Новый президент США  продолжит оказывать поддержку Украине. О планах американского лидера стало известно со слов временной поверенной в делах США в  Украине Кристины Квин. Как отметила Квин, новая администрация будет придерживаться давней политики Конгресса США, который не первый год демонстрирует поддержку Украины. В начале февраля госсекретарь США Энтони Блинкен в ходе телефонных переговоров с министром иностранных дел Украины  Дмитрием Кулебой  подтвердил намерение администрации президента США усилить экономическую и военную поддержку Украины. По его словам Блинкен обратил внимание на важность скорейших переговоров с Украиной, и беседа состоялась на четвертый день пребывания госсекретаря на его посту. Это, как подчеркнул Кулеба, свидетельствует о приоритетности отношений с Украиной для США.

 Еще во время своей предвыборной кампании Байден пообещал добиваться прекращения войны на Донбассе и всячески содействовать в вопросах борьбы с коррупцией в Украине. Байден является сторонником продолжения сотрудничества Украины и МВФ, а также считает необходимым «оставить открытыми двери» для возможного присоединения Украины к НАТО. 

Президент Украины Владимир Зеленский в интервью газете The New York Times 19 декабря заявил, что рассчитывает на помощь Вашингтона при администрации президента США Джо Байдена в прекращении боевых действий в Донбассе. Украинский лидер объяснял это тем, что до того как Байден возглавил США, у него были тесные связи с Украиной, что поможет укрепить отношения, прекратить войну в Донбассе. 

Стратегию и тактику новой администрации США по Украине комментируют  Руслан Бортник, директор Украинского института политики  и  Руслан Бизяев, политический аналитик  

фото бортникРуслан Бортник, директор Украинского института политики

Что означает  избрание Байдена для Украины?  Период его работы  в должности президента  следующие четыре года  будет сопровождаться  попыткой зачистки всего компромата, который касается его деятельности  в Украине и работы демократов в Украине, дискредитации источников этого компромата и атаки на людей, которые были связаны с администрацией Трампа. Это будет такой общий, постоянный фон четырехлетнего правления Байдена. Переформатирование «друзей»  Америки в Украине, безусловно, будет проходить уже на протяжении 2021 года. 

При Байдене контроль Вашингтона над процессами внутри страны будет усилен. Думаю, команда демократов предпримет дополнительные усилия по десуверенизации: ужесточится контроль за экономической и политической элитой, активнее будут использоваться антикоррупционные, информационные инструменты. 

Байден — это новые возможности и это существенные риски. При Трампе украино-американские отношения фактически были заморожены, т.е. двигались по инерции. Ничего Трамп особенного для работы с  Украины за это время не сделал, отношения эти находились в контексте отношения Трампа к Европе или к России. Украина воспринималась в контексте этих проблем. Непосредственно украино-американских отношений практически не было. Была украинская проблема в контексте отношений США – Европа и США – Россия.

Поскольку Байден очень хорошо разбирается в  украинских проблемах,  США будут более активно работать на украинском поле. Украине удастся получить более широкую политическую поддержку США, начать разговор о доступе на американские рынки, либерализации визового режима, т.е. упрощение получения виз, а не безвизовый режим, привлечение американских инвестиций, участие США в рынке земли или в большой украинской приватизации. Есть надежда на то, что самих  США, западных инвестиций, западной экономики в Украине станет больше.

Центром выработки политики в отношении Украины будет, прежде всего, Госдеп, который, естественно, будет действовать в рамках, очерченных на президентском уровне и в сотрудничестве с другими американскими ведомствами. Зато упадет эффективность кулуарной дипломатии, в обход всех официальных каналов, чем от имени Трампа активно занимался Руди Джулиани, в том числе и на украинском направлении.

В то же время существуют большие  риски того, что с учетом новой внешней политики США, или новой/старой политики США, с восстановлением роли международных организаций, в том числе НАТО, с усилением противостояния с РФ —   приход Байдена выступит дестабилизирующим фактором как внутри страны, потому что начнется переформатирование отношений между властью и оппозицией, Порошенко и Зеленским. А вне страны может обернуться  эскалацией  боевых действий на Донбассе. Мы видим, что в последние дни, фактически, одно из ключевых достижений перемирия, а именно, отказ от работы разведывательных групп, снайперов – все это рассыпается на глазах.

