В отличие от Украины политическая осень в Израиле будет не скучной. В сентябре  правительство Нафтали Беннета перешагнет отметку  100 дней. Напомним, что присяга нового главы правительства в июне 2021 года положила конец длившемуся 4 456 дней с 2009 года бессменному правлению Биньямина Нетаньяху. Вопреки прогнозам скептиков, которые предсказывали  «разношерстной» коалиции и Беннету недолгую политическую жизнь, она демонстрирует жизнеспособность. Хотя и напоминает сапера, который ошибается только один раз. Ибо любой неверный шаг правительства — путь к развалу коалиции и новым досрочным выборам.

Кто, кого?

Проблем в коалиции действительно хватает. Особую головную боль ей доставляет «левый фланг». где недовольство раз за разом высказывают  депутаты левой социал-демократической партии МЕРЕЦ. Они признаются, что чувствуют себя в коалиции «бедными родственниками» потому, что в своей стратегии Беннет хочет быть «немного правее», чем был Нетаньяху. Недавно, почти все депутаты от партии МЕРЕЦ, подписали письмо к премьеру с требованием заморозить выдачу разрешений на строительство более чем двух тысяч единиц жилья в Иудее и Самарии. Глава партии МЕРЕЦ, министр здравоохранения Ницан Горовиц это письмо не подписал, объяснив свой отказ нежеланием вносить раскол в работу правительства. Проблем коалиции добавляет и экс-премьер Биньямин Нетаньяху, который  не оставляет попыток ее развалить, вбрасывая в СМИ  нужную инфу. Из последних нестандартных ходов Нетаньяху – предложение министру обороны Бени Ганцу поддержать вотум недоверия правительству, а после выборов  занять пост премьер-министра без ротации. Вряд ли Ганц «поведется» на предложение Нетаньяху. Уровень недоверия между ними зашкаливает, и такое предложение со стороны «Ликуда» не может не вызывать подозрений. Да и собственный  опыт общения Ганца с экс-премьером подсказывает ему, что  на обещания Нетаньяху полагаться нельзя.

Пока же в  «Ликуде» намерены заняться борьбой за чистоту своих рядов  и блокировать дорогу обратно тем, кто покинул партию в последнее время. Секретариат партии принял решение, что «дезертир» не сможет вернуться в «Ликуд» в течение восьми лет. И эти меры не беспочвенны. Эксперты отмечают, что после принятия бюджета в первом чтении в коалиции уверены в ее расширении за счет «беглецов» из «Ликуда». Известный израильский политолог  Габи Вольфсон отмечает, что в  «Ликуде» ситуация на грани критической, и, как только появится возможность, найдутся те, кто захотят поменять длительное пребывание в «пустыне» оппозиции, на уютное коалиционное кресло. Он замечает, что  понять, чем продиктованы такие мечты представителей коалиции — не сложно. Опираться на 61 мандат – занятие хлопотное и неблагодарное. Даже при отсутствии сиюминутной угрозы падения правительства, зависимость от каждого депутата при голосовании, превращает такую коалиционную жизнь в крайне сложную.

Найдутся ли в «Ликуде» беглецы? Эксперты не исключают такую возможность. Тем более, что опросы показывают, что до тех пор пока Нетаньяху находится у руля партии, у «Ликуд» не так много шансов вернуться во власть. Как утверждает тот же Габи Вольфсон,  в самом «Ликуде» все больше тех, кто готов совершить то, что еще совсем недавно казалось актом политического самоубийства – бросить вызов Нетаньяху и выставить свою кандидатуру на пост главы партии против него. Если на  партийных праймериз  Нетаньяху победит, то вероятность исхода из «Ликуда» тех, кто устал от экс-премьера, достаточно высока. Как показывают результаты всех опросов общественного мнения, в случае выборов в Кнессет 25-го созыва картина распределения мандатов существенно не изменится. А это не устраивает ни бывшего, ни действующего премьер-министра. При таких данных, в случае выборов, Беннет рискует стать экс-премьером, а Нетаньяху «пролетит» мимо правительство.

Залог стабильности

А пока коалиция празднует первую победу – принятие Кнессетом в первом чтении бюджета 2021/22 годы. В поддержку законов проголосовали 59 депутатов, против – 54. Теперь законопроекты будут переданы в комиссии для подготовки ко второму и третьему чтению. Окончательно бюджет должен быть утвержден к середине ноября, в случае неудачи правительство вынуждено будет объявить новые внеочередные выборы.

