В мае 2008 года  Украина стала 152-м полноправным членом Всемирной торговой организации,  соответствующий закон подписал президент Виктор Ющенко.  Это должно было  упростить  доступ украинских товаров на мировые рынки и позволило начать с Европейским Союзом переговоры о заключении Соглашения об ассоциации.

На страны-члены ВТО приходится почти 97% всего мирового товарооборота, охватывающий 85% мирового ВВП и более 85% населения мира. ВТО обеспечивает прозрачные условия функционирования мировой торговой системы: взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования в торговле; взаимное предоставление национального режима товарам и услугам иностранного происхождения; регулирования торговли тарифными мерами; решения торговых споров путем консультаций и переговоров.

В рамках вступления в ВТО важным событием стало подписание между Украиной и США двустороннего протокола об условиях доступа на рынки товаров и услуг в 2006 году. От  Украины подпись под документом поставил тогдашний министр экономики Арсений Яценюк. США предоставили Украине статус страны с рыночной экономикой, затем  рыночной отечественную экономику признал и Евросоюз. Членство в ВТО открыло Украине путь к подписанию в июне 2010 года Соглашения о свободной торговле с Европейской ассоциацией торговли. Это дало украинской стороне возможность начать переговоры с Евросоюзом о создании Зоны свободной торговли, политическую часть которой было подписано 21 марта, а экономическую — 27 июня 2014 года. 

Экономисты сегодня указывают, что еще 13 лет назад  критиковался чрезмерно поспешный процесс отмены ряда ставок таможенных сборов, которые официальный Киев на радостях от вступления в ВТО решил «обнулить» еще в 2005 году, хотя соглашение предполагало весьма продолжительный переходный период.  Потери украинская экономика понесла, а преференций, возможностей не получила. Украина фактически утратила  легкую промышленность, возникла также  проблема продовольственной безопасности в связи с тем, что украинский  рынок заполнили иностранные продукты питания. 

Каковы итоги вступления Украины в ВТО, с точки зрения  экономики и  геополитики? Как Украина защищает внутренний рынок?  Какие отрасли получили преференции  от вступления в ВТО, а какие, наоборот, пострадали?

Последствия, выгоды и проблемы для экономики страны от вступления в ВТО комментирует  Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик

Итоги  вступления Украины в ВТО с точки зрения торгово-экономического прагматизма  — они   контроверсионные. С одной стороны, Украина не могла оставаться, условно говоря, торговой осажденной крепостью в современном глобальном мире. Даже наиболее протекционистские страны являются участниками ВТО и выполняют Генеральное соглашение по торговле, так называемое  ГАТТ. Правда и то, что  они находят открытые инструменты поддержки своей экономики, промышленности, сельского хозяйства. Часто нарушают эти правила, в частности, тот же Китай, который является участником самого большого количества антидемпинговых расследований и споров в рамках арбитража ВТО.

 Мы видим, что ВТО превратился в «клуб»  богатых государств, которым позволено все, и при этом ВТО является инструментом принуждения малых государств, которые не имеют эффективных средств для защиты своих рынков.  Как в известной пословице: «Что дозволено Юпитеру  —  не дозволено быку». В частности, например, в США активно злоупотребляют  21 статьей ГАТТ,  которая гласит о том, что в случае угрозы  национальной безопасности страны могут вводить те или иные заградительные пошлины, предпринимать какие-то меры по защите своего рынка. Особенно грешил этим президент Трамп. Во время его президентства, например, на украинскую сталь и металлопродукцию он ввел пошлину в размере 25%, в результате чего мы частично потеряли американский рынок. Сложилась парадоксальная ситуация: все это происходило на фоне того, что мы закупали в США локомотивы, для которых поставляли на американский рынок так называемые «колесные пары» для железных дорог. Получилось, что американцы не разрешили нам продавать комплектующие для железных дорог, при том, что нам — параллельно с этим —  продавали локомотивы. Если упрощенно сказать – запретили продажу металла, из которого эти локомотивы изготавливались.  

