Президент Молдовы Майя Санду совершила свой первый зарубежный визит в Украину, пообещав новый уровень партнерства между странами. Эксперты отмечают символический характер первого визита Санду, но расходятся во мнении о том, чего тут больше: реальной перезагрузки отношений с Киевом или политического пиара.

Ряд политологов полагает ее визит началом нового этапа двустороннего сотрудничества и совместных европейских устремлений двух государств. В региональном измерении это может означать новые усилия по решению приднестровской проблемы, а также привлечение Молдовы в Крымскую платформу. Другие аналитики выражают свой скепсис относительно возможности прорыва в отношениях Киева и Кишинева. Они считают, что об этом можно будет говорить только тогда, когда нынешняя президент Молдовы продержится на своем посту хотя бы год и преодолеет сопротивление парламента.

Украинская пресса не слишком широко освещала визит Майи Санду, поскольку из-за начавшегося в стране очередного локдауна журналистов не пустили на подписание двусторонних документов и заявлений президентов.

Президенты Украины и Молдовы во время встречи в Киеве обсудили темы, важные для двустороннего сотрудничества. Обсудили и достигли взаимопонимания по поводу взаимной поддержки в вопросах региональной безопасности. Между двумя столицами появится новая полноценная магистраль, включая новый мост через Днестр. Детально обсудили вопросы Днестровского гидроузла и весь комплекс сопутствующих аспектов, включая экологический, и вопросы собственности и демаркации соответствующих участков границы.

В тексте совместного заявления двух президентов упоминается стремление к укреплению взаимодействия с партнерами в Юго-Восточной Европе и на Черном море. Среди других важных договоренностей — планы увеличить объемы хранения природного газа Молдовы в украинских подземных хранилищах, проект транзита европейского газа через Молдову в Украину и восстановление электроснабжения в Молдову и транзита электроэнергии из Украины в Румынию через Молдову.

О чем говорили и договорились президенты Украины и Молдовы, в контексте какого геополитического ландшафта происходила встреча – комментируют Лев Бондаренко, директор Фонда «Украинская политика», аналитик, журналист и Алексей Якубин, политолог, кандидат политических наук

Лев Бондаренко, директор Фонда «Украинская политика», аналитик, журналист

Визит новоизбранного президента Молдовы Майи Санду в Украину был анонсирован практически сразу после второго тура президентских выборов, которые состоялись 15 ноября. Тогда же начали обсуждать главные вопросы, которые будут подыматься во время встречи с Зеленским. Среди таких обозначали Приднестровье, экономические отношения, а также обсуждение возможной координации действий в отношении России.

Стоит отметить, что Санду воспринимается многими как сугубо прозападный политик, координирующий свои действия с Бухарестом и Брюсселем, при этом находясь в абсолютной конфронтации с Москвой. Собственно, подобное амплуа и помогло создать ей образ, позволяющий выступить полным противовесом в отношении экс-президента Игоря Додона – пророссийского политика, который, согласно расследованию некоторых СМИ (откровенно прозападных), согласовывал даже тексты своих официальных выступлений с Москвой.

Несмотря на то, что большинством украинских СМИ, визит Майи Санду в Украину рассматривается как очередная встреча лидеров двух государств, во время которой обсуждаются довольно тривиальные вещи, на самом деле он может носить более стратегический и долгоиграющий характер — как для самой Молдовы, так и для Украины. В первую очередь это вызвано наличием множества точек соприкосновения, сотрудничество в которых может быть взаимовыгодным. Собственно, стоит отметить, что много общего есть и у Зеленского с Санду.

Во-первых, как и в свое время Зеленский, Санду смогла полностью сломать устоявшуюся систему электоральных предпочтений большинства населения страны, а также мобилизовала те группы избирателей, которые обычно проявляют пассивность в отношении избирательного процесса: молодежь, а также люди с высоким уровнем доходов и образования. Более того, значительную часть голосов Санду получила благодаря поддержке трудовых мигрантов, проявивших аномальную активность на избирательных участках за пределами страны (важно учитывать, что по разным данным около 45% населения Молдовы являются трудовыми мигрантами и постоянно проживают за пределами страны).

Во-вторых, как и в Украине, после президентских выборов в Молдове образовалась довольно сильная оппозиция, возглавляемая экс-президентом Додоном и его партией социалистов Республики Молдова. В нескольких регионах Додон все же получил большинство голосов, а в Приднестровье, где проголосовали около 31 тысячи избирателей, его поддержка составила 74%.

Своими действиями и заявлениями после проигрыша на выборах Додон дал понять, что не собирается уходить из большой политики и планирует развернуть довольно активную оппозиционную деятельность. Несмотря на потерю прежнего влияния, экс-президент Молдовы все же успел сделать несколько шагов, которые смогут принести ему дополнительные баллы во время нахождения в оппозиционном лагере. К примеру, 3 декабря парламент принял закон, который вывел из-под контроля президента спецслужбы Молдовы. При этом, весьма показательными стали попытки Санду собрать своих сторонников на акции протеста, которые так и не получили дальнейшего развития.

