ЧичасовВсего несколько лет назад трудно было представить, что одной из самых антикитайских стран мира окажется небольшая Литва. Тем не менее, именно ее отношения с Китаем испортились за последний год сильнее всех в Европе. Сегодня Вильнюс критикует Пекин за действия в провинции Синьцзян и в Гонконге. Парламент Литвы охарактеризовал обращение Пекина с уйгурами, казахами и другими народами Синьцзяна как «геноцид». Литва выступает против стремления Китая  занять европейский рынок и усилить свое влияние с помощью инвестиций в инфраструктуру. Но кульминацией в нагнетании напряжения стала открытая поддержка Тайваня.

18 ноября, несмотря на решительные протесты Пекина, в Литве заработало представительство Тайваня. Таким образом, Литва стала первой страной, которая разрешила Тайваню открыть офис, в названии которого используется слово не «Тайбэй», а «Тайвань». Принципиальная разница заключается в том, что, хоть Тайвань и имеет де-факто представительства в других странах, в названии офисов фигурирует название города Тайбэй.  Западные СМИ уже именуют представительство Тайваня в Литве посольством де-факто. Это рассматривается прессой как небольшой реванш Тайваня в сложной политической конфронтации с Пекином. Ведь раньше Тайваню удавалось поддерживать дипломатические отношения с парой дюжин малых стран, главным образом в Океании, Латинской Америке и Африке. Но под нажимом Китая число их уменьшилось до 15. И хотя  это отнюдь не дипломатическое признание Тайваня, но  все же Вильнюс как бы показывает пример другим странам Евросоюза, которые тоже имеют у себя офисы Тайваня. 

В ответ на действия Литвы 21 ноября Центральное телевидение Китая сообщило, что КНР понизил дипломатические отношения с Литвой до уровня поверенного в делах. Посол направляется главой государства, в то время как поверенный в делах — это всего лишь представитель министра иностранных дел. В последний раз Китай понижал свои дипломатические отношения до уровня поверенного в делах в 1981 году с Нидерландами, и причиной тогда тоже стал тайваньский вопрос. По сообщению китайских властей, причиной такого шага со стороны китайского правительства стало открытие представительства Тайваня в Вильнюсе. В Пекине рассматривают это как нарушение принципа «одного Китая» и его территориальной целостности, а также как вмешательство в свои внутренние дела. 

Напомним, что в  1949 году коммунистические силы во главе с Мао Цзэдуном нанесли поражение своим оппонентам во главе с Чан Кайши на территории континентального Китая. Противники коммунистов укрепились на острове Тайвань. До 1971 года так называемая «Китайская республика» сохраняла за собой место в ООН, однако затем оно было передано КНР. Официальный Пекин не признает независимость Тайваня, считая остров своей территорией. В КНР очень бдительно следят за теми странами, которые пытаются расширять официальные связи с Тайванем. Подобные шаги гарантируют жесткий ответ со стороны Пекина и ухудшение двусторонних отношений

История разворота

Антикитайский разворот в литовской внешней политике имеет свою историю. И не все в китайско-литовских отношениях было так печально.

Несколько лет назад Литва стремилась дружить с Китаем. Вильнюс интересовался проектом «Один пояс — один путь» — инициативой по созданию транспортной инфраструктуры для перемещения товаров из КНР в Западную Европу. Республика рассчитывала получить китайские инвестиции и загрузить свои порты на Балтике. В ноябре 2018 года тогдашний президент Литвы Даля Грибаускайте лично посетила Поднебесную. В ходе визита глава государства называла Китай важной для Вильнюса страной, рекламировала литовские продукты питания, а в Шанхае лично встретилась с председателем КНР Си Цзиньпином. В 2019 году в Вильнюсе с визитом побывал глава Госсовета КНР Ли Кэцян. 

