Сжатие мировой экономики во время локдаунов 2020 года оказалось таким резким, а выход из него —  довольно стремительным, что к середине 2021-го и развивающиеся, и развитые страны захлестнула волна инфляции.

В июне инфляция в США составила до 5,4% год,  это максимум с кризисного августа 2008 года.  В  среднем в странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, объединяет 38 развитых стран) инфляция в мае 2021-го выросла до 3,8%, это рекорд с сентября 2008 года. В Европе цифры выглядят не так страшно, но суть остается той же: впервые с 2018 года  в еврозоне по итогам мая инфляция превысила 2%, в Британии — 2,5%. В конце июля  Европейский центробанк впервые с 2003 года  утвердил  новую стратегию, повысив таргет по инфляции до 2% и допустив ее выход за пределы этой границы.

Ряд  экономистов полагает, что  скачок инфляции является  временным и краткосрочным явлением, связанным с быстрым перезапуском экономики (так  полагает,  например, глава ФРС Джером Пауэлл), другие считают ,что  это начало нового проинфляционного тренда. Главный вопрос сейчас (и для американского регулятора, и для перегретых мировых финансовых рынков): начался ли затяжной цикл ускорения инфляции, или мы видим локальный краткосрочный всплеск на фоне выхода американской экономики из ограничений? Если инфляция пришла всерьез и надолго, ФРС придется перейти к более жесткой политике, а любой намек на повышение ставок вызовет резкую коррекцию цен на активы.

Опасения связаны с тем, что «план Байдена» хотя и позволит экономике США восстановиться после кризиса, одновременно приведет ее в «перегретое» состояние, когда новые деньги вливаются в систему, уже работающую на полную мощность, прежде всего с точки зрения уровня занятости. В такой ситуации дополнительные деньги приводят не к увеличению экономической активности, а к росту цен.

Почему в  США  фиксируют рекордную инфляцию за последние 13 лет?  Почему там по итогам первого полугодия подскочил  индекс потребительских цен? Когда начнется очередной кризис в мировой экономике? Верны ли прогнозы ФРС,  и каковы риски для экономики других стран – комментирует Виктор Скаршевский, экономист, эксперт  Growford Institute.

В США, действительно,  фиксируют рекордную инфляцию с 2008 года. Индекс потребительских цен только в июне подскочил на 0,9%, что стало наибольшим месячным ростом. На 10,5% подорожали подержанные автомобили – рост составил треть от общей месячной инфляции. Общее подорожание в этой категории за последние 12 месяцев составило 45,2%. Кроме того, заметно выросли цены на гостиничные услуги, аренду автомобилей, одежду и авиабилеты.

В то же время за последний год рост потребительских цен в США составил 5,4%, что также стало самым большим скачком за последние 13 лет. Значительная часть роста показателя связана с ценами на бензин, которые существенно превышают показатели лета 2020 года, когда пандемия вызвала резкое падение спроса на перевозки, а также цен на нефть. 

Причины роста инфляции достаточно просты – было напечатано очень много денег в рамках борьбы с пандемией. Оказана  помощь населению в виде прямых дотаций  – эта долларовая масса начала перемещаться на потребительский рынок. Когда усилилась программа количественного смягчения пандемии, в начале 2020 года ФРС ежемесячно начала выкупать активы на 120 млрд долларов. Это и есть то самое «печатание денег». Потом включились фискальные меры послабления налогов и выплаты из бюджета населению. 

Об угрозе инфляции в США заговорили еще по итогам февраля, когда она с 1,2% поднялась до 1,7% годовых, в марте – до 2,6%, в апреле – до 4,2% (максимальный с сентября 2008). В арсенале ФРС как минимум две ответные меры. Первая – сократить программу выкупа активов (так называемое количественное смягчение, quantitative easing, QE) или даже вообще свернуть ее. Вторая – повысить ставку рефинансирования. 

Если посмотреть, насколько увеличились активы ФРС,  то только за год они увеличились в два раза, и  уже превысили 8 трлн долларов. Для понимания масштаба:  перед кризисом 2008-09 годов  активы ФРС составляли 0,8 трлн долларов, т.е. в десять раз меньше. Эта долларовая масса должна была найти какой-то выход. Сначала было резкое повышение всех фондовых индексов,  они снова побили все исторические рекорды, эти деньги пошли на фондовые и финансовые рынки, также мы наблюдали мощный всплеск цен на рынке криптовалют, и в конечном итоге – часть эмиссионных денег добралась и до потребительского рынка. 

