западные СМИ описывали ее, как об успешной стране» под руководством Мелеса Зенауи. С 2000 по 2019 год ВВП росло в среднем на 9,9% в год. В сельском хозяйстве после роспуска коллективных хозяйств начался бурный рост производства на фоне экспорта кофеи сахара. Строительный бум увенчался открытием в столице Аддис-Абебе  метрополитена. Многомиллиардные инвестиции хлынули из Китая. Казалось, что Эфиопия выглядела счастливым исключением на фоне других африканских стран, которые обычно после провозглашения независимости погружались в ужасную нищету, этническую рознь, и кровавые гражданских войны.

Однако в 2012 году Зенауи  скончался  в сравнительно молодом возрасте. После его смерти подобная модель государственного управления стала давать серьезные сбои. Это стало выражаться в том, что доминирующее положение народности тыграи в системе центральных органов государственной властио вызвало резкий рост недовольства других более крупных этнических групп. Особенно широкий масштаб оппозиционные выступления был в штатах Оромия и Амхара, представители которых традиционно играли ведущую роль в политической жизни, но оказались на обочине политического процесса. Во время подавления этих выступлений силами безопасности тысячи протестующих погибли, а еще больше противников режима НФОТ были отправлены в тюрьмы.

Нобелевский лауреат

Недовольство других народов Эфиопии и представляющих их партий засильем тыграйцев в госаппарате и армии привело к смене власти. В апреле 2018 года правительство возглавил 41-летний Абий Ахмед Али, молодой технократ и оромо по происхождению. Абий Ахмед. Придя к власти на волне протестных выступлений, он сформировал новую правительственную коалицию под названием «Партия процветания», в которую лидеры НФОТ отказались вступать, усмотрев в ней ущемление своих интересов после 27 лет практически монопольного управления федеративным государством. Они стали жаловаться на то, что их стали снимать с высших государственных постов и делать «козлами отпущения» за все проблемы и беды страны.

Встав во главе государства, Абий Ахмед предпринял ряд мер по либерализации общественно-политической жизни, а также проведению реформ в сфере экономики. Он освободил тысячи политических заключенных, разрешил деятельность запрещенных ранее политических партий и организаций, снял запрет с работы СМИ, провел приватизацию ряда государственных предприятий, а также начал борьбу с коррупцией. Эта последняя мера коснулась в первую очередь представителей народности тиграи, которые занимали ведущие позиции в госаппарате, а также в вооруженных силах, что вызвало яростное сопротивление с их стороны. 

За урегулирование конфликта с Эритреей Абий Ахмед в  2019 году получил Нобелевскую премию мира. Напомним, что в 1994-м эта бывшая провинция Эфиопии отделилась от неё, получив независимость. При том, что половина населения Эритреи — те же самые тигре, что и в провинции Тыграй. Независимость стала результатом того, что эритрейцы активно воевали против центрального правительства и помогли свергнуть Менгисту. Хайле Мариама. Зенауи пришлось за это смириться с отделением Эритерии, в результате чего сама Эфиопия осталась без выхода к морю. Разумеется, такая ситуация долго продолжаться не могла, и в 1998–2001 годах между ними разразилась война, по итогам которой обе страны остались с тем же, с чем и начали, но всеобъемлющего мира не подписывали до 2018 года.

Что касается этнического федерализма, то  Абий Ахмед  решил отказаться от этого наследия и стал искать новую концепцию развития страны. Как отмечает портал Interaffairs.ru, отказавшись от модели «этнического федерализма» Абий Ахмед пошел по пути укрепление центральных органов государственной власти. Однако это естественно вызвало противодействие со стороны местных этнических элит, уже вкусивших плоды самостоятельного управления своими вотчинами.

 Правящий блок из различных партий, куда входил и НФОТ, был слит в единую партию, и НФОТ должен был самоликвидироваться. Но его лидеры отказались это сделать. Они просто переехали в родную провинцию, которую полностью взяли под свой контроль, не допуская туда представителей центрального правительства. 