Что будет с Донбассом. Риторика США в отношении Минских соглашений, она все время оставалась одинаковая, но это не мешало проводить боевые действия в аэропорту или в Дебальцево уже после первых Минских соглашений и держать длительное время боевые действия в активном состоянии. Риторика по сохранению Минских соглашений будет сохраняться, но в то же время ожидать прорывов, политического урегулирования между Украиной и Россией сегодня крайне сложно. Для США этот конфликт своей роли еще не сыграл в качестве инструмента давления и дестабилизации РФ. Поэтому, скорее всего, этот инструмент будет пока что сохраняться с возможными эскалациями, при том, что риторика внешне будет оставаться «миротворческой».  

Бесспорно, при Байдене влияние американской политики,  новой администрации на украинские политические элиты  возрастет как минимум до уровня Петра Порошенко, возможно, даже больше. Стоит ожидать дальнейшее «подминание» украинского внешнеполитического курса, внутриполитического, экономического,  антикоррупционного  политических элит, которые сегодня работают в Украине. Инструменты  дестабилизации, безусловно, продолжатся. В том числе,  с использованием силовых структур, антикоррупционных структур, разного рода  радикальных групп, т.е. уличного давления. Все это будет продолжаться,  усиливаться, а до какого уровня – сложно прогнозировать. Очевидно, что Байден, как президент,  будет жестче и больше втянут в украинские дела, нежели Байден, как  вице-президент.

Возможно,  США примут более активное участие в «Крымской платформе», нельзя в полной мере исключить присоединение НАТО к нормандскому переговорному формату. Возможно, США поддержат другие форматы, в которых участвует Украина – тот же «Люблинский треугольник» или инициативу «Межморья». Стоит ожидать поставку более широкой номенклатуры американских вооружений, участие США в строительстве военных баз на Черном море.  В целом, военное присутствие США в Украине будет, безусловно, возрастать.

бизяев

Руслан Бизяев, политический аналитик

Если для администрации Трампа Украина была не приоритетным направлением (и лишь политические скандалы вынуждали его обращать на Киев пристальное внимание), то у Байдена  украинское направление будет более продвинутым. Во-первых, в силу знакомства с украинским вопросом всех руководителей Госдепа. Энтони Блинкен и его заместитель  Виктория Нуланд ранее работали на нашем направлении,  во-вторых, в силу личной вовлеченности Байдена. На самом деле, в реальной политике США нужно восстановить в Украине свое влияние. Как в экономике — транснациональные компании всегда интересовали земля и госмонополии, так и в политике, которая за время администрации Трампа, относившегося к нам холодно, просела. За это время в страну «зашли»  Евросоюз, Британия, Израиль. 

Что означает приход новой администрации? В первую очередь, это, конечно, Минские соглашения. Как выполнять Минск? Как мы помним, администрация Барака Обамы, большинство идей и людей,  которые в той или иной степени возвращаются в Украину, например, Виктория Нуланд —  они сторонники выполнения Минска. Это проблема номер один. Именно в эпоху кураторства  Украиной Байдена Порошенко подписал Минские соглашения. И  Нуланд очень серьезно занималась  продвижением этого кейса. Тогда и придумали должность – спецпредставителя США по Донбасскому конфликту Курта Волкера. Я так понимаю, его тут быстро перекупили, ходили очень активные слухи, что Волкер работает на Петра Алексеевича. 

