Украина и Китай 30 июня с.г. подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в области строительства инфраструктуры и реализации совместных проектов. Среди приоритетов — железнодорожный транзит, аэропорты, порты, коммуникации и муниципальное инженерное строительство. 

В команде президента Владимира Зеленского заговорили об углублении сотрудничества с Пекином и даже о заимствовании управленческого опыта Коммунистической партии Китая (КПК). Глава парламентской фракции СН и председатель ее политсовета Давид Арахамия заявил в интервью китайским СМИ, что Китай является для Украины «примером и стратегическим партнером в модернизации страны», а его политсила намерена перенимать опыт КПК «в управлении экономикой и построении государства».  Арахамия также поздравил руководящую Китаем партию с 100-летием со дня ее основания. Также глава фракции СН заявил, что принципы его партии и КПК «во многом совпадают», поскольку «их девизом является служение народу». 

Причем, совсем недавно, у Украины обострились отношения с Китайской народной республикой. За март месяц Киев с Пекином несколько раз обменялись недвусмысленными сигналами о недовольстве друг другом. Конфронтация  была спровоцирована ситуацией вокруг стратегического предприятия «Мотор Сич»  в Запорожье. Украинские власти начали тормозить завершение сделки по покупке китайскими инвесторами ведущего производителя авиадвигателей и газотурбинных установок. Определяющее влияние на позицию Киева оказывают США, которые не хотят, чтобы Пекин получил доступ к разработкам в авиастроении, усиливающим его обороноспособность. Служба безопасности Украины  20 марта сообщила, что Шевченковский райсуд Киева арестовал имущество и 100% акции «Мотор Сичи». Сами китайские инвесторы «Мотор Сичи»  обратились в международный арбитраж с целью взыскать с Украины 3,5 млрд дол. 

Какими соображениями руководствуется Офис президента  в нынешней политике по отношению к Пекину? Наиболее очевидны экономические мотивы. Миллиарды китайских инвестиций на «Большую стройку», безусловно, очень весомый аргумент. Кроме того, Китай сейчас крупнейший покупатель украинского продовольствия, а также железной руды. Китай возглавил ТОП-10 импортеров украинских зерновых в 2020 г. Товарооборот между Украиной и Китаем за первые пять месяцев текущего года вырос на 48 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил свыше 7 млрд 400 млн долларов. Об этом заявил посол КНР в Украине Фань Сяньжун на пресс-конференции, посвященной 10-летию стратегического партнерства между Китаем и Украиной.

При этом, исполняющий обязанности временного поверенного в делах США в Украине Джордж Кент озвучил позицию Штатов по поводу  сотрудничества Киева и Пекина. Своим мнением  на эту тему он поделился в интервью телеканалу «Украина 24», которое вышло 13 июля. По его словам, Вашингтон считает нормальной взаимовыгодную торговлю между странами, но призывает быть бдительными, так как вероятна потеря контроля над информацией и ключевыми предприятиями.  

фото бортникНовое потепление украинско-китайских отношений  комментирует Руслан Бортник, политолог, директор Украинского института политики 

Мосты «Большой стройки»  привели  команду президента  до мостов в геополитике. Киев делает попытку сблизиться с Пекином, а там, очевидно, также  готовы  идти навстречу. Например, 30 июня министр инфраструктуры Украины Александр Кубраков и министр коммерции Китая Ван Веньтао подписали межправительственное соглашение о реализации совместных проектов в сфере инфраструктуры. Согласно документу, Украина может получить на льготных условиях китайские кредиты на большое инфраструктурное строительство. В официальном сообщении украинского министерства  Киев и Пекин названы  «стратегическими партнерами», желающими углубить торгово-экономическое сотрудничество, которое «отвечает общим интересам двух стран».

Украина действительно  лихорадочно ищет деньги – инвестиции, кредиты. Это на фоне того, что западные партнеры ограничили помощь Украине, они переживают свои проблемы, в том числе и в связи с экономическими последствиями ковида. Также мы помним ,что  МВФ не финансирует Украину уже более года. А китайские деньги —  вот они – доступны.  

