Европарламент 11 февраля утвердил свой второй доклад об имплементации соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной. «За»  соответствующую резолюцию на пленарном заседании в среду, 10 февраля, проголосовали 526 евродепутатов, 79 — были против, 71 — воздержался. Автором этого доклада, точно так же, как и предыдущего в 2018 году, стал евродепутат из Германии Михаэль Галер (Michael Gahler). 

Основной вердикт доклада: Украина показала «существенный прогресс»  в имплементации соглашения об ассоциации и в интеграции в Евросоюз. В частности, евродепутаты отметили продвижение в реформах сельского хозяйства, энергетики, банковского сектора, децентрализации, цифровой экономики, защиты окружающей среды и избирательных процедур. В документе Украину  похвалили за достигнутый прогресс  — процесс реформирования в разных сферах,  даже отмечены европейские перспективы. 

Однако, сам документ  содержит немало  критики  в адрес Украины. Она касается коррупции, тормозящей реформы, отсутствия политической воли для обеспечения независимости судов.  В Европарламенте  указали, что, несмотря на успехи в выполнении обязательств, стране нужно завершить реформы в сфере верховенства закона и борьбы с коррупцией. В резолюции также говорится о том, что потенциал проводимых реформ не реализуется. Европейский парламент призвал обеспечить независимость антикоррупционных органов для власти. В этом контексте депутаты напомнили о решении Конституционного суда Украины от 27 октября 2020 года, которым была отменена уголовная ответственность за недостоверное декларирование.

Отдельную критику Европарламента заслужили украинские олигархи за попытки «подорвать усилия и достижения страны в борьбе с коррупцией и в целом в демократических реформах».   

Также Галлер вспомнил о работе Верховной Рады, заявив, что темпы законодательной деятельности, особенно во второй половине 2019 года, для быстрого проведения реформ иногда приносили ущерб парламентскому контролю, прозрачности и качеству законодательства. При этом в ЕП предложили разработать и внедрить механизм мониторинга реализации реформ в Украине, который будет включать четкие контрольные показатели, рекомендации и условия.

Премьер-министр страны Денис Шмыгаль назвал принятие резолюции Европейским парламентом свидетельством высокого уровня отношений Украины и Европейского союза. На принятую резолюцию отреагировали и в Министерстве иностранных дел. Там сообщили, что примут во внимание рекомендации относительно завершения начатых реформ, в частности, в сферах верховенства права, надлежащего управления и борьбы с коррупцией. 

При этом, Украина считает необходимым обновить Соглашение об ассоциации с ЕС, приведя его в соответствие с текущими реалиями. Однако, в Брюсселе указали, что официальное согласие Европейского союза на «пересмотр»  Соглашения об ассоциации с Украиной не означает договоренности о его изменении. Об этом заявил еврокомиссар Оливер Варгеи на совместной пресс-конференции после заседания Совета ассоциации.

С полным текстом Резолюции можно ознакомиться на сайте Европарламента. 

 

За что Европарламент критиковал  Украину – в документе разбирались Михаил Чаплыга,  политический эксперт и Тарас Козуб, политический обозреватель  

чаплыга фотоМихаил Чаплыга,  политический эксперт 

Отмечу, что  резолюция для Украины носит, скорее, рекомендательный характер. Это политический инструмент. Украина может ориентироваться на нее с точки зрения понимания сигналов от ЕС. Там очень важны  решения Евросовета и Еврокомиссии. Но надо понимать и политический момент. Еврокомиссия, например, на базе Резолюции Европарламента формирует дальнейшие требования, возвращается к положениям Соглашения об ассоциации.  

В преамбуле доклада говорится, что Украина имеет «европейскую перспективу» и может подать заявку на вступление в ЕС при условии, что она придерживается всех копенгагенских критериев и принципов демократии, «уважает основные свободы, права человека и меньшинств и поддерживает правило закона». ЕС хочет, чтобы Киев услышал требования о необходимости провести масштабную деолигархизацию («олигархи по-прежнему оказывают сильное влияние на экономику и политику» ), построения  эффективной  модели борьбы с коррупцией и  продолжения    открытия  рынка земли и борьбу с вырубками леса.  

