ЧичасовВоенные перевороты на Африканском континенте стали привычным явлением. Только с начала XXI века в странах Африки произошло 15 военных переворотов. А всего с 1960-х годов, когда государства африканского континента проходили процессы деколонизации, было осуществлено около 100 государственных переворотов, 75 из которых совершили военные.

Достаточно вспомнить самые запоминающиеся. Например, Зимбабве, где в ноябре 2017 года был смещен Роберт Мугабе, который правил страной с 1980 года, сначала в качестве премьер-министра, а с 1987-го — в качестве президента. За время правления Мугабе получил на Западе звание «самого старого диктатора мира», а страна стала одной из беднейших на континенте. Однако к свержению привело не последнее обстоятельство, а обострившаяся борьба за власть между двумя кандидатами в преемники 93-летнего лидера: его супругой Грейс и вице-президентом Эммерсоном Мнангагвой. Победила в этой борьбе Грейс Мугабе, которая убедила мужа предать ей власть, однако она совершенно не пользовалась популярностью среди населения из-за любви к шикарной жизни и непомерным тратам. Это сподвигло Мнангагву заручиться поддержкой военных, и в ночь с 14 на 15 ноября армия взяла под контроль столицу. Сами военные заявили, что переворота в стране не было, а путчисты лишь «хотят разобраться с контрреволюционными элементами» в окружении президента. Мугабе тем не менее был арестован, а парламент запустил процедуру его импичмента из-за узурпации власти супругой президента. Позже Мугабе согласился подать в отставку, а пост президента занял Эммерсон Мнангагва

В Центрально — Африканской республике  в марте 2003 года от власти был отстранен Анж-Феликс Патассе, который был избран первым демократическим президентом в 1993 году. За десять лет Патассе сильно растерял популярность и пережил несколько попыток переворота, которые начались еще под занавес первого срока его правления в 1996–1997 годах. Для удержания власти во время второго президентского срока Патассе прибегал к помощи ливийского диктатора Муаммара Каддафи, предоставляя взамен монопольное право на добычу алмазов, золота и других полезных ископаемых в ЦАР. Низвергнуть Патассе удалось, когда он уехал на саммит лидеров африканских стран в соседний Нигер. Военные во главе с экс-главой генштаба Франсуа Бозизе захватили столицу ЦАР город Банги, и генерал объявил об отмене Конституции и роспуске парламента, провозгласив себя новым главой государства. Бозизе был соратником Патассе вплоть до 2001 года (после падения режима Бокассы они даже вместе готовили путч против президента Колингбы), но после был обвинен в принадлежности к путчистам и отправлен в изгнание. В 2002 году генерал уже пытался свергнуть Патассе, но с первого раза ему этого не удалось. После отстранения Патассе не дали вернуться в страну — его самолет был обстрелян при попытке сесть в столичном аэропорту. Патассе жил в изгнании в Того, однако вернулся в ЦАР в январе 2011 года для участия в президентских выборах, чтобы выставить свою кандидатуру против Бозизе и трех других кандидатов. Патассе проиграл Бозизе, набрав 21,4% голосов, и спустя три месяца скончался.

Или  пример Буркина-Фасо. В октябре 2014 года был лишен власти президент Блэз Компаоре, получивший ее в результате организованного им в 1987 году военного переворота, в ходе которого был убит его предшественник и бывший соратник Тома Санкара — «Африканский Че Гевара», давший стране современное название и также пришедший к власти в результате военного переворота 1983-го. Однако на 27-м году правления Компаоре в стране начались массовые протесты, вызванные планами президента переписать Конституцию, чтобы переизбраться на новый срок. Осенью ситуация накалилась до предела, и 30 октября разногласия вылились в то, что тысячи демонстрантов, прорвав полицейские кордоны, ворвались на территорию Национальной ассамблеи, подожгли здание и разогнали депутатов, сорвав заседание, на котором должны были принять поправки.

