На политическом безрыбье Украины начинается поиск рыбозаменителя. Рейтинги Владимира Зеленского заметно снизились – что вполне предсказуемо и объективно. Рейтинги его политических оппонентов не растут: и Порошенко, и Бойко, и Тимошенко остаются примерно на том же уровне, что и два года тому назад. Голоса бывших сторонников Зеленского уходят «в никуда». Новые политики на горизонте не появляются. Разговоры о том, что может появиться некий «супергерой» из числа мэров крупных городов, так и остаются разговорами – ни Филатов, ни Буряк, ни Кличко, ни Труханов, ни Павлов, ни Садовой на эту роль не тянут. «Вторая лига» слишком уныла и бесперспективна. И именно на этом фоне заговорили о возможном электоральном взлете спикера Верховной Рады Дмитрия Разумкова. 

Разумкова выталкивают в активную политику с того самого момента, когда он возглавил Верховную Раду. В декабре 2019 года, всего лишь спустя три месяца после избрания Дмитрия Александровича спикером парламента, заговорили о наличии конфликта между ним и президентом Владимиром Зеленским. Хотя скорее следует предположить, что это был конфликт между Разумковым и Офисом президента (сначала Андрей Богдан, а потом Андрей Ермак в силу своей должности мечтали сделать парламент более управляемым, а для этого был необходим послушный и несамостоятельный спикер). Степень персонального конфликта с президентом была сильно преувеличено – она существовала ровно настолько, насколько Владимир Александрович относится с большим недоверием к любому из членов команды. Но позже Разумков начал демонстрировать самостоятельность.

Если ранее Зеленскому пытались вложить в уши то, что Разумков затягивает принятие законодательства о земле (а Зеленский мечтал, чтобы закон был принят до нового 2020 года), то позже Разумков совершил несколько шагов, которые позволили говорить о его попытках занять собственную политическую нишу. В частности, речь идет об особой позиции Разумкова в кризисе вокруг Конституционного суда в конце 2020 года, а также об отказе голосовать за санкции против Тараса Козака и закрытие трех медведчуковских каналах. В парламенте даже заговорили о неких тайных договоренностях между Разумковым и ОПЗЖ, что сами представители Оппоплатформы не особо скрывали (один из парламентариев на мой вопрос относительно слабой, более чем символической  блокировки парламентской трибуны, сказал: «Ну мы же не могли подставлять Разумкова, он наш тактический союзник»). Хотя по своей природе Разумков, скорее всего, договорился о подобных тактических союзах с большинством парламентских сил, при этом выдавая эти «союзы» за эксклюзив.

В околополитической тусовке появилась информация (пока не подтвержденная) о том, что Разумков уже начал формировать свою политическую силу, однако не объявил об этом публично. По непроверенной информации, именно интересы Разумкова будут присутствовать в партии «Национальная платформа», которую не так давно создала политтехнолог Екатерина Одарченко (Sic Group Ukraine). По крайней мере, ряд представителей политики и бизнеса уже начали – на всякий случай – вести переговоры с этой политической силой, в надежде на то, что в скором времени эта партия станет «партией спикера». 

Социологи «меряют» Разумкова уже довольно давно, неизменно указывая на то, что положительный баланс доверия-недоверия у него является одним из наиболее высоких в стране. Одновременно, правда, они же указывали на то, что у Разумкова а) низкая узнаваемость и б) он пока не воспринимается как самостоятельная фигура. Только. Последнее время избиратели стали постепенно отделять Разумкова от команды Зеленского и воспринимать как самостоятельного политика, о чем свидетельствую данные нескольких социологических групп. Показ ролика с участием Разумкова «Начинаем работать» вызвал бурю эмоций и споров – многие расценили этот ролик как старт собственной политической кампании спикера, хотя на самом деле был посвящен открытию новой сессии Верховной Рады. 

Одновременно в телеграм-каналы вбросили информацию о том, что Зеленский рассматривает вопрос замены Разумкова на нынешнего первого вице-спикера Руслана Стефанчука. Хотя представить себе, что в нынешних условиях эта комбинация возможна, попросту нереально. 

Существует несколько положительных моментов, характеризующих Дмитрия Разумкова. 

Во-первых, для околополитической тусовки не последнюю роль играет его происхождение. Сын легендарного Александра Разумкова, первого помощника Леонида Кучмы и одного из создателей нынешней политической систем Украины. Значительная часть политиков в и представителей бизнес-среды обязаны своим взлетом именно Разумкову-старшему. Многие представители старой гвардии (времен Леонида Кучмы) охотно делятся опытом и дают советы Дмитрию Разумкову. 

Во-вторых, собственный политический опыт. У Дмитрия Александровича за плечами – работа в партии «Сильная Украина» Сергея Тигипко (не на первых ролях, но полевую работу он знает очень хорошо). Также он сформировался как политолог и человек с собственным мышлением. В 2019 году работал одним из политтехнологов кампании Владимира Зеленского, а на первых порах выполнял функцию «говорящей головы» (поскольку у остальных членов команды Зеленского не было соответствующего политического опыта). 