Существенную  критику Европарламента получили отечественные  олигархи за попытки «подорвать усилия и достижения страны в борьбе с коррупцией и в целом в демократических реформах». По мнению евродепутатов, отдельные олигархи пытаются вернуть себе политическую власть и ослабили ориентированное на реформы большинство в украинском парламенте.  Европа финансировала реформы в стране. Формулировки  европейцев сегодня достаточно сильно отличаются от предыдущих в различных  коммуникациях. Ранее они были более дипломатичны.  В этом документе  фраз о некоем «прогрессе»  нет. Грубо говоря, это красная карточка для правительства по поводу того, что происходит в стране. 

Европа надеялась на то, что у нас действительно возникнет рынок:  рынок газа, рынок электроэнергии,   будет конкуренция. В результате у нас на бумаге оно существует, слова такие есть, а в реальности этого нет. Это все квази-рынки,  олигархи как продолжали контролировать монопольно производство электрической энергии, так и продолжают  по сей день. Недовольство Европы даже не столько в наличие самих олигархов, олигархи есть во всем мире, в том числе, в Европе,  сколько недовольство тем, что существующие олигархические монополии приводят к негативным последствиям после реформирования, которое осуществляет Европа.  Европа говорит: «Мы хотим сделать реформы, вот вам ресурсы для реформы, вам будет хорошо». Мы берем деньги, «делаем» реформы, ничего не изменяется, а становится еще хуже. Таим образом, Европа платит за собственный  «черный пиар», это же их инициативы, документы, соглашения…  Конечно же, это вызывает возмущение в Европе, у них определенные требования к тем реформам, которые должны быть. Они  хотят избавиться от монопольного влияния олигархов, потому что, по их мнению, такая реформа, наоборот, приведет к улучшению ситуации на рынке и удешевлению тех или иных услуг для конечного потребителя. А по факту происходит обратное и вызывает отторжение   к реформам, которые она лоббирует. В данном случае, Европа увидела виноватыми в этом олигархов, которые контролируют власть, не дают провести необходимые изменения. Или, в целом, хорошие законопроекты портят какими-то отдельными правками под себя, что не меняет ситуацию, но и в таком случае   указывает на то, что влияние олигархов является ключевым, тормозящим фактором преобразований, которые Европа хотела бы сделать в Украине.

Также доклад указывает на некий прогресс в борьбе с коррупцией. В нем, как  позитив отмечен  перезапуск Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК) и вынесение первых приговоров Высшим антикоррупционным судом, придерживающимся, по мнению Европарламента, «высоких профессиональных стандартов». А Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) в докладе названо «возможно, наиболее эффективным антикоррупционным органом в стране». Но несмотря на заметный прогресс, широко распространенная коррупция продолжает мешать процессу реформ,  — так говорится в документе. 

Евродепутаты  также указывают на судебную систему как институт, имеющий один из самых низких уровней доверия в Украине. Посему  Европарламент призывает украинские власти ускорить ее реформирование и бороться с коррупцией среди судей. Это, подчеркивается в докладе, должно происходить так, чтобы не страдала независимость судов. Представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности  Жозеп боррель назвал судебную реформу главной для украинской власти. Он подчеркнул, что судебная реформа – не столько требование ЕС, сколько необходимость для «хорошо функционирующей демократии». 

Суды – это тяжелая тема. Европа не может перейти границу политкорректности и сказать, что все суды у нас куплены, потому что это было бы неправильно дипломатически. Но с другой стороны, пытается намекнуть на то, что без справедливого правосудия, верховенства права, нельзя говорить сейчас о праве  собственности, нельзя говорить о защищенности инвестиций, а это означает, что мы никогда не вырвемся из феодализма.  Поэтому Европа настаивает на том, чтобы был контроль над судами, речь идет о кадровом инструменте, т.е. в системе управления несколько инструментов. Один из них – финансовый, второй – кадровый. Финансовый инструмент —  подняли зарплаты. Это тоже было требование европейцев. Они говорили о том, что высокая зарплата сделает судей независимыми. Насколько это сработало – вопрос пока открытый. Но это требование Европы. Теперь второй инструмент – кадровый. Государство не в состоянии обеспечить качественный кадровый ресурс. С другой стороны  Европа говорит, что мы хотим сами контролировать отбор судей, т.е. контролировать кадровый инструмент. Но это означает отказ Украины от суверенитета. Европейский парламент призвал обеспечить независимость антикоррупционных органов для власти. В этом контексте депутаты напомнили о решении Конституционного суда Украины от 27 октября 2020 года, которым была отменена уголовная ответственность за недостоверное декларирование. Цитата:  «ЕП обеспокоен исходом решения от 27 октября 2020 года Конституционного суда, создавшего правовой пробел в украинской борьбе с коррупцией и серьезно ослабившего НАПК; призывает украинские власти действовать как можно скорее, чтобы восстановить полностью работоспособную, эффективную и всеобъемлющую институциональную архитектуру для борьбы с коррупцией, в том числе в судебной системе, при полном сохранении независимости последней от исполнительной и законодательной власти».