С другой стороны все эти заигрывания  с Китаем  можно трактовать как новую стратегию Офиса  и самого президента. Стратегия начинает только-только  прорастать — она характерна для периода Кучмы и Януковича. Это балансирование  происходит на более узком политическом поле, нет возможности широкого маневрирования, но эта попытка  баланса между Европой  и Востоком, желание продемонстрировать новые центры ориентации  – Турцию и Китай, попытка продемонстрировать Западу новые ставки,  которые возможно сделать в будущем  — на тот же Китай. Вот такая новая игра Зеленского в условиях того, что западные партнеры явно снизили уровень политической и финансовой поддержки Украины. 

Китайцы одобрительно отзываются о проекте  «Большая стройка».  Как  заявил посол Китая в Украине Фань Сяньжун на пресс-конференции в Киеве незадолго до подписания соглашения между странами,  – Китай хочет внести свой вклад в развитие инфраструктуры в Украине. Интересно, что и  партия  «Слуга народа»  не скупится на комплименты в адрес  Компартии Китая. Глава парламентской фракции СН и председатель ее политсовета Давид Арахамия заявил в интервью китайским СМИ, что Китай является для Украины «примером и стратегическим партнером в модернизации страны»,  а его политсила намерена перенимать опыт КПК в управлении экономикой и построении государства.  

Но это не поворот в сторону  именно Компартии —  нет,  это всего лишь информационное сопровождение заключенной сделки.  Это  также и  определенные политические маневры и  «эффект исполнителя»  —  традиционная украинская привычка  льстить и заигрывать с сильным игроком. Экстремально комплиментарные слова  в адрес Компартии Китая господина Арахамии  в самом Китае воспринимаются с улыбкой и без уважения. Потому что уважать можно сильных и последовательных игроков, а не тех,  кто резко меняет свои позиции – от Великобритании к Китаю , от Германии к Турции.  Такие резкие политические повороты  демонстрируют не системность политики ,  а ее конъюнктурность ,  что  на самом деле политика формируется,  исходя из сиюсекундных  моментов и узких клановых интересов. Само позиционирование нового тренда  —  «мы любим Китай» , где главными  ньюсмейкерами  были  Арахамия и Корниенко, вызывает  много вопросов к «исполнителям» , они попытались  уж очень  комплиментарно  высказаться по «новой прокитайской политике»,  это следствие политической неопытности  наших новых политиков. 

А ведь совсем  еще недавно Киев и Пекин стояли на пороге серьезного дипломатического конфликта и, возможно, гораздо больших осложнений. Причина —  сорванная сделка по «Мотор Сич». Кабмин  заблокировал  переход предприятия под контроль китайских инвесторов, наложив на них санкции, а акции завода арестовал  и передал  в управление госагентству АРМА. При этом СНБО приняло решение о начале национализации предприятия. Бесспорно,  решающим фактором было серьезное давление Вашингтона, который не хотел, чтобы китайцы получили технологии  «Мотор Сичи». Но прецедент  будет предметом разбирательства в международном арбитраже, куда обратилась китайская сторона. 

В принципе эта история не показалась чем-то необычным. Хотя риторика команды президента не была откровенно антикитайской, как у американцев, ее разница с сегодняшними заявлениями очевидна.  Нужно же как-то объяснить народу, почему  вчера скандал с «Мотор-Сич»,  и почему  сегодня – заключение договора по инфраструктурному проекту.  На самом деле  все идет в рамках китайской программы – «один пояс – один путь».  У нас, возможно,  и не будет явного экономического прорыва,  но будет модернизация инфраструктуры:  аэропорты, дороги и т.п. , которая при определенных условиях ,может стать частью проекта «Большой Евразии». 

Украино-китайские отношения сейчас развиваются гибридно, нелинейно. С одной стороны Китай – ключевой  торговый партнер Украины — товарооборот Украины с Китаем в 2020-м году увеличился до 15,4 миллиарда долларов по сравнению с 12,79 миллиарда долларов в 2019 году. С  другой – история с «Мотор-Сич», с третьей – поставка из КНР вакцины от ковида, также и  участие Китая во многих инфраструктурных проектов  в нашей стране. Мне кажется, что ситуацию с «Мотор-Сичью»  и украинское и китайское руководство вынесли за скобки. Там подан иск на 3,5 млрд долл от частных компаний, и я думаю, что Китай хочет, чтобы эта ситуация не имела негативного влияния на другие стороны украинско-китайского сотрудничества. Когда в наши отношения вмешиваются западные партнеры, например, США  —  то там возникает кризис, там ,где западные партнеры не вмешиваются в двусторонние отношения – украинско-китайские отношения динамично развиваются и Китай выступает своего рода «заменителем» для Украины и российского рынка,  и рынков  СНГ: Украина занимает первое место среди импортеров в Китай пшеницы, подсолнечного масла и подсолнечного шрота.  

