На Православие в Украине по-прежнему идет атака: все чаще раздаются призывы отнять у Церкви Лавры, регистрируются соответствующие петиции. При этом, религиозный межконфессиональный мир –  одна из составляющих стабильности общества, стабильности государства.  

Еще в феврале  в Киево-Печерской Лавре состоялся съезд представителей церковных общин и священнослужителей Украинской православной церкви, посвященный ситуации с захватом ее храмов и препятствованием проведению богослужений. Глава юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов отметил, что захват храмов и религиозных общин УПЦ противоправным образом продолжается с 2014 года. По его словам, зафиксировано около 500 случаев, связанных с захватом, незаконной перерегистрацией и другими незаконными действиями по отношению к религиозным общинам УПЦ. В связи с этим на съезде был принят ряд обращений: к президенту Украины, председателю Верховной Рады, премьер-министру.  

Верующие канонической Украинской православной церкви (УПЦ) требуют от властей страны отменить законы, которые привели к «напряжению в религиозной сфере» в Украине  и нарушающие права прихожан, заявил глава синодального информационно-просветительского отдела УПЦ митрополит Климент. «Некоторые законы, которые приняла ВР предыдущей каденции, делают невозможной нормальную деятельность религиозных общин УПЦ. Мы наблюдаем  ряд законодательных инициатив уже новой Рады, которые более грубо нарушают свободу совести и принципы правового государства», — отметил митрополит Климент. 

Калиничук фотоПричины и следствия  новой «законодательной»  волны религиозного противостояния в Украине,  опасность  религиозных войн для страны – комментарий Руслана Калинчука, православного миссионера, религиоведа.

Еще в  декабре 2018 года принят ВР  и подписан экс-президентом Порошенко закон о переименовании Украинской православной церкви. Он обжалован в Конституционном суде и его исполнение заблокировал Окружной административный суд, два  года это обращение в Конституционный суд находится на рассмотрении. Закон сам по себе не конституционный, потому что это нарушает 35 статью Конституции о свободе совести. 

Государство не вправе диктовать религиозной общине как она должна называться. Но  мы помним, что закон этот был принят на волне томособесии. Как раз готовилась в январе 2019 года подписание этого документа, в эту канву ложилось принятие этого закона. Но закон угрожает вот чем: если у Церкви отберут название, это значит, что все 12 с половиной тысяч приходов должны будут перерегистрировать свои уставы, потому что в уставах написано, что они принадлежат к Украинской православной церкви. Если название будет отнято, значит,  устав нужно перерегистрировать, потому что закон говорит о том, что название церковных общин должно быть приведено в соответствии с тем, каким религиозным центром управляется она. Это должно быть отражено в названии. Я не понимаю, что нужно  «отражать», поскольку руководящий центр Украинской православной церкви находится в Киеве – это прописано в Уставе Украинской Православной Церкви и Русской православной церкви (глава 10 в Уставе Русской православной церкви, где прописано,  что УПЦ имеет руководящий центр в Киеве). 

Что касаемо административных полномочий и прав, то епископов избирает и смещает  кафедры Синод. Все вопросы внутренней жизни церкви решаются либо предстоятелем УПЦ, либо Синодом.  За последние  шесть  лет —  после известных событий на Майдане —  сформировался такой дискурс,  что у нас есть «правильные»  украинцы, которые ходят в «правильную» церковь (имеется в виду ПЦУ), и украинцы  «неправильные», которые ходят в «Московскую» церковь. 

При этом,  в Украине нет Московского патриархата,  Украинская православная церковь зарегистрирована официально в соответствии с украинским законодательством. УПЦ независима финансово. Украинская Православная Церковь имеет все права автокефалии, причем в гораздо большем объеме, чем предоставил раскольникам  Константинопольский Патриархат в так называемом томосе. УПЦ имеет право провозглашать святых, а за ПЦУ это делает Константинопольский Патриархат. УПЦ  имеет собственный Синод, который самостоятельно назначает руководство Церкви — епископат, имеет церковный суд, а для ПЦУ же высшей судебной инстанцией является Константинопольский Патриархат.  Само слово αὐτοκεφαλία в переводе означает самовозглавление и означает, что своего председателя Церковь выбирает сама и все вопросы своей жизни решает самостоятельно. Поэтому, если ангажированные СМИ  называют УПЦ российской Церковью, а ПЦУ при этом намного больше зависит от Константинополя,  то почему эти «независимые» журналисты не называют ПЦУ Константинопольской или Стамбульской Церковью? 