Ситуация стала меняться по мере усугубления торговых войн между США и КНР. В 2019 году департамент госбезопасности Литвы впервые назвал Китай угрозой. Утверждалось, что КНР наводняет республику шпионами, вербует чиновников, стремится получить доступ к засекреченной информации. Затем президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что видит угрозу и в китайских инвестициях в литовские порты. Далее последовал скандал с корпорацией Huawei, планировавшей развернуть в Литве сеть мобильной связи пятого поколения. Вильнюс обвинил ее в шпионской деятельности. Характерной для нового типа отношений стала кампания против корпорации Huawei. Та собиралась установить в Литве систему мобильной связи пятого поколения (5G). Позже республика официально отказались от китайского оборудования. При этом глава телекоммуникационной компании Telia Lietuva Дон Стромберг признал, что сотрудничество разорвали по геополитическим причинам. 

В 2020 году департамент госбезопасности Литвы выпустил новый отчет, в котором обвинил Пекин в стремлении к технологическому превосходству. Интересно, что документ появился в разгар пандемии коронавируса. Вскоре после этого Китай отправил прибалтийской республике гуманитарную помощь — 20 тыс. масок и 120 тыс. перчаток. Красивый жест в Вильнюсе, впрочем, не оценили. Осенью 2020 года в стране прошли парламентские выборы, на которых победу одержали консерваторы из партии «Союз Отечества — Христианские демократы». Сразу после оглашения результатов голосования в объединении пообещали защищать демократию по всему миру — «от Белоруссии до Тайваня». За несколько месяцев новое правительство фактически разрушило то, чего за восемь лет добились на китайском направлении два предыдущих левоцентристских кабинета. Те, наоборот, всячески подталкивали литовский бизнес выходить на китайский рынок – особенно после 2014 года, когда Россия в ответ на санкции ввела против стран ЕС продуктовое эмбарго. Эти усилия дали определенные результаты – за последнее десятилетие литовский экспорт в Китай вырос почти в 10 раз – до 316 млн. евро, а суммарный товарооборот двух стран достигает 1,5 млрд. евро. Для сравнения: товарооборот Литвы и Тайваня – это всего 85 млн. евро.

В 2020 году Китай  оказался на седьмом месте крупнейших торговых партнеров Вильнюса по импорту. В 2020 году Китай впервые стал крупнейшим торговым партнером Евросоюза, обогнав США. Это произошло на фоне роста экспорта из ЕС в Китай (2,2%) и импорта в ЕС из Китая (5,6%) — до общего объема торговли в €586 млрд.

В 2021 году темпы обострения резко ускорились. В феврале Вильнюс отказался покупать сканеры для досмотра багажа в аэропортах от китайской компании Nuctech. Та предложила самые выгодные условия и выиграла тендер, но правительственная комиссия заблокировала сделку. «Литва решила не быть частью техносферы, которая создается и контролируется Китаем», — заявил глава парламентского комитета национальной безопасности и обороны Лауринас Кащюнас. Затем члены двух парламентских комитетов Сейма Литвы начали готовить проект резолюции о положении уйгуров в «авторитарной коммунистической» КНР. Депутат Довиле Шакалене в связи с этим даже пообещала добиваться международного расследования «преступлений Пекина». 

Обострение отношений Литвы с Китаем стало частью обострения между Евросоюзом и Китаем. 22 марта главы МИД стран ЕС утвердили санкции против 11 физических лиц и четырех компаний из России и Китая. Фигуранты нового списка якобы причастны к нарушению прав человека. В случае с Китаем речь идет о «преследовании уйгурского мусульманского меньшинства». Важно, что ограничения стали первыми за последние 30 лет. В предыдущий раз ЕС ввел оружейное эмбарго в ответ на события на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. В мае Литва заявила, что выходит из формата 17+1, в рамках которого Китай выстраивает сотрудничество со странами Центральной и Восточной Европы. Одновременно литовская военная разведка заявила, что участие китайской компании Huawei в разработке инфраструктуры 5G несет угрозу национальной безопасности.  В сентябре Минобороны Литвы заявило, что китайские Huawei, Xiaomi и OnePlus создают риски в области кибербезопасности —  речь идет об утечке данных и ограничениях свободы слова. Вскоре заговорили и о Тайване – Литва готова стать единственной на сегодня страной в Европе, имеющей его официальное представительство.