И риторика американской стороны по выполнению Минских договоренностей —   для сторонников «партии войны» это не очень хорошая новость. США де-факто остаются в Минском процессе, де-юре не входя даже в нормандский формат. Это может позволить американцам реально влиять на ситуацию вокруг Украины,  не только с помощью Донбасса, но и  с помощью реализации этих соглашений и возможного возобновления риторики по Крыму. Киев настаивает на подключении администрации Байдена к Крымской платформе.  Я не знаю, подключатся ли они, учитывая, что в этой истории как раз у них самих «рыло в пушку», им не хочется очень сильно к ней возвращаться, но могут подключиться и это будет чисто церемониальный фактор, не более того. Крымская платформа – это больше внутренняя повестка дня, чем внешняя. Там непонятно, например, в свете последних событий, присоединится ли Китай в качестве наблюдателя. А если эта платформа будет состоять из Литвы, Албании, Хорватии и Северной Македонии,  то это будет не очень он будет презентабельно.  Чтобы  платформа что-то представляла  из себя необходимо участие в ней  Британии,  Китая,  Франции, Германии. 

Проблема номер два — это перезагрузка политического поля Украины, потому что в нынешней ситуации делать ставку на тех людей, с которыми работала администрация Барака Обамы становится токсично. Очевидно, что самым ожидаемым сегодня последствием будет удар по всем, кто в Украине ставил на Трампа или просто помогал разоблачать деяния Демпартии в Украине. Санкционное давление, вероятно, будет продолжаться. Последней по хронологии попыткой привлечь внимание к деятельности  Байдена в Украине стали  «пленки Деркача». Когда накал предвыборной борьбы в США достиг наивысшей точки, в сентябре 2020 года  против Деркача ввели американские санкции. 

Безусловно, усилится давление на украинские власти по трудоустройству на высокие должности «соросят», которые всегда опекались  демократами. То есть это  Алексей Гончарук (недавно ездившего в США на «смотрины»), Рябошапка, Шабунин, Сергей Лещенко и других. Хотя я думаю, что они – промежуточный вариант. По Cытнику  у Байдена тоже есть определенные вопросы. Сытника содержит G7, но это не тождественно США, поэтому Сытник может и «вылететь»  в марте месяце. Сейчас должны избрать нового главу САП – там конкурс идет, и после этого сразу станет актуальным кейс Сытника. И  далеко не факт, что на эту позицию  придет лояльная «соросятам» фигура.

Третья проблема — возобновление битвы за украинские  госмонополии и рынок углеводорода.  Госмонополии – это понятно. Рынок углеводорода – я думаю, тоже понятно. Это все, что связано с «Нафтогазом», связано с добычей газа здесь, учитывая, что «Северный поток-2» будет построен. Американцы попытаются сохранить в той или иной степени нашу ГТС для того, чтобы иметь возможность хотя бы косвенно, но влиять на рынок углеводородов в Европе.

Команда демократов ужесточит  контроль за экономической и политической элитой. Но Украина рассматривается ими только как инструмент:  инструмент давления на Европу и инструмент давления на Россию. Пока только в этом контексте будут проходить реальные, а не медийные шаги новой администрации Байдена. Контролировать элиту будут с помощью денег,  в первую очередь. Потом будет  поддержка Украины на тех или иных международных платформах. Будет работа с местными элитами.  Как мы понимаем, введение санкций, в том числе, персональных, финансовых – не понравится ни одному из наших олигархов. Надо какое-то время, чтобы  диверсифицировать риски, а этого времени у них не так и много. Пока будут оставаться вот эти «ниточки», за них можно будет дергать. Думаю, будет определенное  сопротивление украинской элиты. Даже проявляя максимальную лояльность американцам по вопросам внешней политики, Донбасса и отношений с Россией, наша элита не хочет,  чтобы прямые ставленники Запада («соросята») рулили во внутренней политике, в силовых структурах и в экономике. Тем более что условия кредитов МВФ все более антисоциальные и не совместимы с планами властей на переизбрание.  Но если говорить в целом об  управлении Украиной со стороны США, то мы сейчас  не в приоритете, как минимум до лета.  

Экономическая поддержка Украины продолжится. Байден дал команду немного смягчить условия получения кредита МВФ, посмотрим, что из этого получится. По логике вещей, они вот-вот уже должны были договориться, но, как видим, пока договоренностей нет. Плюс,  в бюджете они заложили более 400  млн на помощь Украине – они планируют выдать в этом году под каким-то предлогом, например, на «борьбу с бедностью»,  на «вакцинацию», на «реформы».

