Ангела Меркель, которая возглавляла правительство Германии почти 16 лет,  неформальный лидер ЕС намерена уйти: она собирается в отставку после федеральных выборов осенью 2021 года. На выборы в конце сентября блок ХДС/ХСС поведет другой человек. Ее преемницей была Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer), которая в феврале 2020 года сообщила, что отказывается от должности председателя ХДС   и не будет выдвигаться кандидатом в канцлеры.

С уходом Меркель в Евросоюзе  могут обостриться негативные  процессы:  возможное  падение евро на фоне роста долгов в странах ЕС. В семи государствах — в том числе в Италии, Франции и Испании — государственная задолженность уже значительно превышает ВВП. Многие немецкие политики с тревогой воспринимают перспективу жизни «после Меркель»,  ощутимый дефицит лидерства в ЕС может еще более усилиться. Можно ожидать, что в ближайшее время раздадутся требования о предоставлении миллиардов из фонда помощи экономикам, пострадавшим от коронавируса, а также просьбы о  списании долгов. 

Политическая ситуация после ухода Меркель будет непростая:  не совсем ясен исход выборов в бундестаг. Сколько получат «левые»  и «правые»  — политсилы, которые оппонируют курсу Меркель. В том числе и в плане санкций против РФ и поддержки Украины.  

За пять с половиной месяцев до выборов Бундестага  стартовала схватка за пост кандидата в канцлеры от правящего блока ХДС/ХСС: в борьбу вступили оба соискателя, лидеры двух партий блока —  Маркус Зёдер и Армин Лашет.  ХДС и ХСС традиционно, с 1949 года, заседают в немецком парламенте в составе одной фракции. При этом деятельность ХСС развернута в Баварии, а христианских демократов — во всех остальных немецких землях. Один из этих политиков будет участвовать в сентябрьских выборах. Для выбора окончательной кандидатуры они должны встретиться с ведущими членами парламентской коалиции партий ХДС/ХСС. 

При этом,  лидер партии Христианских демократов (ХДС) канцлера Ангелы Меркель Армин Лашет  по последним соцопросам  отстает  от главы баварской партии Христианско-социального союза (ХСС) Маркуса Зёдера — партнера по коалиции.  

Первоначально ожидалось, что решение о кандидатуре на пост канцлера ФРГ консерваторы примут в январе после того, как Армин Лашет был избран председателем ХДС. Однако потенциальным кандидатом в канцлеры все чаще называют  баварского премьера, популярность которого значительно выросла в масштабах всей страны во время пандемии. Если кандидатом в канцлеры от ХДС/ХСС станет Армин Лашет, то, по мнению большинства социологов и обозревателей, блок, который Ангела Меркель четыре раза подряд приводила к победе, может и не преодолеть  эту «высоту» в оставшееся время до выборов.  

Выборы в Бундестаг  состоятся 26 сентября 2021 года. 

Фото Антон ФинькоСитуацию в правящей партии  ХДС/ХСС  комментирует Антон Финько, политолог, эксперт  Киевского Центра политических исследований и конфликтологии

Уход из политики  Ангелы Меркель —  сложный вопрос, тем более нет видения о том, чем  это может обернуться для Германии,  как для «локомотива» ЕС. Канцлер Меркель оставляет  после себя неоднозначное наследие. Мы имеем дело с таким уникальным экспериментом, когда крупный геоэкономический проект, связанный с руководством Германии  Европейским Союзом, длительное время не просто остается на плаву, но и сохраняет мировое экономическое доминирование. 

Обычно,  любые крупные проекты геостратегического, геоэкономического плана, связанные с Германией —  если мы возьмем  исторический экскурс —  никогда не реализовывались успешно. О Священной Римской империи германской нации говорили, что, во-первых, она не Священная, а, во-вторых, не Римская, в-третьих, не империя, в-четвертых, — не германской нации. Германия опоздала, как известно, к колониальному разделу мира. В ходе Первой и Второй мировых войн Германия вела борьбу на два фронта, заранее обреченную борьбу. Германия никогда не была успешна в плане геоэкономических, геополитических проектов. Вот, мы сейчас имеем весьма успешный проект, однако, правление  Меркель с этой точки зрения – не однозначно, поскольку, именно в ее правление Европейский Союз покинула Великобритания, случился Brexit, с одной стороны, а, с другой стороны, возник острейший военно-политический конфликт в восточных пределах ЕС на Донбассе, за который  структуры  ЕС также  несут свою долю ответственности. 