В чем опасность указанного закона? Если устав начать перерегистрировать, то создается возможность затягивания этого процесса со стороны государственных органов юстиции. Чтобы было понятно —  сегодня практически невозможно поменять настоятеля на приходе. Епископ издает распоряжение в связи со смертью или еще какими-то обстоятельствами, а вот юридически закрепить, что у какой-то общины поменялся настоятель  сегодня практически невозможно, просто потому что органы юстиции все напрочь саботируют.

Проблема уже появляется в перерегистрации.  Конечно, и Почаевская Лавра, и Киево-Печерская Лавра – они могут принадлежать Украинской церкви, но Русской православной церкви в Украине они вряд ли будут принадлежать. Это ни что иное,  как подготовка к захвату Лавр и приходов. Почему? Очень много церквей, особенно, построенных еще до независимости Украины. Они находятся в пользовании церкви. То есть, Церковь их арендует. Соответственно, если УПЦ  переименуют и назовут каким-то вариантом, вроде «Русская церковь в Украине», то стает вопрос, а почему же эта «Русская церковь», владеет у нас в Украине храмами?  Поскольку есть необходимость перерегистрации Уставов, во-первых, это будет затягиваться, во-вторых, власти будут разрывать договора на передачу храмовых помещений в пользование Церкви. По сути, останется то, что с нуля было построено уже после независимости. Наверное, это 4-5 тысяч приходов. Остальными Церковь пользуется, так же, как и Киево-Печерской Лаврой, Почаевской Лаврой. Они в пользовании Церкви, но в собственности государства. Кстати, Церковь за пользование Киево-Печерской Лаврой платит 2 млн грн в месяц, а это 24 млн в год. Авторы законопроекта хотят передать Киево-Печерскую Лавру ПЦУ  — безвозмездно или за деньги – неважно. Лавры будут отобраны у Церкви, вот, в чем проблема. 

Также в марте в ВР внесен проект закона  № 5258: «Проект Закону про внесення змін до деяких законів України щодо засудження ідеології «руського міра».  Законопроект подводит базу под запрет канонической УПЦ. Проект  закона выписан таким образом, что у меня складывается впечатление, что его писал  школьник. Он просто логически неграмотен. Например, в нем утверждается, что Российская Федерация позиционирует себя как единственная правопреемница СССР. Но есть договор от 1992 года, принят и ратифицирован Верховной Радой, в котором государства-участники СНГ, в том числе и Украина, и Российская Федерация признаны в качестве правопреемников прав и обязательств бывшего СССР. 

Удивительно то, что законопроект, по сути, приравнивает Православие к нацизму (!). По мнению авторов законопроекта  понятие «русского мира» включает в себя империализм. А империализм выражается формулой: «православие, самодержавие, народность».  Получается, Православие является частью политики империализма, что не так, а империализм – частью идеологии Русского мира, который приравнен к нацизму. Получается — что? Православие, как таковое, являясь принадлежностью русского мира – приравнивается к нацизму. Авторы, видимо, не знают, что Православие существует много-много столетий.  Они, видимо, вспомнили формулу царской России, где  действительно была идеология объединения всех славян в одном государстве. Поскольку славяне, в основном, православные, то была  императоре Николае I такая триада: «православие, самодержавие, народность». Повторю, это очень дико выписанный закон. Православными являются не только русские, но и  болгары, румыны, сербы, греки. Они тоже, получается, пропагандируют нацизм?  

Собственно, есть не только этот странный  законопроект, есть еще законопроект нардепа Евгении Кравчук предусматривающий возможность ликвидации религиозной организации за сотрудничество со «страной-агрессором», либо с «оккупационной администрацией» в Крыму, либо с органами власти на неподконтрольных территориях. Этот законопроект дает основание для ликвидации Украинской православной церкви. Почему? Ни  униаты, ни представители новой ПЦУ  на неподконтрольных территориях не имели  приходов, а у УПЦ их там много. Теперь представьте себе ситуацию: там есть паства, есть наши прихожане. Что делать? Есть епархии, часть приходов которых находится на территории ЛДНР, часть – на подконтрольной Киеву. Такая ситуация, например, в Горловской епархии. 

Конечно, митрополиту Горловскому Митрофану приходится контактировать с местной администрацией на территории ДНР, иначе оттуда нужно будет уйти. У нас есть епархия Ровеньковская и Свердловская, она полностью на территории ЛНР. Естественно, митрополиту Пантелеймону приходится каким-то образом коммуницировать с теми, кто там является «властью».  Конечно, УПЦ могла бы уйти. А в чью юрисдикцию отдавать эти приходы? А будет легче и лучше Украине, если УПЦ –  единственная на сегодня структура, которая объединяет большую Украину с неподконтрольными территориями —  уйдет с неподконтрольных территорий?