Вокруг властей провинции начали сплачиваться все недовольные. Лидер Народного фронта освобождения Тыграя Дебрецион Геберемайкл постоянно критиковал Абия Ахмеда, обвинял его в диктаторских замашках и критиковал за примирение с Эритреей, которую в Тыграе с давних пор считают врагом. Еще в 2018 году бывший министр связи Эфиопии, тыграец Гетачу Реда, которому не нашлось места в новом правительстве, заявил Би-би-си, что Тыграй превращают в «козла отпущения». Абий Ахмед, со своей стороны, обвинял руководство провинции в сепаратизме, коррупции и саботаже реформ. По его словам, Тыграй превратился в убежище для беглецов от правосудия.

Предчувствие гражданской войны

Первый признак нарастающего конфликта между НФОТ и новым премьер-министром обозначился в июне прошлого года, когда спикер верхней палаты эфиопского парламента подала в отставку в знак протеста против переноса запланированных на август 2020 года парламентских и региональных выборов. Поводом для их отсрочки на май-июнь 2021 года послужила пандемия коронавируса. Обвинив Абия Ахмеда в неконституционном продлении срока полномочий возглавляемого им правительства, лидеры НФОТ, не имея на то полномочий, в свою очередь, в сентябре 2020 года демонстративно провели местные выборы, которые Абий Ахмед назвал незаконными и через парламент провел решение о приостановке частичного финансирования властей штата Тыграй.

В октябре 2020 года НФТО воспрепятствовав вновь назначенному командующему Северным военным округом со штаб-квартирой в столице штата Мэкэле приступить к исполнению своих служебных обязанностей. Власти Тыграя  мотивировали свое решение  тем, что  его назначение на этот пост не имеет юридической силы, так как полномочия назначившего его премьера Абия Ахмеда «истекли в сентябре». Руководители НФОТ фактически пошли на открытую конфронтацию с центральным правительством.  2 ноября Дебрецион Геберемайкл заявил, что региону следует быть готовым к войне. Она началась спустя два дня.

3 ноября Абий Ахмед заявил, что местные сепаратисты напали на расквартированных в регионе военных. В тот же день эфиопский парламент признал НФОТ террористической организацией, а прокуратура выдала ордера на арест 64 его главных фигур во главе с лидером Дебреционом Геберемайклом. 

По мнению экспертов Института исследований внешней политики США, лидеры НФОТ предполагали, что рано или поздно их непримиримые разногласия приведут к военному столкновению и решили нанести упреждающий удар по противнику и захватить имеющиеся здесь основные арсеналы оружия и военной техники эфиопской армии, оставшиеся еще со времени эфиопо-эритрейской войны 1998-2000-х годов. В этом приграничном с Эритреей штате дислоцировалась большая часть механизированных подразделений, на вооружении которых находилось около 80 процентов всей тяжелой военной техники эфиопской армии.

4 ноября премьер-министр отдал приказ вооруженным силам начать операцию против повстанцев НФОТ и предъявил лидеру мятежников Дебрециону Гебремикаэлю ультиматум сдаться, на что последний ответил отказом. Военный конфликт стал быстро разрастаться, охватывая другие регионы. В частности, Силы обороны Тыграя подвергли ракетному обстрелу столицу соседней Эритреи Асмару, главный город штата Амхара Бахр-Дар и другие объекты. Лидер НФОТ заявил, что Асмара стала «законной целью», потому что эфиопская армия использовала ее аэропорт для нанесения авиаударов по силам Тыграй.

7 ноября 2020 года на чрезвычайной сессии федерального парламента правительство Тыграй было объявлено незаконным, и в Мекеле была назначена новая переходная администрация, лояльная Аддис-Абебе. Одновременно парламент выдал ордера на арест десятков руководителей НФОТ за то, что они «поставили под угрозу само существование страны».

Война…

В первые недели боевых действий федеральные войска и присоединившиеся к ним эритрейские подразделения и ополченцы быстро продвинулись вперед и 28 ноября 2020 года взяли под свой контроль столицу штата Тыграй – город Мекеле. Вмешательство Эритреи в конфликт в Тыграе на стороне Аддис-Абебы объяснялось тем, что ее президент Исайяс Афеворки, поддерживающий хорошие отношения с эфиопским премьером, считает лидеров НФОТ предателями, так как в 1998 году в период войны Эритреи за независимость они выступили на стороне Эфиопии, несмотря на то, что эритрейцы оказали НФОТ большую помощь в свержении в 1991 году режима Менгисту Хайле Мариама.