В-третьих, личные качества (выдержка, спокойствие, интравертность) многих привлекают: Разумков умеет создать видимость «спокойной силы» (характерной и для его отца), а также всем видом он как бы дает посыл: «Вы не все знаете. Придет время, и я скажу, что думаю по этому поводу». То есть, Разумков сознательно или несознательно выдерживает интригу. Впрочем, Владимир Зеленский на протяжении всего 2018 года тоже выдерживал интригу.

В-четвертых, существует особый политический сегмент, который сегодня не заполнен лидерами: это люди, которые разочаровались в проекте «Слуга народа» и во Владимире Зеленском, но при этом не нашли нового кумира, которым могли бы очароваться. Именно на эту нишу мог бы – теоретически – рассчитывать Разумков, но пока (увы!) его электоральный рейтинг довольно низкий.

В чем же причина? 

Повторюсь: он пока не воспринимается как самостоятельная политическая фигура. Точнее, воспринимается, но только узкой группой лиц, которые готовы видеть звезду первой величины в любом более-менее ярком персонаже (сегодня меня убеждают в будущем президентстве Разумкова те, что еще пять лет тому назад убеждали в триумфальном восхождении на самую вершину украинского политического Олимпа Нади Савченко, а три года тому назад – Святослава Вакарчука).

У Разумкова слабая ресурсная основа. И речь идет не только и не столько о деньгах (на политические проекты представители бизнеса тратят много и охотно, если видят в политике перспективу). Речь идет о команде, о медиа, о связях с зарубежом (не секрет, что утверждение высших должностных лиц в Украине происходит за ее пределами). Пока Разумков остается «интересным политиком», к которому «нужно присматриваться» (хотя бы по той причине, что в случае, если президент не сможет исполнять свои обязанности, то по Конституции его временным преемником станет именно спикер). 

С каждым днем у Разумкова растет количество открытых врагов (хотя сам он вроде бы человек малоконфликтный). И каждая публикация социологических данных, свидетельствующих о росте рейтингов Разумкова, будет увеличивать и его риски, а также количество этих самых врагов и недоброжелателей. Причем не только в окружении президента, но и в среде те, кого он сегодня считает своими политическими союзниками.

Еще один фактор: кресло спикера – не наилучший трамплин на президентский пост. Низкий рейтинг доверия к парламенту как к институту власти среди простых граждан автоматически подрывает доверие и к спикеру как к олицетворению этого института. Попытки других спикеров стартовать в президентское кресло за тридцать лет независимости ни разу не увенчались успехом.

У Разумкова довольно слабая «история побед». Народу необходимо показать готовые «подвиги Геракла», а не говорить о том, что объем бицепсов и физические возможности Геракла позволят ему в будущем совершить эти самые подвиги. Кравчук в 1991-м показал гражданам готовность управлять независимым государством, поскольку два перед этим года демонстрировал умение лавировать в сложных ситуациях и вести диалоги на равных с Горбачевым. Кучма демонстрировал успех возглавляемого им предприятия в условиях экономического кризиса, а также объединял вокруг себя «красных директоров». Ющенко был успешным банкиром мирового уровня. Янукович стал олицетворением успешной команды (бизнесмены и управленцы), которая пыталась трансформировать региональный опыт в общестрановой. Порошенко до того, как стать президентом, построил спешный бизнес и несколько раз приходил в исполнительную власть. Зеленский тоже построил успешный бизнес – то есть, имел за спиной опыт конструктивного созидания. У Разумкова этого опыта нет. Нечего предъявить избирателям. Это существенный минус.

Разумков – пример довольно скучного политика. Он был бы идеальным политиком где-нибудь в Бельгии, Австрии или Нидерландах, где избиратели ценят смыслы, а не форму. В Украине политик должен быть «прикольным». Ему могут простить многое, только бы он действовал нестандартно. Разумков точно не вписывается в этот образ.

По большому счету, сегодняшний Разумков – это тот же Владимир Литвин, но более молодой: умный, понимающий все хитросплетения политических интриг, но при этом страшно далекий от народа. В 2005 году у Литвина и его политической силы рейтинг составлял 12,5% и это давало повод говорить и о «третьей силе», и о президентском потенциале Владимира Михайловича. Но это все длилось до тех пор, пока он сидел в кресле спикера и стоял «над схваткой». Как только он вышел на электоральное поле, его рейтинги сразу же упали более чем в три раза, а его политический проект не попал в парламент. Просто Литвина начали бить со всех сторон, припомнив ему все существующие и несуществующие грехи: компартийное прошлое, политическую связь с Кучмой, работу на Россию и олигархов. 

У Разумкова проблема состоит еще и в том, что он не был «под обстрелами» и не нюхал политического пороха. Интриги в Раде и в «Печерском треугольнике» – это не порох. Это так себе – скорее кокаин. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here