Из-за принудительной посадки самолета Ryanair в Минске 26 мая 2021 года Кабмин прекратил авиасообщение с Беларусью, а МИД подготовил пакет санкций против сторонников Лукашенко. Соответствующее решение было принято на внеочередном заседании правительства. Украинским авиакомпаниям и самолетам будет запрещено выполнять полеты в воздушном пространстве Республики Беларусь. Госпогранслужба в свою очередь прекратит оформление пассажиров, следующих из Беларуси или в Беларусь в таможенных пунктах аэропортов. 

Отмена авиасообщения с Беларусью ударит по белорусскому бюджету, а вот Украина от этого выиграет. Такое заявление сделал министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба:  «Это решение приведет к определенному увеличению прибыли Украины, потому что авиакомпании ЕС и других стран мира, которые раньше пролетали над Беларусью и платили им средства в бюджет, теперь будут пролетать над Украиной и будут платить за транзит нашему государству».

Также Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) объявил, что готовит санкции против деятелей режима Лукашенко.  А до этого Украина ввела дополнительные налоги на импорт белорусских автобусов и тракторов. Мэрия Львова пошла еще дальше и в индивидуальном порядке вообще отказалась закупать технику белорусских производителей.

В ответ Совет министров Беларуси ввел индивидуальное лицензирование против ряда товаров из Украины и пообещал диверсифицировать экспортные поставки. Под ограничения попали украинские кондитерские изделия, шоколад, соки, пиво, плиты ДСП и ДВП, обои, туалетная бумага и упаковка, кирпичи, керамические плитки, стеклянные ампулы, сельхозтехника для посева, стиральные машины и мебель.

Общий товарооборот между Украиной и Беларусью в январе-марте 2021 года составил $1,245 млрд. Украина – второй по объему экспортный рынок для Беларуси.  Как отмечают специалисты рынка, возможное  эмбарго ударит рикошетом по самой Беларуси: только за первый квартал 2021 года в Украину из Беларуси зашло нефти и продуктов ее перегонки  более ,чем на  $500 млн. Это 59% от общей стоимости всего белорусского экспорта в Украину. Беларусь является шестым торговым партнером Украины после Китая, Польши, России, Германии и Турции. Общий товарооборот между странами за прошлый год составил 4,5 млрд долларов. 

Главная позиция белорусского экспорта в Украину — нефтепродукты. По данным Консалтинговой группы «А-95», в прошлом году из Беларуси на украинский рынок поступило 0,850 млн т бензина (более 30% рынка), 2,2 млн т (также более 30% рынка) дизтоплива, 0,38 млн т автомобильного газа (17%). В апреле 2021 года белорусские поставки покрыли 83% импорта бензина на Украину. Всего же с начала 2021 года закупки Киевом автомобильного бензина выросли на 30%  — до 367 тыс. тонн. В то же время за счет собственных мощностей страна произвела только 258,4 тыс. тонн. На сегодня доля белорусского бензина А-95 достигла 50% украинского рынка.

Экономические потери от введения Украиной регуляторного «спецрежима»  на белорусский импорт или другие меры, безусловно, будут ощутимыми для РБ. Но готовы ли украинские власти к масштабной торговой войне,  учитывая текущую социально-экономическую ситуацию в Украине. Данные ограничительные мероприятия со стороны Минска — это только «цветочки», отмечают эксперты. В качестве «ягодок» могут последовать более жесткие мероприятия, в том числе, с ограничением украинского экспорта из товарных групп машиностроительной продукции, которая «весит» по меньшей мере 270-300 млн долл. Железнодорожные вагоны и прочий ж/д транспорт является  одной из важнейших статей отечественного экспорта. 

Кто проиграет, если между бывшими союзниками начнется торговая война? Если  обе страны зависимы друг от друга? Что белорусский экспорт означает для украинского топливного рынка? Каковы экономические риски для Украины? 

