ЧичасовВ Перу причудливым образом реализовался замысел сценаристов сериала «Слуга народа». Национальное бюро избирательных процессов официально заявило о том, что после обработки  100% бюллетеней победу  на президентских выборах одержал школьный учитель, кандидат от левой партии «Свободное Перу»  Педро Кастильо. 

Он набрал 50,125% голосов. Его оппонент – Кейко Фухимори, дочь экс-президента Перу Альберто Фухимори и представитель ультраправой партии «Народная сила»  набрала 49,875%. Отрыв Кастильо составил всего около 44 тыс. голосов. Победу Кастильо принесла поддержка жителей сельской местности.

Теперь страна ожидает окончательный вердикт Национальной избирательной комиссии. Официальное вступление нового президента в должность назначено на 28 июля.

Фухимори сдаваться не собирается и уже заявила о многочисленных нарушениях в ходе голосования и призвала аннулировать 200 тыс. бюллетеней. Правда, глава Национальной избирательной коллегии Хорхе Салас Аренас опроверг эти утверждения. «Неправильно, некорректно и опасно для страны и демократии говорить о мошенничестве, основываясь на инцидентах на отдельных избирательных участках»,- заявил он. По мнения части экспертов, заявлениями о фальсификациях Фухимори пытается отложить официальное признание победы Кастильо. Сам же победитель выборов оценивает заявления Фухимори ни много, ни мало, как попытку государственного переворота. 

Президентская чехарда

Нынешние выборы главы государства в Перу состоялись  после настоящей президентской чехарды. Политическая турбулентность  в высших кругах власти Перу, где последние годы преобладали правые, тянулась несколько лет.  В 2016 году президентом  стал Педро Пабло Кучински, победивший с перевесом всего в несколько десятых процента  нынешнего кандидата в президенты Кейко Фухимори. В 2018 году он уходит в отставку на фоне ряда скандалов. Сначала выяснилось, что он имел связи с бразильской строительной компанией Odebrecht, замешанной в коррупционном скандале, который затронул значительную часть Латинской Америки. Затем он решил помиловать Альберто Фухимори, приговоренного к длительному сроку заключения за нарушения прав человека во время его правления страной. В стране вспыхнул конституционный кризис и Кучинский подал в отставку. 

23 марта 2018 года вице-президент Мартин Вискарра  был приведен к присяге в качестве президента Перу. Спустя месяц нахождения в должности рейтинг его поддержки составил 57%. После многочисленных коррупционных скандалов, с которыми столкнулось правительство Перу, в июле 2018 года президент Вискарра призвал к общенациональному референдуму, чтобы запретить частное финансирование политических кампаний, запретить переизбрание законодателей и создать вторую законодательную палату. Антикоррупционные меры принесли ему популярность. Однако в ноябре 2020 года пленум конгресса Перу проголосовал за отстранение Вискарры от должности президента из-за обвинения во взяточничестве в бытность КНР губернатором провинции Мокегуа (2011-2014). Ему инкриминировали получение взятки в размере 600 тыс. долларов. После импичмента, согласно закону, пост президента занял спикер парламента Мануэль Артуро Мерино де Лама. У власти он продержался лишь несколько дней. Мерино не пользовался популярностью у перуанцев даже в бытность спикером парламента. Практически все конгрессмены в стране ассоциируются у простых людей с коррупцией. 

И перуанцы вышли на протест против Мерино, и в защиту Вискарры. Как отмечали местные СМИ, митинги были не похожи на предыдущие. Большинством участников была молодежь, которая обычно апатична. Правозащитники обвинили правоохранителей в чрезмерной реакции на протест, в частности в избиении демонстрантов дубинками, обстреле резиновыми пулями. Двое протестующих погибли, один из них — 22-летний мужчина — получил 10 ранений пулями, а 24-летнего мужчину четыре раза ударили в грудь возле сердца. Вину за их смерть многие возложили лично на президента. Ряд политиков потребовали, чтобы он ушел в отставку, и Мерино уступил. Новым спикером парламента был избран 76-летний депутат Франсиско Сагасти. А поскольку именно председатель конгресса заменяет президента в его отсутствие, Сагасти автоматически стал главой государства.

Леворадикал или прагматик?

Еще в преддверии второго тура ведущие политологи Перу ломали голову над тем, как в первом туре с результатом в 19% смог победить кандидат от леворадикальной партии марксистского толка «Свободное Перу» Педро Кастильо? И почему другие кандидаты с более мощными финансовыми и информационными ресурсами проиграли простому учителю из глубинки.

Продолжительное время 51-летний Кастильо работал учителем начальной школы в городе Пунья. Его политическая карьера  началась в 2002 году, когда баллотировался в мэры города Ангия от левоцентристской партии «Возможное Перу». Выборы он проиграл и сосредоточился на партийной работе. Вплоть до роспуска партии «Возможное Перу» он возглавлял одно из ее региональных отделений. Настоящая же известность пришла к нему в 2017 году, когда он стал лидером общенациональной  забастовки учителей. Акция за повышение зарплаты и увеличение расходов на образование получила настолько большой резонанс по всей страны, что в ее урегулирование включился тогдашний президент Педро Пабло Кучинский. 