Я думаю, в общем и целом при новом/старом Байдене  концептуально у нас ничего не поменяется.  Влияние США на Украину будет ослабевать и замещаться другими игроками – Британией,  Турцией, Китаем. С Китаем,  несмотря на то, что сейчас у нас не самые лучшие взаимоотношения, но, как говорится,  «еще не вечер». Просто американцы ничего концептуально нового предложить не могут. Они же идеократы, у них идея доминирует над реальностью. Вдобавок, они очень сильно зависят сейчас от ситуации с «Big Tech» компаниями. 

Наиболее вероятно, что вопрос веры станет следующей темой, которой займется власть. В этом направлении уже было предпринято несколько важных шагов. Это и приглашение Вселенского патриарха Варфоломея в Украину, и продолжающиеся захваты храмов на Западной Украине, и продвижение закона о принудительном переименовании УПЦ.  

Весь проект ПЦУ очень принципиальный для идеократов. В принципе, он еще продвигался и при Обаме, и при Трампе, правда,  тот не смог ничего сделать, только немного «отретушировать». Эта тема будет  продвигаться, по крайней мере,  попробуют перезагрузить и дать второе дыхание проекту ПЦУ. Но получится  ли — это вопрос. Еще в 2018 году были приняты так называемые «антицерковные законопроекты», направленные на то, чтобы перекроить религиозный ландшафт Украины в пользу новосозданной ПЦУ за счет Украинской Православной Церкви. В частности, одним из самых главных репрессивных инструментов против УПЦ должен был стать закон о ее принудительном переименовании. На определенное время этот закон был «заморожен»  Киевским окружным судом, решение которого впоследствии было оставлено в силе еще двумя судебными инстанциями, включая Верховный суд Украины. Минкульт проиграл обе свои апелляции. Судя по недавним заявлениям правительственных чиновников – вице-премьера Алексея Резникова и главы отдела по делам религий при секретариате Кабмина Андрея Юраша – власти снова пытаются реанимировать этот закон. Но сделать это возможно только путем давления на судебную систему Украины.

Новым властям так и не удалось (или на то не было политической воли) установить межконфессиональный мир в стране. А те силы, которые провоцировали конфликты предыдущие пять  лет, ощущая свою безнаказанность, снова берутся за старое. 

При этом, за год изменилась политическая конъюнктура. Ходят слухи,  что хотят забрать Лавру. Уверен, это только слухи. Потом,  мне кажется, что в церковной проблеме  все может закончиться какими-то половинчатыми решениями. Например, попытаться передать в собственность ПЦУ еще пару значимых мест, но не более того, не Лавру.  Это сейчас «соросята»  бегут реинкарнировать закон о переименовании Церкви, возобновить соответствующее подразделение в Министерстве культуры и т.д. Нужно учитывать, что в этом плане очень сложная внутриполитическая ситуация в самой Украине. Не решен кейс Филарета, потом,  каноническая Церковь выстояла при Порошенко, когда было гораздо сложнее. Да,  Байден всегда симпатизировал Константинопольскому патриархату. И не только Байден, и все вот это направление «по религии»  в Госдепе  —  оно было твердо за Варфоломея. Но в политике хотеть и сделать – это не всегда тождественное понятие. Какое-то время Байдену будет совсем не до Украины. Будут импульсы, а если правильно провести политику, то импульсы можно погасить.

 Байден – это карма Америки. У них слишком много внутренних и  внешних проблем. Первая речь Байдена хорошо это продемонстрировала.  Он поставил те вопросы, решить которые в практической плоскости, учитывая нынешний геополитический статус США и реальную диспозицию в мире, будет крайне сложно. Демократы – они же идеократы,  они хотят вернуть нулевые, максимум – десятые года, но это нереально. Это с одной стороны. С другой стороны, на них очень сильно давит «Big Tech», который фактически, привел их к власти. Компании  Google, Amazon, Facebook, за которыми стоят мощнейшие инвестиционные фонды, и которые требуют глобальной мировой перезагрузки, о чем говорили недавно на Давосском форуме. Сама же речь Байдена положила начало, фактически, формированию «антибайденовской коалиции».  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here