ЧичасовВ последнее время отношения Брюсселя и Варшавы были и так довольно натянутые. Всё началось после того, как к власти в Польше пришли консерваторы из партии «Право и справедливость». Они сразу же принялись за реформу судебной системы. Оппозиция стала выходить на акции протеста, заявляя, что новые власти хотят всё подмять под себя. Но ничего не добилась. После этого отношения между ЕС и Польшей обострились. Брюссель не раз обвинял Варшаву в подрыве свободы СМИ, «неправильном» отношении к абортам и сексуальным меньшинствам. Осенью прошлого года почти треть страны объявила себя «зоной, свободной от идеологии ЛГБТ». Резолюция никакой законной силы не имела, но рассердила Евросоюз. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что в Европе не позволят притеснять отдельные части общества «за то, кого они любят, за этническое происхождение и возраст, религиозные убеждения и политические взгляды». 

А теперь Конституционный суд Польши вообще выпустил джина из европейской бутылки, вынеся беспрецедентный вердикт, согласно которому национальное конституционное законодательство имеет приоритет перед правовыми нормами ЕС. Неконституционными КС признал европейские законы, позволяющие национальным судам право игнорировать положения конституции или выносить решения на основе отмененных норм, а также законы, предоставляющие национальным судам право контролировать законность назначения судьей президентом страны и решения Национального судебного совета о назначении судей.

С просьбой рассмотреть вопрос о совместимости положений договоров ЕС, которыми Еврокомиссия обосновывает свое право высказываться по вопросам верховенства закона, с польской конституцией в КС обратился премьер-министр страны Матеуш Моравецкий. 

Причиной обращения стало признание судом Европейского союза в марте 2021 года запущенную правящей в Польше партией «Закон и справедливость» судебную реформу противоречащей законам ЕС. 

С точки зрения законодательства Евросоюза это означало, что Европейский суд может заставить Польшу отменить некоторые части спорной судебной реформы. И вот теперь судьи польского КС заявили, что «попытка Европейского суда вмешаться в польскую судебную систему нарушает  правило верховенства конституции и правило, согласно которому суверенитет сохраняется в процессе европейской интеграции». Таким образом, с точки зрения КС, институты Евросоюза действуют вне пределов компетенции, предоставленной им Польшей.

Брюссельский шок

 Это решение вызвало в Брюсселе шок. В Европе заговорили о возможности скорого «Полэксита» (по аналогии с Брекзитом). В данном случае, не напрямую, как в британском варианте, а, что называется, «с чёрного хода»: поскольку благодаря вынесенному КС решению действие европейских правовых норм в Польше фактически отменено. 

Вице-президент Европарламента Катарина Барли назвала вердикт польского Конституционного суда «решением исторического масштаба», позволяющим Польше «по своему желанию распрощаться с едиными европейскими согласованными правилами».

Глава МИД Германии призвал Варшаву к соблюдению европейских процедур. «Если страна принимает политическое решение стать частью объединённой Европы, она должна также обеспечить и полное соблюдение правил, действующих в Евросоюзе», -отметил  Хайко Мас. 

Вице-председатель Европейской комиссии Валдис Домбровскис заявил, что Польша упорно оспаривает верховенство законов ЕС над национальными законами, а польское правительство уничтожает независимые суды и нарушает права сексуальных меньшинств, фактически поощряя создание региональных «зон без ЛГБТ».  Глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен в свою очередь предупредила Варшаву о том, что официальный Брюссель не намерен оставлять демарш польского правительства без последствий. Она подчеркнула, что в соответствии с нормами договоров Евросоюза все решения Европейского суда являются обязательными для исполнения всеми судами и властями. Законодательство Евросоюза имеет приоритет над национальным законодательством, включая конституционные нормы. Она напомнила, что Брюссель использует все возможности в рамках, имеющихся у него официальных полномочий, чтобы обеспечить соблюдение странами-участницами установленного порядка. 

Парижская Le Monde считает, что терпению Европейской комиссии пришел конец: после многочисленных провокаций со стороны Варшавы Брюссель обязан отреагировать и защитить фундаментальные права Европейского союза и правового государства. То, что случилось 7 октября, стало «фронтальной атакой» на Евросоюз и вывело конфликт между Варшавой и Брюсселем на новый опасный уровень. После того, как в течение нескольких лет Еврокомиссия терпела нападки польских и венгерских националистов по фундаментальным вопросам правового государства, настало время ввести против них санкции.

