ЧичасовПроисходящие сейчас в Тунисе события уже успели «окрестить» самым серьезным политическим кризисом со времен «арабской весны».

Протест: хроника событий

Тяжелая экономическая ситуация на фоне непрекращающейся пандемии коронавируса  вывела на улицу сотни людей в столице Туниса и других городах. Участники акций протеста потребовали распустить парламент, провести досрочные выборы и привести к ответственности виновных в ухудшении ситуации в стране. Акции были приурочены к 64-й годовщиной независимости Туниса. В ответ на протесты правительство развернуло в столице и крупных городах силы безопасности. Полиция заблокировала все улицы, ведущие к главной артерии столицы, авеню Бургиба. Проспект — «священное» место тунисской революции, которая свергла правящий в режим и спровоцировала восстания арабской весны на севере Африки и на Ближнем Востоке. Для разгона демонстрантов, бросавших в полицию камни и бутылки, стражи порядка применили слезоточивый газ и произвели аресты. Кроме полиции свой «гнев» протестующие направили на офисы местной умеренной исламистской партии «Ан-Нахда», которая имеет большинство в парламенте.   Злоумышленники повредили компьютеры и другое оборудование, и выбросили документы на улицу. Партия осудила нападение, заявив, что «преступные банды» внутри и за пределами Туниса пытаются «сеять хаос и разрушение на службе повестки дня, направленной на нанесение ущерба тунисскому демократическому процессу». 

На фоне развернувшихся в стране протестов Президент Туниса Кайс Саид отправил в отставку премьер-министра страны Хишама аль-Мешиши, министра обороны Брахима Бертаджи и и.о. министра юстиции Хасна бен Слимани. Он «заморозил»  на месяц права Ассамблеи народных представителей (парламента) страны: снял неприкосновенность со всех членов парламента, запретил им покидать страну и пообещал назначить нового премьер-министра в ближайшее время. Взяв всю полноту ответственности на себя, президент ввел в столицу в столицу Туниса войска и закрыл  границы и аэропорты. Объясняя свои решения, Кайс Саид сослался на Конституцию Туниса, которая позволяет президенту в случае непосредственной угрозы для безопасности страны принять те меры, которые он считает необходимыми. В ответ на действия президента спикер и глава исламистской партии Туниса «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши призвал тунисцев выйти на улицы, чтобы остановить переворот и узурпацию власти. «Мы считаем, что институты все еще существуют, и сторонники „Ан-Нахды“, и тунисский народ будут защищать революцию», — подчеркнул он. По его словам, законодательный орган Туниса соберется вопреки действиям Саида. Лидер другой партии, «Карама», и экс-президент Монсеф Марзуки присоединился к оценкам Ганнуши, назвав шаг Саида переворотом. «Я прошу тунисский народ обратить внимание на то, что это не начало решения, а начало скатывания в еще более плачевную ситуацию», — пояснил свою позицию политик.

Эхо «арабской весны» …

Корни нынешнего кризиса уходят в 2011 год, когда в страну пришла «арабская весна». В результате «жасминовой революции» был свергнут многолетний президент Зин эль-Абидин Бен Али, проведены демократические президентские и парламентские выборы, принята новая Конституция, которая распределила власть между президентом, премьером и спикером парламента. По мнению экспертов, тунисский транзит власти был признан самым успешным на фоне потрясений охвативших другие страны региона. А на  Западе Тунис считают «золотым ребенком «арабской весны». Если другие страны погрузились в хаос гражданской войны (Ливия, Йемен и Сирия) или вернулись к привычному авторитаризму(Египет), то Тунису удалось довольно безболезненно перейти к демократии. Тунисские власти гордятся тем, как складываются их отношения с западными государствами. В 2015 году страна получила статус основного союзника вне НАТО, что позволяет Тунису активно взаимодействовать с США, а также совместно с Североатлантическим альянсом участвовать в оборонных инициативах и получать некоторые виды вооружений.  Однако несмотря на относительно успешные политические реформы, экономическая ситуация продолжала оставаться сложной. Постреволюционные власти так и не смогли поднять уровень жизни и справиться с безработицей.  В I квартале 2021 г. уровень безработицы достиг 17,8% при показателе в 15% за аналогичный период 2020 г. В стране наблюдается значительный бюджетный дефицит и проблемы с выплатой долга, для решения которых может потребоваться новый кредит МВФ. А это почти наверняка выльется в сокращение рабочих мест в госсекторе и субсидий на товары, в том числе первой необходимости. Всемирный банк в своем обзоре по Тунису констатировал, что уже к концу 2020 года из-за пандемии коронавируса экономические показатели страны оказались хуже, чем у других государств региона.