Неся потери в живой силе и технике под ударами федеральной армии, основная часть Сил обороны Тыграя отступила в труднодоступные горные районы. Опираясь на поддержку местного населения, повстанцы быстро провели перегруппировку своих сил и приступили к проведению боевых операций по освобождению захваченных территорий. В конечном итоге им удалось нанести ряд тяжелых ударов по правительственным войскам, захватив в плен несколько тысяч военнослужащих, и таким образом добиться перелома в ходе военных действий в свою пользу. После восьми месяцев боев 28 июня 2021 года они восстановили контроль над Мекеле, по улицам которого провели захваченных в плен военных федеральной армии. Потерпев поражение в боях за столицу штата, власти Аддис-Абебы в одностороннем порядке в это же время объявили о прекращении огня.

Как отмечают ряд экспертов, это явилось следствием того, что Северный военный округ, сформированный, в основном, из выходцев этноса тыграи, с самого начала конфликта стал разваливаться. Часть его бойцов и офицеров была взята в плен. Другая часть просто перешла на сторону НФОТ, включая несколько генералов, один из которых командовал эфиопской армией во время войны с Эритреей в 1998-2000-х годах. Особенно большой урон понесли ВВС Эфиопии, которые были укомплектованы, главным образом, выходцами из народности тыграи.

После взятия Мекеле НФОТ повернул свои войска против ополчений Амхара и Афар, чтобы перекрыть транспортные коммуникации, соединяющие Аддис-Абебу с портом Джибути. В начале августа был установлен контроль над городом Лалибела, где находится объект Всемирного наследия ООН -11 средневековых монолитных церквей, которые были высечены в скале около 900 лет тому назад и являются святыней для миллионов православных христиан Эфиопии.

В сентябре-октябре НФТО вновь перешел в решительное наступление. В октябре они захватили уже два крупных города за пределами провинции — Десси и Комбольча (более чем в ста километрах от Тыграя), которые лежат по направлению к столице Аддис-Абебе. Действительно ли повстанцы способны продвинуться так далеко – пока неясно. Хотя ясно одно, идет процесс консолидации всех недовольных правительством Абия Ахмеда.

Поэтому НФОТ приступил к активному поиску союзников в других районах страны среди вооруженных группировок, находящихся в конфликте с центральным правительством. И надо сказать преуспел в этом. По сообщению Associated Press, силы «Народного фронта освобождения Тыграя» (НФОТ) объединились с другими повстанческими группировками. 1 ноября, стало известно о присоединении к НФОТ отрядов «Армии освобождения Оромо». Теперь к ним добавились еще семь групп.

Reuters сообщает, что представители повстанцев провели пресс-конференцию в Вашингтоне(?). Они заявили, что целью нового объединения антиправительственных сил является лишение власти нынешнего правительства Эфиопии во главе с премьер-министром Абием Ахмедом либо силой, либо путем переговоров. После этого должно быть создано переходное правительство.

«Мы пытаемся положить конец этой ужасной ситуации в Эфиопии, созданной правительством Абия. Его время на исходе»,— сказал лидер НФОТ и бывший посол Эфиопии в США Берхане Гебрекристос.

Африканское яблоко раздора.

Эфиопия – это клубок переплетения интересов многих внешних игроков. Она стала по-настоящему «яблоком раздора», как региональных, так и глобальных, которые «подогревают» то одного, то другого участника гражданской войны. 

Начнем с соседей…

Уже много лет Египет, Судан и Эфиопия не могут договориться о распределении ресурсов Голубого Нила. Гигантская ГЭС «Хидасэ» может обеспечить благосостояние эфиопов, однако лишить воды северных соседей. Антагонистические интересы всегда делали переговоры между тремя странами особенно трудными. Строительство ГЭС «Хидасэ» обошлось Эфиопии в гигантскую для нее сумму – 4,8 млрд долл. По своей мощности она превосходит более чем в три раза самую лучшую из работающих в Африке ГЭС «Кахора-Басса», принадлежащую Мозамбику. И хотя до масштаба китайских гигантов эфиопское детище итальянской промышленной группы Webuild SpA все же не дотягивает, но лишить драгоценной воды египетское и суданское сельское хозяйство оно способно, учитывая то, что 85–90% стока Нила идет из Эфиопии. И Египет, и Судан, и Эфиопия настаивают на том, чтобы ресурсы Нила использовались только на их условиях. Поэтому, многие эксперты считают, что ситуация с плотиной сложная и трудноразрешимая. Сегодня Египет не стесняясь заявляет, что если усилия Каира по поиску решения проблемы распределения водных ресурсов Голубого Нила за столом переговоров закончатся провалом, и возникнет угроза для жизни египтян и суданцев, тогда обе страны будут обязаны принять меры по защите своих интересов