Кто Брюссель не слушает, тот и плохо  кушает

После беспрецедентного решения Конституционного суда Польши, многие эксперты отмечают, что Рубикон уже перейдён и можно не сомневаться, что Европейская комиссия больше не станет церемониться и постарается задействовать максимум имеющихся у неё возможностей для того, чтобы оказать давление на Варшаву. Комиссар ЕС по вопросам юстиции Дидье Рейндерс уже сообщил на пресс-конференции в Брюсселе, что Еврокомиссия без колебаний воспользуется своими полномочиями в соответствии с Договорами и для обеспечения единообразного применения и целостности законодательства ЕС. Слишком много для Брюсселя поставлено сейчас на карту: постулат о том, что европейское право имеет абсолютный примат над национальным, является одним из краеугольных камней европейского интеграционного проекта. 

 А каковы же возможности  Брюсселя «приструнить» Варшаву? Определённый инструментарий в руках у европейских чиновников действительно есть. Так, например, статья 7 Договора о Европейском союзе даёт право Совету ЕС в случае «серьезного и устойчивого нарушения» государством — членом ценностей, лежащих в основе упомянутого Договора, «принять решение о временном отзыве отдельных прав, вытекающих из применения Договоров к соответствующему государству-члену, в том числе права голоса правительства этого государства-члена в Совете ЕС».  То есть частично или полностью временно отстранить проштрафившееся государство от процесса принятия решений в Евросоюзе. 

Скорее всего, реакция ЕС будет многоступенчатая. Поначалу Евросоюз попробует уговорить Польшу отменить свое решение. Если не выйдет — тогда начнут применять разные меры воздействия. Для начала существенно ограничат помощь из фондов Евросоюза, потом и вовсе могут ее лишить. Если и это не возымеет действие – тогда временно лишат голоса в Еврокомиссии, Совете ЕС и Евросовете

С последним пунктом, вероятно, возникнет загвоздка. Теоретически в ЕС есть процедура, которая позволяет лишить страну-нарушительницу голоса. Однако проблема в том, что для ее активации нужно согласие всех остальных государств-членов. А Польша заключила с Венгрией (к которой у «еврократов» тоже много претензий) своего рода соглашение о взаимопомощи, в рамках которого страны договорились голосовать против таких активизаций и спасать друг друга.

Самой жесткой реакции – приглашения Польши «с вещами на выход» из ЕС – тоже не предвидится. По идее, конечно, попросить надо. Однако проблема в том, что «механизмов изгнания из ЕС по сути нет, как и мотивов у кого бы то ни было далее сокращать количество членов.  И действительно, Брекзит (при всей радости от выхода такого деструктивного члена, как Великобритания) нанес серьезный удар по репутации ЕС как организации, в которую все мечтают войти.

Страна может выйти из единой Европы только по своему желанию. Ряд польских экспертов предлагают всем успокоиться, устроить общественную дискуссию и прийти к какому-нибудь пониманию в данном вопросе. «В Польше должны пройти серьезные дебаты по вопросу наших отношений с ЕС. Но это невозможно при такой политической поляризации, которая существует в стране. Оппозиция во всем соглашается с Союзом, размахивая знаменем телячьего евроэнтузиазма. Правые же окапываются, готовясь отразить дальнейшие атаки, а это не способствует размышлениям», – говорит польский политолог Петр Заремба.

А пока же Еврокомиссия намерена ввести в действие механизм, который окончательно заблокирует предоставление денег из фондов ЕС для стран, которые не соблюдают принципы правового государства. Заместитель председателя Еврокомиссии Вера Йоурова заявила, что все готово к тому, чтобы ввести в действие этот механизм в отношении Венгрии и Польши. То есть частично или полностью временно отстранить проштрафившееся государство от процесса принятия решений в Евросоюзе. 

 Речь идет о 120 млрд. евро плюс кредиты, которые выделяются в течение пятилетнего периода. Большая часть выплат предусмотрена в 2024-2025 годах. Однако и тут полякам будет чем ответить, ведь в немалой степени эти субсидии являются компенсациями за национализацию прибыли западноевропейскими компаниями, работающими в Польше.

Депутаты Европарламента, в первую очередь, представители фракции «зеленых», периодически выступающие с резкой критикой в адрес особого польского пути в ЕС, уже не в первый раз требуют свести процесс финансирования в рамках Евросоюза к простой и эффективной формуле «кто Брюссель не слушает и установленные для всех правила не выполняет, тот из европейского котелка не кушает».

