Когда в Кабуле наступило 31 августа, США заявили об уходе из Афганистана. Глава Центрального командования ВС США Фрэнк Маккензи сообщил, что последние американские военные самолёты вылетели из Кабула. На их борту находится последняя вывезенная оттуда группа военных и дипломатов. » Сообщаю о завершении вывода наших сил из Афганистана и о завершении нашей операции по эвакуации граждан США, граждан третьих стран, а также оказавшихся в опасности афганцев», — сказал Маккензи. Аэропорт Кабула — последний объект, который в Афганистане был под контролем армии США. Теперь он переходит под контроль движения «Талибан». «Последний военно-транспортный самолет С-17 вылетел из международного аэропорта имени Хамида Карзая сегодня после полудня 30 августа в 15:29 по времени восточного побережья США (22:29 по Киеву), и последнее пилотируемое воздушное судно в настоящий момент покидает воздушное пространство Афганистана», — добавил генерал. По словам Маккензи, по борту последнего самолета, который покинул Кабул, находился временный поверенный в делах США в Афганистане Росс Уилсон.

По словам Маккензи, это означает «окончание почти 20-летней миссии, которая началась в Афганистане вскоре после 11 сентября 2001 года». «Ценой была гибель 2 461 военнослужащего США и гражданского лица, также более 20 тыс. были ранены. К сожалению, в эти цифры включены и 13 военнослужащих США, которые были убиты на прошлой неделе смертником группировки «Исламское государство в Хорасане», — отметил он.

Макензи пообещал, что после завершения военной операции по эвакуации людей из Кабула Соединенные Штаты продолжат попытки организовывать выезд американцев из Афганистана.

«Военная фаза этой операции завершена, теперь начинается ее дипломатическое продолжение. Наш Госдепартамент будет прилагать все усилия с целью помочь оставшимся в Афганистане американским гражданам покинуть страну. «Мы будем работать над тем, чтобы вывезти этих людей»,- отметил он. По данным главы командования, число оставшихся в Афганистане американцев «составляет пару сотен».

Он отметил, что США будут «будут вести переговоры весьма агрессивно и жестко, чтобы вывезти» из страны афганцев, которые помогали американским военнослужащим. После того как последний самолет вылетел из Кабула, в аэропорту стали раздаваться выстрелы. По данным телеканала «Аль-Джазира», так талибы праздновали установление контроля над кабульским аэропортом.

В последнее время все чаще эксперты склонялись к тому, что США вряд ли смогут полностью вывести свои войска из Афганистана до 31 августа. Некоторые эксперты даже считали, что глава Белого дома Джо Байден специально готовит мировую общественность к тому, чтобы после теракта в аэропорту американские войска остались. Многих вводило в заблуждение большое количество оружия, в том числе и высокоточного, которое досталось талибам. Британская газета The Telegraph отмечала, что покидая Афганистан, США оставили 75000 машин, 200 самолетов и вертолетов и 600 000 единиц стрелкового оружия. Ходили конспиралогические версии о том, что вероятно передача оружия могла быть частью какой-то секретной сделки. Однако версии и слухи так и остались версиями и слухами. В реальности же Джо Байден остался верен своему слову и несмотря на критику и внутри США, и со стороны своих союзников график вывода войск не пересматривал и выполнил свое обещание.

Напомним, что в ночь на 28 августа эвакуацию завершила Франция о чем сообщила министр обороны Франции Флоранс Парли. «Операция Apagan, начатая 15 августа по поручению президента республики, завершилась сегодня вечером. Менее чем за две недели французские военные эвакуировали около 3 тыс. человек, в том числе более 2,6 тыс. афганцев, которых приняла Франция», — написала она. На следующий день 29 августа отрапортовала Великобритания, сообщив, что завершила миссию по эвакуации английских подданных и граждан Афганистана из Кабула. В течение двух недель из города в безопасные места были вывезены более 15 тыс. человек. Еще ранее о выходе из Афганистана заявили Германия и Канада.

В Афганистане точно не будет демократии.