Поэтому сегодня мы наблюдаем в США сильную инфляцию, хотя ФРС считает, что это временное явления, что скоро цены должны стабилизироваться. Целевая установка у ФРС – 2% инфляции. Уже сейчас, как мы видим, идет превышение более, чем в два раза. Но они полагают, что это временное явление, ФРС не планирует сворачивать свои программы до 2023 года. Буквально пару недель назад  было заседание ФРС и они подтвердили, что продолжат политику выкупа по 120 млрд долларов и оставили ставку в 0-0,25% годовых. Это говорит о том, что, инфляция, скорее всего, останется на высоком уровне, и для того, чтобы она  при такой монетарной и фискальной политике  не увеличивалась, должно быть увеличение занятости населения и рост экономики. Должно увеличиться предложение. Но тут уже вопросы – будет ли увеличение предложения, какая будет ситуация с пандемией, будут ли дополнительные карантины, будут ли останавливаться производства:  риски остаются. По моему мнению, если такая политика продолжиться, то инфляционная волна в США  будет достаточно длительной. 

А далее может подключиться  другой инфляционный фактор. Сектор услуг по мере открытия столкнется с дефицитом рабочей силы. Зарплату производственному персоналу, которая с конца 2019 года и так выросла на 9,6%, придется поднять еще. Сейчас 16,8 млн американцев получают антикризисные пособия по безработице, которые нередко выше их прежней зарплаты, — заманить их на работу не так просто. Понятно, что повышение зарплат создаст дополнительное инфляционное давление. 

Спровоцирует ли эта политика новый мировой экономический кризис? Так как экономика развивается циклически и волнами, то экономический кризис будет в любом случае, вопрос только – когда? До конца года никаких катаклизмов не произойдет, если, конечно, карантинами снова не остановят экономику. Но, если в 2022 году прогнозы ФРС не оправдаются – останется высокая инфляция, они начнут сворачивание количественного смягчения и начнут повышать ставки – то это уже будет негативно влиять на всю мировую экономику и может привести к кризисным явлениям. 

Сразу же начнется отток капитала с развивающихся рынков  – многие страны имеют долги в иностранной валюте, она  для них подорожает, подорожает обслуживание долга, это все может привести к серии дефолтов в разных странах, что также приведет к замедлению роста экономики в мировом масштабе, в итоге эта политика  приведет к снижению спроса на сырье. Темпы роста экономики резко снизятся, а снижение цен на сырье сразу приводит нас к Украине: это уменьшение валютной выручки для страны  и девальвационное давление. 

Есть большие риски и со стороны предложения – мы уже видим, что тот процесс, который начался после мирового кризиса 2008 года –  протекционизм и импортозамещение – сейчас уже вошел в наивысшую стадию развития. Яркий пример протекционизма  – торговые войны США и Китая,  начали возвращаться производства  из развивающихся стран в развитые страны, но это также приводит к более высоким издержкам в производстве, более высоким зарплатам,  что приводит к подорожанию продукции – т.е. росту цен. Политику протекционизма начал Трамп и подхватил Байден – один из первых его указов – усиление программы покупай американское. 

Есть такое понятие – «балканизация»  глобальных производственных цепочек , т.е. деглобализация. Это одно из ключевых различий между тем, что было в 2008-09 годах, был кризис спроса, когда лопнули чрезмерно надутые финансовые пузыри, а сейчас – шоки со стороны предложения, потому что протекционистские меры могут привести к замедлению мировой экономики, и к инфляционным процессам в том числе. 

Сейчас ситуация хуже, чем в 2008 году, потому что больше рисков – мы тоже видим сегодня финансовые пузыри – раздуты цены на жилье, на активы технологических компаний, максимально увеличились биржевые индексы и цена криптовалют. К рискам со стороны спроса добавились риски со стороны предложения. Кстати, еще до кризиса, который вызвала пандемия коронавируса, МВФ прогнозировал, что вскоре может случиться кризис, так что существенные проблемы в мировой экономике были еще задолго до введения карантинных мер. 

Просчитали ли риски в ФРС для инфляции от их программы? У них не было выхода – когда жестким карантином останавливается значительная часть экономики (падение ВВП —  минус 18% во 2 квартале 2020 года  ко 2 кварталу 2019), предприятия теряют доход, бюджет поступления, а люди работу – необходимы компенсационные меры. В качестве компенсационных инструментов были выбраны  ежемесячный выкуп активов со стороны ФРС в сумме 120 млрд и прямые дотации  из бюджета безработным и вообще всему населению со стороны бюджета – для компенсации последствий остановки экономики и чтобы не было кризиса безденежья у американцев. Объемы помощи огромны – как монетарные, так и фискальные, и, конечно, это привело к усилению инфляции, но они не предполагали, что к такому резкому. 

Всплеск инфляции, а точнее, реакция ФРС на него,  неизбежно скажется как на американской, так и на мировой экономике. Для  многих других развивающихся стран —   что  повышение ставки, что сворачивание программы QE будут иметь крайне неприятные последствия. Примером тому 2014 год:  ФРС тогда тоже планомерно сокращала объем выкупаемых на рынке активов, а в октябре полностью прекратила такие покупки. Тогда резко снизились цены на сырьевые товары и во многих странах усилились девальвационные процессы. Негативное влияние тех шагов ФРС на развивающиеся экономики лучше всего видно по реакции валют этих стран.