Уже 31 октября Компаоре объявил в телеобращении, что «услышал сигнал» и готов уступить власть законно избранному президенту после переходного периода. В тот же день начальник штаба вооруженных сил Оноре Траоре заявил, что берет полномочия главы государства на себя. На следующее утро по решению военных временным руководителем страны стал экс-начальник охраны президента Исаак Зида, а уже спустя две недели армия и оппозиция совместно назначили временным президентом бывшего главу МИДа и посла страны в ООН Мишеля Кафандо. Новые выборы прошли в декабре 2015 года, президентом был избран бывший премьер-министр Рок Марк Кристиан Каборе.

В 2021 году  в Африке произошли  пять военных переворотов. В сентябре в Гвинее офицеры гвинейских сил специального назначения во главе с полковником Мамади Думбуя, который ранее служил во французском иностранном легионе, задержали президента страны Альфа Конде и  позже объявили о роспуске госинститутов, прекращении действия конституции и закрытии границ этой африканской страны. По словам Думбуя, президент страны Конде находится под контролем военных в безопасном месте. Военные подчеркнули, что не поддадутся никакому давлению, а Конде получит гуманное обращение. Конде 83 года, он возглавлял страну с 2010 года. В марте 2020 года на референдуме были одобрены поправки к конституции, позволившие ему занимать пост еще два срока. Оппозиция референдум бойкотировала, в ходе беспорядков погибли более 40 человек. Кроме того, хотя Гвинея – довольно бедная страна, в июле принят закон о повышении зарплаты Конде, что вызвало возмущение местных жителей. 28 сентября мятежники, задержавшие президента Гвинеи, объявили о введении хартии переходного периода. Ни члены правительства, ни члены переходного совета не смогли выдвигать свои кандидатуры на выборах, которые завершат переходный период. Согласно хартии, продолжительность переходного периода в Гвинее будет определена на основе взаимного соглашения политических сил и представителей гражданского общества. 1 октября полковник Мамади Думбуя был приведен к присяге в качестве президента переходного периода. 

В Мали дважды за последние месяцы военные свергали президента и его приближенных. После обретения независимости в 1960 году страна 23 года управлялась военными. Воспользовавшись нестабильностью после очередного переворота в 2012 году, кочевники-туареги, выступавшие под лозунгами радикального ислама, захватили север страны с городом Конна. Французские войска вернули территорию под контроль центральных властей, которые в 2015 году при посредничестве ООН заключили с туарегами мирное соглашение, но отдельные столкновения продолжаются до сих пор. А летом прошлого года в Мали начались массовые выступления с требованием отставки 75-летнего президента Ибрагима Бубакара Кейты, которые возглавлял харизматичный имам Махмуд Дико. Их участники протестовали против коррупции, плачевного состояния экономики и результатов парламентских выборов, которые они считали фальсифицированными.В августе прошлого военные арестовали Кейту и доставили его на военную базу  откуда он зачитал обращения по телевидению и затем уехал в ОАЭ. Военные сформировали переходную гражданскую администрацию во главе с Ба Ндао и заявили, что проведут выборы через 18 месяцев. 

Однако уже в мае 2021 года малийские военные арестовали временного президента страны Ба Ндао, премьера Моктара Уана и министра обороны генерала Сулеймана Дукуре. Всех троих доставили на армейскую базу Кати в 15 километрах от столицы страны Бамако. Об их нынешнем статусе и условиях содержания сведений нет.  По данным местного издания Journal du Mali, причиной послужил отказ президента и премьера включить в состав переходного правительства полковников Модибо Коне и Садио Камару, активных участников прошлогоднего военного переворота. Африканский cоюз, Экономическое сообщество стран Западной Африки, ЕС, США и миссия ООН в Мали осудили насилие и потребовали освободить задержанных без предварительных условий. И последний «хит» этого сезона – военный переворот в Судане.

Суданские «перипетии»

До разделения на Судан и Южный Судан – это была крупнейшая по территории африканская страна. Негроидные народы Южного Судана, исповедующие христианство и язычество, отделились в 2011 г. после кровопролитных войн 1955–1972 и 1983–2005 гг. Южный Судан с его запасами нефти – нищее, охваченное анархией общество, управляемое племенными вождями и полевыми командирами.