31 августа момент истины наступил не только для США, но и для движения «Талибан». Каким будет Афганистан без помощи США и других западных партнеров? Как талибы собираются управлять государством, и какую модель будут строить, мы узнаем в ближайшее время. У «Талибана уже был опыт управления Афганистаном и весьма неудачный. В 1996 году они пришли к власти как благодаря своим военным успехам, так из-за усталости афганцев от четырех лет войны, из-за которой в пыль превратилась немалая честь Кабула. Как и сейчас, тогда «Талибан» обещал восстановить порядок и покончить с коррупцией. Они и тогда говорили про защиту прав женщин. В итоге от их правления остались «следы крови и тотальная дискриминация». На этот раз все их обещания и заверения направлены на то, чтобы люди забыли об их «уголовном прошлом»

Что обещает «Талибан» сегодня? Если коротко: делиться властью с национальными меньшинствами и не мстить тем, кто работал на предыдущие правительство и военным. Ввести исламские законы. Женщины смогут учиться и работать, но по законам шариата. Для мальчиков и девочек введут отдельные классы. Женщин обяжут носить хиджаб, но не паранджу. Обеспечить свободу работы прессе, но потребовать уважения местных ценностей. Не укрывать в Афганистане террористов и наркотрафикантов. Безопасность иностранных дипломатов в приоритете, а также создать «инклюзивное правительство». Талибы отмечают, что у них не будет «демократии по-западному образцу, но их система будет рассчитана на защиту всех граждан.

31 августа движение «Талибан» заявило, что в политическом офисе движения в Дохе не достигли соглашения о временном правительстве и правительство, которое сформируют в ближайшие дни, будет постоянным. При этом боевики намерены сформировать кабинет так, чтобы он устроил население Афганистана. В СМИ уже «гуляет» не подтвержденная информация о том, что ключевые назначения сделали: на должность главы афганского МИД назначили муллу Абдул Гани Барадара. Пост главы Минобороны республики занял сын основателя движения мулла Мухаммед Якуб. Министерство внутренних дел страны возглавил Халиль аль-Рахман Хаккани. Отмечается, что остальных членов кабмина объявят в ближайшее время. 27 августа Al Jazeera сообщила, что у временного правительства Афганистана будет амир аль-мумин (повелитель правоверных, титул мусульманских правителей), который возглавит Исламский Эмират Афганистан. До этого стало известно, что талибы определились с системой управления Афганистаном. По данным американского издания Foreign Policy, они планируют сформировать руководящий совет из 12 человек. В него войдут, в частности, главные лидеры движения. При этом, по некоторым данным, членам бывшего правительства также предложат занять ряд государственных постов.

Эксперты отмечают, что решения, которые сейчас принимаются «Талибаном» относительно новой структуры управления Афганистаном, определят, останется ли движение единым или расколется на фракции. «Завоевание страны — всегда легкая часть. Править ею, особенно в случае Афганистана, — сложная задача, — говорит историк Уильям Далримпл, эксперт по пуштунским племенам. — Тогда и становятся очевидными напряжение и линии разлома». Сейчас многие эксперты изучают вероятность раскола внутри «Талибана». По мнению Далримпла, подобное уже случалось с афганским правительством моджахедов после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году. Региональные полевые командиры перессорились и воевали друг с другом в Кабуле в начале 1990-х годов. Не исключено, что то же самое может произойти сейчас. Но пока никто не может ответить на этот вопрос. То, насколько последовательным и дисциплинированным был «Талибан» до сих пор, удивило многих наблюдателей. Было популярно представление, что «Талибан» — это раздробленная сила. Но последние два месяца они продемонстрировали исключительную дисциплину и хорошо организованную кампанию с очень небольшим межплеменным диссонансом. На протяжении всей афганской истории союзы племен менялись, как осколки в калейдоскопе. «Если вы не берете в расчет племенную составляющую, вы не сможете понять, что происходит в Афганистане, — отмечает эксперт Далримпл. — Там нет перманентного разделения племен. Союзы и клятвы верности могут меняться из месяца в месяц, из недели в неделю. Но основные разделения остаются довольно четкими».