В то же время, не стоит забывать и о том, что партия социалистов Республики Молдова располагает 37 мандатами и креслом спикера в парламенте Молдовы. Конечно, это не монобольшинство, но условную коалицию им помогает сформировать партия бизнесмена Илана Шора, а также неприсоединившиеся депутаты, вместе насчитывающие 56 мандатов из 101-го. Более того, социалисты имеют самое большое представительство на уровне местного самоуправления.

В то же время, сам Игорь Додон является довольно молодым и амбициозным политиком. В феврале ему исполнится 46 лет. Для сравнения, он на три года младше Санду. Так что списывать его со счетов, как представителя условной «старой гвардии» еще рано.

В-третьих, как уже становится ясно – Санду попытается распустить парламент, как в свою очередь это сделал Зеленский. Упорные слухи касательно этого ходят уже не первую неделю. Но в данном случае есть и кардинальные различия между Украиной и Молдовой. Последняя, согласно действующей конституции, является парламентско-президентской республикой, соответственно – обязанности президента довольно ограничены. При этом, среди возможным вариантов для роспуска, не нарушающих конституционные нормы, называют два наиболее вероятные: либо в течение 90 дней не будет сформировано новое правительство, либо в течение того же срока депутаты не примут ни одного решения.

В-четвертых, некоторые действия Санду могут говорить о том, что она, как и Зеленский, планирует выстраивать конструктивные отношения с местными олигархами. 1 декабря Санду встретилась с лидером Демократической партии Молдовы, тесно связанной с беглым олигархом Владом Плахотнюком, Павлом Филипом. Ранее Санду активно критиковала Филипа – в то время, когда он был премьер-министром – и обвиняла в коррупции. Сейчас же многие эксперты заговорили о новом политическом союзе между Санду и Филипом (то есть, Плахотнюком). В официальном пресс-релизе указано, что «лидер ДПМ Павел Филип заверил лидера PAS, что ДПМ остается надежным партнером, на которого можно рассчитывать в строительстве современного европейского государства, а также во всех проектах и ​​реформах, которые принесут пользу гражданам и ускорит европейский курс страны».

Спустя некоторое время Илан Шор — бизнесмен и лидер партии «Шор» — прокомментировал данную встречу, назвав подобный союз довольно логичным, поскольку именно благодаря Филипу Санду смогла возглавить оппозиционные движения и довольно быстро построить успешную политическую карьеру.

В-пятых, еще одним «подарком» Санду от Додона стала проголосованная 17 декабря отмена ограничения для трансляции российского телевидения. Тем же решением, русский язык уровняли в статусе с румынским – то есть на законодательном уровне обязали молдавских чиновников знать русский и использовать его в официальном общении с русскоязычным населением. Такое решение не является критическим для Санду, но попытка его отмены может повлечь за собой довольно серьезные последствия, влияющие на протестные настроения значительной части населения. Таким образом, можно сказать, что и для Молдовы вопрос русского языка стал еще одним камнем преткновения.

Возвращаясь к визиту Санду в Украину, не стоит зацикливаться на официальных заявлениях, прозвучавших по итогам встречи с Зеленским. Безусловно, договоренности касательно поставок энергоресурсов являются довольно важной темой, собственно, как и развитие транзитных путей и постройка новых дорог, соединяющих два государства. Хотя и в настоящее время добраться с Киева в Кишинев можно за 7-8 часов, правда маршрут лежит через Приднестровье, но с учетом пустых границ пересечение двух дополнительных КПП не требует много времени.

По итогам встречи глав двух государств, в первую очередь стоит обратить внимание на два ключевых вопроса: Приднестровье, а также дальнейшее сотрудничество Украины и Молдовы и возможное совместное участие в международных альянсах. Собственно, скорее все именно эти темы и стали главными для обсуждения в закрытом формате.

Не стоит забывать, что еще во время предвыборной кампании Санду неоднократно поднимала вопрос Приднестровья, а также заявляла о необходимости вывода российских войск с данной территории.

В настоящее время там дислоцируются два воинских контингента. Один из них – российская миротворческая миссия (около 400 военных), находящаяся на территории Приднестровья в соответствии с российско-молдавским соглашением от 21 июля 1992 года. Также стоит учесть оперативную группу примерно из 1400 российских военнослужащих. Группа была создана 1 июля 1995 года на базе бывшей 14-й армии, дислоцированной в Приднестровье, с миссией защищать склады боеприпасов, которые Россия должна была эвакуировать в соответствии с обязательствами, принятыми на Стамбульском саммите ОБСЕ в 1999 году. Именно эту группу недавно призвала отозвать Майя Санду.

Собственно, поэтому и не совсем понятна реакция России, ведь Санду фактически повторила то, что и так обсуждается на всех международных встречах, посвященных данному вопросу. Более того, летом 2019 года состоялся последний визит министра обороны РФ в Приднестровье, во время которого также поднимался данный вопрос.