Но после отделения Юга начал распадаться и Северный Судан. В 2003 г. начался вооруженный конфликт между арабами и чернокожими народами (если конфликт на Юге носил межконфессиональный характер, то на Севере – расовый: арабы-мусульмане против чернокожих мусульман). Сначала война охватила провинцию Дарфур, затем перекинулась на Кордофан, потом на провинцию Голубой Нил и докатилась до Красного моря. В настоящее время значительные территории Судана контролируются повстанческими группировками: Народно-освободительное движение Судана – Север (две фракции, воюющие с правительством и между собой), Движение за справедливость и равенство, Альянс революционных сил Западного Судана, «Революционный совет суданского пробуждения», «Конгресс беджа» и др. Правительство в Хартуме контролирует столицу и крупные города, которых в Судане можно пересчитать по пальцам. Поэтому политические события в Хартуме – выборы и тем более инвестиционные соглашения – затрагивают большую часть страны только в том смысле, что повстанцы и племенные отряды иногда получают возможность грабить не только нищие деревни, но и внезапно появившихся белых или китайцев.

 Еще одним заметным явление политической жизни Судана стали военные перевороты. В череде многочисленных переворотов в Африке, Судан, как вишенка на торте. Впервые Судан  «прогремел» в 2019 году, когда военные  отстранили от власти правившего 30 лет президента Омара аль-Башира. Кстати, по иронии судьбы сам аль-Башир пришел к власти в 1989 году также в результате военного переворота. Как говорится, за что боролся, на то и напоролся…

В итоге, в конце августа 2019 года глава переходного военного совета Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан принес присягу в качестве руководителя Суверенного совета страны. Новый премьер Судана Абдалла Хамдок был приведен к присяге 21 августа 2019 года. Военные и гражданские власти договорились о переходном периоде для проведения масштабных политических и экономических реформ. 

Первая попытка

Через два года, в сентябре 2021 года в Судане вновь была предпринята попытка государственного переворота. Официально виновными были названы сторонники свергнутого более двух лет назад президента Омара аль-Башира. Однако суданский премьер Абдалла Хамдок дал понять, что причины случившегося глубже: попытка переворота — это результат общенационального кризиса и разногласий внутри государственных институтов страны, включая армию.

События развивалась так. Группа офицеров бронетанкового корпуса ВС Судана во главе с генерал-майором Абдель Баки Бакрауи, а также присоединившиеся к ним военнослужащие парашютно-десантного корпуса и подразделений инженерных войск попытались взять под контроль государственные учреждения в Хартуме, включая радиостанцию, а также заблокировать дороги и сместить Суверенный совет. Однако потерпели фиаско. Местные СМИ утверждают, что у властей была информация о готовящемся перевороте, и они просто выжидали, чтобы выявить всех заговорщиков. «Был установлен контроль над ситуацией и задержаны большинство участников неудачной попытки переворота, среди них 21 офицер, унтер-офицеры и солдаты»,— говорится в заявлении армии. Это уже шестая попытка переворота в Судане после свержения на фоне народных протестов в апреле 2019 года президента Омара аль-Башира и прихода к власти в стране военных.

Надо сказать, что все проблемы транзита власти премьер Абдалла Хамдок испытал  буквально на себе, пережив в марте прошлого года покушение на свою жизнь. После неудавшегося путча он заявил, что  необходимо извлечь урок из происшедшего. И добавил, что попытка переворота «ясно указывает на важность реформы для военного сектора и сектора безопасности». В июне он уже предупреждал о вызывающих беспокойство разногласиях в вооруженных силах и других силовых ведомствах Судана. К тому же противоречия обнажились и в самом Суверенном совете. Напомним, что Суверенный совет Судана, в состав которого вошли пятеро военных и шесть гражданских лиц, был приведен к присяге в августе 2019 года. Этот орган должен был управлять страной в течение 39 месяцев переходного периода до парламентских выборов. Предполагалось, что 21 месяц во главе совета будет стоять генерал Абдель-Фаттах аль-Бурхан, а на оставшийся срок его сменит гражданское лицо. Однако после подписания в октябре 2020-го мирного соглашения между Хартумом и вооруженными группировками, на протяжении многих лет действовавших в суданских штатах Голубой Нил и Южный Кордофан, переходный период был обнулен и в совет вошли три представителя повстанческих группировок. Выборы в Законодательное собрание планировались   на начало  2024 года. 