Впрочем, Судан свои интересы защищает сам. Это подтверждает вооруженный конфликт с Эфиопией, который длится с декабря 2020 года и по настоящее время.  Последние боестолкновения произошли в ноябре 2021 года. По данным суданской стороны в бою в спорном районе Аль-Фашага. по меньшей мере, шесть человек погибли.  В связи обострением двухсторонних отношений  Судан частично закрыл границу с Эфиопией. По официальной версии, суданцы опасаются, что вместе с беженцами на их территорию перейдут и боевики этой организации. Но можно посмотреть на ситуацию и под другим углом. Сегодня эфиопские власти категорически отрицают, что НФОТ в союзе с восемью другими повстанческими группировками в состоянии организовать наступление на столицу страны, Аддис-Абебу. Однако, если Судан откроет второй фронт, эфиопские власти действительно окажутся в отчаянной ситуации. 

Свои интересы в Эфиопии имеют Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Их главная цель заключается в ослаблении влияния Ирана и противодействии растущему присутствию Турции и Катара. Эр-Риад и Абу-Даби вложили в экономику Эфиопии значительные средства. В частности, ОАЭ предоставила ей 3 миллиарда долларов в виде инвестиций и помощи. В обмен на эту поддержку Аддис-Абеба предоставила Эмиратам многомиллиардные контракты на осуществление инфраструктурных проектов. Саудовская Аравия, в свою очередь, взяла обязательство в течение года поставлять дизельное топливо с отсрочкой платежей на 12 месяцев. 

Не обошел своим вниманием Эфиопию и Катар. Когда в июне 2017 года разразился кризис в Персидском заливе, и Катар оказался в политической изоляции, Доха в целях обеспечения своих потребностей в продовольствии инвестировала немалые средства в агропродовольственный сектор Эфиопии, исходя из того, что 15 процентов всего поголовья скота стран Африки приходится на Эфиопию. По этому показателю она занимает первое место на континенте и девятое в мире. 

Прочные и длительные отношения с Аддис-Абебой поддерживает и Анкара. За последние два года товарооборот между двумя странами вырос на 200 миллионов долларов, достигнув 650 миллионов. Из общей суммы 6 миллиардов долларов турецких инвестиций в страны Африки 2,5 миллиарда приходятся на Эфиопию. Во время визита Абия Ахмеда в Анкару в середине августа 2021 года было подписано соглашение о военном и финансовом сотрудничестве, которое некоторые наблюдатели расценили как переход к стратегическому партнерству двух стран. В этом контексте представляются правдоподобными сообщения отдельных СМИ о том, что Анкара в разгар нынешнего кризиса в Тыграе поставила Аддис-Абебе под предлогом «защиты» плотины «Хидасэ»» 10 боевых беспилотников и оборудовала для них взлетно-посадочную полосу. Также Эрдоган пообещал помочь Абия в урегулировании конфликта с Тыграем, вплоть до оказания посреднических услуг в отношениях с лидерами НФОТ, с которыми он поддерживал тесные связи еще до прихода Абия к власти в 2018 году. Многие эксперты считают, что Эрдоган рассматривает Эфиопию в качестве плацдарма не только для расширения своего экономического и политического присутствия в районе Большой Восточной Африки, но и для подрыва политического влияния Египта, ОАЭ и Китая на Африканском Роге. 

Усиление позиций Турции в Африке не входит в планы Поднебесной. Турция является основным конкурентом Китая на рынке строительных услуг. И хотя Китай открыто не вмешивается в эфиопские дела, его  влияние здесь очень сильно. Пекин является главным экономическим и торговым партнером Эфиопии. На его долю приходится 14 процентов эфиопского экспорта и 30 процентов эфиопского импорта. В период многолетнего правления НФОТ Пекин вложил в экономику Эфиопии около 14 миллиардов долларов, а верхушка НФОТ стала главным бенефициаром китайских инвестиций. Одним из наиболее крупных проектов стала модернизация железной дороги, соединяющей Эфиопию с портами соседнего Джибути стоимостью 3,4 миллиарда долларов, на 70 процентов профинансированного КНР. После нормализации эфиопо-эритрейских отношений в 2018 году Китай приобрел в Эритрее два крупных рудника по добыче золота, меди и цинка и модернизировал порт Массава. К этому следует добавить, что в китайском проекте «Один пояс, один путь», на осуществление которого до 2027 года планируется вложить 1,2-1,3 триллиона долларов, Африканскому Рогу и Джибути, в частности, отводится роль ключевого опорного пункта на Африканском континенте. 