Сам механизм ВТО уже давно стал больше механизмом злоупотребления со стороны крупных государств. Например, причины кризиса  ВТО последних лет – это то, что американцы практически блокировали переизбрание арбитров в арбитражных палатах ВТО, которые рассматривали торговые споры для того, чтобы  эти арбитражные палаты не могли рассматривать жалобы, которые другие страны подавали на США. 

Если резюмировать, то  ВТО – несовершенный механизм, но Украина не могла оставаться в стороне от этой организации. Другой вопрос, насколько эффективно Украина отстаивала свои интересы, при вступлении в ВТО. Я считаю, что она сделала это крайне неэффективно. Причиной этому была, мне кажется, примитивная политизация этого вопроса. Как мне сейчас видится, главной задачей украинских властей было вступить в ВТО раньше России, чтобы каким-то образом потом это использовать в политических торгах с РФ. 

Это была, возможно,  хорошая идея, если бы мы использовали это для отстаивания своих каких-то интересов, в том числе —  по продвижению наших товаров на российский рынок. Но из этого ничего не вышло и эта поспешность вступления в ВТО, практически, было «вступление ради вступления». Украина отказалась от значительного количества заградительных мер поддержки, в том числе и самое главное – от своей перерабатывающей промышленности. 

Вот пример классического механизма  — когда Украина ввела 25% пошлины на экспорт семян подсолнечника,  в результате у нас появилась перерабатывающая маслоэкстракционная отрасль, т.е. вместо семян подсолнечника мы начали экспортировать подсолнечное масло, и сейчас мы экспортер №1 в мире по этому продукту. Появилось порядка 40 или 50 заводов по экспорту подсолнечного масла. Плюс, это товар с высокой добавочной стоимостью. 

Но в соответствии с нашими обязательствами, которые мы взяли при вступлении в ВТО, мы должны были эти экспортные пошлины поэтапно снижать. Например, в прошлом году пошлина на экспорт семян подсолнечника составила всего 3%, а в этом году мы должны снизить еще на один 1%, и, таким образом, эта пошлины будут снижены, если не ошибаюсь,  до 2%.  

Это все происходит на фоне катастрофического роста цен на этот продукт внутри нашего рынка, и мы, фактически, не можем ничего сделать для его защиты. Россия, например,  когда начался рост цен на семена подсолнечника, ввела экспортную пошлину в размере 70% на экспорт этих  семян, чтобы сырье оставалось внутри экономики. У нас же правительство подписывает абсолютно бессмысленные меморандумы с профильной ассоциацией о том, чтобы ограничить экспорт, т.е., подписывают документы, которые, на самом деле, ни к чему полезному не приведут.

 При этом, цены на внутреннем рынке на отечественное растительное масло стали «кусаться».  Почему? В этом заинтересованы производители, но  в этом вина государства, которое создало соответствующий налоговый стимул. У нас налоговый стимул работает на максимальное стимулирование экспорта сырья и полуфабрикатов из страны. Происходит это за счет возмещения НДС.  При этом на внутреннем рынке цена на НДС у нас не структурирована по видам продукции.

Например, на Западе, в Европе в частности, есть многоступенчатая ставка НДС, и  НДС на социальные товары у них снижена. Она может быть и 5%, и 7%, и  9%, и даже 0%. В Польше сниженная ставка НДС применяется на продукты питания: крупы, мясо, молоко, хлеб и т.д. Там продукты дешевле, чем в Украине, т.е., продукты, которыми пользуется основная часть населения. 

В Украине получается, что мы берем одну и ту же партию подсолнечного масла на крупном опте, но получается, что на внутреннем рынке оно всегда будет стоить дороже, чем экспорт —  за счет того, что мы на внутреннем рынке облагаем партию НДС 20%, а при экспорте мы возмещаем экспортеру НДС. При продаже на внутреннем рынке продавец платит налоги государству, а при экспорте – наоборот, из государственного бюджета возвращаются  деньги экспортеру. Таким образом, мы все с вами,  как  потребители, оплачиваем НДС конечного товара, чтобы подсолнечное масло в чешском супермаркете было дешевле, чем в украинском. 