Европарламент также раскритиковал запрет на проведение местных выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, подконтрольных Украине, в результате чего права голоса были лишены почти полмиллиона украинцев. В резолюции говорится, что это решение было принято без четкого обоснования военно-гражданскими администрациями в этих областях. «Гражданское общество раскритиковало решение не проводить выборы на подконтрольных правительству районах Донецкой и Луганской областей без четкого обоснование этого решения военно-гражданской администрацией, которым лишили избирательных прав около 475 000 избирателей, проживающих в этих общинах».  

Действительно, полмиллиона избирателей,  полноценных и полноправных граждан Украины в несправедливый способ лишены основоположного и традиционного права избирать и быть избранными, быть представленными в органах местного самоуправления, т.е. участвовать к власти, в том числе, через органы местного самоуправления. Это вопиющее нарушение. Европа в данном случае просто констатировала этот факт, очевидно, намекая на то, что власти в любом случае должны в ближайшее время восстановить вот это конституционное право. Точнее, право существует, необходимо  в ближайшее время создать механизм реализации собственного права для граждан, которые не смогли его реализовать, когда по всей стране проходили местные выборы. Как и когда это будет сделано – это решать властям Украины, но обойти это Европа не могла, там очевидное нарушение.

Институциональная слабость профсоюзов – еще одна важная тема. Несмотря на многочисленные призывы профсоюзов к правительству принять меры к развитию социального диалога — из 177 профсоюзов, зарегистрированных Минюстом, только треть участвует в коллективных переговорах.   Конституциональная проблема профсоюзов заключается в том, что на уровне Конституции у нас декларировано и закреплено право на страйк, на забастовку,  но механизм реализации этого права выписан так, что воспользоваться им просто не могут. Еще во времена Кучмы было принято такое законодательство,  которое делает страйк просто нереальным. Мы можем на пальцах пересчитать реальные забастовки.  В той же Европе от момента объявления намерения о страйке до его проведения максимум может пройти до 5 дней, а обычно – это три дня. В Украине средний срок от объявления о намерении до организации проведения забастовки занимает в среднем около 10 дней. За это время собственник предприятия может успеть подать иски о причиненном ущербе на инициаторов, отнять квартиры, уволить или угрожать уволить работников и многое другое.  Роль профсоюзов значительно снизилась в последнее время. Сейчас сотрудники не видят в нем организации, которая может реально защитить их права. Подрывает доверие к профсоюзам и то, что сегодня все чаще их создают и используют для незаконного блокирования бизнеса. «Псевдо» профсоюзы вмешиваются в работу и бизнес-процессы, контролируют решения менеджмента или требуют принять нужное им решения под видом защиты прав сотрудников. Закон предусматривает простой и быстрый механизм создания профсоюза. Однако, по информации профсоюзных организаций, количество членов продолжает снижаться. С каждым годом все меньше желающих вступить в действующий профсоюз или создать новый профсоюз. Если  в руках профсоюзов нет действенного инструмента влияния на работодателей,  то в таком случае, профсоюзы  институционально слабы. Европейский Союз также  обратил внимание, что наблюдались  неоднократно попытки действующей власти ограничить права наемных работников, уничтожить некоторые важные положения Трудового Кодекса, а также разрушить профсоюзы, сделать их просто общественными объединениями.

Языковой вопрос – по документу языкового омбудсмена рекомендовано «наделить полномочиями по контролю за соблюдением правовых положений об использовании языков меньшинств и коренных народов». Отдельные параграфы в резолюции касаются прав национальных меньшинств. В Европарламенте подчеркнули, что призывают Украину соблюдать международные обязательства, уважать права человека и национальных меньшинств и полностью выполнять рекомендации и заключения Венецианской комиссии по Закону об образовании. Напоминаю, Комиссия назвала этот закон дискриминационным  отношению к национальным меньшинствам. Но мне кажется, то, что написано в Документе, каждый поймет по-своему. Я думаю, этот пункт останется «мертвым». Каждая из сторон в споре —  на русском будет обучение или на украинском —  может истолковать слова в этой коммуникации в свою пользу. Очевидно, тут следовало ждать каких-то разъяснений – и от ЕП и от нашей власти. 