В октябре 2020 года Кастильо официально объявил о выдвижении своей кандидатуры на пост президента. Повод к участию в выборах ну очень напоминает одноименный сюжет из сериала «Слуга народа». Недовольный учитель идет в президенты, чтобы добиться справедливости и победить коррупцию. Правда в случае с Перу к этому поводу примешивается  пандемия COVID-19. Учителю из провинции Педро Кастильо крайне сложно проводить уроки в условиях самоизоляции. У его учеников практически отсутствуют мобильные телефоны, а планшеты, которое обещало правительство так в школу и не поступили. Поэтому решить проблемы доступности образования и борьбы с коррупцией он сможет став президентом страны. Карандаш и широкополая соломенную шляп стали  символами кампании. Частью образа стала и лошадка: только так можно передвигаться по горным тропам. В его группы поддержки входили сотни учителей, чей авторитет для жителей провинции традиционно непререкаем. На своих предвыборных митингах он обещает, что в случае своего избрания он продолжит  жить на зарплату простого учителя, а министрам и депутатам он сократит зарплату наполовину

Кастильо стал первым левым лидером, который представлял не столицу Лиму, а перуанскую глубинку. Кампанию он построил на  критике разницы уровня жизни между сытой столицей и сельской глубинкой. По душе избирателям пришлись и левацкие взгляды, базирующиеся на наследии марксизма-ленинизма и идеях боливарианства.  

В программе Кастильо избрание Учредительного собрания для подготовки и принятия новой прогрессивной Конституции, сокращение расходов на госаппарат, реформа децентрализации, Он выступает за большее участие государства в экономике. В интервью CNN он заявил о том, что «70% прибыли должны оставаться для страны, а они (частные компании) должны получать 30%, а не наоборот, как сегодня». Его модель народной экономики не исключает и национализацию в  горнодобывающем и нефтегазовом секторе экономики, включает запрет на приватизацию водных ресурсов. Аграрная реформа в пользу бедных фермеров. Важный пункт его программы – реформа образования и здравоохранения, увеличение расходов на эти отрасли до уровня 10% от ВВП, всеобщий доступ к Интернету для всех перуанцев.

Кампанию Кастильо поддерживали политики левого толка из стран Латинской Америки. Слова поддержки адресовал ему бывший президент Уругвая и ветеран левого движения Хорхе Мухика. Бывший президент Боливии Эво Моралес с которым часто сравнивают Кастильо не скрывал эмоций: «Приветствуем и выражаем уважение и восхищение Педро Кастильо из Перу, который имеет такую же программу, как наша: мирная демократическая и культурная революция, защита естественных ресурсов и продвижение Конституционной ассамблеи в интересах народа, чтобы добиться социальной справедливости».

Однако Кастильо никак не отреагировал на поддержку левых латиноамериканских политиков, опасаясь, что они могут помешать ему в предвыборной кампании. Он начал осторожничать и менять риторику, сочетая левые элементы с прагматизмом «… мы будем защищать конституционные права страны – это не чавизм, и не коммунизм».  Несмотря на публичную поддержку режима Мадуро в Венесуэле  он выступил с  критикой в его адрес «…если вы хотите что-то сказать о Перу, то вначале наведите порядок в своей собственной стране, а потом приезжайте за своими соотечественниками, которые приехали к нам совершать преступления». Вероятно, штаб Кастильо понимал, что для победы во втором туре голосов сельской глубинке будет недостаточно, поэтому нужно работать над зоной приращения голосов. 

Оппоненты Кастильо отреагировали незамедлительно «Попытки Кастильо дистанцироваться от латиноамериканских левых – обман избирателей, маскировка его политической подоплеки. И во втором туре Кастильо получил настоящий политический ад от своих оппонентов, в стиле российских выборов 1999 года, когда Зюганова обвиняли во всех смертных грехах. Однако Кастильо выстоял и в итоге одержал победу. 

Будет ли левый поворот?

Если кто-то из команды Кастильо считал, что самые напряженные политические баталии позади, он круто ошибался. Как только пришло сообщение о том, что Кастильо обогнал по количеству набранных голосов Фухимори, финансовый рынок Перу обвалился на 7%, местная валюта, соль, сразу потеряла 2,5% своей стоимости. Такие экономические проблемы – неприятный сюрприз для нового президента. В команде Кастильо постарались успокоить рынки: новый президент не будет заниматься экспроприацией собственности и ломать рыночную экономику. Финансовый коллапс новому президенту не нужен. Еще одна проблема, которую надо будет решать Кастильо – пандемия COVID-19. В стране 187 тыс. умерших от коронавируса. Страна остро нуждается в миллионах доз  вакцин, медицинском оборудовании, развертывании госпиталей в отдаленных районах, которые массово голосовали за Кастильо. Треть населения страны живет за чертой бедности и именно им новый президент обещал помощь. На все это нужны деньги, которые можно занять либо внутри страны, либо за рубежом. И возникает вопрос: какой будет экономическая политика? Умеренная или радикальная? По-моему, ответ лежит на поверхности. Тем более, что и в отношении других своих  предвыборных обещаний он начал включать заднюю. Так в своей поствыборной речи Кастильо пообещал соблюдать конституцию и все соответствующие демократические процедуры, «забыв» о том, что  обещал переписать Конституцию, принятую еще при диктаторе Фухиморе. Большие проблемы у Кастильо могут возникнуть и при работе с парламентом, где для конструктивной работы он будет вынужден идти на компромиссы, для принятия нужных для страны решений и выполнения своих предвыборных обещаний. И если с парламентом у Кастильо не сложится, то страна окунется в новый этап политической турбулентности и последние два года в Перу покажутся цветочками. Поэтому левый поворот в Перу, о котором только и говорят после победы Кастильо, может  оказаться благим пожеланием. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here