Найдет ли Польша поддержку внутри Евросоюза? Вряд ли Ну кроме конечно Венгрии. Чехия, Словакия и Словения вряд ли Польшу поддержат. У них отношения с ЕС испорчены только по миграционному вопросу. По другим особых проблем нет.  К тому же они не обладают такими амбициями, как Польша, чье руководство скорее мыслит категориями Пилсудского. В других странах правительства более прагматичны. Где-то не желают терять деньги, как в Латвии или Румынии. Где-то — существенно влияют на решения ЕС, как Австрия и Швеция. А многих поляки своим позерством просто раздражают.

Две Польши

По мнению польской либеральной оппозиции, постановление Конституционного суда, принятое 7 октября, стало фактическим началом «Полэксита». Лидер либеральной оппозиции Дональд Туск призвал граждан к акциям протеста. И они его услышали. Десятки тысяч людей пришли в центр Варшавы на акцию в поддержку членства Польши в Европейском союзе. По словам Туска, по инициативе лидера правящей в республике партии «Право и Справедливость» Ярослава Качиньского полным ходом идет операция по выводу Польши из ЕС. Правда, протесты быстро стихли, а эксперты говорят, что на фоне невысокой популярности «еврооптимистов» во главе с экс-премьером Дональдом Туском в Польше вряд ли может начать свой Евромайдан.

Другой месседж, который посылает оппозиция – «полэксит» толкает Польшу в орбиту Кремля. «7 октября под диктовку «Права и справедливости» был совершен большой шаг к полэкситу, большой шаг в объятия России», — написала в Твиттере депутат польского Сейма Малгожата Трач. В Польше распространяется мнение, что нынешняя ссора может обернуться дрейфом «восточного блока» в сторону России и расколом в ЕС. «У такой страны, как Польша, очень простой выбор. Или быть частью Запада, или быть в сфере влияния России. Сказки о третьем пути – интеллектуальное мошенничество. ПиС, вероятно, и не хочет выводить Польшу из ЕС, но последовательно активирует механизмы, которые делают такой сценарий самоубийства более вероятным», – сказал порталу «7 дней инфо» Витольд Юраш, президент польского Центра стратегического анализа. 

Ответная реакция польских стороны на бурю негодования со стороны Брюсселя и европейских столиц была вполне предсказуемой. Премьер-министр Матеуш Моравецкий опроверг сообщения о возможном выходе Польши из ЕС, по его словам, Польша была и остается членом европейской семьи народов, а все сообщения о «Полэксите» являются фейком. Однако Моравецкий  подчеркнул, что Польша не является «непрошеным гостем» в ЕС и не позволит обращаться с собой как государством «второго класса». Конституционный суд подтвердил лишь то, что буквально соответствует букве и духу польской конституции. Прежде всего, отмечается тот факт, что положение Лиссабонского договора о приоритете решений Евросоюза от 2009 года нарушает условия приема Польши в ЕС от 2004 года. Польские власти отмечают, что Евросоюз мстит за их независимую политику. В том числе и экономическую, которая, например, позволила Польше демонстрировать быстрый рост промышленности. Причем в Варшаве не скрывают амбиций составить конкуренцию Германии в роли ведущего «промпроизводителя» ЕС.

Кроме того, многие эксперты считают, что ЕС сильно переоценивает действенность финансовых угроз. Так британский колумнист Мэтью Линн считает, что Польша – это растущая экономика, которая к тому же  пользуется старой, проверенной формулой низких налогов. Ставка корпоративного налога там составляет 19%, а самая высокая ставка индивидуального налога не превышает 32%. В Польше свободный рынок с малой долей государственного регулирования. Средние темпы роста уже 10 лет превышают 4%. Соотношение долга и ВВП составляет 45% и постепенно снижается. Дефицит бюджета на будущий год запланирован в пределах всего 6,5 миллиарда евро. И это при том, что у  Италии (соотношение долга и ВВП 155%), у  Франции (соотношение долга и ВВП 115%). Имея собственную валюту, собственный Центробанк и незначительные заимствования, Польша может не бояться, что Брюссель прикажет ЕЦБ сделать за него всю грязную работу, как было с Грецией и Италией. У него просто нет рычагов, на которые можно было бы надавить. Даже потеря 40 миллиардов евро Евросоюза вряд ли существенно скажется на стране, у которой ВВП превышает 600 миллиардов евро. Брюссель явно переигрывает в этой ситуации, как это было во время истории с Брекситом. 

Группа поддержки.

Впрочем, у польских властей появилась и своя «группа поддержки». В частности, решение Конституционного суда Польши поддержали и некоторые кандидаты на пост президента Франции. «Обеспечивая примат конституционного права над европейским, Польша реализует свое легитимное и неотъемлемое право на суверенитет», — заявила лидер «Национального объединения» Марин Ле Пен.