Если бы Церковь оттуда ушла, это добавило бы возможности реинтегрировать эти территории? Вместо того, чтобы использовать Церковь для каких-то гуманитарных миссий там, наши киевские власти делают все для того, чтобы Церковь вытеснить, разорвать этот единственный связующий мост. Это могут делать только  те люди,  которые не желает стране добра, иначе это не назовешь никак. Вот этот законопроект Кравчук предусматривает ликвидацию религиозной организации за сотрудничество с органами власти ЛНР/ДНР. А как по-другому? Оставить этих верующих, оставить эти приходы и уйти из Донбасса? Так кто после этого сепаратист, если вы уничтожаете любые ниточки, которые связывают Украину и неподконтрольные территории?

Законопроекты, о которых я говорил, вряд ли будут проголосованы. Но  есть силы, которые действительно пытаются подготовить законодательную базу по ликвидации Церкви. Не по переименованию, а именно ликвидации. Эти законопроекты направлены на то, чтобы законодательную базу подготовить.

В феврале в Киево-Печерской Лавре состоялся съезд представителей церковных общин и священнослужителей Украинской православной церкви, посвященный ситуации с захватом ее храмов и препятствованием проведению богослужений. На сегодняшний день более 200 храмов нашей Церкви являются захваченными. 1 апреля большая делегация  пришла к президенту. В соответствии с законом об обращении граждан, любой государственный орган имеет месяц на ответ. Он еще не прошел. Я скажу, что  не верю в успех таких затей. Спикеры Церкви заявляют, что президент не сможет проигнорировать обращение миллионов людей. А почему не сможет? Он до сих пор мог, а теперь не сможет? Он до сих пор не знал, что у нас происходит в межконфессиональных отношениях? Все прекрасно знают, знают, какая православная конфессия в Украине является большинством. Но политическая повестка дня сегодня  другая. Поэтому, уверен, что все эти подписи Секретариат Президента отправит  в Минкульт, а там отделаются какой-то отпиской. Поэтому это очень слабый шаг для того, чтобы власть на него отреагировала. 

Надо бороться более жестко. В  2017 году в мае рассматривался закон, который упрощал схемы рейдерского захвата храмов. Тогда под Верховной Радой собралось 10 тысяч верующих, закон не приняли. Мы — граждане, мы платим налоги. Государство – это структура, которая существует на налоги граждан. Мы имеем право отстаивать свои права любым демократическим способом. Если мы не уничтожаем чью-то собственность, если мы не наносим вред ни чьему здоровью, мы можем прийти  под Верховную Раду на молитвенное стояние? Можем.

Безусловно,  есть лояльные к Церкви депутаты ВР, от них может кто-то подать в защиту Церкви свой законопроект. Но я не вижу возможности, чтобы он был проголосован в Верховной Раде, а тем более – подписан. Власть повышает ставки за внимание США. Конечно же, власть ничего не решится принять, что будет на пользу УПЦ. Это означает лишь портить и без того далеко непростые отношения с новой администрацией Байдена. Мы же были свидетелями, как вся наша власть недавно напевала песенку «Позвони мне, позвони». Они ждали звонка белого господина. При этом  проголосовать закон в пользу УПЦ? Нет.

В СМИ уже немало пишут о том, большие надежды питают гонители УПЦ на приезд на 30-летие независимости Патриарха Варфоломея, поскольку задачей его является политический и организационный разгром крупнейшей конфессии Украины, — Украинской​ Православной Церкви. Бесспорно, Варфоломею попытаются продемонстрировать торжество его «детища», этого «Франкенштейна», которого он совместно с Порошенко «слепил» из не слепляемых частей. Кстати, то, что ничего «слепить»  не получилось видно из того, что иерархи ПЦУ захватывают приходы друг у друга. Недавно был курьезный случай, когда, так сказать, епископ Харьковский и Полтавский ПЦУ Афанасий (Шкурупий) обвинил другого Харьковского епископа Харьковского ПЦУ Митрофана (Бутынского) в том, что тот организовал захват двух его приходов. Это демонстрирует, что группировка бывшего Киевского патриархата (КП) пытается поглотить группировку бывшей УАПЦ, т.е. объединения  даже внутри ПЦУ не произошло.  УАПЦ до томоса, так и после — внутри  ПЦУ  существует отдельно от крыла  бывших УПЦ Киевского патриархата.  Конечно, Варфоломею попытаются продемонстрировать, что «насколько правильным было Ваше решение», а это возможно сделать только в том случае, если продолжить переход общин.