Выступая на внеочередном пленарном заседании Кнессета 2 сентября, министр финансов Авигдор Либерман заявил, что рассматриваемый проект бюджета «самый социально-ориентированный во всей истории Израиля». «Это праздничный день – сегодня, после трех с половиной лет перерыва парламент вновь обсуждает государственный бюджет. 3 с половиной года никаких серьезных дискуссий не было, речь идет о беспрецедентной ситуации», – добавил Либерман. Утверждение проекта государственного бюджета в первом чтении прошло для коалиции Нафтали Беннета почти безболезненно. Как и следовало ожидать, разногласия между партиями, формирующими коалицию, были преодолены достаточно легко – никому в этой коалиции не хочется спешить на избирательные участки. Более того, в отличие от бюджетов предыдущих годов, на сей раз большая часть требований и разногласий обсуждались уже перед голосованием в первом чтении, а не были оставлены «на потом». Это тоже свидетельствует о стремлении закончить политические баталии вокруг бюджета ранее обычного, не оставляя их на последний момент. Надо отметить, что еще накануне голосования министр финансов, глава партии «Наш дом- Израиль» Авигдор Либерман выглядел уверенно и спокойно. Либерман знал, что утверждение бюджета в первом, а скорее всего и во втором и третьем чтениях гарантировано. Будучи опытным политиком, лидер НДИ отлично знает, что все бюджетные разногласия преодолеваются в том случае, если есть базисное желание партий, входящих в коалицию, продолжать сотрудничество. Не случайно, правительство Ганца-Нетаньяху распалось именно на бюджете.

Вопрос №1

Аксиомой израильской политики всегда было утверждение, согласно которому социально-экономическая повестка дня способствует улучшению позиций левоцентристского лагеря, в то время как внешнеполитическая и военная тематика играют на руку, так называемым, правым. Но тут пришел коронавирус и эти устаревающие определения стали и вовсе неактуальными. Ситуация с коронавирусом — пока главный критерий по которому израильтяне будут оценивать кабмин Беннета. Если эпидемиологическая ситуация улучшится, возможно изменятся и показатели в опросах общественного мнения. Но пока очевидных поводов для оптимизма нет. В августе Израиль вновь атаковал коронавирус. После отмены в июле всех ограничений, грянул август с новой волной пандемии. В последние дни лета «вакцинированный» Израиль установил рекорд заражений – почти 11 тысяч новых случаев за сутки (данные Минздрава Израиля). Оппозиция перешла в наступление, говоря о том, что это новое правительство  не приняло всех необходимых мер, а вернее как отмечает экс-министр здравоохранения Юлий Эйдельштейн, власть «проспала» время, когда надо было делать серьезные шаги в борьбе с пандемией. В интервью NEWSru.co.il Эйдельштейн заявляет, что когда специалисты из министерства здравоохранения несколько недель назад порекомендовали правительству вернуть «зеленый стандарт», вернуть маски, ограничить массовые мероприятия и так далее, на них в лучшем случае махнули рукой, а в худшем, как мы знаем из отчетов прессы, назвали разными нехорошими словами. Причем речь идет о тех самых людях, которые, совсем недавно помогли нашему правительству вывести страну из кризиса. Сейчас момент был упущен. Естественно, коалиция и правительство  все нападки отвергают, и продолжает «гнуть» свою стратегическую линию — локдаун это последний шаг, к которому прибегнет правительство. На пресс-конференции, посвященной борьбе с коронавирусом, премьер-министр Нафтали Беннет послал израильскому обществу ряд антикоронавирусных месседжей: «…тотальная вакцинация населения, в том числе третьей дозой, непременно даст свои плоды, которые мы увидим в ближайшее время», «… цель правительства — сохранение здоровья и доходов граждан, поэтому локдаун не стоит на повестке дня».

Беннет отдает себе отчет в том, что  от ответа на вопрос, удастся ли ему остановить распространение эпидемии и избежать локдауна, зависит не только тактика борьбы с пандемией. На кон поставлена вся концепция, изложенная премьер-министром: в первую очередь прививки, в последнюю очередь локдаун.