«Европарламент сожалеет, что политический климат в стране ухудшился и призывает власти решительно осудить и запретить деятельность экстремистских и разжигающих ненависть групп, и веб-сайтов, таких, как «Миротворец», которые создают напряженность в обществе и неправомерно используют личные данные сотен людей, включая журналистов, политиков и членов групп меньшинств», — говорится в резолюции. Несколько странно выглядит этот месседж. Учитывая количество зарубежных структур, которые,  собственно, руководят страной, подобные слова воспринимаются как «двойной стандарт». Повод ли это говорить о двойных стандартах, применяемых к странам-партнерам ЕС  – вопрос. Европейцы в принципе любят о чем-то нам рассказывать.

Как отреагировала власть (Офис президента и ВР) на указанный Документ? Я думаю, они это не читали и читать не будут. К сожалению,   все действия в стране диктуются финансовыми кредиторами, а не рекомендациями из Европы.  Единственный понятный аргумент, который может быть – это наличие или отсутствие транша/траншей. Скорее всего, что в переговорной процедуре правительству и власти будет предложен конкретный набор конкретных проектов законов или конкретных решений, которые должны быть воплощены в конкретные даты для получения конкретных  денежный средств. 

Хочу еще обратить внимание, что именно политический пласт тем составил публичную «верхушку»  итогов и оценок, которые официальный Брюссель выставил Украине за итоги имплементации условий стратегического договора. Эти вопросы касаются политической части Соглашения об ассоциации, которая была подписана в 2014 году. Но по  истечении первой «пятилетки»  действия ЗСТ с Евросоюзом в 2021 году для Украины открылась возможность пересмотреть условия соглашения, которые  можно охарактеризовать как не очень выгодные для Украины.

Украинская сторона заявляла о необходимости обновления «Соглашения об ассоциации» и приведения его в соответствие с текущими реалиями, подразумевая, в первую очередь, пересмотр условий торгового режима. Европейцы дали незамедлительный ответ в буквальном смысле, это заявление  еврокомиссара по европейской политике соседства и расширения Оливера Варгеи. Есть три очень важных момента в его выступлении. Никаких существенных послаблений и поблажек в торговом режиме Украину не ждет.  Пока Евросоюз не будет удовлетворен «политическими вопросами» интеграции — лучшего торгово-экономического режима Украина не получит. Увеличения или введения новых беспошлинных квот для других категорий украинских товаров Киеву ждать не стоит. Полноценного доступа на рынок госзакупок ЕС украинские производители не дождутся. Также как и ,так называемого,  «промышленного безвиза»  – квот для высокотехнологичной украинской продукции.   С другой стороны —  традиционными новостными сообщениями в январе-феврале каждого нового года становятся сводки о том, что Украина в кратчайшие сроки выбрала те или иные  «льготные» объемы квот на некоторые товары. Самое время вспомнить – кто  и  на каких условиях  подписывал это самые Соглашение…

тарас козубТарас Козуб, политический обозреватель  

В Документе содержится немало  критики Украины. Она касается коррупции, тормозящей реформы, отсутствия политической воли для обеспечения независимости судов,  и, конечно, «олигархата». Слово «олигарх» в разных его вариациях, в документе звучит достаточно часто. По сути, одним из главных посылов документа можно  назвать «деолигархизацию». Это стратегия, которую, наверное, и так уже реализуется в Украине некоторые украинские олигархи, уже находятся под арестом в Европейских странах, некоторые получили ряд уголовных дел по совершенно разным поводам. 

Само слово «олигархи» звучит применительно к нескольким достаточно важным пунктам. Это и реформы, и темп реформ, и результаты. Критикуется Украина за низкие темпы судебной реформы, это увязывается с определенным олигархическим влиянием. С нарушением свободы слова также увязывается отечественный  «олигархат». Там речь идет о том, что собственники СМИ оказывают прямое влияние на редакционные коллективы, что Европейский Союз воспринимает как весьма негативный момент. И в Документе  говорится о профсоюзах. Там также есть определенные моменты, связанные с собственниками средств производства, с собственниками украинских фабрик, заводов и т.п.  В общем, одним из главных трендов, это – деолигархизация, который был прописан в этом документе,  в части резолюции.