Ангела Меркель демонстрировала немалые успехи в защите интересов собственной страны,  и сдерживании тех сил, которые она считала необходимым сдерживать. Например, в 2014 году поддержав Ассоциацию Украины с Европейским Союзом, Германия сдержала Россию в плане выстраивания вокруг Таможенного союза мощного геоэкономического объединения. Однако, затем Германия во главе с Меркель перехватила, фактически, украинский энергетический транзит в рамках проекта «Северный поток». Т.е. с помощью России сдерживая Украину и не открывая ей перспективу европейской интеграции, учитывая геополитическую и экономическую нестабильность на украинских землях. Но обратной стороной этих действий явился, я повторю, конфликт на Донбассе и миграционный кризис, кризис структуры ЕС, связанный с Brexit. 

Повторюсь, ее наследие – неоднозначное. Скажем так, от того, кто далее возглавит Федеральное  правительство Германии будет зависеть очень многое. Во-первых, это нейтрализация, купирование конфликта в восточных пределах ЕС. Во-вторых, возможность предание нового импульса проекту Европейский Союз, который после Brexit находится несколько подвешенном состоянии.

Меркель  еще в конце 2018 года оставила пост председателя партии и фактически выбрала себе преемницу ‒ партию возглавила Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Но 10 февраля она подала в отставку ‒ и ввергла весь процесс преемственности в хаос. Потом, учитывая политическую ситуацию внутри Германии, следует понять – что будут делать  «левые» и «правые»  оппоненты Меркель,  ХДС/ХСС,  кого они готовят на выборы осенью. Как всем известно, на первом этапе эпидемии, союзное правительство Германии во главе с Меркель действовала весьма эффективно: как  в отношении карантина, так и касательно оказания мер по поддержке, помощи хозяйственным  структурам, предпринимательству. Однако, уже на первом этапе, при всей эффективности, успешности ее действий, некоторые сомнения уже имели место быть. 

Во-первых, не надо забывать, что с самого начала эпидемии неэффективно сработали структуры ЕС Европейской комиссии по предотвращению эпидемиологической угрозы. А Европейская комиссия руководствуется прямым представителем Германии, которая также претендовала на должность Канцлера, была министром обороны, является отпрыском давней семьи, которая всегда поставляла руководящие кадры и для своей страны, и для Европейской бюрократии – это Урсула фон дер Ляйен. 

Во-вторых, в Германии усилились протестные настроения, связанные с жесткостью карантинных мер после второй волны коронавируса. В общем, Федеральное правительство  дало основание для обвинений в затягивании кампании по вакцинации. В этих условиях, казалось бы, все должны было сыграть в пользу  правопопулистской «Альтернативы для Германии». Также  наметилось падение популярности ХДС, вокруг которого и лично Ангела Меркель изначально, на первом этапе противоэпидемических мер сплотилось население. Однако затем наметился кризис доверия. 

Если мы посмотрим на данные мартовского опроса общественного мнения этого года, то они будут свидетельствовать о следующем. Если сравнивать данные опроса общественного мнения конца марта с концом февраля,  то ХДС/ХСС в конце марта поддержали  до 28%, а в конце февраля поддерживали 35%. Поддержка «Зеленых» выросла с 19% до 23%. Повторюсь, казалось бы, на этой волне должна была быть усилиться правопопулистская «Альтернатива для Германии», потому что они ассоциируется как резкие противники противокарантинных ограничений, но этого не случилось. Представители партии, как отмечают комментаторы, связывают это обстоятельство с политическим давлением на данную партийную структуру в рамках установленной системы наблюдения над ней по обвинению в экстремистской деятельности со стороны Федерального ведомства по охране Конституции.

На данный момент есть падение популярности ХДС/ХСС, оно стало фиксироваться после ее триумфального успеха на первом этапе борьбы с эпидемией, сейчас часть протестного электората перетек к партии «Зеленых», «Альтернатива для Германии» ничего для себя не приобрела, позиции «Левой партии» так же не изменились. Некоторые ухудшения позиций ХДС/ХСС фиксировались уже в ходе последних земельных выборов, которые прошли  в Гессене, Баден-Вюртемберге, Рейнланд-Пфальце –  там ХДС/ХСС потерпела поражение от Социал-демократов, в одном случае, и от «Зеленых» — в другом. 

Тут важна  тенденция: Христианско-демократический союз уже несколько месяцев теряет голоса избирателей, а в последние несколько недель до тех пор пологая кривая его популярности и в этих двух землях, и в Германии в целом круто и очень наглядно загнулась вниз. На недавних  выборах ХДС показал худшие за много лет результаты, что дало основание газете Frankfurter Allgemeine Zeitung и другим изданиям назвать произошедшее «историческим поражением»  партии Меркель. 