Кнутом, пряником и американской молитвой

Но не только коронавирус занимает мысли премьер-министра и правительства. Еще один критерий, по которому израильтяне будут судить об эффективности – это вопросы безопасности и ситуация в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Ситуация в секторе Газа, как всегда напряженная. В ночь на 13 сентября, в приграничных с сектором Газы районах Израиля сработал сигнал «Цева адом». Был зафиксирован запуск ракеты из Газы, которая была сбита системой ПРО «Железный купол». Накануне вечером также была предпринята попытка ракетного обстрела из Газы. Вскоре после попытки ночного обстрела израильские ВВС нанесли ответные удары по объектам террористической организации ХАМАС.  Но не только силой оружия Израиль пытается добиться снижения напряженности в секторе Газа. Буквально на днях министр иностранных дел Израиля Яир Лапид обнародовал развернутый план изменений политики Израиля в отношении ХАМАС и сектора Газа. Лапид предложил новую формулу в отношении Газы: «экономика взамен на безопасность».

На первом этапе предполагается восстановление гуманитарной инфраструктуры в секторе в обмен на долгосрочные обязательства ХАМАСа сохранять тишину и избегать конфронтации.

Но есть и второй этап, включающий международные инвестиции, строительство в Газе морского порта и транспортное сообщение с Западным берегом. Все это, разумеется, при условии долгосрочного мира. Параллельно всему этому Израиль планирует постепенно ослаблять позиции ХАМАС в Газе дипломатическими и экономическими методами. Свой план план Лапид представил на конференции Института контртеррористической политики при Университете имени Рейхмана в Герцлии.  В своем выступлении он отметил, что  намерение состоит не в том, чтобы вести переговоры с ХАМАС. «Для Израиля представительным органом палестинцев является не ХАМАС, а Палестинская администрация», –цитирует министра 12-й телеканал Израиля. Лапид добавил, что «формула «экономика в обмен на безопасность» заставит ХАМАС объяснять жителям Газы, почему они живут в условиях бедности и дефицита». Непонятно, каков статус этого плана и как к нему относятся партнеры министра по коалиции. На конференции Яир Лапид сообщил лишь, что премьер-министр Нафтали Беннет и министр обороны Бени Ганц «знакомы с этой позицией и поддерживают принцип, лежащий в ее основе».

Кроме того, Лапид сказал, что он провел «много подготовительных переговоров с официальными лицами в арабском и западном мире, которые изучают эту идею». Среди этих «официальных лиц», по словам министра, были представители власти Египта и других стран Персидского залива, госсекретарь США Энтони Блинкен, министр иностранных дел России Сергей Лавров и высокопоставленные чиновники в Евросоюзе. Несмотря на видимую утопичность плана, эти шаги нового израильского правительства свидетельствую о новом тренде Тель-Авива: через усиление Палестинской автономии добиваться ослабление ХАМАС в секторе Газа. Об этом свидетельствует и состоявшаяся в конце августа, впервые за многие годы, встреча в Рамалле между министром обороны Израиля Бени Ганцем и президентом Палестинской автономии Махмудом Аббасом. В окружении главы правительства подчеркивали, что речь шла не о политических переговорах, а лишь о координации по вопросам безопасности. Палестинское движение «Хамас» уже поспешило охарактеризовать встречу в Рамалле как «удар в спину». Как отмечают эксперты, прошедшая встреча стала первым за 10 лет мероприятием такого рода на высоком уровне между представителями правительства Израиля и президентом Палестины. До недавнего времени не было даже телефонных контактов. Последний разговор между бывшим тогда премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и Махмудом Аббасом состоялся в июле 2017 года на фоне кризиса вокруг Храмовой горы в Иерусалиме, а мирные переговоры были прерваны в 2014 году.После  смены правительства Израиля в июне этого года ситуация разительно изменилась. За последний месяц Махмуд Аббас провел четыре телефонных разговора с высокопоставленными должностными лицами Израиля — два с президентом Ицхаком Герцогом, один с Бени Ганцем и один с министром общественной безопасности Омером Бар-Левом.

В окружении премьер-министра Израиля Нафтали Беннета еще раз заверили, что «дипломатического процесса с палестинцами нет и не будет», на встрече обсуждались «текущие вопросы между оборонным ведомством и властями  Палестины». Тем не менее, на следующий день после встречи  министр обороны Бени Ганц утвердил список послаблений, которые, которые будут введены в отношении Палестинской автономии: В частности, Израиль предоставит ПА кредиты на сумму 500 млн шекелей и выдаст еще 15.000 разрешений на работу палестинам из Иудеи и Самарии.