После смерти основателя «Талибана» муллы Мохаммада Омара в 2013 году между руководящим советом «Талибана» «Кветта Шура» и командирами боевиков на востоке начали возникать разногласия. Результатом стала масштабная реорганизация группировок «Талибана» как в Афганистане, так и в Пакистане — особенно между сторонниками жестких мер, такими как «Сеть Хаккани», которые стремились к эскалации боевых действий, и более умеренными лидерами «Талибана», которые склонялись к соглашению с Кабулом и Исламабадом. Признаки размежевания стали очевидны в мае 2014 года. Тогда лидер «Сети Хаккани» Сираджуддин Хаккани приказал своим последователям не подчиняться приказам «Кветта Шура». Тем временем старший сын муллы Омара, мулла Мохаммад Якуб, искал поддержки у своих союзников в «Кветта Шура» для осуществления планов возглавить «Талибан».Хаккани выступал против муллы Якуба в качестве верховного лидера, и возникало ощущение, что «Талибан» находится на грани распада. Но раскол был преодолен, по крайней мере, временно, путем компромиссов в рамках новой системы подчинения внутри «Талибана». Были созданы три позиции заместителей: в иерархии движения они находятся ниже верховного лидера, но выше «Кветта Шура». Мулла Якуб стал заместителем лидера, отвечающим за военные операции в 13 провинциях, обозначенных как «западная зона». В их число входит традиционная столица талибов Кандагар. Хаккани был назначен заместителем лидера, курирующим военные операции в 21 провинции «восточной зоны». Его бойцы теперь контролируют Кабул. И мулла Якуб, и Хаккани также руководили назначениями теневого правительства «Талибана» вплоть до местного и районного уровня в пределах закрепленных за ними территорий. Пост третьего заместителя лидера был создан для соучредителя «Талибана» Абдулы Гани Барадара, члена «Кветта Шура», который был освобожден из пакистанской тюрьмы по запросу Соединенных Штатов в 2018 году, а затем возглавил «политический офис» талибов в катарской Дохе. Переговоры талибов о формировании нового правительства включали встречи с некоторыми бывшими афганскими официальными лицами и политическими деятелями, в том числе с бывшим президентом Хамидом Карзаем, который затем неожиданно оказался под домашним арестом. В заявлении в Twitter’е Карзай сообщил, что призвал «Талибан» сформировать инклюзивное правительство, может за это и пострадал? «Талибану» еще только предстоит объявить о том, как будет реструктуризовано движение, чья цель сместилась с ведения партизанской войны на управление страной. Но уже начали всплывать некоторые подробности этих планов. Вахидулла Хашими, высокопоставленный деятель движения «Талибан», знакомый с процессом принятия решений, обрисовал структуру власти, аналогичную той, которая использовалась при управлении Афганистаном с 1996 по 2001 год. В то время верховный лидер мулла Омар оставался в тени, повседневным управлением занимался правящий совет. Хашими сказал Reuters, что нынешний верховный лидер Малави Хибатулла Ахундзада, вероятно, по-прежнему будет стоять над новым правящим органом — высшим органом власти по религиозным, военным и политическим вопросам.

Но он предложил одно ключевое отличие от режима талибов муллы Омара. По словам Хашими, может быть создан новый пост, напоминающий пост президента. Он считает, что этот пост должен быть выше правящего совета и должен управлять повседневными делами правительства, в то время как Ахундзада будет издавать указы из-за кулис. Из трех нынешних заместителей лидера «Талибана» Хаккани, по-видимому, наиболее активно пытается занять пост главы исполнительной власти при Ахундзаде. Однако последнее слово будет за лидером движения «Талибан» муллой Хайбатулло Ахундзада, который уже прибыл в Афганистан и находится в провинции Кандагар, где обсуждает создание будущей системы управления.