В последнее время охотно предпринимают и другие страны региона. Всего лет пять назад любая из них была бы счастлива, принять у себя очередной саммит формата 17+1, а теперь Румыния, Словакия, Чехия, Польша говорят об опасности китайских инвестиций. Некоторые из них перестали допускать китайцев к участию в тендерах и проектах, затрагивающих ключевые сферы экономики – от телекоммуникаций до строительства автомагистралей. Однако именно Литва продвинулась дальше всех в этом направлении. Ее не пугают ни экономические потери, ни политическое давление второй экономики мира. Своими действиями Вильнюс подталкивает к похожим шагам другие западные страны и институты.

Ну и  «вишенка на торте»: 20 июля, литовский МИД объявил о планах Тайваня открыть в Вильнюсе свое «представительство». Реакция китайских властей последовала незамедлительно. «Мы призываем соблюдать принцип одного Китая и взятые на себя после установления дипотношений обязательства»,— подчеркнул представитель МИД КНР Чжао Лицзянь. И предупредил: независимость Тайваня — «тупиковый путь», «попытки создать на международной арене два Китая» обречены на провал.

Решение КНР отозвать посла из Вильнюса 10 августа не стало для МИД Литвы сюрпризом. «Многие говорили о том, что Китай даст ответ на открытие представительства Тайваня»,— признался глава ведомства Габриэлюс Ландсбергис. И подчеркнул, что республика имеет право выстраивать экономические отношения «как с Тайванем, так и с другими государствами региона». Отметим, что официально Литва независимость Тайваня не признает. 

Оперативно, 11 августа, за Литву вступились США. «Мы поддерживаем нашего союзника Литву и осуждаем действия Китая»,- заявил представитель Госдепартамента США Нед Прайс. О «нерушимой солидарности» с Литвой, «столкнувшейся с давлением со стороны КНР», заявил чуть позже и госсекретарь США Энтони Блинкен. Заявление в поддержку Вильнюса приняли также председатели парламентских комитетов по внешней политике Великобритании, ФРГ, Франции, Нидерландов, Чехии, Швеции и Украины. «Вмешательство в дела страны — члена ЕС и НАТО не является приемлемой практикой»,— говорится в документе. В ответ в МИД Китая заявили, что если кто и проводит «дипломатию принуждения», так это США.

А вот реакция ЕС  на литовские внешнеполитические экзерсисы была  острожной. Во время переговоров с министром иностранных дел Китая Ван И глава внешнеполитического ведомства ЕС Хосеп Боррель вступился за Литву, но также пытался заверить Пекин, что ЕС не ставит под сомнение его политику «единого Китая».

«ЕС и его государства-члены заинтересованы в развитии сотрудничества с Тайванем, единомышленником и важным экономическим партнером в регионе, без какого-либо признания государственности», — сказал он Вану.

Как отмечает издание Politico,во время обеда, на который  собрались 27 лидеров ЕС  и где обсуждались отношения между ЕС и Китаем, президент Литвы Гитанас Науседа призвал своих коллег направить Китаю сигнал о «единстве». Обед закончился тем, что Боррель охарактеризовал как «очень интересные дебаты». «С одной стороны, есть серьезная биполярность в отношениях между Китаем и США, а с другой — многополярность участников, — сказал он. — И европейцы должны действовать; европейцы должны создать общую стратегическую культуру, чтобы разделять проблемы, с которыми они сталкиваются».

И пока стратегический компас ЕС еще в работе, ясно одно: в противостоянии с Пекином Литва с населением в 2,8 млн. человек подняла вопрос о Тайване и отношениях с Китаем сверх повестки дня ЕС, чего Пекин и европейцы годами избегали.