Почему так происходит? Это не «плохой» Кабмин, или «плохой» премьер.  На самом деле, у нас существует, так называемое, «двойное правительство». Есть «номинальное» правительство  – то, которое мы видим на телеэкранах, которое заседает в Кабмине. Это правительство и есть «проекция правительства»,  которое мы видим,  это прокси-правительство. А само правительство состоит из наиболее монетизированных групп влияния в экономике: это представители правящей политической партии,  представители финансово-промышленных групп и внешних кредиторов, которые, соответственно, формируют правила игры. 

Правила игры формируются под модель рентной сырьевой коррупционной экономики. Политические элиты и основные монетизированные группы влияния зарабатывают на экономических и социальных рентах. Экономическая рента, например, это контроль экспорта сырья, добыча природных ресурсов, контроль земельных ресурсов.  К экономическим рентам следует еще отнести  контроль за инфраструктурными системами: железная дорога, система электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения и т.д. Есть коррупционные ренты: это контроль таможни,  налоговой и госзакупок.  А есть еще социальные ренты, например, это коммунальные тарифы.  Как формируется социальная рента? Полезность социального блага для населения значительно снижается за счет роста стоимости этого блага. Соответственно, власть присваивает себе эту ренту, увеличивая тарифы, которые оплачивает население.

Теперь к теме ВТО. В чем еще была проблема Украины? Она заключалась в том, что, как правило, вот такие серьезные расширения и раскрытия своих границ для внешних рынков нужно разносить во времени, нужно очень четко синхронизировать. Мы вступили в ВТО в  мае 2008 года,  накануне глобального финансового кризиса. Для того, чтобы этот внешний торговый шок был амортизирован внутренней экономикой, нужно было применить широкий пакет «амортизирующих средств» в виде стимула со стороны государства, но самое главное, что следующее раскрытие нашего рынка должно было состояться не раньше, чем через 10-15 лет. Следующее раскрытие наших торговых границ произошло при подписании Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС. По идее, только сейчас в 2020-2021 мы должны были начать переговоры с ЕС о подписании этого Соглашения о зоне свободной торговли,  и мы его подписали в 2014 году. 

Получается, с 2008 года по 2014 прошло 6 лет, а заявили мы о подписании, активно начали двигаться в этом направлении в 2013 году при Януковиче, т.е., 5 лет. Но 5 лет – это крайне малый срок, чтобы экономика справилась с несколькими волнами торговой либерализации. Когда эти волны торговой либерализации разносятся во времени хотя бы с интервалом в 10-15 лет, это влияние амортизируется. Если эта волна идет одна за одной, она выбивает и останавливает экономику. 

Какой результат мы получили?  Точка отсчета —  2005 год,  в этом году у нас экспорт продуктов сельского хозяйства в общей структуре экспорта составлял порядка 15-18%, примерно столько же – 15% составлял экспорт товаров с высоким уровнем добавочной стоимости —  я имею в виду промышленные товары. 

Как видоизменилась наша экономика за это время после вступления в ВТО с 2005 года? За это время, берем по 2020 год, удельный вес простейших продуктов сельского хозяйства, а это сырье и полуфабрикаты в общей структуре экспорта составил уже 50%, а экспорт товаров с высоким уровнем добавочной стоимости ( промышленных товаров) сократился до 5-6%.

 Соответственно мы видим, что за время раскрытия границ, у нас экспорт сельскохозяйственного сырья вырос в три раза, а экспорт товаров с высоким уровнем добавочной стоимости в секторе промышленности упал в три раза. Это результат деиндустриализации  и аграрной целевой специализации, которую мы наблюдаем, и которая, фактически, изнутри уничтожает нашу экономику. 

Дело в том, что сельское хозяйство – это идеальный вид бизнеса для формирования экономических рент, о которых я говорил недавно, и формирования «лендлордной»  системы власти в стране – власти земельных баронов. Это то, о чем писал  историк  Фернан Бродель —  о повторном закрепощении людей. В принципе, сейчас в регионах  этот процесс и происходит. Условно говоря, уже не только налоги, но и само имущество, и сами жизни людей начинают принадлежать местным хозяевам. Это не преувеличение. Я всегда привожу пример —  если крестьянин зайдет в частный лес или на частный пруд местного земельного барона, то, вполне возможно, живым оттуда он не уйдет. Такие случаи в Украине уже были. Когда только  за то, что охотился в лесу местного князька, человека убивали. 