У нас продолжаются захваты церквей. Но это будет подаваться как «добровольные» переходы. Они продемонстрируют  статистику, что вот, со временем предоставления томоса – столько-то общин перешло в созданную вами Церковь. Поэтому, конечно же, власть не замечает,  и не будет замечать  ни избиения верующих УПЦ, ни ущемление их в правах, ни захват их имущества — ничего. Не удивлюсь, если власть наоборот будет «подхлестывать» этот процесс. 

Вот недавно было сообщение о том, что в Михальче (Черновицкая область)  чиновник требовал от священника отдать ключи от храма.  В Черниговской области был захвачен храм в Припутнях, причем, членами общины УПЦ являются 500 человек, а ПЦУ – 37. Тем не менее, с помощью радикалов храм был захвачен. То же самое в селе Цветоха (Хмельницкая область)  тоже, буквально, полторы недели назад был захвачен храм. С этим всем ничего не делает ни полиция, ни правоохранительная система. А бывает и такое, что наши правоохранители поощряют рейдерство и разжигание религиозной вражды.

Недавно полиция  закрыла дело по факту разжигания межрелигиозной ненависти в городе Золочев, Львовской области, слава Богу, суд отменил это решение. Там откровенно на священника нападали, кувалдами сносили забор, установили незаконное видеонаблюдение. Чиновники местные, и мэр заявляли о том, что в городе не будет якобы  «Московской» церкви. Губернатор Козицкий говорил, что строить храмы, церкви, которая имеет руководящий центр в стране агрессоре – это аморально. Если бы чиновники в Европе подобное себе что-то позволили, они провели определенный период жизни в тюрьме.  

Это демонстрирует только одно: что за два года президент Зеленский прошел определенную инволюцию. В биологии слово «эволюция» означает развитие, а «инволюция» — свертывание,  обратный процесс. Зеленский пришел к власти под лозунгом «языковой терпимости»,  равноудаленности от всех конфессий, но за два года мы видим, как его власть все больше напоминает режим Порошенко. И «заморозка» мирного процесса по Донбассу, и отношение к Церкви демонстрирует только одно: эта команда все больше деградирует.  Что остается делать украинским властям? Только лишь исполнять указания. Поскольку, администрация Трампа меньше интересовалась церковными делами, то не так был остро поставлен вопрос. А администрация Байдена настроена на более жесткую конфронтацию с Россией, а УПЦ они воспринимают как инструмент «мягкой силы» России в Украине. Вот и ставят перед властями Украины соответствующие «вказивки». 

При этом, позиция большинства  международного православия также неоднозначна. Скажем так, все надеются «отсидеться», если откровенно. По сути, большинство Православных церквей сегодня занимают нейтральную позицию в этом вопросе. Если это Сербская Церковь, то, учитывая исторически хорошие отношения между странами, между Церквями, то, однозначно, она на стороне Украинской православной церкви. Большинство Поместных Церквей не признает ПЦУ, но и действия Варфоломея не осуждают. Но ждать, что у  украинского православия  появятся защитники – не стоит.  Если не самим себя защищать, не самим укреплять Церковь —  то ничего и не произойдет. Не надо думать, что кто-то заставит Варфоломея изменить свою позицию. Он прекрасно знает, если бы за ним не стоял госдеп, то он бы вряд ли решился на эту авантюру с признанием украинских раскольников. У американской администрации есть много рычагов давления на Поместные Церкви. Скажем, Сербскую Церковь они пытаются шантажировать признанием Константинопольским патриархом черногорского и македонского расколов. Антиохийский патриархат пытаются шантажировать,  угрожая отделением Ливанской митрополии.

Повторюсь, не надо надеяться на то, что кто-то нам поможет. Церковь надо развивать, укреплять и защищать,  используя законные методы протеста. Надеяться, что из-за какого-то протеста  со стороны остальных православных Поместных церквей  Варфоломей изменит свое решение  — наивно. Как минимум, в ближайшей перспективе это невозможно. Поэтому надо самим защищаться, по-другому никак. 

Напоминаю также, что и  Римская империя угнетала  Церковь, и Советская красная империя. Церкви не привыкать к гонениям. То, что сейчас «зеленые» предпринимают, в сравнении с тем, что Церковь пережила в двадцатых-тридцатых годах ХХ века – это «комариные укусы». Главное, чтобы мы не останавливались,  чтобы проблемы церковной жизни провоцировали нас на более усердную молитву, на развертывание большего миссионерского служения, на образовательные проекты. Церковь надо укреплять. Главное, в этом гонении, не забывать, что это период очищения. Не стоит бояться. Есть слова Христа о том, что «Аз есмь с вами до скончания века» (Мф. 28:20). , «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»  (Мф. 16:18)  Христос, конечно, не оставит свою Церковь. Гонения —  для нашей Церкви – это не новость. Нам не привыкать. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here