Как отмечает Politico, Литва — не первая страна ЕС, вступившая в дипломатический конфликт с Пекином, но особенность в том, что ей попросту нечего терять. В отличие от  Франция и Германия, которые имеют тесные бизнес-связи с Китаем. Их лидерам трудно занять критическую позицию даже по таким вопросам, как обвинения в геноциде и принудительном труде в китайском Синьцзяне. Другие страны, такие как Греция или Венгрия вообще зависят от китайских инвестиций.

В интервью Baltic Times незадолго до того, как его отозвали, посол Китая в Вильнюсе Шен Чжифей раскритиковал Литву за близорукость. «Торговля определяется не только размером страны. Даже такая маленькая страна, как Литва, может стать крупными игроками, такими как Сингапур и Нидерланды, — сказал он. — Литве еще предстоит создать благоприятную и ответственную среду для китайских потребителей».

На фоне скандала с «представительством» Тайваня в Литве стало известно, что Пекин приступил к сворачиванию торгово-экономических отношений с Вильнюсом, начав с отказа от грузоперевозок. Китайской стороной были отменены прямые грузовые поезда в Литву – часть нового Шелкового пути в Европу, проложенного в этом направлении в 2020 году. Глава литовской логистической компании ACE, доставляющей китайские товары, Томас Янкаускас признал, что решение Китая вызовет неудобства, однако не нанесет особого вреда. «Раньше мы не один год возили товары в Литву через Польшу. Из-за этой ситуации потоки грузов снова придется переориентировать на тот маршрут. Несколько увеличится время доставки товаров и вырастут затраты на транспортировку, но сильного влияния на поток товаров это не окажет». Министр транспорта и сообщений Литвы Марюс Скуодис отметил, что из-за нарастающей напряженности между Вильнюсом и Пекином может сократиться объем перевозки товаров, однако экономические связи между Литвой и Китаем в целом и так довольно слабые. 

Однако, по мнению многих аналитиков, утверждение, что сокращение или полный разрыв экономических литовско-китайских связей местные предприниматели почти не заметят, «мягко говоря», выглядят лукавством. Например, крупные торговцы древесиной намерены покинуть литовский рынок, местный молочно-перерабатывающий комбинат Vilkyškių pieninė сообщает об остановке экспорта. Даже литовское зерно больше не покупают в Китае. Несмотря на то что отдельные компании несут убытки, экономист Нериюс Мачюлис все же считает, что хозяйству страны это большого ущерба не нанесет: «Китай в прошлом году был 13-й среди крупнейших партнеров Литвы, общий товарооборот – 1,5 млрд евро. И торговля в основном шла в одностороннем порядке: Китай продал Литве товары за 1,2 млрд. евро, а Литва экспортировала товары на сумму 300 млн». Похоже, сейчас китайский рынок для Литвы вообще закрывается из-за желания Вильнюса открыть свое представительство на Тайване, а тайваньское – в Литве. Как отмечает «Радио Свобода», ссылаясь на директора торгующей древесиной компании Medvita Арунаса Залецкиса, 99 процентов продукции предназначалось для Китая, а сейчас продажи остановились: По его словам, китайцы не хотят иметь дела с литовскими компаниями. Директор Vilkyškių pieninė Гинтарас Берташюс не скрывает разочарования: правительство Литвы раньше призывало предпринимателей завязывать торговые отношения с Китаем, а сейчас все наоборот. «Китайские партнеры пользуются любым поводом для разрыва отношений», – признал президент Литовской ассоциации экспортеров зерновых Каролис Шимас. При этом экономист Мачюлис не видит в этом трагедии: «После того как уйдет Китай, даже если прибавить влияние ответа Минска на американские санкции по транзиту белорусских удобрений, – это будет всего 0,5 процента роста нашего ВВП, – считает он. – Если взглянуть на экспорт литовской продукции в Китай и Беларусь, то это меньше 1 процента». Больше пользы для Литвы, по мнению экономиста, может принести принципиальная позиция страны в отношении Тайваня. «У нас, например, планируют построить завод по производству микропроцессоров и полупроводников с помощью тайваньских специалистов. Если эти планы стоимостью 2,5–3 млрд. евро осуществятся, то прибыль будет в несколько раз больше потерь», –утверждает эксперт.