Кроме ультраправых политиков Марин Ле Пен и Флориана Филиппо, верховенство польской конституции над законодательством ЕС также поддержал социалист Арно Монтебург. «Франция, которая не разделяет тех же политических взглядов, как Польша, может, однако, подтвердить преимущество этих прав над европейскими решениями», — подчеркнул кандидат в президенты от социалистов.

Голоса в поддержку Польши прозвучали и в  Великобритании. И это неудивительно. Сегодня отношения Великобритании и Евросоюза находятся не в лучшем состоянии. Тем более, что Великобритания еще 31 января 2020 года покинула ЕС после 47 лет членства.

Британская Guardian  пишет, «…Польша спокойно создает одну из самых успешных в мире экономик, и Брюссель не сможет ею помыкать. Уже зазвучали мрачные угрозы лишить Польшу финансирования Евросоюза, чтобы заставить ее повиноваться. Но в этой драке Евросоюз непременно проиграет. До «Полексита» еще очень и очень далеко, но в столкновении между Брюсселем и Варшавой в конечном итоге верх одержит польская сторона». Автор статьи отмечает, что ситуация для Евросоюза чревата тремя серьезными опасностями. Во-первых, появится еще один кризис в дополнение к многочисленным уже существующим. ЕС никак не может оправиться от пандемии. В Германии пока нет правительства, и какая бы коалиция там ни сформировалась, она будет очень неустойчивой. А исход президентских выборов во Франции, которые состоятся в следующем году, совершенно не ясен. Единая валюта в состоянии хаоса, координация политики практически отсутствует. ЕС делает крупную ставку на финансирование Италии, надеясь, что эта самая слабая из ведущих экономик Европы наконец-то восстановится. У ЕС слабая оборона от усиливающейся России. Неужели ему на пользу драка с шестой экономикой Евросоюза? Вряд ли. 

Отреагировали на конфликт Евросоюза и Польши и праворадикальные партии. Так, официальный представитель «маргинальной» с точки зрения официального Брюсселя немецкой ультра-правой «Альтернативы для Германии» Йорг Мойтен выразил солидарность с польскими властями. «Совершенно недопустимо, чтобы Евросоюз шантажировал Польшу, увязывая членство в европейском объединении с постепенной передачей полномочий от Варшавы к Брюсселю. В результате постепенно размывается национальный суверенитет»,- подчеркнул немецкий политик. 

А единственной страной Евросоюза, которая подала голос в поддержку Польши, естественно была Венгрия. Как и Польша, Венгрия  находятся под мощным давлением либеральной части ЕС.

 Правительство Венгрии во главе с Виктором Орбаном приветствовало решение Конституционного суда Польши, который подтвердил, что национальное право имеет приоритет над законами Евросоюза. В официальном заявлении венгерского правительства говорится, что решение Польши вызвано «плохим функционированием» европейских институтов. Еврокомиссия обвиняется в «ползучем» расширении своих полномочий и ущемлении национального законодательства стран- членов ЕС, хотя этого не было предусмотрено в документах, подписанных при их вступлении в Европейский союз. В этой связи Конституционные суды членов ЕС обязаны проверить границы полномочий, которыми располагает Еврокомиссия.

Будапешт требует, чтобы Евросоюз уважал национальную идентичность государств, которые в него входят. Виктор Орбан заявил, что руководящие органы ЕС нарушили принцип, согласно которому национальные государства всего лишь делегирует Брюсселю часть своих полномочий. По его словам, приоритет европейского права действует только в тех областях, за которые отвечает ЕК, и рамки таких полномочий четко определены в договорах об учреждении Евросоюза.

Антилиберальный тандем двух членов ЕС – Польши и Венгрии действительно может действовать радикально. Во-первых, до сих как Польша, так и Венгрия входят в число немногих стран ЕС, которые не получили «зеленый свет» на получение денег из антикризисных фондов ЕС. Во-вторых, в  ответ на действия Евросоюза Варшава и Будапешт могут наложить вето на решения ЕС, если против них будут приняты санкционные меры. На сегодня действующие правила Евросоюза требуют единогласной поддержки решений, которые принимает Совет Европейского союза, однако введенные в последнее время поправки в законодательство ЕС позволяют принять соответствующее решение квалифицированным большинством, в обход вето со стороны Венгрии и Польши. 

Выйдет или не выйдет?

