Ирина Харив, аналитик  Strategic Group Sofia

 Соединенные Штаты Америки уже много лет являются знаковыми игроками на мировой арене:  любые события происходящие в этой стране неизбежно приковывают внимание извне. Так, за последними президентскими выборами, конечно же, следил весь мир. Джо Байден, одержавши победу на Дональдом Трампом, который, особенно к концу своего срока, воспринимался как достаточно одиозная фигура многими и в мире и в Америке, стал 46-м Президентом США. Для своих избирателей он символ свободы и равноправия. «Сегодня утром нам стало легче дышать» — такие заголовки можно было встретить в медиа. Анти-толерантные к иммигрантам и меньшинствам указы Трампа были в первые же дни взяты в обработку администрацией Байдена, чем вызвали ликование демократической половины населения США.

В феврале 2021 Байден выступил с двумя знаковыми обращениями — первое дипломатическое обращение в качестве Президента США и последующее виртуальное обращение на Мюнхенской конференции по безопасности.  «Америка вернулась»,  — так Президент обозначил свою будущую политику. И «Трансатлантическое сотрудничество вернулось», —  добавил он в Мюнхене.

Президент заявил, что намерен «починить» отношения с партнерами — «Трансатлантический альянс — это прочный фундамент… на котором строятся наша коллективная безопасность и наше общее процветание. На мой взгляд, партнерство между Европой и Соединенными Штатами есть и должно оставаться краеугольным камнем всего, что мы надеемся достичь в 21 веке, как и в 20 веке.»  Также сразу он обозначил вызовы «наступающего авторитаризма, включая растущие амбиции Китая соперничать с Соединенными Штатами и решимость России нанести ущерб и подорвать нашу демократию». 

Китай  

 После политики Трампа отношения с Китаем, так же, как и с Ираном — в центре внимания. Байден называет Китай своим самым серьезным конкурентом. «Мы будем бороться с экономическими злоупотреблениями Китая; противодействовать его агрессивным принудительным действиям; чтобы дать отпор атаке Китая на права человека, интеллектуальную собственность и глобальное управление». Но в то же время Америка готова работать с Пекином, если это в ее интересах.

10 февраля Байден провел свой первый телефонный разговор в качестве президента со своим коллегой в Китае Си Цзиньпином. Согласно отчету Белого дома, Байден упомянул «сохранение свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» среди своих приоритетов, что является четким сигналом того, что формулировка эпохи Трампа сохранится. Затем Байден выдвинул целый ряд жалоб, о которых также часто говорили официальные лица администрации Трампа: «Президент Байден подчеркнул свою фундаментальную обеспокоенность насильственной и несправедливой экономической практикой Пекина, репрессиями в Гонконге, нарушениями прав человека в Синьцзяне и все более агрессивными действиями в регионе, в том числе в сторону Тайваня».

Тем не менее, одним заметным различием между администрациями было то, что Байден оставил дверь открытой для того, что он назвал «практическим, ориентированным на результат сотрудничеством, при условии, что оно продвигает интересы американского народа и наших союзников». Президенты обсудили их взгляды на борьбу с пандемией, Байден также осудил недостаточную прозрачность действий в отношении Covid-19.

Согласно данным китайского МИД, Си Цзиньпин гораздо больше внимания уделял необходимости вернуться к сотрудничеству. «Вы сказали, что Америку можно определить одним словом: возможности. Мы надеемся, что теперь возможности указывают на улучшение отношений между Китаем и США», — сказал Си, согласно единственной прямой цитате из отчета. В заявлении Си также был перефразирован: «Когда Китай и Соединенные Штаты работают вместе, они могут добиться многого для блага обеих стран и мира в целом.  Однако конфронтация между двумя странами определенно будет иметь катастрофические последствия для обеих стран и всего мира».

«Си подчеркнул, что, хотя обе стороны могут расходиться по некоторым вопросам, крайне важно проявлять взаимное уважение, относиться друг к другу как к равным, а также должным образом урегулировать разногласия конструктивно», — говорится в заявлении.

Си Цзиньпин дал понять, что по некоторым вопросам, упомянутым Байденом, Китай не собирается сдаваться. «Тайваньский вопрос и вопросы, касающиеся Гонконга, Синьцзяна и т. д., являются внутренними делами Китая и касаются его суверенитета и территориальной целостности, и американская сторона должна уважать основные интересы Китая и действовать осмотрительно», — говорится в заявлении. В ходе беседы китайский лидер сделал одно конкретное предложение: Си призвал Китай и США «восстановить различные механизмы диалога» между ними.