Внутри двух частей совета периодически возникали  споры о полномочиях, впрочем,  как и между другими ветвями власти. Так, например, в августе правительство решило выдать Международному уголовному суду Омара аль-Башира и еще двоих обвиняемых по делу о преступлениях в Дарфуре, но Суверенный совет до сих пор не дал на это своего согласия.

Говоря о причинах провала сентябрьского переворота, эксперты отмечали, что тот переворот провалился  из-за плохой подготовки. Однако не исключали новых попыток военных захватить власть в Судане.

 Суданский «великий» Октябрь 

И вот 25 октября 2021 года в Судане произошел очередной военный переворот. 25 октября для нас дата символическая. В 1917 году в Петрограде произошло событие, которые одни называют Великая октябрьская социалистическая революция, другие октябрьским вооруженным переворотом. 25 октября в Судане не стреляла «Аврора», и толпы революционно настроенных солдат и матросов не бежали на штурм суданского Зимнего. Там было все просто и конкретно.  На фоне кризиса, накалявшегося на протяжении многих недель, суданские военные решили управлять страной единолично. Они просто отказались от достигнутых два года назад договоренностей с гражданским обществом о разделении и транзите власти.  

Премьер Судана Абдалла Хамок и его жена были увезены в неизвестном направлении, а еще несколько высокопоставленных чиновников были задержаны. Глава Суверенного совета генерал Абдель-Фаттах аль-Бурхан объявил о введении в стране чрезвычайного положения, о роспуске Суверенного совета и правительства, отставке губернаторов штатов, приостановке работы антикоррупционного комитета, а также о введении чрезвычайного положения.  Вооруженные силы Судана взяли власть в свои руки, пообещав вернуть ее гражданскому правительству после парламентских выборов в июле 2023 года. 

Правда, глава правительства успел назвать происходящее переворотом и передать призыв к гражданам страны выйти на улицу, чтобы защитить революцию. К его словам присоединилось и объединение суданской оппозиции «Силы за свободу перемены». В заявлении говорилось, что военные отбросили страну на два года назад. В ответ глава Суверенного совета аль-Бурхан заявил, что путчисты действуют против развернувшейся в Судане «молодежной революции», которой потворствовали свергнутые чиновники. Однако главной причиной  октябрьских событий в Судане эксперты называют противостояние силовиков против гражданских чиновников Суверенного совета.  Судя по выступлению аль-Бурхана, военные действуют вместе с Силами оперативного реагирования (СОР), с которыми ранее был связан бывший представитель спецслужб и ныне арестованный премьер Хамдук. Лидеры СОР в 2019 г., выступив ключевой силой переворота против аль-Башира, с тех пор укрепили свое экономическое и политическое влияние за счет контроля приграничных территорий, где размещается золотодобыча, а также контрабанды табака, лекарств и продовольствия. Они смогли организовать «государство внутри государства». Теперь ранее враждовавшие СОР и армия выступили против гражданской части Суверенного совета и правительства с Хамдуком во главе. Очевидно, что СОР  хотят защитить свои накопленные за два года капиталы от гражданского правительства, которое хотело установить равенство всех перед законом и перевести всё под свой контроль. Надо сказать, что отношения между военными и представителями гражданского общества не сложились с самого начала. Как отмечает ведущая арабская газета «Аш-Шарк аль-Аусат», «гражданские» жаловались, что военные превышают свои полномочия в отношении внешней политики, военные обвиняли своих оппонентов в бесхозяйственности и монополизации власти. 

Борьба за власть между разными группировками сопровождалась  ухудшением экономической ситуации в стране. После падения режима аль-Башира США вычеркнули Судан из списка государств, поддерживающих терроризм. Это открывало дорогу для осуществления множества инвестиционных проектов и получения международной финансовой помощи. Новое правительство провело реформы под надзором МВФ, пытаясь привлечь иностранное финансирование и уменьшить суданский внешний долг. В результате реформ в июне годовой уровень инфляции в стране превысил 400%. Это стало поводом для новых волнений по всей стране. Уже больше месяца протестующие из «Верховного совета племен беджа» блокируют крупнейший порт страны Порт-Судан, что привело к приостановке приема нефтяных танкеров. В последние недели разногласия во властных кругах вылились в демонстрации на улицах суданских городов. Одни добивались роспуска правительства во главе с Абдаллой Хамдоком, другие требовали передачи власти от военных к гражданским.