Переговоры в Рамалле обнажили извечные противоречия  между различными политическими лагерями и указали на сложность ситуации, в которой оказалось новое израильское правительство. Об этом свидетельствует реакция на встречу Бени Ганца с Махмудом Аббасом. В то время как представители левого лагеря Израиля приветствовали переговоры, представители крайне правых партий назвали это «позором». Впрочем, аналогичную реакцию продемонстрировал и «Хамас», обвинив президента Аббаса в том, что он «нанес удар в спину палестинскому народу». В отличие от своих партнеров по коалиции  премьер-министр Израиля Нафтали Беннет в отношении Палестины категоричен, заявляя, что  урегулирования конфликта с палестинцами во время его пребывания на посту главы правительства не произойдет. «Мое правительство будет тем правительством, которое совершит прорыв в экономике. Но добьется славы оно не разрешением конфликта, который продолжается уже 130 лет», — сказал он в опубликованном во вторник интервью газете The New York Times. Беннет также сообщил, что не намеревается прекращать политику строительства поселений на палестинских территориях. Как отмечает российский «Коммерсант» «…Нафтали Беннет — выходец из правого израильского политического лагеря, тесно связанного с поселенческим движением. Представить его идущим на переговоры об урегулировании с палестинцами, где неизбежно речь пойдет о территориальных уступках, невозможно. Тем не менее, в Израиле осознают, что в последние годы ошибочно игнорировали власти в Рамалле, что в том числе подорвало авторитет Махмуда Аббаса и его окружения внутри Палестины и позволило движению «Хамас» усилить свои позиции не только в контролируемом им секторе Газа, но и на Западном берегу. Сейчас эту ситуацию пытаются исправить, что своевременно как никогда с учетом роста политических протестов против властей на палестинских территориях».

В правительстве понимают, что для Израиля хаос на Западном берегу и падение власти возглавляемого Махмудом Аббасом движения «Фатх», с которым у израильских спецслужб налажены тесные рабочие отношения в вопросах безопасности, было бы настоящей катастрофой. Как отмечает израильский журналист Барак Равид в публикации на сайте Axios, одна из причин перемен в отношениях Израиля с Рамаллой — участие в правительственной коалиции левых партий. По его словам, движущей силой в данном случае выступает министр регионального сотрудничества Израиля и член левой партии «Мерец» Иссауй Фредж. Он единственный представитель арабской общины в израильском правительстве. Кроме того, коалиция пользуется поддержкой исламистской партии РААМ. Разные политические взгляды членов правительственной коалиции, с одной стороны, открывают новые возможности, но с другой — делают ее крайней неустойчивой, что исключает резкие политические шаги.

Следует отметить, что  при всей внутренней целесообразности в возобновление диалога с Палестинской автономией новой коалицией, основная роль в урегулировании палестинского конфликта принадлежит внешнему фактору — Соединенным Штатам Америки. Именно при президенте Джо Байдене диалог был восстановлен. США вернулись к концепции сосуществования двух государств — Израиля и Палестины, как единственного пути к достижению прочного урегулирования палестино-израильского конфликта. Вашингтон вновь готов оказывать гуманитарную помощь палестинцам и осуществлять дипломатические контакты с Рамаллой. США и Израиль едины в том, что нужно помочь Махмуду Аббасу укрепить свои позиции, но в их позициях есть расхождения.

 В первую очередь это касается поселенческой деятельности Израиля. Вашингтон ее не поддерживает, правда, как видно из заявления Белого дома по итогам переговоров, Нафтали Беннета за нее особо и не критиковали. Еще одна тема для разногласий — открытие консульства США в Восточном Иерусалиме для работы с палестинцами. В интервью The New York Times Нафтали Беннет ушел от прямого ответа на вопрос на эту тему. А вот оппозиция высказалась однозначно. Так, экс-мэр Иерусалима, депутат Кнессета от возглавляемой Биньямином Нетаньяху партии «Ликуд» Нир Баркат, считает, что  этот шаг будет «катастрофическим» для Израиля. При этом Нафтали Беннет старается публично не высказываться против действий администрации в Вашингтоне, даже если он с ними не согласен.

