ЩербинаВиктор Щербина, доктор социологических наук, професор

С начала 2021 года правоохранители фиксируют череду странных подростковых смертей —  год начался с 18 самоубийств и попыток их совершения. Возраст детей — от 10 до 16 лет. Причиной роста числа самоубийств некоторые источники называют активизацию так называемых «групп смерти» в Интернете, наподобие «Синего кита».  Ведутся обсуждения проблемы в СМИ,  в  Киеве начинает работу волонтерский проект, призванный выявлять и помогать детям, вовлеченным в подобные группы.

Сложившаяся ситуация — пример так называемого «кластерного» самоубийства, которое связано с конкретным культурным феноменом в виде социальной игры, на основе использования возможностей киберкоммуникативной среды, обеспечивающей персонифицированный доступ к повседневному миру детей и подростков вне контроля родителей и школы. 

Подобная игра – лишь подталкивающий фактор, спусковой механизм суицидального действия, которое формируется вне ее, имеет глубокие социальные причины и связано с отсутствием перспектив личностного становления молодого человека.  «Синие киты» плавают в океане современной социальной жизни,  пронизанной атмосферой некрофилии, ростом социального отчуждения, общественного недоверия, разъедающего общественную мораль цинизма. Но главное – общество угнетено отсутствием реальных процессов улучшения собственных жизненных перспектив в своей стране, потерпевшей в последние десятилетия ряд экономических, социальных и духовно-нравственных потрясений и катастроф. И это не «американские горки» — в отличие от аттракциона  перспективы нынешнего головокружительных сюжетов становятся все более непредсказуемыми и устрашающими, что ощущают все образующие Украину люди. 

От утвердившегося в череде «революций» культа насилия как единственного средства решения всех проблем, как и во все времена,  прежде всего,  страдает молодежь, ведь в период своего становления нуждается и в твердой экономической перспективе и в позитивной духовно-нравственной опоре. Любовь, доверие, бескорыстная взаимопомощь, искренность, ответственность перед другими людьми – все это стало либо предметом осмеяния в стиле «стенд-ап», либо средством предельно циничного использования сильными мира сего в своих далеко не гуманных целях. 

Ситуация с «синими китами» — лишь вопиющий случай, да и то подхваченный СМИ, к сожалению, лишь в целях «передергивания» неудобной политической повестки и созания предпосылок для «закручивания гаек» в Интернете. Собственно суицид нового поколения – отдельная и очень насущная проблема, которая остается по-прежнему на заднем плане общественного внимания. Но что мы «строим», если забота о полноценной жизни нового поколения не является главной задачей внимания и приложения усилий общества и государства? Вопрос, увы, риторический….

Рост самоубийств среди молодежи наблюдается во всем мире – по некоторым данным ежедневно более 1000 молодых людей пытаются совершить суицид. На одного подростка, который преуспевает в этом, приходятся 100 человек, совершающие неудачные попытки. Самоубийства являются второй (!!!) по частоте причиной смерти в молодости и в последние 10 лет они увеличились почти в 3 раза. А за прошедшие 30 лет суициды детей от 5 до 14 лет возросли в 8 раз. Количество самоубийств среди детей 5-14 лет в настоящее время составляет 0,5% самоубийств среди всех возрастных групп. Уровень самоубийств в возрастной группе 15-24 лет уже соответствует 12% от всех возрастных групп. 

Для молодых людей формирование суицидального поведения связано с перенесенными в детстве психотравмирующими ситуациями: воспитание в неполных семьях, случаи сексуального насилия (чаще среди девушек), частые смерти среди друзей и родственников. Ведущим фактором подростковых суицидов является преобладание чувств безнадежности и беспомощности.  Кроме этого, для юных суицидентов характерны инфантильность в разрешении межличностных конфликтов, завышенные потребности и внутренняя безответственность, склонность к обвинению «всего мира» в своих несчастьях. 

Часто суицидальная активность спровоцирована наличием психически больного, случаев суицидального поведения или неблагополучной обстановкой в семье. Молодежь восприимчива к собственным, даже небольшим, физическим недостаткам. Наличие сексуальных расстройств чаще приводит к суицидальным попыткам, нежели к самоубийствам. Количество самоубийств среди детей и подростков-сирот существенно выше в сравнении с общепопуляционным уровнем в возрастной группе до 18 лет.

Аутоагрессивные действия обусловлены также частым наличием сюжетов о самоубийствах в кинофильмах и телепередачах, ведь дети часто воспринимают эти «культурные продукты» как модель разрешения психотравмирующей ситуации, используя их как основу для имитационного поведения.

Специалисты утверждают, что в большей части случаев подростки не хотят умирать, они хотят жить, но надеются изменить свою жизнь. Подросток нередко представляет себе смерть как некое временное состояние: как будто он проснется и снова будет жить. Совершенно искренне желая умереть в невыносимой для него ситуации, он в действительности хочет лишь наладить отношения с окружающими,  изменить конфликтную и безвыходную в своем понимании ситуацию. Они не вполне отдают себе отчет в необратимости смерти, больше думают о раскаянии обидчиков.