Теперь о претендентах на кресло канцлера. Армин Лашет —  лидер партии «Христианских демократов». Бесспорно ,у  Лашета есть сильные и слабые стороны, но сегодня  Лашет менее активен, чем Маркус Зедер. Последний опрос показал, что если анализировать структуру электоральных предпочтений, то 46% избирателей заявили, что им более симпатичен Зедер, 12% — Лашет, и 29% назвали других кандидатов.

 Лашет не проявлял последнее время достаточной активности, хотя этот персонаж достаточно харизматичный,  подчеркивающий, что он вышел из трудовых слоев народа, что он не есть человек с приставкой «фон».  Наблюдатели отмечают, что на его стороне поддержка со стороны уходящей Меркель, после ее неудачного эксперимента с  «АКК» (прозвище Крамп-Карренбауэра). Считается, что сильная сторона Лашета – это, во-первых, успешное руководство на его земле, где он был с конкурентом Норбертом  Реттгеном, который раньше рассматривался в качестве наиболее вероятного кандидата на должность федерального канцлера. У него поддержка со стороны Ангелы Меркель, симпатия значительной части  электората земли  Северный Рейн – Вестфалия. Это сильный,  богатый  регион.  Наблюдатели отмечают, что спонсоры партии на его стороне, женский партийный электорат на его стороне, а многие женщины – члены партии, и часть восточных делегатов и т.д.  У него сильная поддержка, он рассматривается в качестве продолжателя дела Меркель, с симпатиями к газопроводу «Северный поток-2». Но, повторюсь, по данным опроса, он уступает в симпатиях Маркусу Зедеру.

Традиционно список ХДС/ХСС на выборах и, в случае победы, правительство возглавляет лидер более крупной, всегерманской партии ХДС, а не баварской ХСС. Лидеры ХСС вели блок на выборы всего дважды в истории, больше 40 и чуть меньше 20 лет назад — и оба раза блок проиграл социалистам. Однако сейчас по всем опросам Маркус Зедер, набравший очки в борьбе с пандемией, гораздо популярнее Армина Лашета — и любого другого немецкого политика, кроме Меркель.

Согласно последним опросам, Маркус Зедер в роли кандидата в канцлеры уверенно побеждает соперников, социалистов и зеленых, тогда как Лашет почти безнадежно им проигрывает. Рейтинг ХСС Зедера в Баварии держится на уровне, близком к 40%, тогда как рейтинг ХДС в земле Северный Рейн — Вестфалия, которой правит Лашет, упал до 28%.

На стороне Зедера поддержка, симпатии очень сильной земли, также опыт земельного руководства. Мы видим, в Германии, как в стабильной стране, чтобы стать премьер-министром, нужно сначала поруководить на земельном уровне своей страны, а вовсе не нужно для этого кататься на самокатах по зданию правительства, как это было в нашей стране. В принципе, ХСС – сестринская партия, наверное, считает себя вправе, чтобы в очень непростой ситуации наконец-то баварец возглавил федеральное правительство. То есть, на их стороне требование некоторой исторической справедливости в отношении этой земли, которая занимает традиционно особое место, обладает большим влиянием и большой финансовой мощью. 

Также  можно  предположить, что в случае, если борьба приобретет уж слишком конфронтационный характер, то, на мой взгляд, нельзя исключать того, что появится какой-то третий претендент на эту должность. 

Основные конкуренты, например,  на сентябрьские выборы планируют главу партии министра финансов Олафа Шольца.  Могут возникнуть изменения в сторону «атлантиста» Реттгена. Но у  Лашета и Зедера – сильные позиции, они «тяжеловесы»  с очень сильным управленческим опытом.  Лашет и Зедер  очень похожи в том плане, что это два профессиональных управленца.  Отличие состоит в том, что у Баварии всегда было особое место:  ХДС и ХСС являются сестринскими партиями. Различие состоит в том, что Зедер представляет интересы земли, представители которой считают себя вправе возглавить Германию, несмотря на то, что ХСС не являются частью ХДС. Бавария всегда на особом положении. Сейчас ей бы хотелось, как бы наверстать в этом плане упущенное, в этом отношении, что до сих пор Федеральное правительство со стороны альянса ХДС/ХСС всегда возглавляли представители ХДС. На данный момент среди комментаторов бытует мнение, что Зедер   проявил больше активности в утверждении последнего плана ХДС/ХСС – комплекса мер по обеспечению доверия и честности. Зедер более броский, харизматичный.  На данный момент наблюдатели именно с этими его качествами связывают отрыв от конкурентов. Но игра только начинается. 