Американский вояж на фоне протестов

Внешнеполитическая активность всегда была козырной картой, которую использовали израильские лидеры в момент тех или иных кризисов внутри Израиля. Биньямина Нетаньяху не раз критиковали (зачастую неоправданно) за то, что он развивал дипломатическую активность именно в тот момент, когда чувствовал, что его популярность пошатнулась из-за социальных, экономических и иных коллизий. В этом смысле Беннет не исключение. На встречу с президентом США Джо Байденом израильский премьер отправился на фоне роста числа инфицированных коронавирусом. В день отлета премьера, в Израиле было зафиксировано рекордно высокое за полгода число заражений за сутки. При этом к правительству стало все больше вопросов, касающихся  не только  сферы здравоохранения, но и экономики. О проблемах премьер-министру напомнили прямо перед отъездом. Его вылет в Вашингтон был задержан на час из-за забастовки сотрудников израильской авиакомпании El Al, которые вышли на летное поле. Они протестовали против увольнений и требовали от правительства поддержки пострадавшей в результате пандемии авиаотрасли. Опросы, опубликованные за несколько дней до визита Беннета в США, давали грустную картину. Как отмечает израильский политолог Габи Вольфсон в своем аналитическом обзоре: «… опрос опубликованный телеканалом «Кешет», который трудно заподозрить в чрезмерных симпатиях к Биньямину Нетаньяху, показал, что 46% израильтян предпочитают предыдущее правительство (да-да, то самое правительство Нетаньяху-Ганца), в то время как 33% предпочитают нынешнее правительство. 51% опрошенных оценили работу премьер-министра как плохую, лишь 40% дали ей высокую оценку. Показатель, который должен особо обеспокоить Нафтали Беннета: лишь 25% считают, что он более подходит на должность главы правительства, чем Нетаньяху. 45% хотят видеть главой правительства нынешнего лидера оппозиции. Да, сейчас нет выборов, и опросы в такое время – это скорее игра для журналистов и политиков. Однако опросы дают представление об общей тенденции. И тенденция эта не сулит Нафтали Беннету ничего хорошего».

Встреча премьер-министра Израиля и президента США, помимо очевидных дипломатических, геополитических и военных вопросов, всегда преследует и внутриполитические цели. Поэтому Беннет отправился в США не только для установления доверительных отношений с Джо Байденом, но и  для того, чтобы остановить падение своего рейтинга. Он хотел показать израильтянам, что во главе правительства находится не случайный человек, который лишь благодаря сомнительной политической комбинации стал премьер-министром, а серьезный политик, которого принимают в Белом доме и ждут с визитом в Каире. В окружении Беннета, накануне визита, не без гордости говорили о том, что он станет едва ли не первым мировым лидером, с которым Байден будет обсуждать события в Афганистане и возможные последствия прихода к власти талибов. Конечно, кадры встречи в Овальном кабинете не повлияют на отношение израильтян к процессу принятия решений по вопросу об эпидемии, но могут дать Беннету очки в глазах израильтян в целом. Встреча с президентом США – отличное подспорье для изменения негативной тенденции. Как отмечает израильский политолог Бенни Брискен «…в Израиле обычно обращают большое внимание на продолжительность встреч, так как считается, что это одно из свидетельств их серьезности. Так вот личная встреча Беннета с Байденом планировалась не более чем на 20 минут, а продолжалась целых 50, да еще и происходила в суперинтимной обстановке, за чашкой кофе в личной столовой президента. Возникает впечатление, что американцы достаточно правильно ориентируются в реалиях израильской политики, поскольку подарили премьеру-новобранцу замечательную возможность помахать кукишем перед носом Нетаньяху, который в это время находился в отпуске с любимой женой и сыном на Гавайях. Для Беннета это очень символично: он пьет кофе с американским президентом в Белом доме, пока его бывший босс загорает на пляже и может влиять только на время ужина с женой и сыном, да и это не на сто процентов». Беннет объяснил, что хочет работать над американо-израильскими отношениями так же аккуратно, как он работает над балансом сил внутри своего разнородного правительства.

Израильский премьер упомянул, что его философия работы с коалиционным правительством заключается в следующем: когда кто-то его злит, премьер не устраивает информационную кампанию в СМИ, а просто говорит с этим человеком напрямую. «Вот как я хочу, чтобы мы работали. Если есть какие-то проблемы, мы будем созваниваться, и не будем обращаться к прессе», – приводят источники слова Беннета.