Подростковый суицид – это то, чего практически всегда можно избежать. Ни один ребенок не решит уйти из жизни и воплотить свое решение в жизнь за считанные часы. Как правило, подобное решение зреет в голове у ребенка не один день, и даже не неделю. И все это время ребенок отчаянно взывает к взрослым, различными способами давая понять родителям, что ему очень плохо. Внимательные родители ни за что не оставят без внимания изменившееся поведение их ребенка. Однако сводить проблему к психологическим и культурным факторам было бы не верно, она укоренена в более глубоких — социально-исторических процессах, которые переживает современное общество. 

Важнейшим условием формирования суицидального поведения у психически здоровых людей является социально-психологическая дезадаптация, которая усилилась в ситуации ограничений, связанных с эпидемией ковида, ставшего своеобразным катализатором давно назревших в обществе процессов. Вторая половина XX века с постоянно возрастающим информационным перенасыщением, глобальными социально-экологическими проблемами определяет ее первостепенную значимость в формировании суицидального поведения. Прежде всего это связано с ситуацией эмоционального дистресса, согласно теории Г.Селье, в которой существуют люди в большинстве развитых стран мира. Дистрессом называется состояние человека, существующего в длительной неразрешаемой стрессовой ситуации, когда все компенсаторные возможности организма исчерпаны. Вследствие чего начинается психологическое и физическое разрушение организма человека, выражающееся в снижении иммунитета, усилении вегето-сосудистых нарушений, активизировании хронических заболеваний. Психологически состояние дистресса проявляется в чувстве хронической усталости, повышенной утомляемости, различных нарушениях сна, сниженном настроении, апатии, пессимизме по отношению к будущему. 

Подобные психические нарушения обусловлены выраженным снижением уровня жизни и чувством социальной неопределенности, которое в последнее десятилетие резко усилилось в странах бывшего СССР. Все это непосредственно влияет на появление чувства бессмысленности жизни и желания покончить с ней. Подобные настроения особенно выражены в старших поколениях в связи с их социальной беспомощностью и разрушением их жизненных идеалов, но подростки также очень чувствительны к этому.

Общество, в котором существует личность, социальные институты и устои определенной этнической популяции, относились и относятся к такому решению совершенно по-разному. Прежде всего это связано с теми социальными нормами поведения — с развитием цивилизации значимость суицидального поведения (действий человека, направленных на физическое самоуничтожение) как религиозного обряда снижается. Главной предпосылкой мотивации, связанной с желанием добровольно уйти из жизни, становится потребность индивидуума изменить (разрешить, прервать) сложившуюся ситуацию. И такой личностный выбор человек делает часто вопреки социальным нормам. 

В современном мире аутоагрессия имеет общие для большинства стран и народов корни. За последние послевоенные десятилетия обнаружена общая тенденция к резкому увеличению числа как самоубийств, так и суицидальных попыток, а по данным Всемирной организации здравоохранения, самоубийства вышли на четвертое место в ряду причин смерти, уступая сердечно-сосудистым и онкологическим заболеваниям — 400-600 тысяч человек в год на планете кончают жизнь самоубийством. Однако уровень суицидальной активности в разных странах существенно отличается — от 20-46 самоубийств в год на 100 тысяч населения в государствах СНГ, Венгрии, ФРГ, Швейцарии до 0,3-8 на 100 тыс. населения в Египте, Ирландии, Греции, Израиле, Нидерландах, Испании.

В годы относительного благосостояния самоубийства преимущественно удел бедных слоев населения. Во время экономической депрессии частота суицидов возрастает как среди бедных, так и среди богатых людей (пример: депрессия 1930-1943 гг. вызвала небывалый рост самоубийств у разорившихся американцев). Велик суицидальный риск среди людей, внезапно лишившихся работы.

Относительно стабильными для Украины были годы с 1988 по 1991-й. В этот период погибало 10-11 тыс. человек. Возможно, сказывалось последствие насильственного «отрезвления» народа, еще стабильной была экономика, сравнительно сытой и трудоустроенной жизнь. Но уже с 1992 г. показатель стремительно рванулся вверх. Частота суицидов различается по регионам. Области с низкими показателями самоубийств в основном сосредотачиваются на западе страны. 

В  промышленных регионах Приднепровья и востока страны обнаруживается заметный рост самоубийств, но самые высокие показатели самоубийств встречаются среди областей со значительной долей сельского населения, таких как Сумская, Черниговская, Херсонская.

Самоубийства среди сельского населения встречаются в Украине в 1,52 раза чаще, чем среди городского. В зарубежных странах (США) обратное соотношение: в центрах крупных городов, где скапливаются социальные низы, частота самоубийств выше, чем в сельской местности.

Частота самоубийств у мужчин в возрасте от 20 до 59 лет значительно выше, чем у женщин того же возраста, у женщин число самоубийств постепенно увеличивается с возрастом (этого нет у мужчин) и достигает максимума у лиц старше 60 лет (более 40 на 100 тыс. населения). Среди различных групп населения по степени риска выделяются ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС, участники боевых действий. 

Социальные изменения и экономические трудности в Украине повысили частоту кризисных состояний в населении. Некоторые специалисты считают, что страдания значительной части населения вполне напоминают таковые у лиц, принимавших участие в боевых действиях, и могут относиться к разряду т.н. «посттравматического стрессового синдрома». Отсюда недалеко и до роста числа самоубийств. И действительно, наша страна находится в первой десятке стран с самым высоким уровнем самоубийств.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here