Как Байден, так и Госсекретарь США Тони Блинкен сходятся во мнении, что подходить к Китаю нужно с позиции силы, а не слабости. Блинкен в своем интервью для NPR сказал, что Трамп был прав в своем жестком подходе к Китаю, но то, как он это делал,  не давало никаких результатов. Сила позиции, по мнению Госсекретаря, исходит из работы со своими союзниками, которые также огорчены поведением Китая. «Когда мы ведем бои с нашими союзниками вместо того, чтобы работать с ними, это лишает нас силы в отношениях с Китаем.» Также, когда Америка активно участвует в мировых делах с позиции силы, у нее есть возможность писать правила мира, которые в другом случае будут написаны Китаем.

 Внешняя политика новой власти планирует ставить в центр тему прав человека. На вопрос о том, как Америка планирует сотрудничать со страной, в которой по словам Блинкена ведаться геноцид (речь о Синьцзяне), Госсекретарь ответил так: «…убедиться, что любые продукты или технологии, которые мы производим, не используются для подавления людей, в том числе в Синьцзяне. Точно так же мы должны быть уверены, что не импортируем вещи, сделанные с использованием принудительного труда, в том числе в Синьцзяне. …И мы будем рассматривать любые из этих других вопросов по мере их возникновения.» Новая администрация выбрала более гибкий подход,  нежели ее предшественники.

Адмирал Чарльз Ричард в своем обращении «Формирование стратегического сдерживания 21 века» напомнил, что Китай продолжает наращивать свой ядерный потенциал и модернизировать различные технологии. «Ответственность за действия возложена на любую великую державу. Что касается Китая, мы должны уделять больше внимания действиям КНР, чем ее заявленной политике. Хотя КНР придерживается политики «неприменения первыми» с 1960-х годов, утверждая, что никогда не применит ядерное оружие первыми, наращивание передового потенциала должно заставить нас задуматься. Эта политика может измениться в мгновение ока. Пекин использует возможности и действует в манере, несовместимой с стратегией сдерживания, предоставляя ему полный спектр возможностей, включая ограниченное использование и возможность нанесения первого удара.» 

Бирма 

Особое место в своей речи Байден выделил перевороту в Бирме. Он подчеркнул, что в демократии сила никогда не должна стремиться отвергнуть волю народа или попытаться стереть результаты честных выборов. Поэтому «Бирманские военные должны отказаться от власти, которую они захватили, освободить активистов и должностных лиц, которых они задержали, снять ограничения на телекоммуникации и воздержаться от насилия.» Байден пообещал работать вместе с партнерами, чтобы поддержать восстановление демократии и верховенства закона, и притянуть виновных к ответственности. 

Россия  

Из позитивного взаимодействия:  Байден и Путин договорились о продлении договора СНВ еще на 5 лет (двусторонний договор между Россией и Соединенными Штатами относительно дальнейшего взаимного сокращения арсеналов развёрнутых стратегических ядерных вооружений).

В то же время Байден «ясно дал понять президенту Путину в манере, очень отличной от моего предшественника, что время когда Соединенные Штаты прогибались перед агрессивными действиями России — вмешательство в наши выборы, кибератаки, отравления своих граждан — подошло к концу. Мы без колебаний …будем защищать наши жизненные интересы и наш народ». Президент подчеркнул, что эффективнее работать в этом направлении с другими партнерами-единомышленниками.

Байден осудил заключение Алексея Навального, назвав его политически мотивированным, и подавление свобод самовыражения и мирных собраний. «Г-н Навальный, как и все граждане России, имеет права согласно российской конституции. Он стал мишенью — за разоблачение коррупции. Он должен быть освобожден немедленно и без каких-либо условий.»

Президент США также добавил в Мюнхене, что Россия хочет, чтобы люди думали, что американская система более коррумпирована, чем их, но «мир знает, что это неправда, в том числе русские — граждане России.»  В этом контексте, Байден упомянул, что поддержка Украины и ее суверенитета и территориальной целостности остается важным пунктом для Европы и США.

Официальное заявление на сайте Кремля после телефонного разговора двух президентов гласит, что Путин «отметил, что нормализация отношений между Россией и США отвечала бы интересам обеих стран и – с учётом их особой ответственности за поддержание безопасности и стабильности в мире – всего международного сообщества»

Описание разговора со стороны Америки более сфокусировано на проблемах в отношениях двух стран, «Президент Байден ясно дал понять, что Соединенные Штаты будут действовать твердо в защиту своих национальных интересов в ответ на действия России, которые причиняют вред нам или нашим союзникам

Адмирал Чарльз Ричард подчеркнул, что Россия продолжает наращивать и модернизировать свой ядерный потенциал, о чем она напомнила словами и действиями при аннексии Крыма. Их вооруженные силы часто участвуют в небезопасных действиях в непосредственной близости от вооруженных сил США. Отсутствие реакции может служить поводом для мыслей, что США «не желают или не могут ответить, что может еще больше придать им смелости.»