 «Отличился» Тунис и по показателям заболеваемости и смертности от коронавируса, которые в Северной Африки являются одними из самых высоких. В стране с почти 12 млн. населением было зарегистрировано 569 тыс. заболеваний и 18 тыс. смертей. Накануне протестов число смертей от коронавируса побило рекорд, превысив 300 за одни сутки. Вакцинация в стране идет крайне медленно, лишь 7% жителей вакцинировано. Правительство попыталось ускорить вакцинацию, открыв ее для всех людей старше 18 лет во время праздника Курбан-Байрам. Однако ситуацию это не улучшило: прививок не хватает, в центрах вакцинации давка, иногда переходящая в драки. 

Но Covid-19 — лишь видимая часть айсберга. Существуют и другие глубокие причины, которые могут окунуть страну  в пучину острого гражданского конфликта. 

Робокоп против богослова…

Одна из главных политических причин, приведших к тунисскому кризису – противостояние между президентом и парламентом. Попытки каждого из игроков  потянуть «одеяло» на себя не позволяют создать эффективный механизм для преодоления экономического кризиса и борьбы с пандемией. Согласно принятой в 2014 году конституции, Тунис — парламентско-президентская республика. Правительство формирует парламентское большинство, а президент принимает присягу у премьера и членов его кабинета. После революции 2011 года в Тунисе сменилось девять правительств, многие из которых распались, просуществовав недолго. Последний политический кризис 2020 года по договоренности с основными игроками разрешился назначением Мешиши премьер-министром. Однако правительство не смогло заработать в полную силу – президент отказался утвердить 11 министров. Разногласия между двумя сторонами еще больше обострились после того, как Аль-Мешиши уволил ряд министров, связанных с Саидом, а затем произвел перестановки в кабинете министров, которые президент отклонил под предлогом обвинений в коррупции. Противостояние президента и премьер-министра закончилось отставкой последнего. И теперь на арену политической борьбы с президентом вышел спикер парламента и его политическая сила «Ан-Нахда».

История противостояния президента и спикера парламента началась в 2019 года, когда в стране прошли президентские и парламентские выборы. Доктор юридических наук Кайс Саид выступил на выборах в качестве независимого кандидата в президенты. Предвыборную кампанию провел без привлечения бюджетных средств и публичных митингов. Агитацию проводил в кафе, на рынках, в социальных сетях. Во втором туре набрал 72% голосов. Во время предвыборной кампании выступал за децентрализацию власти и избирательную реформу – в частности он предлагал вместо прямых выборов парламента многоступенчатую систему, в рамках которой граждане избирали бы местных депутатов, а те в свою очередь – региональных и национальных депутатов. Саид известен как сторонник смертной казни в отношении террористов и уголовного преследования ЛГБТ. За внешнее сходство  с известным  киногероем и манерой говорить получил прозвище Робокоп.

На парламентских выборах 2019 года  большинство мест в парламенте получила партия «Ан-Нахда», а ее лидер Рашид Ганнуши, один из ведущих в мире исламских богословов, занял пост спикера. Сам Ганнуши яркая и неординарная личность. Из-за своих нетрадиционных взглядов его  называют «исламским демократом». Он говорит такие вещи, которые не вписываются в канонический образ исламского фундаменталиста. Ганнуши выступает за равноправие женщин и их участие в политике – «ислам подходит для мужчин так же, как и для женщин» и поэтому никто не может запретить «одному из полов участие в политической деятельности». Он не раз призывал мусульман США и Запада «не подражать и не воспроизводить манеру исповедания религии, выработанную в слаборазвитой среде… реформировать мусульманскую мысль и разработать развитую форму религиозной практики, которая будет способствовать эволюции слаборазвитых мусульманских народов». Ганнуши осуждает террористические методы борьбы за власть и выдвигает концепцию «народного государственного переворота» – пропагандистская работа среди населения, массовые демонстрации, забастовки, разложение силовых структур и окончательное падение режима в результате общенациональной акции гражданского неповиновения. 

Практически сразу после выборов между президентом и спикером обнаружились противоречия. Рашид Ганнуши неоднократно подчеркивал, что президентская власть в Тунисе скорее символическая и церемониальная. Согласно конституции, президент курирует только вопросы обороны и международной политики. Кайс с этим был всегда категорически не согласен. Еще в период президентской кампании он говорил об усилении президентской власти. По его мнению, нынешняя политическая система несовершенная, а правительство, которое зависит  от расклада сил в парламенте, слабое и неэффективное. С 2020 года противостояние продолжало нарастать и, в конце концов, вылилось в июльский кризис 2021 года. На сегодняшний день инициатива полностью находится в руках президента. Помимо протестующих, на его стороне армия и спецслужбы. Кроме того, решение  об отставке премьер-министра и «заморозке» работы парламента не вызвало существенного сопротивления со стороны целого ряда политических партий и общественных организаций. В последние годы примиряющую роль в стране играли не политики, а профсоюзы и гражданские объединения. И многое будет зависеть  от того, на чьей стороне они будут. Так Всеобщий союз трудящихся Туниса выступил сдержанно, призвав стороны отказаться от насилия и сохранить конституционные устои. Единственное, против чего резко возразил профсоюз,— решение президента временно возглавить органы прокуратуры, чтобы довести до суда все нерассмотренные ранее дела в отношении некоторых депутатов парламента.