Тут надо бы отметить, что  понятие «олигарх» в Европейском Союзе и Украине –тождественны. И мы,  и европейцы понимаем под этим одно и то же явление:  сверхбогатых людей, которые владеют финансами и средствами производства, а также  влиянием на политические процессы.  

В Документе говорится о СМИ,  в нескольких местах текста  поднимается вопрос свободы слова. Да, изначально говорится о ряде реформ, о законе о прозрачности владения СМИ, который обязывает каждое СМИ показывать всех своих бенефициаров. Также говорится о том, что неплохо поощрять независимость редакций, мотивировать  правоохранительные органы, чтобы они искали «обидчиков» журналистов. Это такая первая часть, первая подача. Плюс, там же говорится о том, что ряд СМИ в Украине имеют олигархический характер, работники сталкиваются с давлением и т.д. Приводится пример конкретных массмедиа в Украине, которые подвергаются и давлению со стороны власти, и судебному давлению, и кибератакам.  

В той части, где говорится о сайте «Миротворце» — это уже скорее вопрос гражданских прав и свобод, прав на самовыражение, на свободу слова, на свободу совести. Это уже более резюмирующий пункт. Там же  говорится  и  о политическом климате,  о нарушении прав этнических и других меньшинств. Там, в частности, упоминалось  о ромах,  приводились примеры, когда представители этой национальности  в Украине подвергалось репрессиям. И там же говорилось о том, что неправомерно использовать  личные данные, номера телефонов  журналистов, общественных деятелей, политиков и так далее, которые вывешиваются на этом специальном сайте.

С одной стороны, это    констатация факта. Но есть призыв к украинской власти с решительным осуждением, чтобы власть,  наконец,  сформировала свое негативное отношение к подобной практике и наложила запрет на деятельность тех сайтов, тех групп в социальных сетях.  «Миротворец» — это не единственное место, где выкладываются личные данные граждан, которые с точки зрения инициаторов, этой травли, этого буллинга, являются «неправильными» людьми. В Документе от Европарламента  призывается закрыть, запретить деятельность тех сайтов, и «Миротворца» в том числе.

Теперь о выборах, которые были запрещены на подконтрольных Украине территориях.  В том, что касается выборов, было несколько тезисов. Утверждается, что те выборы, которые прошли в октябре 2020 года, т.е.  местные, подтвердили высокий стандарт демократических процедур в Украине, что они были честными, открытыми и т.д. То есть, они поддерживают тезис о том, что эти выборы прошли хорошо. Но дальше их организация подвергается критике. 

В резолюции  указано, что местные партийные организации, кандидаты и члены избирательных комиссий не смогли должным образом подготовиться к регистрации кандидатов. Об этом шла речь в пункте №1, там, где отмечались изменения в  Избирательный  кодекс  непосредственно перед или в ходе текущей избирательной кампании, говорилось о том, что члены Избиркомов, которые готовились к проведению выборов, да и сами кандидаты, с трудом могли понять —  о чем речь. Кстати,  могу это  подтвердить: я  на этих выборах работал с кандидатами по Киевской области, и понимание некоторых нюансов избирательной кампании, некоторых нюансов итогового подсчета, голосов и определение победителей были неясны вплоть до, наверное, середины сентября. Представьте себе, когда началась кампания, уже середина сентября, а мы вообще не понимаем —  проходим мы или не проходим. 

Указано, что гражданское украинское общество подвергло критике решение не проводить выборы на подконтрольных территориях Донецкой и Луганской областях. Речь идет о 18 ОТГ «весом»  в почти полмиллиона избирателей. Это достаточно серьезный регион, это достаточно большое количество избирателей. Там введены волевым решением украинского президента военно-гражданские администрации, и, соответственно, местные жители оказались  поражены в своих избирательных правах, т.е. в правах – в целом, и в избирательных – в частности. Военно-гражданские администрации, разумеется, воспользовались этим правом о временном блокировании проведения выборов в подконтрольных им территориях. Но местные жители остались без своего представительства. Мотив, по которому было принято это решение – не отражается в резолюции. Тут просто констатируется тот факт, что полмиллиона избирателей были  поражены в своих правах.