«Россия также постоянно бросает вызов нормам в киберпространстве, о чем свидетельствует прошлогодняя кибератака на правительство Грузии и ее недавние проникновения в правительственные системы США. По словам экс-государственного секретаря США Майка Помпео, «это действие противоречит попыткам России заявить, что она является ответственным актором в киберпространстве » Затем, в начале 2020 года, Россия провела противоспутниковые испытания, поставив под угрозу международные активы в космосе. В совокупности эти действия демонстрируют готовность России вести агрессивную конкуренцию и игнорировать международные нормы»,  — написал Адмирал.

«Проблемы с Россией могут отличаться от проблем с Китаем, но они столь же реальны»,  — сказал Байден.

Европа 

В своих обращениях Байден неоднократно подчеркивал важность партнерства с Европой. После президентства Трампа, отношения нужно «чинить», чем нынешняя администрация и занимается. Сразу после вступления на пост, Байден вернулся в Парижское соглашение по климату и ВОЗ, располагая к себе европейцев. Также, думаю, конец дипломатии через Твиттер обрадует старых партнеров.

Европа-надежный союзник для противовеса остальным силам в мире. Байден, в отличии от Трампа, приверженец НАТО. В своей речи он сказал, что «приветствует растущие европейские инвестиции в военную сферу», которые усиливают их общий потенциал.
Президент отменил вывод американсих войск из Германии. США, помимо «решимости возобновить сотрудничество с Европой» намерены вернуть себе «позицию надежного лидера». «Нападение на одного — это нападение на всех. Это наша непоколебимая клятва», — сказал Президент.

Европа, конечно же, способна усилить США, дать поддержку для противовеса Китаю.
«Вы знаете, мы должны вместе готовиться к долгосрочному стратегическому соревнованию с Китаем…Конкуренция с Китаем будет жесткой. Это то, чего я ожидаю, и это то, что я приветствую, потому что я верю в глобальную систему, над созданием которой, Европа и Соединенные Штаты вместе с нашими союзниками в Индо-Тихоокеанском регионе так усердно работали последние 70 лет.

Мы должны дать отпор экономическим злоупотреблениям и принуждению китайского правительства, которые подрывают основы международной экономической системы. Все — все — должны играть по одним и тем же правилам.

Американские и европейские компании обязаны публично раскрывать информацию о корпоративном управлении — структурам корпоративного управления и соблюдать правила по сдерживанию коррупции и монополистической практики. Китайские компании должны придерживаться того же стандарта.»

Также отношения с Европой — важный фактор в отношениях с Россией. «Путин стремится ослабить европейский проект и наш альянс НАТО. Он хочет подорвать трансатлантическое единство и нашу решимость, потому что Кремлю намного легче запугивать и угрожать отдельным государствам, чем вести переговоры с сильным и тесно сплоченным трансатлантическим сообществом.

И дело не в том, чтобы противопоставить Восток Западу. Дело не в том, что мы хотим конфликта. Мы хотим будущего, в котором все нации смогут свободно определять свой собственный путь без угрозы насилия или принуждения. Мы не можем и не должны возвращаться к рефлексивной оппозиции и жестким блокам времен холодной войны. Конкуренция не должна препятствовать сотрудничеству по вопросам, затрагивающим всех нас.»

США заявили, что готовы возобновить переговоры с Группой 5 + 1 по ядерной программе Ирана. Они «должны заняться дестабилизирующей деятельностью Ирана на Ближнем Востоке», и будут «работать в тесном сотрудничестве с нашими европейскими и другими партнерами по мере продвижения вперед». 

Восток 

В соответствии с ядерным соглашением с Ираном 2015 года, США и другие мировые державы согласились отменить серьезные экономические санкции против Ирана в обмен на ограничение ядерной программы страны. Бывший президент Дональд Трамп вывел США из сделки в 2018 году и вновь ввел эти санкции. Г-н Байден заявил, что планирует присоединиться к соглашению, но в одном из интервью заявил, что не будет снимать санкции первым. Санкции будут отменены,  если Иран сделает первый шаг и прекратит обогащение урана.