Комментарий Виктора Скаршевского, экономиста, эксперта института Growford.

Дело в том, что Республика Беларусь последние семь лет была основным поставщиком российских товаров, от которых Киев отказался в угоду риторике «войны с Россией». В итоге многие российские товары стали поступать через соседнюю страну, ставшую своеобразной «форточкой» для украинской экономики. Теперь же она может быть прикрыта Минском из-за стремлений Киева угодить западным партнерам. В свою очередь, в Беларусь, или через нее, Украина сбывала свои товары, ограничения на которые ввела Российская Федерация. Экспорт украинских товаров в Белоруссию в 2020 году составил $ 1,33 млрд. Импорт из Беларуси  был в два раза больше — $2,9 млрд.

Мы уже знаем, что Беларусь ввела режим индивидуального лицензирования на импорт ряда украинских товаров: кондитерских изделий, шоколада, соков, пива, плит ДСП и ДВП, обоев, туалетной бумаги и упаковки, кирпича, керамической плитки, стеклянных ампул, сельхозтехники для посева, стиральных машин и мебели.  Режим индивидуального лицензирования означает фактически ручное управление, то есть отдельным предпринимателям будут выдаваться разрешения. Или не выдаваться.

В МИДе Беларуси объясняют лицензирование систематическим нарушением Киевом режима свободной торговли. По оценкам правительства Белоруссии, такие шаги со стороны Киева зафиксировали еще в декабре, когда Украина ввела пошлины на белорусскую металлопродукцию. Затем в мае — уже и на белорусскую колесную технику (лоббировали интересы Виктора Пинчука). Действуют еще несколько пошлин — на спички, крахмал, стройматериалы и др. Предлогом для них якобы служили решения, принятые на уровне ЕАЭС, но почему-то под санкции попала только Беларусь. Запрошенные консультации украинская сторона преимущественно игнорировала.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба после этого заявил, что Киев готов к возможным санкциям Беларуси. И в случае их введения его ведомство поможет (!)  пострадавшим компаниям найти альтернативные рынки сбыта. Однако, учитывая жесткое квотирование этой продукции в странах ЕС и побитые с Россией «горшки», вариантов, куда еще можно сбыть эту продукцию, немного.

Однако куда более болезненными для Киева могут стать ограничения поставок нефти, бензина и дизельного топлива. Пока на этот счет поступает противоречивая информация. «Нефтеносная» Беларусь  поставляет половину потребляемой Украиной нефти, бензина и дизтоплива. Еще 10-15% поставляет Литва, но тоже транзитом через Белоруссию. При этом, найти альтернативные маршруты поставок достаточно сложно. Задача стоит нестандартная — найти 50 тысяч тонн «95-го» бензина. Кроме того, поставки бензина осуществляются по долгосрочным контрактам, оперативно найти другой источник будет нелегко.  

Поведение Украины, с точки зрения введения сразу же после посадки самолета санкций по поводу воздушного пространства – это лишено всякого здравого смысла. Лукашенко никогда, даже чисто политически, не признавал Крым частью России, что для политического руководства Украины очень важно. Реакция Совмина Беларуси накапливалась понемногу – то, что я сказал, политически, экономически – Украина ввела пошлины против некоторых белорусских товаров. Если бы не было санкций со стороны Украины по поводу посадки самолета, я думаю, таких бы действий со стороны Беларуси  – не было.

Давайте посмотрим – а кому будет хуже, если между бывшими союзниками начнется «торговая война»?  С точки зрения зависимости, можно посмотреть по товарообороту, что значит Беларусь  для Украины, что значит Украина для Беларуси. По товарообороту, если брать 2020 год, то Беларусь  стоит на 6 месте для Украины, а Украина для Белоруссии – на 2 месте. Прежде всего, Беларусь  в Украину поставляет нефтепродукты. Экспорт Беларуси  в Украину  в 2020 году составил порядка $3 млрд, из них $1,5 млрд – это нефтепродукты. Импорт нефтепродуктов  составляет порядка 30% общего потребления в Украине. Для Украины – это очень важный поставщик, но и для Беларуси  Украина в данном контексте – очень важный рынок сбыта. 