Эксперты отмечают, что в противостоянии парламента и президента точку мог бы поставить Конституционный Суд, создание которого было предусмотрено Конституцией. Однако суд так и не создан, а следовательно дать  правовую оценку в споре  кто прав, Саид, который ссылается на 80 статью Конституции, или Рашид Ганнуши, который считает, что  президент нарушил основной закон государства не представляется возможным. 

Спор о том, как относится к решениям Кайса Саида — как государственному перевороту или же необходимым  мерам по выводу страны из кризиса обсуждается не только в Тунисе, но и за рубежом, где мнения также разделились. 

Западная дипломатия была весьма сдержанна и не стала не на одну из сторон. Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что, по мнению Вашингтона, президент Туниса Каис Саид должен придерживаться демократических принципов в связи с ростом напряжённости в североафриканской стране. Он пообещал «поддержку Соединёнными Штатами тунисского народа в условиях экономического кризиса и пандемии. В Берлине расценили  действия президента Туниса как «весьма расширенное толкование конституции», а Франция призвала к скорейшему возвращению «нормальной» работы правительства Туниса.

Куда более категоричной была оценка Турции. Турецкие власти осудили действия президента, назвав их «противоречащими конституции». Неожиданно нейтральной оказалась реакция Дохи, которая призвала все стороны «прислушаться к голосу мудрости», хотя в понедельник из-за симпатий  канала «Аль-Джазира» к сторонникам Рашида Ганнуши тунисские силы безопасности ворвались в бюро катарского канала и конфисковали там все оборудование. 

Что дальше?

Со 100% гарантией давать прогноз на развитие событий в Тунисе невозможно. Много факторов могут повлиять на их дальнейший ход. Пока же явно, что протесты в Тунисе однозначно не тянут на «арабскую весну» 2.0. Если исходить из пандемической природы протестов, то усталость людей от противокоронавирусных ограничений присутствует среди населения любой страны пострадавшей от пандемии. И приостановка протестной активности целиком  в руках власти, которая должна предложить эффективные механизмы борьбы с эпидемией. В сложившейся ситуации запаса прочности у тунисской экономики нет, поэтому, скорее всего,  главная надежда власти на зарубежную помощь, и финансовую, и гуманитарную. Власти Туниса рассчитывают на кредит МВФ, который мог быть направлен на финансирование кампании по вакцинации населения. Однако есть опасения, что политический кризис может привести к срыву переговоров. Поэтому  поиск компромисса и договороспособность сторон —  единственный путь к  снижению протестной активности и нормализации ситуации в стране.  

Если же Кайс Саид и Рашид Ганнуши пойдут до конца в своем противостоянии, то протестная уличная активность естественно  будет только нарастать и грозит перерасти в гражданский конфликт. В первой фазе кризиса и президент, и спикер уже продемонстрировали, что готовы использовать улицу в качестве своих веских аргументов. Свои сторонники есть у обеих сторон. На последних президентских выборах за Саида проголосовало 72% избирателей, а «Ан-Нахда» Ганнуши на парламентских выборах стала лидером, получив 52 из 217 мандатов  в Собрании народных представителей Туниса. Поэтому есть опасения, что усиление конфронтации поможет людям вспомнить о событиях 10 летней давности и «арабская весна», которая в Тунисе прошла мягко, может повториться, но уже сирийско-ливийско-йеменским оттенками. 

Еще один фактор, о котором стали говорить в последнее время – внешний. Проблемы между основными политическим игроками Туниса  обнаружились не только во взглядах на свои полномочия, но и на расстановку внешнеполитических приоритетов. Если Ганнуши подозревали в связях с Турцией и Катаром, то президент  не скрывал своих симпатий к  Саудовской Аравии и ОАЭ. По одной из конспиралогических версий, используя недовольство народных масс, Саид попытается вывести страну из под турецко-катарского влияния. Об этом, кстати, свидетельствует и информация, появившаяся в медиа. Украинское издание «Деловая столица» со ссылкой на Twitter «Муджтахидд», заявляет, что президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, кронпринц Абу-Даби (ОАЭ) Мухаммед бин Заид, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман и власти Франции устроили переворот в Тунисе с целью выгнать из страны «Братьев-мусульман», пользующихся поддержкой Турции. Если эта информация достоверна, то Тунис станет ареной серьезной борьбы влиятельных политических игроков этого региона, а значит, протесты не утихнут, а будут вспыхивать  с новой силой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here