Провал проекта демократического транзита власти серьезно обеспокоил международное сообщество — в первую очередь США, которые курировали это процесс. С начала октября спецпосланник США по странам Африканского рога Джеффри Фелтман несколько раз посещал Хартум, призывая найти компромисс между правительством и руководством Суверенного совета. Он, в том числе предупредил власти в Хартуме: они могут лишиться американской поддержки, если не будут соблюдать договоренности о передаче власти. После последних новостей из Хартума в Вашингтоне потребовали немедленного освобождения арестованных и выразили «глубокую обеспокоенность происходящим». ЕС и ООН осудили действия военных. Арабские страны и Турция также выразили обеспокоенность, но не стали никого обвинять, а лишь призвали обе стороны к сдержанности. Что касается России, то, по мнению экспертов, ей больше выгодно, чтобы у власти остались военные, и чем меньше западного влияния будет в Судане, тем лучше.

Небоевая ничья

Однако одно дело власть захватить, другое дело ее удержать. Суданские военные столкнулись с внутренним, а главное — международным давлением после разрыва договоренностей с гражданским обществом о транзите власти. В стране не прекращаются протесты, против военных выступили чиновники, в том числе дипломаты во главе с министром иностранных дел Марьям аль-Махди. Активную позицию заняло международное сообщество. Африканский союз заморозил членство Судана в организации, еще большим ударом для Хартума стала приостановка финансовой помощи со стороны Всемирного банка и США. 

Коалиция гражданских сил Судана призвала сограждан не прекращать протесты до тех пор, пока военные не пойдут на уступки. Коалиция потребовала от армии до 17 ноября передать управление Суверенным советом представителю гражданского общества. К акциям протеста присоединились профсоюзы и ряд частных компаний. Под давлением военные пошли на уступки и премьер Судана Абдалла Хамдок вернулся к себе и был помещен под домашний арест (правда, ему позволяют принимать посетителей). 

С ним встретились послы Франции, ФРГ, Норвегии, Великобритании, США и ЕС, а также спецпредставитель генсека ООН Волкер Первес. Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель поговорил с господином Хамдоком по телефону. Верным Абдалле Хамдоку осталось также Министерство информации, которое характеризует происшедшее не иначе как переворот. О своем несогласии с действиями армии заявили и суданские дипломаты. По данным агентства Reuters, заявление подписали послы в США, Китае, Франции, Бельгии, Швейцарии, Южной Африке, Катаре, Кувейте, Турции, Швеции, Канаде, а также при ЕС и миссиях ООН в Женеве и Нью-Йорке. После этого  стало известно, что Абдель-Фаттах аль-Бурхан уволил сразу шесть послов министр иностранных дел Марьям аль-Махди заявила: «Я горжусь послами Судана, которые вышли из лона славной революции народа». Слова главы МИДа прозвучали после проведенного ею накануне телефонного разговора с госсекретарем США Энтони Блинкеном. 

Под значительным внутренним и международным давлением  военный лидер Судана генерал Абдель-Фаттах аль-Бурхан издал указ об освобождении четырех министров. Из-под ареста были свобождены министр культуры и информации Хамза Балюль, министр связи и цифровизации Хашем Хасаб ар-Расул, министр торговли и снабжения Али Гедо и министр молодежи и спорта Юсеф Адам. Более того, суданские военные начали  переговоры с экс-премьером страны, которого они отстранили от власти. Ему даже предлагают вернуться на прежнюю должность. Немногим более десяти дней военным Судана хватило понять, что они откусили кусок власти больше, чем могут проглотить. И теперь начинают возвращать все на свои места, ведя с Хамдоком и его командой переговоры  по-новому соглашению о разделе власти между военными и гражданскими. 