Китай вполне может перебить западные кредиты своими, привлекательность которых в том, что Пекин не выдвигает политических требований. Запад привязывает к своим кредитам условия, в том числе неосуществимые для команды Зеленского. Китай действует по-другому. Заявления Арахамии, можно считать легким шантажом:  если будете на нас давить в плане реформ, не давать четких перспектив с НАТО и ЕС, есть Пекин, Стамбул, которые предлагают тоже привлекательные варианты сотрудничества. И это, кстати, соответствует  реалиям. 

Но экономическое влияние Китая, возможно,  в какой-то момент перерастет  в политическое. ОП, правительство, парламентские  силы, а также силовые ведомства сейчас находятся под западным влиянием. Но политика со временем может подчиниться экономике. И тогда влияние Китая на Украину может стать определяющим. Возможно, на это надеется Пекин, в силу традиций планирующий на десятилетия.  В Киеве же привыкли руководствоваться сиюминутными интересами. И вполне, кстати,  могут снова  «охладеть»  к Китаю.

Все зависит от того, как пройдет визит Зеленского в США. Если результаты устроят нашего президента,  или на реверансы в сторону Пекина будет жесткий ответ США, политический флирт с Пекином закончится. Хотя в плане экономики, думаю, сближение продолжится. США активно строят альянс против Китая и продвигают антикитайскую повестку по всему миру. Зависимая от Вашингтона украинская власть не может это игнорировать.  Возможно, украинская власть стремиться в рамках новой «многовекторной» игры — накануне поездки Зеленского в Вашингтон —  продемонстрировать Байдену и Ко, что может и развернуться в другую сторону ,если ее просьбы не будут услышаны. 

Но я бы не стал переоценивать уровень украинско-китайского сотрудничества сегодня, особенно его политическую часть. Она находится на низком уровне, Китай находит ключевые отрасли экономики, но о полноценном политическом сотрудничестве сегодня говорить не приходится. Есть большой товарооборот, но он большой  для Украины, а не для Китая. Украина уже пытается оказывать давление на американских  партнеров. Не стоит думать, что США будут категорически  против сотрудничества с Китаем. Отношения  будут способствовать  стабилизации Украины, поддержание определенного уровня, а США – они против политического и технологического сотрудничества. 

Может ли в обозримом будущем экономическое влияние Китая перерасти в политическое?  На мой взгляд, стратегически,  Китай может стать  партнером №1 в экономике ,а также  политическим партнером. Стратегически , потому что именно Китай может стать посредником и проводником Украины для выходи из нынешнего кризиса. Китай способен провести Украину между Сциллой и Харибдой, между Западом и Россией. Китай член Соввбеза ООН,  подписант Будапештского меморандума – именно Китай мог бы выступить ключевым игроком для завершения кризиса в нашей стране. Для вывода Украины из большой геополитической игры ,где она , к сожалению, играет роль «груши». 

Украина попадает в  стратегические планы Китая.  Конечно,  Китай прокладывает свой «Шелковый путь», для Китая Украина очень важна – она участвует в его продовольственной безопасности, она занимает важную нишу между США и РФ, да, вслед за китайскими инвестициями могут прийти и политические интересы. Но если посмотреть на страны Африки или соседнюю Беларусь, где весомый – в долларовом эквиваленте —  китайский интерес присутствует десятилетиями, говорить ,что Китай глобально влияет на политику этих стран не приходится. Глобализация по-китайски —  она другая. Это экономическая  глобализация.  Китай сегодня не заинтересован в «китаизации» мира. Он продвигает свои экономические интересы , сегодня ,кроме соседних с Китаем стран ,ни одна другая страна в мире не может сказать ,что Китай поменял политический облик этой страны. И для Украины политические риски от Китая маловероятны.  На данном этапе Китай некритически в этом заинтересован – есть риски ухудшения отношений  и с Западом,  и с Россией. Это перевешивает его мотивацию политического вмешательства в украинские дела. Но так может быть не всегда. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here