Главной темой визита естественно и традиционно был Иран. Беннету удалось выжать максимум возможного. Все официальные лица, с которыми он общался, включая президента Байдена, однозначно пообещали, что у Ирана никогда не будет ядерного оружия. «Если дипломатические меры ни к чему не приведут, мы обратимся к другим способам» — заметил Джо Байден. Беннет отреагировал на эти слова, сказав, что рад был услышать это заявление. «Иранский режим – это радикальный исламский режим, угрожающий всему миру. Пока мы сидим здесь сейчас, иранцы обогащают свои уран в Натанзе, мы должны остановить этот процесс», — сказал он. Еще перед визитом в США Нафтали Беннет подчеркнуто демонстрировал свое отношение к Ирану и «ядерной сделки». «Я скажу президенту Байдену, что пришло время остановить Иран, а не бросать ему спасательный круг в виде ядерной сделки, срок действия которой уже истек»,— сказал господин Беннет на заседании кабинета министров.

Тема урегулирования с палестинцами к неудовольствию главы израильского правительства была все же поднята, но скорее из соображений исполнения «обязательной программы» президента-демократа, чем для реального поиска серьезных решений. Тем не менее Беннет приехал в Вашингтон не с «пустыми» руками. За две недели до отъезда  в США министр обороны Израиля Бени Ганц одобрил строительство около 2 тыс. новых домов в поселениях на Западном берегу реки Иордан — территории, которую международное сообщество считает оккупированной. Правда, одновременно было дано разрешение на строительство тысячи палестинских домов в контролируемой Израилем «зоне C», занимающей примерно 60% Западного берега. Эксперты отметили, что это жест  в сторону палестинцев, рассчитанный на демократов и президента Байдена — израильские власти редко дают им добро на возведение домов в этом районе, что приводит к масштабному незаконному строительству и в результате сносу построенных зданий. По мнению обозревателей, Беннет сумел не угодить в коварную ловушку, которую представляет собой «палестинская проблема». В интервью «Нью-Йорк Таймс», данном накануне встречи с Байденом, премьер нашел способ угодить и президенту США, настаивающему на возобновлении мирных переговоров, и большинству израильтян, не желающих идти на уступки палестинцам. Беннет заявил, что его правительство не станет аннексировать спорные территории в Иудее и Самарии, но в то же время не пойдет и на создание палестинского государства. В сухом остатке можно сказать, что Нафтали Беннет сделал серьезный шаг в сторону укрепления своей внутренней и внешней легитимности. Он провел визит вполне достойно и сумел начать процесс восстановления отношений между Израилем и правящей в Америке сегодня демократической партией, а это значит и с американской еврейской общиной.

Антииранский фронт

Ситуацию вокруг Ирана Израиль обсуждает не только с Вашингтоном. Еще накануне визита в США Нафтали Беннет заявил, что Израиль хочет создать коалицию с арабскими странами против Ирана. По словам экспертов, в такую коалицию могут войти страны Персидского залива. Можно предположить, что в будущую коалицию могут войти страны, с которыми  Израиль недавно  нормализовал отношения (в 2020 году Израиль официально признали ОАЭ, Бахрейн, также арабские государства Судан и  Марокко). Теоретически к коалиции может присоединиться Египет, который и гарант безопасности для арабских монархий, и их союзник. А вот вероятность вхождения в коалицию Саудовской Аравии под вопросом, она может ограничиться ролью «тихого партнера за кулисами». Причины, которые толкают персидские монархии, и отдельные арабские страны в возможную коалицию лежат в плоскости безопасности. Они опасаются возможной гегемонии Ирана, его ядерного статуса и роста нестабильности в регионе после потери лидерских позиций  США. Аравийские монархии видят, как Иран стал доминировать в Ираке, в Ливане, наращивают позиции в Сирии. А Израиль — потенциальный поставщик военной продукции и технологий. Они нужны Израилю, а Израиль нужен им. В целом такой альянс может положить начало серьезному процессу новой расстановки сил на Ближнем Востоке.  Кроме того, через создание такой коалиции Израиль попробует легализовать сотрудничество с теми государствами, с кем установлены пока только неофициальные связи. В частности,  Саудовской Аравией будет проще пойти на признание Израиля, договорившись о борьбе с общим врагом. Если Беннет реализует этот амбициозный план – это будет большой прорыв и серьезный шаг на интеграцию Израиля в региональную систему. Однако главной проблемой на пути создания такой коалиции, эксперты видят общественное мнение в арабских странах. Смогут ли власти после стольких лет убеждения, что Израиль — враг, убедить общественное мнение в обратном?