Надо также отметить и падение рейтинга самой политсилы  ХДС/ХСС. На первом этапе  карантинных мер вокруг ХДС/ХСС сплотился избиратель, на втором этапе после второй волны коронавируса мы наблюдаем прямо противоположные тенденции. Возникли определенные обвинения ряда политиков ХДС/ХСС в «финансовой нечистоплотности». Немецкие обозреватели выделяют три основных причины (относительной) неудачи ХДС на выборах в двух землях: две сиюминутных и одну долгосрочную, имя которой – «Ангела Меркель». Это скандал с масками. В последние недели трое политиков из ХДС подали в отставку с разных постов в партии и бундестаге после того, как их обвинили в получении «откатов» при закупке медицинских масок. Этот скандал наложился на общую усталость населения от пандемии и локдаунов и ожидаемо сильно возмутил избирателей. 

Далее — медленно идущая кампания прививок. Это общая для большинства стран Евросоюза проблема, но в каждой из них, включая Германию, избиратели винят не только и не столько Брюссель, сколько своих правителей. Повторюсь, именно представитель Германии возглавляет Европейскую комиссию, которая обязана была принять наиболее решительные меры в самом начале развития эпидемии.

Ну, и, конечно, уход Меркель. Канцлер Ангела Меркель, которая лично вдвое популярнее собственной партии, твердо обещает уйти после сентябрьских выборов, и это не может не сказываться на перспективах блока ХДС/ХСС. После Меркель немцы боятся «пустоты» на политическом ландшафте. Возможно, не самый яркий представитель европейского политикума, федеральный канцлер Гельмут Шмидт,  а он представитель поколения, переживших Второю мировую войну, так вот  он сказал о следующих за ним поколениях политиков, что они не хуже нас, но у них нет судьбы. Мы сейчас имеем дело отнюдь не с яркими персоналиями в западноевропейском политикуме в целом. Это отнюдь не личности масштаба Вилли Брандта. Мы имеем дело с такими усредненными персонажами «осенней»  эпохи в жизни Европейского Союза. Это все наблюдается на фоне кризиса системы политической легитимности в странах Европейского Союза. 

Последние выборы в странах ЕС  демонстрируют серьезные кризисные тенденции. Это касается темы христианского движения, социал-демократических структур. В целом, европейский политикум находится не в лучшей форме, что компенсируется в целом сохранением за Европейским Союзом очень сильных геоэкономических позиций, но при этом, скажем  прямо – культурного упадка.

И в этом не вина политики мультикультурализма.  Иногда значимость политики мультикультурализма  сильно преувеличивают. Например, если мы возьмем Германию, мы обратим внимание, что в Германии много иммигрантов, в Германии много культовых зданий, связанных с представителями других культур, например, мечетей. В Германии не существует государственных школ с турецким языком обучения. Говорить о том, что в странах Западной Европы есть особая роль  мультикультурализма —  было бы преувеличением, особенно, когда мы видим, что на руководящих должностях  в Германии, отсутствуют  политики турецкого происхождения. В  целом, иммигранты и их дети в странах Европейского Союза не имеют очень сильных социальных перспектив. Это — с одной стороны. Мы не можем говорить о каком-то триумфе политики мультикультурализма. Но, с другой стороны, политика мультикультурализма означала подрыв так называемой господствующей культуры — leicht Kultur — , когда нация консолидировалась на основе определенного базисного минимума в знании национальной литературы, в знании национального изобразительного искусства, в знании национальной музыки и т.д. Можно сказать, что сейчас мы имеем дело с такой ситуацией, несколько серой. Мы не можем говорить ни о расцвете мультикультурализма, ни о закате. Мы можем констатировать, что сегодня нет расцвета европейских национальных культур.  Также для всех очевидно, что Европейский Союз избегает, в принципе, попыток формирования общеевропейской культуры на основе классической гуманитарной греко-римской традиции. 

У меня была дискуссия по этому вопросу с очень крупным французским экономистом, культурологом – Жаном-Клодом  Казановой, когда я у него спросил, почему складывается такая ситуация, он сказал, что мы не хотим определять Европу вертикально – через Афины или Рим. Есть только одна страна с европейской традицией, находящаяся за пределами Европы – это Израиль, которая определяет свою культурную идентичность через Иерусалим. Они  не хотят вертикально определять свою идентичность, потому что это означает, что кого-то  могут ущемить  таким образом. Так или иначе, мы столкнулись с такой ситуацией, когда западноевропейская культура, из которой мы  столетиями черпали для себя знания, пополняли дефицит духовного продукта, на данном этапе перестал быть такого рода резервуаром. Отсутствие ярких звезд европейской политики тоже является симптомом вот этих приглушенных «осенних»  красок, которые ныне доминируют в европейских странах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here