Возможное эмбарго ударит рикошетом по самой Беларуси,  только за первый квартал 2021 года в Украину из Беларуси зашло нефти и продуктов ее перегонки  на $511,4 млн. Это 59% от общей стоимости всего белорусского экспорта в Украину. Общий товарооборот между Украиной и Беларусью в январе-марте 2021 года составил $1,245 млрд.  Украина – второй по объему экспортный рынок для Беларуси, за первые четыре месяца 2021 года страна занимала 11% в структуре белорусского  экспорта с суммой поставок почти в $1 млрд. Потоки из Украины в Беларусь скромнее, но украинский импорт все равно входит в топ-5.  Для Украины  Беларусь – менее значимый торговый партнер. Она не входит в топ-10 крупнейших импортных рынков (15 место и 2,2% от общего объема) и занимает шестую позицию в перечне ключевых экспортеров (5,7%).

Беларусь продает Украине в несколько раз больше, чем покупает. В январе-марте разница была трехкратной: $932,8 млн экспорта (из Беларуси в Украину) против $312,4 млн импорта (из Украины в Беларусь). Для сравнения, крупнейший импортер Украины – Китай поставил в страну за четыре месяца 2021 года товаров на $1,9 млрд, Польша – на $1,1 млрд. По экспортно-важным рынкам для Украины Беларусь уступает не только странам из топ-10, но и Венгрии, США, Румынии и Чехии.  

Но в «торговых войнах» обычно проигрывают все стороны. Так что Украине будет хуже, потому что придется диверсифицировать поставки, например, тех же нефтепродуктов, оно может обойтись дороже через море, а не по суши. Если Беларусь прекратит либо резко ограничит свой экспорт нефтепродуктов в Украину, то потеряет рынок сбыта и валютное поступление. Поэтому это маловероятный сценарий.

Тем не менее,  один из двух белорусских нефтеперерабатывающих заводов (Мозырский) встанет на капитальный ремонт, что уже сократит возможности поставок в Украину. Но власти Украины действуют необдуманно в отношениях с северной соседкой, не просчитывая риски. От Киева  до Мозыря —  200 километров Можно привезти топливо бензовозом, это выгодно. А как, например, привезти топливо из Греции? Сколько будет идти танкер? Нужно будет найти топливо, подписать контракт, организовать поставку. Найти где-то танкер,  а они же не стоят просто так, как такси, надо его зафрахтовать.  Кто-то же должен просчитывать эти последствия. 

Никто не посчитал последствий и действовал по принципу «значит, мы тоже и даже на опережение».  Никто не просчитал, какие потери может понести экономика страны, что произойдет с гражданами, соответствует ли это национальным интересам, будет ли обеспечена энергетическая безопасность.  Результатом ухудшения отношений с Беларусью  можно ожидать рост цен на бензин, а, следовательно, и на все прочие товары.  А если начнутся проблемы еще и с бензином из Литвы из-за транспортировки через Беларусь, то под ударом может оказаться уже 80% нашего рынка. 

Еще одна статья белорусского экспорта, жизненно важная для Украины, — это продукция машиностроения. После Евромайдана и деиндустриализации Беларусь  умело воспользовалась фактом падения промпроизводства на Украине. Она поставляет тракторы, седельные тягачи, автомобили грузовые, автобусы, всевозможные запчасти и комплектующие. Киеву также оказывают существенную помощь белорусские авиаремонтные заводы. Но мэр Львова Андрей Садовый уже заявил, что разрывает контракт на покупку белорусских автобусов. Литва призвала Украину прекратить также закупку белорусской электроэнергии. 