В реальности же последствия литовско-китайского охлаждения могут быть болезненнее. Прошлый год пандемии продемонстрировал, насколько Европа зависима от Китая, это было сильной встряской для европейских политиков. Нынче, если эпидемиологическая ситуация ухудшится, в Китае могут закрыть аэропорты, что вызовет еще больше сбоев и может привести к подорожанию контейнерных перевозок, а импорт некоторых товаров может быть вообще остановлен. Специалисты уже сейчас отмечают некоторый хаос в международной торговле из-за роста цен на сырье. А для ЕС Китай – торговый партнер по импорту номер один, по экспорту – третий. Литве же, как прогнозируют эксперты, будет хуже из-за плохих отношений с Китаем. Именно политический аспект может нанести больше вреда, чем экономический.

Борьба за демократию?

Свою позицию по отношению к Китаю Вильнюс официально подает как борьбу за демократические ценности. Сначала Вильнюс боролся с Россией, теперь Литва защищает демократию от Минска до Тайбея. Однако, как отмечают эксперты, борьбы получается какой-то  выборочной. Литву очень волнует ситуация со свободой и демократией в Белоруссии, России, а теперь еще и в Китае, но не тревожат Турция, Иран, Азербайджан, Саудовская Аравия и так далее.

Нельзя исключать, что за всей «громкой» демократической риторикой скрывается обыкновенный внешнеполитический прагматизм и борьба за свои национальные интересы. Идя в авангарде антикитайских инициатив, Литва надеется привлечь внимание США к региону и получить гарантии, что Вашингтон не сократит свое присутствие в Восточной Европе и странах Балтии. Пока же Вашингтон предоставит Вильнюсу кредит 600 млн. долл. для компенсации потерь Литвы от сокращения торговли с Китаем. Возможно, эта сумма или порядка 1 млрд. долл. и равняется примерно ожидаемым потерям Литвы.

Конечно, со стороны может показаться, что определяя свой внешнеполитический курс,  руководство Литвы руководствовалось  фразой из известной советской киноленты: «Галантерейщик и кардинал – это сила! Мы спасем Францию (в литовском смысле демократию и мир)».  Несомненно, что  такой ресурс, как США сильно увеличивает  возможности Литвы на международной арене. Поэтому она подхватывает и удачно вписывается в тренды, которые задают США, вступившие в конфронтацию с Китаем. Как отмечают эксперты, это вовсе не означает, что страна действует по указке Вашингтона. Как отмечается в материале Центра Карнеги, речь скорее идет о чем-то вроде партнерства литовских политиков с некоторыми группами влияния в Вашингтоне – одни лоббируют свои интересы с помощью других, и наоборот. Как один из примеров такого партнерства можно привести резолюцию Сената США от 5 ноября, которая почти целиком посвящена поддержке литовских действий по проблеме Тайваня.

Кроме того, интерес США к региону для Литвы — это еще и вопрос национальной безопасности. Не секрет, что администрация Джо Байдена меняет приоритеты – Штаты переключили внимание на Индо-Тихоокеанский регион, где вместе с союзниками наращивает там военный потенциал, для сдерживания Китая. А Россия, которая всегда была в литовской внешнеполитической повестке американцам не так интересна, как раньше. Поэтому возможно желая уловить новые тренды  Вашингтона, Литва сыграла на опережение. Литовские политики  к привычным заявлениям о российской угрозе добавили  что-то более актуальное и интересное Вашингтону. Иначе интерес США и к региону, и к Литве как союзнику может упасть до опасного уровня. А пока  ни экономические, ни политические риски для Литвы не выглядят критическими, а значит антикитайская позиция будет продолжаться  Да и Вашингтон может поиметь дивиденды и убить двух зайцев: при помощи Литвы сдвинуть старую Европу на более радикальные антикитайские позиции, а заодно и проверить, как далеко готов зайти Пекин в ответ на заигрывание с Тайванем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here