Получается, что у нас формируется система квази-феодального государства. Та знаменитая децентрализация, которая у нас прошла, это не децентрализация, это квази-феодализация страны, потому что мы получили объединенные территориальные громады, где полновластным хозяином будет местный лендлорд, который ставит своего главу ОТГ, как такого своеобразного префекта, плюс прокурор и местный начальник полиции. Это почти как феодальная система Англии времен шерифа Ноттингема и Робин Гуда.  

Крупнейшим бенефициаром всего этого процесса, т.е., выгодополучателем и драйвером, двигателем вступления в ВТО, всегда были международные финансовые структуры. Почему? Потому что тогда они заходили на наш банковский рынок —  помните, было массовое поглощение украинских банков иностранным капиталом, они скупали здесь банковские активы для получения мега-высокого спекулятивного заработка.  Я объясню, с чем это связано. Дело в том, что страна, которая находилась в замкнутой модели развития, которая вступает в ВТО и раскрывается, она очень интересна для финансовых спекулянтов. Потому что у такой страны  недокапитализированы внутренние активы, т.е. они недооценены и они недооценены бывают в десятки раз. 

Когда происходит раскрытие границ, то происходит  конвергенция  или выравнивание цен на внутренние активы с внешними, с внешним миром. Условно говоря, это очень хорошо было видно на примере недвижимости, когда однокомнатные квартиры в Киеве стали стоить $100 000. Это как «резкое надувание шарика». Они хотели заработать на вот этом резком финансовом хлопке, и они реально зарабатывали сотни млрд долларов на этом. Единственное, что им помешало, это мировой финансовый кризис, который, естественно, они не смогли предугадать. Просто этот шарик надувался резко, а когда наступил кризис, этот шарик лопнул и все. Если бы не «лопнул», они бы заработали еще бы больше —  до следующего кризиса.

При этом, Виктор Ющенко не лгал, заявляя, что ВТО даст увеличение товарооборота, существенный рост ВВП. С точки зрения краткосрочного роста, в принципе, это было ожидаемо. Транснациональные финансовые компании должны были «надуть» наш финансовый рынок. За счет этого можно было получить краткосрочный рост, но он именно был краткосрочным, вот в чем проблема.  Потом экономика потеряла способность развиваться. Ющенко, скорее,  манипулировал: наша экономика до вступления в ВТО развивалась, и темпы роста были более 10%. А зарубежные СМИ писали, что Украина – возможный  новый «Восточно-Европейский тигр». 

Но когда он говорил о росте, он должен был сказать, что даже при ожидаемом экономическом росте, это все равно будет ниже, чем развитие страны  до вступления в ВТО. Это самые главные элементы манипуляции. Нужно было сказать, что мы будем развиваться на уровне 4-5%, но это все равно в 2 раза ниже, чем мы развивались до того.  Нужно было сказать, что это краткосрочный эффект раскрытия рынков и выравнивания рынков по внешнему паритету. А так, по большому счету, с учетом того, что в 2008 году экономика получила сильнейший удар в виде мирового финансового кризиса,  тут еще и раскрытие рынка в соответствии с правилами  ВТО. 

Потом 2009-2010 годы  — время  предвыборного популизма, когда экономикой никто не занимался, соответственно,  подписание Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС –  по технологии подписания, это самая нелепая процедура в истории подписания подобных соглашений. Почему? Потому что Янукович разрабатывал это Соглашение,  понимая, что он его никогда не подпишет, соответственно он говорил, что пишите туда все, что угодно и соглашайтесь на все, что угодно, потому что мы все равно его подписывать не будем. В принципе, так это и произошло. А Порошенко, который уже потом пришел к власти, уже, практически, ничего не мог, даже если бы захотел, внести какие- то изменения. Он взял и  просто подписал Соглашение. 

Получилась такая ситуация, когда одно из важнейших соглашений страны писалось, условно говоря, для политического манипулирования и шантажа нескольких геополитических игроков: США, ЕС и России. В итоге, этот шантаж привел к тому, что мы получили не очень выгодное для нас Соглашение о зоне свободной торговли, которое потом в условиях 2014 года уже было невозможно никак модернизировать. Если помните, оно было отложено на год, потом еще на год. Все уже понимали, к чему  приведет  перевес политической составляющей над экономической — к сегодняшнему результату. А сегодняшний результат – это деиндустриализация экономики, а вследствие  деиндустриализации — десоциализация государства. 