Есть еще объективная причина — ремонт Мозырского НПЗ. Еще в начале этого года было запланировано и официально объявлено, что Мозырский НПЗ пойдет на плановые ремонтные работы с 15 мая по 15 июня. Но как там были перебои с поставками нефти на другие нефтеперерабатывающие заводы,  то решили немного повременить с началом ремонта и отложили на несколько недель. Но сам факт, что плановый ремонт – он на то и плановый, что планировался. Так что здесь нет связи с санкциями, и, тем более, покупатели были извещены об этом еще задолго до посадки самолета. Чисто теоретически, при наличии политической воли, белорусские производители могут создать в Украине топливный дефицит.  Но здесь прогнозировать что-то сложно, особенно, если решения будут приниматься чисто из политических соображений. Из экономических – это бессмыслица. Это как «отморозить уши назло бабушке».

Также стоит вопрос Украины об энергетической независимости  —  а где же наши нефтеперерабатывающие заводы? У нас их было семь, а осталось —  «полтора» НПЗ. У нас же приватизация.  Она всегда дает «положительный» эффект, если приватизированы —  значит, «работают, развиваются, приходят  инвестиции , увеличивается количество рабочих мест» — так написано в книжках. У нас приватизировали семь  НПЗ и пять  из них – закрылось. Кременчугский НПЗ работает и чуть-чуть Шебелинка,  поэтому я и говорю, что 1,5 завода. Как показывает практика, тут не от формы собственности зависит, а от экономической выгодности, от доступа к ресурсу — к нефти, в данном контексте.  Начиная  с 2010 года,  они начали закрываться  — и Одесский НПЗ — один из самых больших, Лисичанский НПЗ. Как оказалось, выгоднее не производить, не перерабатывать здесь нефть. Они сейчас  стоят мертвым металлоломом, Одесский НПЗ  —  его грабят на части, как я понимаю, его уже и не будет. У нас нет нормальной стратегии, программы по развитию разных отраслей.  Тут без разницы, какая форма собственности. Тут самое основное – правила игры.  

Но все было пущено на самотек, поэтому мы на 70-80% зависим от импортных нефтепродуктов, перерабатывая здесь лишь малую долю. Некоторые НПЗ мы уже потеряли безвозвратно. Некоторые, возможно, если потрудится, можно запустить. Опять же, тут будет вопрос в поставках нефти, и, естественно, в цене, с учетом транспортной логистики.  Но это все должно быть на уровне государства:  приниматься решения, делаться условия, чтобы потом было выгодно работать. Но все сводится к тому, что у нас очень слабое государство, нет верховенства права, защиты прав собственности в достаточной мере, кстати, как частной, так и государственной – это очень важно. 

А почему еще закрылись НПЗ – была, так сказать, внутривидовая конкуренция, одни  работали против других, используя доступ и политическое влияние к нефтепроводам. При этом лишая некоторые НПЗ  поставок нефти. При этом государство стояло в стороне, это же «рынок», они сами разберутся. Ладно бы честная конкуренция, но было с использованием политического влияния. Тут очень важно подчеркнуть, что этот «абсолют» частной собственности, это то, что нам постоянно внушают:  если это частная собственность, то она всегда будет классно развиваться.  Нет. Закрылись не государственные заводы, а приватизированные нефтеперерабатывающие заводы. Просто при слабом государстве, при плохом регулировании даже в этих «междусобойчиках», «войнах»  государство не принимало никакого участия с точки зрения защиты прав собственности, предпринимательской деятельности и т.д.

Повторюсь, главные импортные  товары из  Беларуси для украинского рынка – это нефтепродукты, удобрения, автотранспорт.  Сельскохозяйственное машиностроение, есть еще МАЗы. То, что я сказал – 50% — это нефтепродукты, это абсолютный победитель в этом контексте. В любом случае, любая торговая война, либо ее возможность, сразу поднимает вопрос про импортозамещение. У нас не проводилась никакая политика импортозамещения. Тут госзакупки – яркий пример. Мы покупаем американские локомотивы, «бэушные»  французские вертолеты, покупаем корабли у Великобритании на 2 млрд фунтов стерлингов, причем, в кредит, покупаем те же белорусские МАЗы.