В начале января Иран объявил, что возобновил обогащение урана в нарушение условий сделки 2015 года. Глобальный наблюдательный орган по ядерной безопасности также сообщил Организации Объединенных Наций, что Иран начал производство оборудования, используемого для производства металлического урана, который может быть использован для создания ядра ядерной боеголовки.

Верховный лидер — аятолла Али Хаменеи —  заявил, что США должны снять санкции, прежде чем Иран выполнит свои обязательства по ядерным соглашениям. В ноябре министр иностранных дел Ирана заявил, что страна «автоматически» вернется к своим обязательствам, если Байден снимет санкции, введенные Трампом.

На слушаниях в прошлом месяце госсекретарь Энтони Блинкен сказал, что, если Иран сделает первый шаг и вернется к соблюдению условий сделки, «мы тоже сделаем это…Но мы могли бы использовать это как платформу для поиска более длительного и более прочного соглашения, а также для решения этих других проблем, особенно с ракетами и другой дестабилизирующей деятельностью».

На сегодняшний день в центре внимания также война в Йемене. В своем обращении Байден пообещал использовать свою высококлассную дипломатию для разрешения конфликта, который создал гуманитарную и стратегическую катастрофу. «Я попросил свою команду на Ближнем Востоке обеспечить нашу поддержку инициативе Организации Объединенных Наций по установлению прекращения огня, открытию гуманитарных каналов и восстановлению давно бездействующих мирных переговоров.»

Госсекретарь Блинкен назначил Тима Лендеркинга, кадрового офицера по внешней политике, специальным посланником по конфликту в Йемене. У него большой опыт работы в этом регионе, и он будет работать с посланником ООН и всеми сторонами конфликта, добиваясь дипломатического урегулирования. «Дипломатия Тима будет поддерживаться USAID, работающим над тем, чтобы гуманитарная помощь доходила до йеменского народа, который страдает от невыносимого опустошения. Эта война должна закончиться.» Президент пообещал прекратить «всякую американскую поддержку наступательных операций во время войны в Йемене, включая соответствующую продажу оружия.»

Также Байден пообещал защищать Саудовскую Аравию — своего партнера в Персидском заливе: «В то же время Саудовская Аравия сталкивается с ракетными ударами, ударами БПЛА и другими угрозами со стороны иранских сил во многих странах. Мы собираемся продолжать поддерживать и помогать Саудовской Аравии защищать свой суверенитет, территориальную целостность и свой народ.»

Но пришло время признать, что в нынешнем подходе Соединенных Штатов к Персидскому заливу есть главный конструктивный недостаток: военная помощь США для ведения региональных прокси-войн и сохранение молчания США по внутриполитическим репрессиям — в конечном итоге уничтожат сами страны-члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива . Цель Соединенных Штатов должна состоять в том, чтобы заменить этот сломанный фундамент новой системой, которая поддерживает мирный Залив, со стабильной, диверсифицированной национальной экономикой и отзывчивыми правительствами: такое будущее, которое такие лидеры, как наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман, ищут. Отношения между США и Персидским заливом, построенные на экономических, дипломатических и управленческих связях, а не только на грубом партнерстве в сфере безопасности, будут способствовать интересам как США, так и Ближнего Востока.

Пока министр обороны США Ллойд Остин проводит глобальный обзор военной позиции Соединенных Штатов, администрации Байдена следует серьезно подумать о сокращении своего военного базирования в регионе. Пересмотр затрат и выгод от базирования Пятого флота в Бахрейне был бы хорошим началом, поскольку огромное присутствие Соединенных Штатов становится больше проблемой, чем плюсом. Наконец, Вашингтону следует убедиться, что они продают действительно оборонительное оружие. Сегодня слишком много американского оружия используется безответственно и в нарушении международного права. 

Заключение

Соревнование из позиции силы, строя лучшую версию Америки дома, работая с партнерами, возобновляя свою роль в интернациональных структурах, возвращая доверие к себе и утерянный моральный авторитет — такие приоритеты Байдена. Демократы поставили дипломатию в центр политики, с помощью которой они намерены решать возникшие кризисы как в их отношениях, так и в странах где лежит их сфера интересов. Американское присутствие в странах, граничащих с их прямыми конкурентами, таких как Украина, Бирма и т.д., будет увеличено. Движения США на мировой арене станут менее резкими и аляповатыми, но не менее заметными и глубокими. 

«Итак, вот что я хочу, чтобы мир услышал сегодня: Америка вернулась. Америка вернулась. Дипломатия снова в центре нашей внешней политики »  Джо Байден, Президент США 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here