Специальный посланник США по Африканскому Рогу Джефри Фелтман  прямо заявил суданским военным: облегчение долгового бремени, поддержка экономического развития страны и финансирование международных финансовых институтов зависят от восстановления «демократического пути развития». Контрольный выстрел по намерению военных Судана править в стране по «египетскому сценарию» произвел Париж. МИД Франции заявило, что военный переворот поставил под сомнение реализацию процесса Парижского клуба кредиторов по списанию международного долга, который составляет почти 14,1 миллиард долларов из 23,5 миллиардов задолженности Хартума перед этой организацией. Общая сумма потерь от военного переворота около 17 миллиардов долларов может отрезвить любого, в том числе и военных Судана. А это значит, что с переворотом пора заканчивать, гражданского премьера возвращать в кресло, а арестованных министров освобождать из заключения. Естественно никто не ожидает, что это случиться просто так. Поэтому военные сейчас ведут с Абдаллой Хомдоком ожесточенный торг за каждый пункт нового соглашения. И скорее всего компромисс состоит в следующем: Хамдок получит чуть больше полномочий, чем у него было ранее, но состав правительства будет более приемлемым для военных, чем это было до переворота. Судя по всему выходит, что переворот в Судане закончится ничейным результатом. и россосется, как бы сам собой. Однако это не значит, что рано или поздно кто-то из недовольных, вновь попытается сыграть свою партию. И тогда не факт, что она закончится для Судана таким же хеппи-эндом, как это произошло сейчас.

Ищи кому выгодно?

Не успела стихнуть стрельба на улицах Хартума, не успел, глава нового режима генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан объявить, с какой целью суданская армия захватила власть и какой курс намерена проводить, как аналитики и эксперты начали объяснять, кому выгоден переворот и что от него ждать. Надо сказать, что версий, в общем, не так много. Одна из основных такова: суданские власти заключили соглашение с Россией о строительстве базы российского ВМФ в Порт-Судане, но гражданское правительство под давлением США «пошло в отказ» – и было свергнуто военными, желающими эту базу получить и отношения с Россией сохранить. Одновременно появились статьи, рассказывающие о российских инвестиционных интересах в Судане, в основном касающихся золота и нефти, а также о присутствии в стране ЧВК Вагнера. Иногда можно прочесть: Россия возвращается в Африку, то одна, то другая страна континента отворачивается от Запада и обращается к России (в качестве примеров обычно приводят ЦАР, Мали и тот же Судан). Иногда в этой связи вспоминают и о дружбе африканских стран с СССР, которая якобы возрождается в новом историческом цикле. Это просто смешно и попытки выдать желаемое за действительное. Африканские страны никогда не были ни прозападными, ни просоветскими. Они (и это естественно) готовы были открыть ворота в свои природные кладовые тем, кто был готов предложить им больше денег, оружия и прочей помощи. Одни и те же африканские лидеры неоднократно меняли фронты холодной войны: так, известные тираны Бокасса, Иди Амин, Сиад Барре и Масиас Нгема попеременно дружили то с Западом, то с Москвой, то с ливийским лидером Муаммаром Каддафи. Четкой просоветской линии придерживались только Ангола, Мозамбик и Эфиопия, полностью зависевшие от советской военной и экономической помощи. Но трудно себе представить, чтобы современная Россия полностью взяла на содержание даже маленькую африканскую страну, не говоря уже об огромном Судане.

Еще одно заинтересованное «лицо»  —  Китай. Основной торговый партнер и инвестор обоих Суданов. Сыграв решающую роль в отделении Южного Судана, Пекин рассчитывал взять под контроль добычу и транспортировку нефти из обеих частей распавшейся страны. Ему это удалось, но затраты оказались огромными, а большая часть нефтяных месторождений остается недоступной из-за политических конфликтов (если так называть хаос и засилье бандитских группировок). Из-за этого планы Китая построить железные дороги Хартум – Порт-Судан и Хартум – Нджамена (столица Чада) так и не начали реализовываться. В последний год из-за пандемии, конфликтов с США и нарастания экономических трудностей Китай значительно снизил инвестиционную активность в Африке, в частности в Судане. Поэтому  очень сомнительно, что какие-нибудь силы (Россия, Запад, Китай) смогут извлечь из  суданского переворота  какую-нибудь пользу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь