Сергей Толстов фотоГермания настаивает на том, чтобы Украина имплементировала «формулу Штайнмайера»  в свое законодательство. О необходимости имплементация «формулы» заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель на совместной с президентом Украины Владимиром Зеленским пресс-конференции в Берлине в июле с.г. 

В Министерстве иностранных дел страны подчеркнули, что это необходимо для урегулирования конфликта на Донбассе. МИД Германии опубликовал заявление, в котором содержатся требования и к России, и к Украине. Соответствующее заявление немецкое внешнеполитическое ведомство обнародовало на  своем сайте в четверг, 22 июля.  Также МИД страны обратился  к России. «Мы призываем Россию и Украину полностью выполнить итоги саммита в Париже в декабре 2019 года, чтобы добиться заметных улучшений для жителей востока Украины», – сказано в заявлении.

Согласно тексту, Москва , прежде всего должна стать более конструктивной в разрешении конфликта. В частности, в ведомстве напомнили о необходимости открыть КПВВ через линию разграничения, которые блокируют оккупационные силы, а также решить вопрос с разминированием и отводом тяжелого вооружения. Украина также должна выполнить свои обязательства, такие как имплементация «формулы Штайнмайера» в свое законодательство», – подчеркнули в МИД.

Камнем преткновения  сегодня снова  стала  «формула Штайнмайера». ( Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier),  нынешний президент Германии, в 2013-2017 годах занимал должность министра иностранных дел ФРГ). Сама «формула»  касается выполнения одного из пунктов  Минских договоренностей —  определения статуса Донбасса. Она была задумана как некий компромисс в дискуссиях об очередности выполнения Минских соглашений. Суть «формулы Штайнмайера» в том, что Донбасс на момент проведения там местных выборов должен временно получить особый статус. Получить же этот на постоянной основе он смог бы лишь после того, как результаты этих выборов признала бы Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Под контролем ОБСЕ должно пройти и само голосование.

Почему Германия вновь заговорила о «формуле Штайнмайера»,  каковы шансы ее выполнения —  комментирует Сергей Толстов, политолог, директор Института политического анализа и международных исследований 

Соглашение Парижского саммита нормандской четверки от декабря 2019 года  легитимно до сих пор. Украина в коммюнике Парижской встречи за подписью Зеленского обязалась имплементировать «формулу Штайнмайера»  в  украинское законодательство, но не сделала этого.  И Европа, которая выступает посредником в конфликте, закрывала на это глаза. Но в последние дни от Германии  — Меркель и МИД – мы слышим  другую  риторику: имплементация формулы, которую уже почти три года игнорирует Киев, беспокоит Германию. 

Давайте по порядку. Сначала появился Минск-2 по выполнению  Минских соглашений, затем появилась «формула Штайнмайера», которая была оформлена в письме глав МИД Германии и Франции министрам иностранных дел России и Украины: Штайнмайер и Лоран Фабиус  написали письмо Лаврову и Климкину 28 ноября 2015 года. Минск-2 – предполагалось, что он будет действовать один год, т.е. в течение года должен быть выполнен. На встрече министров иностранных дел в Берлине в начале ноября 2015 года обсуждался закон о местных выборах в ОРДЛО, который должен был определять последовательность действий, и шла речь , что скоро будет разработана «дорожная карта», ну а «формула Штайнмайера», которая была выдвинута совместно с Фабиусом —  она предполагала четкое описание последовательности действий.   Формула предусматривает поэтапное предоставление отдельным районам Донецкой и Луганской областей Украины особого порядка местного самоуправления и проведение на этих территориях выборов. Суть ее в том, что Донбасс на момент проведения там местных выборов должен временно получить особый статус, который сможет сохранить на постоянной основе лишь после того, как результаты этих выборов признает Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). Сами выборы должны проходить по украинским законам.

О выводе войск и контроле границы в «формуле» речь не идет. Но в связке со вторыми  Минскими соглашениями, которые были подписаны в 2015 году, возвращение контроля над границей должно начаться на следующий день после выборов. Кроме того, после принятия постоянного закона об особом статусе ОРДЛО,  должно учитываться право жителей на языковое самоуправление и даже создание отрядов народной милиции. Что, по сути, может означать легитимизацию военизированных отрядов.

Согласно Минску-2  передача контроля над границей начинается на следующий день после проведения выборов, а заканчивается после внесения изменений в Конституцию. «Формула»  Минск -2  не подменяет, а дополняет, увязывая по хронологии вопрос выборов и предоставления особого статуса. 

«Формула Штайнмайера»  фигурировала также  и  в 2016 году, потом о ней не вспоминали – до избрания Зеленского. Возникло некое размораживание ситуации – Зеленский поставил задачу возобновить «нормандский формат». Но вот тут снова всплыла «формула» , со стороны Москвы пошел месседж, что перед встречей надо бы что-то сделать в плане мирного урегулирования на Донбассе:  надо выполнить прежние договоренности глав четырех государств – развести силы конфликтующих стороны в Донбассе, а также оформить в документ и скрепить подписями «формулу Штайнмайера».

Киев сначала не согласился. В сентябре 2019  глава МИД Украины Вадим Пристайко и спецпредставитель США Курт Волкер провели брифинг, где в пух и прах разбили план немецкого политика по Украине.  Но дипломатия – весьма гибкая сфера деятельности. В итоге в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске было найдено соломоново решение – оформить утверждение текста «формулы Штайнмайера» в виде обмена письмами. При этом Л.Кучма, Б.Грызлов, Н.Никонорова (от ОРДО) и В.Дейнего (от ОРЛО) подписали письма на имя специального представителя ОБСЕ Мартина Сайдика. А Сайдик уже подписал письмо на имя действующего на тот  момент председателя  ОБСЕ  Мирослава Лайчака.  

Украина в коммюнике Парижской встречи за подписью Зеленского обязалась имплементировать эту формулу в законодательство. Технически это значит, что нужно принять закон, где будет оговорен механизм выборов на территориях ОРДЛО. Дальше нужно сделать в нем увязку с уже принятым законом об особом статусе Донбасса — на базе «формулы Штайнмайера». Однако с реализацией обещаний не сложилось.  Условия «формулы» в деталях нигде не были прописаны, что позже вызвало разногласия в ее трактовках со стороны России и Украины и ее фактическое замораживание.  К тому же  с октября 2019 года в Киеве начал регулярно собираться «Штайнмайер-майдан». 

Сама «формула»  не дает ответы на все вопросы. Она только увязывает проведение местных выборов в неподконтрольных Киеву районах Донбасса (на территории ДНР и ЛНР) с предоставлением региону особого статуса. Этот документ  вообще никому не мешает и ничего не добавляет, а лишь конкретизирует несколько пунктов, которые были коротко прописаны в «Минске-2». По моему мнению, «формула Штайнмайера», – это лишь один из компонентов Минских соглашений. Поэтому, если Украина считает для себя эти соглашения обязательными, тогда это элемент, с которыми необходимо считаться. А с другой стороны, в Минских соглашениях, если посмотреть объективно и не пытаться «выкрутить»  какие-то отдельные положения, там есть выгодные моменты и для Украины, и для России. Украина может блокировать процесс политического урегулирования на любом этапе —  под предлогом присутствия российской военной техники,  несоблюдения украинского законодательства при подготовке проведения выборов и т.п.

При этом, главная ловушка для Украины – это прямые переговоры с ЛНР и ДНР, а не «формула Штайнмайера». Ловушка в том, что для Киева очень сложно решить вопрос:  мы разговариваем только с Путиным, Макроном и Меркель, либо мы разговариваем сначала с ними, а после этого – пытаемся решить вопрос с лидерами сепаратистов. Но ЛНР и ДНР – марионетки, и они смогут выкручивать руки сколько угодно.  Это главная ловушка, которая не позволяет понять, как себя вести дальше. Хочу отметить, если выборы пройдут по украинскому законодательству,  с полноценным участием Киева, то здесь ловушки нет. 

Прошло время, изменился  политический фон   и снова —  на встрече Зеленского и Меркель в июле с.г.  – канцлер заявила, что  Германия предлагает  Украине имплементировать  «формулу Штайнмайера».  По ее словам, на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей должны пройти выборы. Такую позицию она  высказала на совместной пресс-конференции. 