Тем не менее, ФРС до сих пор утверждает, что это краткосрочное явление, до тех пор, пока они не ужесточат свою монетарную политику, они сделали это в 2014-2015 годах – и  сразу провалились мировые цены на сырьевые товары. Сегодня же значительно больший объем печатания денег, и могут быть более серьезные последствия от предстоящего ужесточения монетарной и фискальной политики:  на компенсационные меры от последствия локдаунов во всем мире было потрачено 32% мирового ВВП. Фискальные меры в сумме 16 трлн долларов (19% мирового ВВП),  а монетарные меры – 11 трлн долларов (13% мирового ВВП). Рекордно повысились цены  на сырье – металл, руду, зерно,  а на нефтепродукты резко снизились — что, кстати, спасает пока украинскую  экономику. Пока ситуация по сырьевым товарам находится на высоком уровне, хотя уже есть признаки коррекции.  Но если начнется ужесточение монетарной и фискальной политики США, то плохо будет всей мировой экономике – я уже говорил, что может в ряде стран произойти серия дефолтов:  высокие валютные долги и высокая долговая нагрузка. Кстати, намного выше, чем перед прошлым мировым финансовым кризисом 2008 года. 

Если взять ЕС, то впервые за всю историю существования Евросоюза государственный долг превысил 100% в первом квартале этого года. 

Государственный долг во многих странах резко увеличился из-за огромнейших дефицитов бюджетов – из-за введенных карантинов сократились доходы, а расходы надо было резко увеличивать для поддержки экономики и населения. Для того, чтобы профинансировать дефицит бюджета необходимо было брать в долг. Поэтому все дефициты бюджетов во многих странах в прошлом и этом году привели к увеличению государственных долгов,  а в развивающихся странах это привело еще и к росту долгов в иностранной валюте.

Украина попадает в зону рисков, но пока не настолько критически, чтобы это могло привести к дефолту в ближайшее время. В следующем году у нас выплаты по госдолгу на 1,2 млрд долларов меньше, чем в текущем ($5,9 млрд в 2021 и $4,7 млрд в 2022), а пик выплат приходится на 2024 год – порядка $8 млрд (включая проценты). 

Но, так как динамика развития украинской экономикой со своей примитивной сырьевой структурой  на 90% зависит от внешнеэкономической конъюнктуры, то, когда сократиться спрос на сырьевые товары и снизятся мировые цены на них (что может произойти в течение ближайших двух лет), как показывает практика 30 лет независимости, в Украине произойдет спад экономики и возобновятся девальвационные процессы. Особенно учитывая возрастающую долговую нагрузку с 2023 года.

Ведь по большому счету, какие страны более подвержены рискам экономическим, в том числе риску голода? Те, у которых наиболее высока доля аграрного сектора в экономике. Если резко снижаются цены на аграрную продукцию, снижаются их доходы, а так как у таких стран нет других стабильных источников заработка (у таких стран практически нет промышленности), то и не за что купить продовольствие в необходимых объемах. Кстати, данные ООН подтверждают этот тезис – наибольший риск голода в странах с наибольшей долей сельского хозяйства в экономике.

В Украине экспорт промышленных товаров занимает в общей массе 5-7% (за вычетом скручивания кабелей по давальческой схеме). При этом цены на промышленную продукцию не подвержены таким резким колебаниям, как цены на сырьевые товары. Получается, что в случае резкого снижения цен на сырьевые товары, компенсаторных механизмов у украинской экономики нет, у нас отсталая структура экономики и поэтому мы подвержены колебаниям внешнеэкономической конъюнктуры. 

Кстати, недавно были опубликованы данные  Госстата по промпроизводству в Украине за первое полугодие 2021 года, там был показан рост плюс 2,1% к первому полугодию 2020 года. Но, с учетом 8-ми процентного падения в первом полугодии 2020 года, это означает, что объемы промышленного производства находятся на уровне пятилетней давности, т.е. на уровне 2016 года. А это означает, что Украина промышленность находится в кризисном состоянии. 

Возвращаясь к ситуации в США, замечу, что именно уверенность, что ФРС примет необходимые меры для обуздания роста цен, объясняет то, что, несмотря на угрожающие данные по текущей инфляции, ожидания относительно долгосрочного уровня роста цен остаются достаточно низкими и мало отклоняются от целевых для регулятора 2%.  Сейчас можно предположить, что к концу 2021 года инфляция превысит 3%, что выше и текущих ожиданий экономистов (консенсус-прогноз экспертов Bloomberg  —  2,6%), и ФРС (прогноз на конец года – 2,4). Но если ФРС постигнет неудача, экономику США ждет иррациональный рост спроса, «топливом» для которого могут стать $2,5 трлн избыточных сбережений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here