А пока же талибам необходимо не только слышать друг друга, но и учитывать реалии в Кабуле и других крупных афганских городах, которые 20 лет были свободны от их власти. Так по переписи 2014 года в Кабуле проживало 3,5 млн. человек. Когда талибы начали наступление, эта цифра выросла до 6 млн., за счет беженцев из провинции. Так что если сравнивать с 2001 годом, когда талибы потеряли контроль над Кабулом, то население столицы выросло уже в 3 раза. Резкий рост рождаемости за это время говорит о том, что немалой части населения Кабула меньше 20 лет, и они не видели режим талибов. Поэтому им любыми средствами надо привлечь эту часть на свою сторону. К тому же «Талибану» необходимы технические работники, инженеры, технократы, а их вряд ли прельстит работа на режим со средневековыми порядками. Кроме всего прочего серьезно осложнить жизнь талибам может международная изоляция. Уже известно, что всемирный банк и МВФ приостановили свои транши. США закрыли Центробанку доступ к фондам американского федерального резерва. Европейские страны заморозили помощь Афганистану. А их переводы составляли 52% национального бюджета. До этого времени «Талибан» получал финансированию благодаря наркотрафику и сборам с оборота топлива и табака в подконтрольных ему регионах. Однако для оплаты работы чиновников и функционирования государства этого явно недостаточно. Чтобы обеспечить мир и согласие в стране, истерзанной войной, необходимо во-первых, желание местного населения и правящей верхушки. А во-вторых, нужны серьезные внешние инвестиции – соседних государств (прежде всего, Китая и Пакистана). Нужно создавать новые производства, рабочие места. Без активного влияния на развитие Афганистана ничего не будет. В течение этих четырех десятилетий люди умели только стрелять, и мало что создавалось, делалось для развития страны. Наверное, надо внимательнее посмотреть на имеющиеся полезные ископаемые, на создание перерабатывающей промышленности, о создании металлургических предприятий. Вряд ли это были собственные афганские возможности. Но эти усилия нужны, и потребуют они не год и не два.

«Талибан» и «Исламское государство»: не близнецы, но братья

Еще один серьезный вызов для движения «Талибан» — это взаимоотношения с террористическими организациями «Исламское государство» и «Аль-Каида». Несмотря на схожесть идеологий, талибы сильно отличаются от боевиков ИГ и «Аль-Каиды» своими целями — они более локальные и за пределы Афганистана не выходят. Талибы в первую очередь национальное движение пуштунов. Большая часть их целей уже достигнута: это вывод иностранных войск, завершение оккупации, установление полного контроля над страной. Сейчас есть надежда, что удовлетворение этих задач сделало группировку менее радикальной.

 «Талибан» давно находится в давнем конфликте с ИГ, воюя за влияние в Афганистане. Группировки объявили друг другу войну еще в 2015 году, когда ИГ впервые создало ячейку на территории Афганистана, посягнув таким образом на земли, которые талибы считали своими. После прихода к власти талибов эксперты отмечали, что ИГ радости от этого не испытывает. Их противник победил. Так что, вероятно, они будут делать все возможное, чтобы испортить талибам праздник. Например, совершать теракты в афганских провинциях, чтобы продемонстрировать, что “Талибан” не может в полной мере контролировать ситуацию в Афганистане. Боевики ИГ неоднократно обрушивались на движение с критикой. Основной посыл их постов в соцсетях в том, что “Талибан” — это “агент США”, которому “американцы передали Афганистан”. ИГ пытается доказать, что талибы будут “делать грязную работу” за США, “прикрываясь исламом”. Этот нарратив “Исламское государство” поддерживает уже много лет. С некоторыми утверждениями, кстати, согласны и сторонники “Аль-Каиды”, но сейчас они редко выступают с такой критикой, рассчитывая на преимущества для самих себя. Когда в середине августа 2021 года талибы заняли Кабул, они первым делом захватили здание тюрьмы Национального директората по безопасности Афганистана и освободили заключенных — всех, кроме девяти из них, которых они казнили на месте. Одним из убитых был человек, известный под псевдонимом Абу Омар Хорасани,— в прошлом один из лидеров афганского филиала «Исламского государства». Именно ИГИЛ взяло на себя ответственность за серию смертоносных терактов у кабульского аэропорта 26 августа 2021 года, унесших жизни более 100 человек. Официальный представитель талибов резко осудил эти теракты. Афганский филиал «Исламского государства» известен в западных источниках под аббревиатурами ISIS-K или IS-KP, где KP означает Khorasan Province, то есть «Исламское государство в провинции Хорасан». В терминологии самого ИГИЛ это «Вилаят Хорасан»: «вилаятами» называются административные единицы несуществующего глобального халифата, который пытается построить ИГ. Хотя в Афганистане такой провинции нет (но есть три одноименные в соседнем Иране), исторический регион Большой Хорасан, в который входили части современных Ирана, Афганистана, Узбекистана и Таджикистана, имеет особую, символическую роль в эсхатологии ИГИЛ.