В целом, обозначено,  что в Украине достаточно часто меняется Избирательный кодекс. Вспомните, у нас, практически, ни одни выборы не проходят по предыдущему Избирательному кодексу, постоянно проходят изменения – то смешанная система, то пропорциональная, то мажоритарная, играют со сроками и полномочиями. Европейцы отмечают, что по рекомендациям Венецианской комиссии, которые нам поступали, лучше так не делать, поскольку частая смена избирательных правил вызывает юридическую неразбериху, неопределенность, дисбалансирует работу избирательной комиссии, каждый раз нужно заново переучиваться. Кроме того, это возможность административного влияния на избиркомы и т.д. Постоянное переписывание правил не добавляет четкости демократическим процедурам.

В Документе отмечено состояние медицинской системы. То, что привлекло мое внимание, так это «борьба с COVID». Они пишут о том, что стабильность украинской медицинской системы  подтверждена, что,  несмотря на ограниченность ресурсов, ей удалось выстоять, хотя те базовые, ключевые проблемы, которые присутствуют в системе здравоохранения, скорее были усугублены. О реформе они не сказали ни слова, но между строчек читается, что не очень правильным  решением было отказаться от  санитарно-эпидемиологической службы, от которой Украина отказалась в предыдущие годы. 

Есть один очень любопытный пассаж, который стоит обязательно упомянуть – в резолюции, который касается прав украинских граждан – это бесплатная медицинская помощь. Там говорится, несмотря на то, что по украинскому законодательству, а это даже отражено в Конституции, здравоохранение у нас является бесплатным,  цитата: «это не та реальность, с которой сталкиваются многие граждане страны, обращаясь за медицинской помощью». То есть, они подчеркивают, что у украинского правительства, у украинской власти, есть обязательства перед собственными гражданами, которые оно не выполняет. Это еще одна очень критическая «шпилька» в адрес власти в целом. Здесь не идет речь о какой-то конкретной власти, просто  такая ситуация, в целом. Так же, как и большая часть критики, она не адресная, а критикуется государственная система, построение многих процессов в нашей стране. 

В том, что касается судов,  судебной реформы    немало проблем. Там упоминаются олигархи и в контексте судебной системы, их влияние на систему, в частности, на решение Конституционного суда , решение судов общей практики. В том, что касается Конституционного суда, там говорится о  решении, которое было принято 27 октября 2020 года, и касалось «разбалансировки» антикоррупционной вертикали, антикоррупционных органов, которые были построены в Украине. Разумеется, это решительно осуждается,  призывается как можно скорее сделать все возможное, чтобы система заработала.

Далее. Там речь идет о необходимости привлечения коррупционеров, в частности, топ-коррупционеров и Европарламент прописывает, что желательно увеличение обвинительных приговоров. Это читается таким образом —  они хотят, чтобы были посадки, в частности, среди представителей нынешней власти. Есть у них такое пожелание.

 По языковому вопросу. Отмечено, что Европарламент принимает к сведению языковой вопрос, закон о поддержке, функционирование украинского языка, как государственного.  Просят применять этот закон в соответствии с рекомендациями  Венецианской комиссии. То есть, речь идет о том, чтобы украинские этнические меньшинства получили право на реализацию, развитие своих региональных языков в соответствии с Хартией по языкам национальных меньшинств, которую Украина ратифицировала. В этом документе говорится, что они просят нас уважать права сообществ, использовать свой собственный язык, выдерживать определенный баланс между развитием государственного языка и правами национальных меньшинств. Там даже прописано, что у меньшинств есть право на образование на своем языке. Здесь властям  снова напоминают: не все так, как ей бы хотелось,  есть необходимость все-таки выполнять и просьбы  европейцев.

Еще один очень интересный нюанс. В документе прямо звучит призыв к государству – предоставить языковому омбудсмену, уполномоченному по защите госязыка, полномочия по контролю за соблюдением правовых положений об использовании языков меньшинств и коренных народов. То есть, языкового омбудсмена Тараса Креминя просят обязать еще и следить за тем, чтобы не нарушались права венгроязычного, румыноязычного, русскоязычного населения, немецкоязычного, любого, который у нас есть, а у нас есть очень много меньшинств, наверное, больше 300 – просят их также защищать. Посмотрим. Мне кажется, это несколько противоречит той идеологической функции, которую в данный момент несет омбудсмен.

Какова  реакция власти, прежде всего, нас интересует,  как отреагировали на этот Документ  Офис президента,  Кабмин  и Верховна Рада. Было несколько заявлений. Первое заявление было со стороны премьер-министра, который сказал о том, что он принимает к сведению эту резолюцию. Это — свидетельство высокого уровня отношений между Украиной и европейским сообществом. 