А уже 22 июля  в заявлении Министерства иностранных дел Германии минские соглашения названы незаменимой основой для   долгосрочного урегулирования конфликта на Донбассе. Ведомство также призвало Украину имплементировать в украинское законодательство «формулу Штайнмайера».  От РФ Германия требует открыть пункты переходов на линии разграничения и отвести вооружение, а от Украины — имплементации «формулы»  в украинское законодательство.  Почему? Потому что  все кроме Киева говорят, что в итоговом коммюнике «нормандской четверки» записано, что Украина обязуется выполнить «формулу Штайнмайера» ,  но украинская  сторона не выполняет эти требования. Канцлер Германии добавила, что ее страна и далее будет выступать «за достижение прогресса» в вопросе Минских договоренностей.

В среду, 21 июля, Госдепартамент США и МИД Германии опубликовали совместное заявление, в котором отражены детали сделки по «Северному потоку- 2». Суть договоренностей можно описать одним предложением: России позволяют достроить и запустить газопровод, а Украине дают абстрактные обещания.

Первый же абзац «совместного заявления» приводит  читателя в недоумение: «Соединенные Штаты и Германия твердо поддерживают суверенитет, территориальную целостность, независимость и избранный европейский путь Украины. Сегодня мы вновь заявляем о своей решимости противостоять российской агрессии и пагубной деятельности на Украине и за ее пределами. Соединенные Штаты обещают поддержать усилия Германии и Франции по установлению мира на востоке Украины в рамках «нормандского формата». Германия активизирует свои усилия в этих рамках по содействию выполнению Минских соглашений». Было еще что-то о «приверженности  преодолению климатического кризиса».  

Как связаны между собой Минские соглашения, «нормандский формат» и климатические цели Евросоюза? Никак. США и Германия просто пытаются уменьшить масштабы «зрады», заявляя о твердой решимости защищать Украину. Смысл подписания документа в том, что Вашингтон, у которого не получилось остановить строительство газопровода, наложил на Берлин некие обязательства в отношении Украины, в связи с энергетическим сотрудничеством Германии и  России.  

Вообще, по итогам встречи канцлера ФРГ и президента США  напрашивается вывод, что США передали ключевую роль по украинскому «вопросу» в руки Германии. Если прочесть  текст совместного заявления США и Германии, то можно заметить однозначные формулировки: «Соединенные Штаты обещают поддержать усилия Германии и Франции по установлению мира на востоке Украины с помощью «нормандского формата», «Германия активизирует свои усилия в рамках «нормандского формата» для содействия выполнению Минских соглашений».  В качестве утешительного приза Украине обещают создание «Зеленого фонда» для развития возобновляемых источников энергии. США  «свалили» на Германию всю ответственность за Украину.  

Думаю, американцы считают, что Берлин сможет в менее конфронтационной манере построить политику вокруг Украины. Мы видим, что у Германии есть контакт с РФ, если ему нужно, то он может договариваться. А Берлин теперь, понимая, что за его спиной стоит США, будет более активно пытаться стимулировать украинское правительство к выполнению Минских соглашений и реализации коммюнике в «нормандском формате», которое было подписано  в Париже.   

Ряд украинских политиков заявляет: «вот будет новый канцлер,  и мы договоримся о СП-2», «вот съездит Зеленский к Байдену – и все решится». Хочу отметить, что новый канцлер Германии  будет непонятно когда,  переговоры у немцев длятся долго, до конца этого года Мекель будет, скорее всего, оставаться канцлером. Есть еще последовательность европейской  политики, и  предполагать ,что Германия и Франция откажутся от предыдущей дипломатической работы – не стоит. И не стоит, также,  возлагать большие  надежды на визит президента Зеленского  в США.

Конечно, в ответ на договоренности США и ФРГ министры иностранных дел Польши и Украины выпустили свое совместное заявление, в котором заявили о намерении дальше бороться с «Северным потоком- 2». Но, судя по всему, борьба уже окончена: «труба» будет достроена и введена в эксплуатацию, гарантий заключения нового контракта с «Газпромом» нет, никаких компенсаций за потерю транзита, о которых говорила команда Зеленского, не предусмотрено. Все украинские интересы оказываются настолько «украинскими», что их легко не замечают и не берут во внимание практически все страны, которые регулярно заявляют о своей поддержке независимой Украины. «Зрады» подобных масштабов Украина не помнит, пожалуй, со времен заключения Минских соглашений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here