Были попытки импортозамещения, но коллективный Запад —  ЕС и США —  сказали, что нельзя такого принимать такие законопроекты,  потому что это будет якобы нарушать какие-то «международные обязательства». По большому счету, запрещают нам  поддерживать  промышленность. Белорусские ограничения  могут коснуться и украинского экспорта из товарных групп машиностроительной продукции. Железнодорожные вагоны и транспорт – очень большая статья экспорта. Это реальный рынок сбыта. Надо будет переориентироваться на внутреннее потребление, а у нас госзаказы, у нас механизм «ProZorro», снова будем покупать импортное.

Этот момент обострения  отношений с Беларусью показывает, насколько у нас отсутствует вообще целенаправленная экономическая политика – экономическая программа, либо политика импортозамещения, развития промышленности, экспорта. Это просто выводит наружу все эти проблемы. Если бы мы этим занимались, то 600 млрд грн госзакупок в год пошли бы, прежде всего, на украинские товары и услуги. У нас были бы требования к локализации,  чтобы, например, 30% составляющих производилось здесь — в Украине. То есть стимулировать, размещать производство здесь, в Украине. А к этому и «смежники» подтянутся по всем остальным сферам, то ли услуг, то ли поставщиков запчастей.

Но этого всего нет, поэтому для Украины это будет «болезненно». Внутренне не переориентируемся, потому что нет соответствующих программ. А на новые рынки сбыта, как показывает практика взаимоотношений с Россией, Украина с промышленной продукцией выйти не может и не выходит на другие рынки сбыта. Мы по торговле с Россией потеряли где-то $19 млрд, а в ЕС нарастили экспорт где-то на $800 млн. На новые рынки мы так же не вышли, там тоже минус, если посмотреть после подписания  Соглашения с ЕС. Так что тут только негатив будет для обеих сторон, если начнется «торговая война».

Вот г-н  Кулеба говорил о помощи – «Правительственный пакет» — якобы наши экспортеры будут поддержаны определенными компенсационными инструментами.  Кулеба пообещал защиту каждой компании, которая понесет потери от введения Беларусью спецрежима регулирования украинского импорта. Но обещать – одна из характеристик нашей власти. Обещать и не сделать. Они пообещали,  что компенсируют пострадавшим от карантина предпринимателям и потерявшим работу по 8 тыс грн. Половина предпринимателей, подавших заявки, до сих пор не получили даже эту мизерную компенсацию. Плюс, на протяжении уже почти пяти  лет  украинская власть не может запустить полноценно работу экспортно-кредитного агентства. В некоторых меморандумах с МВФ украинская власть на себя вообще брала обязательство его не запускать – это Меморандум от 2017 года с МВФ. Там так и было написано.

Почему? Пока, якобы,  не разобрались  с источниками финансирования, пока не  написали  правила. Хотя Закон был принят еще в 2016 году о запуске Экспортно-кредитного агентства. Почему власти брали на себя такие вредительские обязательства? Потому что хотели очередной $1 млрд кредита и без разницы к каким негативным последствиям приведут их действия. В результате не запускается агентство, не стимулируется экспорт украинских товаров. Причем, не сырья, не металла, руды, зерна – там никакой стимуляции не надо, им там хватает 20% возмещения экспортного НДС (суперстимуляция вывоза сырья из Украины). А именно для высокотехнологических товаров с высокой добавленной стоимостью. Плюс, тот же «Укрэксимбанк» — сколько он профинансировал экспортных контрактов  под льготную ставку, например, по 0,5% годовых? Нисколько он не профинансировал. 