Возникшие размолвки с Брюсселем помогают Варшаве выявить, насколько им готовы пойти на уступки в ЕС. Польша показывает европейским бюрократам, что на них не надо давить, что они готовы подчиняться своим законам. Репрессивные меры, о которых много говорят,  в данном случае применить  довольно сложно. Во-первых, из-за репутации брюссельской бюрократии. Во-вторых, из-за того, что это приведет к нестабильности в самом Евросоюзе. И конфликт с Брюсселем полякам только на руку. Ведь на фоне всех этих событий они могут стать лидерами европейского автономизма. В Варшаве уверены, что они могут отстаивать свое представление о том, как должен выглядеть Евросоюз. Это доказательство того, что они хотят оставаться в составе ЕС, на выход они явно не собираются. В конце концов, даже инициатор иска в Конституционный суд, премьер Матеуш Моравецкий, приветствовавший этот вердикт, в своем заявлении отдельно подчеркнул: «Место Польши есть и будет в европейской семье народов».  «Мы хотим сообщества взаимоуважения, а не сообщества равных и более равных… Такого союза мы хотим, и такой союз мы будем создавать в будущем», — добавил он.

Кроме того, поляки — одна из самых проевропейских наций ЕС. На референдуме 2003 года за вступление в ЕС проголосовали 74% избирателей. Начиная с 2004 года, Польша получила от ЕС 127 млрд. евро, больше, чем любая другая страна союза. Эти деньги преобразили Польшу, позволив ей построить дороги, мосты, школы, очистные сооружения и футбольные поля. Больше двух миллионов поляков воспользовались свободой передвижения внутри ЕС и переехали заграницу. Естественно, что польская экономика глубоко интегрирована в экономику в ЕС. А переговоры по поводу Brexit показали, как сложно отделить экономику отдельной страны от единого рынка ЕС. В случае Польши, это было бы не просто еще сложнее, но превратилось бы в настоящую катастрофу для страны. Польские компании экспортируют и импортируют товары почти исключительно внутри единого рынка ЕС. В ЕС отправились 80% польского экспорта, и из ЕС Польша получила 58% импорта. Растущая экономика страны получает масштабные иностранные инвестиции, которые превратили Польшу в мастерскую ЕС. Еврофонды и участие в едином рынке оказали огромное влияние на рост благосостояния поляков: их доход вырос с 45% от среднего по ЕС в 2004 году до 70% от среднего по ЕС в 2017 году — лучший результат за тысячелетнюю историю страны. При этом, если Великобритания — шестая по размеру экономика мира, то Польша — двадцать вторая, и гораздо сильнее зависит от ЕС. 

Кроме того, связи с НАТО и ЕС удалили ее из сферы влияния Кремля. Однако все может измениться, если Польша снова станет одинокой. В период президентства Дональда Трампа, националисты Варшавы нашли общий язык с националистами в Вашингтоне. Однако Джо Байден не разделяет презрения Трампа к ЕС. Это уже стало проблемой для Великобритании, и может стать еще большей проблемой для вышедшей из ЕС Польши. Несмотря на то, что власти Польши часто подчеркивают важность других региональных альянсов, таких как Вышеградская группа или инициатива Трехморья. Однако все входящие в них страны — члены ЕС, и трудно представить, что они поставят на первое место отношения с Варшавой, а не с Брюсселем.

Польские эксперты также не верят в выход Польши из ЕС. Так, Антоний Дудек, политолог из варшавского университета имени Стефана Вышинского, считает, что, несмотря на громкие заявления оппозиционных политиков, угроза выхода Польши из состава Евросоюза пока что нереальна, ведь абсолютное большинство поляков, как сторонников власти, так и поддерживающих оппозицию, выступают за сохранение их страной членства в ЕС. Польские наблюдатели соглашаются, что власть в лице Ярослава Качиньского, формально занимающего пост вице-премьера в правительстве Моравецкого, но считающегося самым влиятельным политиком страны, вряд ли пошла бы наперекор общественным настроениям, которые явно склоняются к сохранению Польшей членства в ЕС.

По мнению европейских наблюдателей, Евросоюз сегодня переживает сложный момент своей истории, сопоставимый с решением Великобритании осуществить Брексит. Решение польского Конституционного суда может разрушить фундамент, на котором построен Европейский союз. Весьма вероятно, что нынешний кризис выйдет из-под контроля Еврокомиссии и начнется развал ЕС. Ведь у польских национал-популистов есть последователи в других странах Европы. Вероятный кандидат в президенты Франции, ультраправый политик Эрик Земмур заявил, что настал момент утвердить приоритет французского права над европейским… 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here