Правда, после терактов в аэропорту Кабула талибы высказались в том духе, что атаки сами собой прекратятся сразу после окончательного вывода иностранных войск. «Мы надеемся, что те афганцы, которые подчиняются ИГ, оставят свои операции, видя создание исламского правительства с полным отсутствием иностранцев,— сказал представитель движения Забихулла Муджахид агентству AFP.— Если же они создадут условия для войны и продолжат операции, исламское правительство с ними разберется». Это заявление, тем не менее, можно трактовать как открывающееся окно возможностей для сотрудничества афганского представительства ИГ с «Талибаном». Бороться с террористами сложно, поэтому вероятно талибы ищут дипломатический выход, как ранее поступили с афганскими военными». Но и неспособность обеспечить безопасность на подконтрольной территории бьет и по самим талибам. Мы отмечали, что Талибан не однороден и интересы «Исламского государства» и наиболее радикального крыла талибов — группировки «Сеть Хаккани» — могут совпадать. Не лишено снование мнение, что силовое крыло «Талибана» в лице семьи Хаккани пытается уменьшить влияние дипломатического крыла. Именно они победили на земле и сделали возвращение в Кабул возможным, а вся слава досталась дипломатам. Поэтому в этом смысле вполне возможно, что они действовали согласованно с ИГ, ведь ИГ и «Сеть Хаккани» — это братья-близнецы и в последних атаках прослеживается настойчивое желание унизить американцев, устроить им мини-11 сентября. Некоторые предполагают, что сторонники жесткой линии «Талибана» могут перейти на сторону ИГ, если лидеры движения пойдут на компромисс по определенным вопросам, когда они начнут править Афганистаном.

«Талибан» и «Аль-Каида»: вооруженный нейтралитет

Связи Талибана с «Аль-Каидой» восходят к 1990-м годам, когда Талибан находился у власти в Афганистане и предоставил «Аль-Каиде» убежище при планировании терактов 11 сентября 2001 года и других террористических атак. Эти связи были усилены их совместной борьбой против международных сил в Афганистане, а также смешанными браками и другими личными связями между членами этих двух групп.

В отчете за апрель 2021 года наблюдатели за санкциями ООН оценили, что «Аль-Каида» и Талибан «по-прежнему тесно связаны и не демонстрируют никаких признаков разрыва отношений». Сообщается, что в феврале 2021 года талибы издали приказы, запрещающие своим членам укрывать иностранных боевиков, но в остальном не предприняли ощутимых шагов, которые могли бы означать разрыв отношений с «Аль-Каидой». Сторонники «Аль-Каиды» отметили захват власти талибами, а талибы освободили заключенных, в том числе членов «Аль-Каиды». На сегодняшний день сказать, что «Талибан» открещивается от «Аль-Каиды» и плевать хотел на все их предыдущие многолетние отношения, очень сложно. И на этот болезненный вопрос вряд ли найдется сегодня ответ. Думаю, будет перетягивание каната – каждая из этих структур будет пытаться влиять друг на друга и стараться переманить в свои ряды тех или иных членов, особенно тех, кто влияет на управление этими группировками. Необходимо помнить об этом постоянно и делать все, чтобы не произошло окончательного сращивания и давления «Аль-Каиды» на верхушку «Талибана» (оно может проявляться по-разному, через устранение неугодных, через психологическое давление и т. д.).

На сегодняшний день у талибов большой запас прочности. И нет альтернативной силы, которая может серьезно бросить им вызов. Но вопрос, конечно же, будет заключаться в том, что будет происходить дальше, насколько талибам удастся избежать голода, насколько удастся решить вопрос с более радикальными группами, которые будут оспаривать у них власть. Все это, конечно же, ставит будущее Афганистана под большой вопрос, и через несколько месяцев можно уже более четко прогнозировать, какие последствия для Афганистана принес захват власти талибами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here