На Банковой, разумеется, рассматривали. В своих чатах,  Телеграм-каналах, Слуги народа  реагировали на то, что было прописано в резолюции в части  желания обязать Российскую Федерацию соблюдать права человека на неподконтрольных территориях – в Крыму и на Донбассе в том, что касается непризнании прав Российской Федерации на аннексию, оккупацию территорий и т.д. Фактически, Слуги поддерживают европейские устремления в том, что касается подтверждения  целостности, нерушимости украинских кордонов.

Я разговаривал с  депутатом из «Слуг»,  они считают, что, в целом, документ – позитивный для Украины, несмотря на те определенные критические посылы, о которых мы сейчас поговорили. Они считают, что документ – не хуже, чем тот, который принимался в прошлом году. На мой субъективный взгляд, все-таки критики и каких-то копий в сторону Украины было меньше. Но депутаты поддерживают тональность и считают, что эта резолюция  – абсолютно рекомендательный и ни к чему не ведущий рамочный документ. 

Вместе с тем, все-таки эта резолюция является таким рабочим документом, на основании которого уже исполнительные органы власти в Европейском Союзе будут строить свою политику в отношении Украины. Евросовет и Еврокомиссия будут принимать свои решения, отталкиваясь от этого базиса, от резолюции, которую принимает Европарламент.

Этот документ можно назвать просто «высокие отношения сторон» и все. При этом у нас с европейцами есть постоянный диалог. У нас с европейцами есть очень много  общих тем, на которых стоило бы фокусироваться. У меня есть очень существенный вопрос  — когда мы заключали Соглашение об ассоциации, эта резолюция —  именно о выполнении Украиной тех установок, которые связаны с Соглашением об ассоциации с Европейским Союзом? Изначально, мы закладывали определенные квоты под украинские продукты, которые Украина  поставляет в страны Евросоюза. 

Кстати, премьер-министр Денис Шмыгаль заявлял  о необходимости обновления «Соглашения об ассоциации»  и приведения его в соответствие с текущими реалиями, подразумевая, в первую очередь, пересмотр условий торгового режима. Этот вопрос Кабмин публично и неоднократно декларировал в качестве приоритета в рамках переговорного процесса.  Однако, есть заявление еврокомиссара по европейской политике соседства и расширения Оливера  Варгеи. По словам Варгеи, нет необходимости в изменении условия Соглашения, поскольку оно, цитата:  «имеет неиспользованный до сих пор потенциал…» Официальный Брюссель четко сформулировал свой посыл Киеву: верьте в лучшее, но лучшего не ждите.

Есть  претензии к европейцам в том, что, «вы, уважаемые друзья, уже обещали пересматривать эти квоты в сторону их увеличения… Это обещание звучало сразу после подписания, мол, мы сейчас так начнем, а там будет видно». С точки зрения Украины  пришло время пересматривать экономические условия Соглашения. Вместо того, чтобы делать экономический документ с обоснованием определенных квот, с обоснованием определенных интересов европейцев в Украине, с экономическим развитием, с цифрами, подсчетами, вы предлагаете и принимаете  исключительно  политический документ, в котором, конечно, есть какие-то экономические  пассы.  Но, в целом, этот документ является характеристикой, которую европейцы дают внутриполитическим процессам, происходящим в Украине. Мне кажется, резолюция Евросоюза о выполнении Украиной Соглашения об ассоциации  должна быть прописана несколько по-другому.

Все-таки, я очень хотел бы надеяться на то, что европейцы протянут нам руку помощи. Увеличение квот и расширение номенклатуры поставляемых товаров в Евросоюз все-таки, нужны больше Украине, чем Евросоюзу. У них и так есть, где купить, у них есть свои производители. Это нам нужно встраиваться в те цепочки, которые замкнуты уже на европейцах внутри ЕС. Я надеюсь, что европейцы пойдут на пересмотр квот. В конце концов, происходят кризисные  явления по всему миру. Европейцы также несут определенные риски и убытки. Они прекрасно понимают, что, если по восточной границе от Венгрии и Польши будет экономически нестабильная территория, то сам же Евросоюз увеличивает свои риски: и  в том, что касается экономики, и в том,  что касается наплыва тех же трудовых мигрантов в страны ЕС.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here