Такой же негатив и с обратной стороны. Вот сейчас приходит в «Укрэксимбанк» фермер по поводу покупки трактора, так в «Укрэксимбанке» ему  советуют покупать белорусские (!) тракторы. Почему? Потому что ниже процентная ставка по обслуживанию кредита,  и он дешевле обойдется, потому что правительство Беларуси  компенсирует процентную ставку своим экспортерам.  

Причем, Кулеба  указал, что все компенсаторные мероприятия будут оплачивать за счет бюджета.  Но источника нигде нет. У нас даже при закупке пассажирских вагонов – впервые появилась строчка в бюджете, там порядка 3 млрд грн, на «ProZorro» проводятся тендеры. Правда не факт, что украинский производитель пассажирских вагонов в этом тендере победит, у нас нет закона о локализации. Просто опять что-нибудь проимпортируем за счет бюджета. Зато на этом фоне нам говорят, что «поддержим экспортеров, если они понесут убытки». Поддерживать экспортеров нужно не только, когда они несут убытки из-за вашей же правительственной политики и неправильных решений. Их нужно, в принципе, стимулировать, как это делается во всех странах. Если это продукция машиностроения, то лоббировать ее продажу через правительство на международном уровне, через разные двухсторонние соглашения, а не рефлексировать о том, что кто-то может понести убытки.

В белорусском кейсе и блокировкой воздушного пространства РБ выиграла Литва и Латвия, которые забрали на себя весь аэротрафик ЕС в Россию и Азию, а мы  в этой игре понесем  колоссальные потери и получим больше финансовых потерь, которые будем возмещать кредитами. Это называется «выстрелить себе в ногу», чтобы порадовать партнеров, которые не спешат нам возмещать эти финансовые потери. 

Несомненно, торговая война будет ощутимой и для Беларуси , в значительной мере ориентированной последние годы на украинскую экономику. Однако ее последствия легче будет нивелировать с помощью рынков стран СНГ. В то же время Украине остается снова рассчитывать на кредиты западных партнеров и придется привыкать к повышению цен на жизненно важные товары, которые теперь будут закупать в дальних странах и существенно дороже. 

Для нас в связи с санкциями в отношении Беларуси складывается катастрофическая ситуация, и речь даже не о торговом обороте, который составляет 4 млрд долларов в год.  Дело в том, что Беларусь была торгово-экономическим хабом при нашем взаимодействии с РФ.  Мы покупали у них  уголь,  дизель, импортировали белоруссукю электроэгергию. Кстати, на импорт электроэнергии мы вообще «обречены», чтобы перекрывать пиковые нагрузки, пока не интегрируемся в европейскую энергосистему. К тому же  Беларусь для нас была не только торговым, но и транспортным хабом. И заявление Кулебы говорит о полном непонимании ситуации.

Мы уже потеряли Шелковый путь, который пошел по Беларуси, соответственно, потеряли транзит из Азии в Европу и обратно, а теперь рискуем еще и выпасть из транснационального Балто-Черноморского коридора. Изначально этот коридор соединял порты Клайпеды, Одессы и Черноморска, но позже маршрут был расширен на Турцию, Молдову, Азербайджан, Литву. Грузовые перевозки по этому коридору постоянно увеличивались и уже превысили миллион тонн в год, причем значительную часть этого объема составляли грузы из Украины, которые через Клайпеду отправлялись в Северную Европу, а также литовские грузы в Украину. Теперь возникает угроза, что этот коридор может быть заблокирован.

Во всех экономических потерях Украины виновата ее  зависимость, причем искусственная, от западных партнеров и неспособность проводить свою независимую линию. Анализируя внешнюю политику нашей страны, можем констатировать факт, что мы начали ориентироваться не на Независимую игру, как делает тот же Эрдоган, а становимся «лакеем»  больших игроков, которые обычно используют своих сателлитов для собственных целей. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here