Свежий прогноз от Всемирного банка: к 2045 году 30% украинских пенсионеров останутся без пенсии, а коэффициент замещения, т.е. соотношение средней пенсии к средней зарплате составит примерно 20%, а минимально необходимые  — это 30-40%. По моим расчетам с учетом демографической, экономической,  социальной динамики  я называю 2050 год – «День национальной катастрофы».  Есть такой фильм – «День, когда остановилась Земля». Это можно назвать: «День, когда остановилась Украина». Если ничего не поменять в ближайшие 10-15 лет – точка невозврата будет в 2050 году, это будет  абсолютно безвозвратное разрушение. 

Выгодополучатели от этой ситуации —  симбиоз политических элит, которые приходят к власти и финансово-промышленные группы. Это все называется «рентоориентированные элиты». Они ориентируются на получение тех самых видов ренты,  о которых мы говорили выше: экономических, коррупционных и социальных.

Кстати,  признаки этого рентоориентированного коррупционного класса очень простые. Это отсутствие долгосрочных стратегических целей и замена их на краткосрочные. Это мы видим по нашей ситуации, у нас никакой стратегии развития нет, только краткосрочные цели. Второй момент – идеологизация политики. Идеология обязательно должна заполнять смысловой вакуум. Если от нынешней и предыдущей власти убрать идеологию, мы сразу же увидим смысловую пустоту и все сразу все скажут, что «король голый». Личные цели политических элит резко отличаются от целей простого народа.  Цель политических элит – общекоррупционные ренты, условно говоря — купить дом в Лондоне, особняк во Франции, вывести туда жену и детей, и после «политической карьеры»  свалить из страны, и жить там на «заработанные» миллионы. Следующий признак – отсечение значительной части населения от управления страной. Выборы 2019 года – это был просто «медийный фарс»:  поменялись политики, но не поменялась политика, это ключевая фраза. Более 50% процентов населения, по моим оценкам, вообще отсечены от какого-либо влияния на политику страны.  

И следующее – рентоориентированное поведение. Власть  апеллирует сразу  ко «всему» народу, это постоянные «призывы»  не к конкретным социальным группам и конкретным целям развития, а к  каким-то неясным, но якобы «общенародным»  интересам. 

Но нынешняя  идеологизация  рано или поздно приведет существующую систему к коллапсу. Когда различные культурные факторы развития страны – языковые и т.д., когда они развиваются естественно, они становятся популярными. Их развитие является позитивным. Когда это все вовлекается в рамки  официальной «идеологии», это начинает вызывать отторжение и скрытый протест. В первую очередь, этот скрытый протест и отторжение возникает у молодежи. Это этатизм – когда государство вмешивается во все сферы общественной жизни, когда тебе начинают диктовать, на каком языке говорить, в какую церковь ходить, какой идеологии придерживаться. Это приведет к тому, что эта идеология начнет отторгаться в обществе. Отторжение начнется с молодежи и  получится обратный эффект. 

С моей точки зрения, именно вот эта система управления, вот эта «идеологическая настройка» обречена на крах. Так называемая «РНБОнизация»  нашей политики – это выход за правовые рамки, но на самом деле, это тоже маркер того, что никаких инвестиций в Украину не будет. Ни один системный инвестор не придет в страну, где не работает закон, не работают суды, где это все подменяется какой-то работой «инквизиции». Политическая инквизиция отпугивает  всех инвесторов – вспомните историю. 

При этом, я не думаю, что есть какой-то «скрытый заговор». Есть общие признаки, элементы диалектики распада системы и эта диалектика распада активируется вне зависимости от времени. Если конечным пунктом этого долгого «пути в Европу»  является деиндустриализация,  консервация бедности,  демографические проблемы, экспорт «заробитчан»,  кредитная кабала  и «тарифное гетто»  — тогда Украина идет правильным путем, и, естественно,  вступление в ВТО приблизило нас к желаемому  результату.    

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here