Как отмечают эксперты, для защиты своих экономических интересов на территории Джибути китайцами была построена по последнему слову военной техники военно-морская база с огромными бетонными бункерами, способная принимать самые крупные суда, включая авианосцы. Неудивительно, что в ее создании  Вашингтон увидел серьезную угрозу интересам национальной безопасности США и своих союзников. Поэтому масштабное присутствие Китая в этом регионе сдерживает США от принятия более жестких мер давления на правительство Абия Ахмеда. Вашингтон боится, что таким образом  Эфиопия может, окажется «в объятиях Пекина».

Китай, отличающийся умением налаживать отношения с любыми африканскими режимами, в том числе явно не соответствующими стандартам демократии, сложившееся статус-кво в регионе в принципе устраивало. Поэтому как отмечают эксперты,  на обострение играет, сегодня  Вашингтон. И делают это со свойственным ему цинично-прагматичным подходом. Штаты с одной стороны призывают федеральное правительство и власти Тыграя к прекращению боевых действий и урегулированию конфликта, с другой стороны  Штатам сам конфликт в геополитическом плане выгоден. Почему? Деньги любят тишину, а гражданская война превращает этот регион  в малопривлекательный  для китайских инвестиций,  и следовательно срывает  планы  Китая по установлению своей гегемонии не только на Африканском Роге, но и на континенте в целом. И надо отдать должно Вашингтону. Это работает! Под угрозой срыва оказались и многомиллиардные проекты многочисленных китайских компаний в различных областях эфиопской экономики. 

Свой интерес в стране есть и у Ирана, предложившего  Аддис-Абебе свои услуги. В июле-августе 2021 года в СМИ прошли сообщения о появлении на базе ВВС Эфиопии Семара иранских беспилотников «Mojaher-6». Кроме этого на гражданских и военных аэродромах Эфиопии было зафиксировано неоднократное присутствие самолетов военно-транспортной авиации Корпуса стражей исламской революции..

Всё это лишний раз является свидетельством того, что район Африканского Рога становится своего рода «яблоком раздора» не только для региональных государств Восточного Средиземноморья и стран Персидского залива, но и для глобальных игроков, в первую очередь, США и Китая.

Без света в конце туннеля…

К сожалению, перспективы урегулирования конфликта в Эфиопии не только туманны, но и выглядят сегодня, пока безнадежно. Во — первых, правительство Абия Ахмеда отказывается от любых  контактов  с НФТО и Армией освобождения Оромо, считая их террористическими организациями. В свою очередь «товарищи» из Тыграя и их союзники заявляют, что их главная цель – свержения режима Абия Ахмеда либо военным путем, либо путем переговоров. Поэтому, по мнению экспертов, за стол переговоров в ближайшее время они вряд ли сядут, а вот новые боевые действия исключать нельзя.  Однако победа ни одной стороны  стабильность в Эфиопию не принесет. Победят повстанцы тигре — их власть не признают оромо и амхара. Так что партизанская война обеспечена. Провалится наступление тигре на Аддис-Абебу — они закрепятся у себя в Тыграе, и раскол страны на долгие годы гарантирован. В результате война затягивается, а урегулирование внутриполитического кризиса приобретает затяжной характер. А ведь ещё два года назад Эфиопия была африканской витриной и  успешным примером.  Сегодня же  тысячи людей погибли, миллионы стали беженцами, столько же находятся на грани голода, а стороны конфликта продолжают обвинять друг друга в ужасных преступлениях против человечности. И света в конце туннеля во всей этой истории, ох как не видно.

С тех пор тысячи людей погибли, миллионы находятся на грани голода, а стороны обвиняют друг друга в ужасных преступлениях против человечности.

Военных Эфиопии и Эритреи обвиняют в чудовищных преступлениях, в том числе, в этнических чистках, групповых изнасилованиях и массовом голоде.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here