Похоже, что Нафтали Беннет  от слов перешел к делу и уже начал формировать антииранский фронт. Об этом свидетельствует визит премьер-министра Израиля в Египет и его встреча президентом Египта Абдулом-Фаттахом Ас-Сиси. Одной из основных тем на переговорах стала ядерная программа Ирана. Также лидеры двух стран обсудили укрепление отношений между Израилем и Египтом, группировку ХАМАС, контролирующую сектор Газа, роль Турции в гражданской войне в Ливии, напряженность между Египтом и Эфиопией и угрозу исламистских террористических группировок. Беннет поблагодарил Ас-Сиси за важную роль, которую Египет играет в регионе, назвав страну «краеугольным камнем безопасности и стабильности на Ближнем Востоке Основой для этого признания на долгие годы является мир между Израилем и Египтом. Поэтому с обеих сторон мы должны инвестировать в укрепление этих отношений», — заключил глава правительства.

Антииранская риторика звучала и на встрече министр иностранных дел Израиля Яир Лапида и его российского коллеги Сергея Лаврова  в Москве. Иранский вопрос крайне актуален для Израиля, поскольку Тегеран сейчас гораздо ближе к получению ядерного оружия, чем шесть лет назад, когда была заключена сделка. Израилю необходимо было понять позицию РФ: насколько в Москве будут готовы к тому, что Израиль начнет предпринимать собственные шаги против Ирана, если не удастся вернуться к ядерному соглашению. Примечательно, что днем ранее иранский вопрос в Москве обсуждал и главный переговорщик по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) от США Роберт Малли.

 Первый визит главы израильского МИДа в Россию состоялся за месяц до памятной даты — 18 октября исполнится 30 лет с момента восстановления дипотношений между двумя странами, разорванных в 1967 году. Ожидается, что в этот день в Москву прибудет и израильский премьер Нафтали Беннет. Яир Лапид будто бы  провоцировал Лаврова:  «Иран- экспортер терроризма номер один в мире, и он подвергает опасности всех нас» — заявил израильский министр в ходе пресс-конференции после переговоров. «К сожалению, пока иранское присутствие в регионе продолжается, в Сирии и на всем Ближнем Востоке не будет стабильности. Продвижение Ирана к ядерному потенциалу — это не только проблема Израиля, это проблема всего мира. Миру необходимо остановить Иран от обладания ядерным оружием любой ценой. Если мир этого не сделает, Израиль оставляет за собой право действовать»,- предупредил Яир Лапид. Лавров никак не отреагировал на реплику коллеги, видимо не желая выносить на публику различия в видении того, как надо коммуницировать с Ираном. А в главном у Москвы возражений нет  ядерное оружие в руках Тегерана или еще кого-либо нового никому не нужно. Другой вопрос, что Россия считает виновным в разрыве сделки, которая ограничивала ядерную программу Ирана, Вашингтон, а не Тегеран.

Нападки главы МИД Израиля по поводу ядерной программы Ирана получили ответ со стороны представителя министерства иностранных дел исламской республики Саида Хатибзаде:«Израильский режим вне закона, сидящий на незаконных ядерных бомбах и отказывающийся присоединиться к ДНЯО (Договору о нераспространении ядерного оружия), — снова угрожает Ирану, члену ДНЯО», — сказал Хатибзаде, имея в виду отказ Израиля присоединиться к ДНЯО. Осудив Израиль как «любимца Запада», который является «обычным вымогателем», официальный представитель Ирана заявил, что «мир осознал дестабилизирующий характер природы Израиля». «Иран оставляет за собой право ответить», — подчеркнул Хатибзаде.

Отношение Ирана и Израиля обостряются с каждым днем. Самое опасное, что стороны повышают ставки в игре, пугая друг друга открытой конфронтацией. Сможет ли остановить эскалацию заявление того же представителя МИД Ирана Саид Хатибзаде о том, что правительство Ирана  в ближайшее время возобновит переговоры в Вене (по восстановлению СВПДМ)  и  постарается по возможности ни на минуту не задерживать этот процесс покажет время. Ясно одно: правительство Нафтали Беннета ожидает  «тяжелая» осень и внутри Израиля и на внешнеполитическом фронте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here