Более важным, с точки зрения России, может казаться усиление влияния на Приднестровье со стороны украинских олигархов, которые за последнее время значительно усилили свое влияние на крупнейший местный холдинг «Шериф». По некоторым данным, большинство крупных бизнесменов, в том числе и президент Приднестровя Вадим Красносельский, имеют украинское гражданство и предпочитают проводить большую часть времени в Украине или странах ЕС. А учитывая, что основная связь с непризнанной республикой осуществляется через аэропорт Кишинева, то можно предположить, что и молдавские власти не брезгуют связями с Приднестровьем.

С этой точки зрения можно предположить, что для России, сохранение контроля, как над Приднестровьем, так и в Молдове, видится через возобновление конфликта.

В этом ключе, договоренности между Санду и Зеленским могут касаться продолжения политико-дипломатического давления на непризнанную республику, а также транспортной блокады, которая является эффективным рычагом воздействия на экономику Приднестровья.

Если говорить о возможных совместных действиях Украины и Молдовы на международной арене, необходимо вспомнить еще один момент, также ставший общим для двух государств. После запуска Россией нового газопровода «Турецкий поток», Молдова и Украина перестали получать доходы от транзита газа через старый газопровод, проходящий через территорию двух стран. По предварительным оценкам, экономические потери для Кишинева составляют около 60 миллионов долларов ежегодно. В то же время, не стоит забывать о том, что из Румынии в Молдову достраивается новый газопровод, который сможет еще больше усилить экономические отношения двух государств.

В то же время, стоит обратить внимание на повышенный интерес, как к Украине, так и к Молдове со стороны Турции. Учитывая активные слухи о создании почвы для построения новой оси — Лондон-Анкара, в которую потенциально могут войти многие государства Северной Европы, попытки консолидации Санду и Зеленского выглядят довольно логично.

Важно отметить, что в октябре 2020 года Зеленский посетил с официальным визитом Анкару, где провел довольно продуктивные переговоры с Эрдоганом, вследствие чего было подписано военное соглашение, позволяющее расширить возможности для двухстороннего сотрудничества.

Также, еще в октябре 2018 года Реджеп Тайип Эрдоган посетил Молдову с двухдневным рабочим визитом. Примечательно, что он встретился с обеими группами влияния в молдавской политике – и с президентом Игорем Додоном, и с противостоящим ему премьер-министром Павлом Филипом (одним из нынешних политических союзников Санду). Во время визита Эрдоган особо акцентировал внимание на важности развития турецко-молдавских отношений.

Более того, в одном из своих публичных выступлений Эрдоган высказался за пересмотр всей системы международных договоров после Кючук-Кайнарджийского мира 1772 года, по которому Турция потеряла Крым и Северное Причерноморье.

С другой стороны, еще в прошлом году многие СМИ активно обсуждали информацию о повышенном интересе семьи Ротшильдов к некоторым инфраструктурным объектам в Молдове и Украине. Более того, в августе 2020 года появилась официальная информация о покупке подконтрольными Натаниелю Ротшильду компаниями аэропорта Кишинева. Также, в украинских СМИ активно распространяется информация об интересах Ротшильда к украинской газотранспортной системе.

В подобном случае, стремление поиска новых точек соприкосновения между Киевом и Кишиневом выглядят вполне логичным. Если подобные геополитические планы действительно будут реализованы, можно предположить, что встречи Зеленского и Санду примут регулярный характер, а экономические и политические отношения между двумя государствами выйдут на абсолютно другой уровень.

Алексей Якубин, политолог, кандидат политических наук

якубин фотоВ Румынии есть часть политиков, которые поддерживают концепцию так называемой «Большой Румынии», которая рассматривает Молдову как часть своей территории. Более того, румынские политики неоднократно принимали участие в политической жизни Молдовы. Если говорить о Майе Санду, насколько я знаю, она имеет также и румынский паспорт. Еще до президентских выборов поддержку кандидату от проевропейской партии «Действие и солидарность» Майе Санду открыто оказывали Румыния, гражданством которой она обладает, партия ХДС канцлера Германии Ангелы Меркель, Европейская народная партия, а также посольство США. После победы Санду в ноябре 2020 года над Игорем Додоном и социалистами американский посол в Кишиневе Дерек Хоган уже не скрывал своего влияния на внутреннюю политику РМ, после чего не осталось сомнений в том, что новый молдавский лидер — его креатура. В общем, своим визитом в украинскую столицу и антироссийской риторикой Майя Санду сделала определенный посыл европейским партнерам.

При этом, если говорить о перспективах вхождения Молдовы в ЕС, мне кажется, в самой Молдове сейчас уже нет такой тенденции — «Ура, Румыния!». За последние годы сформировалось ощущение среди населения и среди части политических групп, что Молдова может быть и просто Молдовой, необязательно она должна «румынизироваться» и превращаться в часть Румынии. Она может быть сама по себе, развиваться сама и иметь собственную идентичность.

Конечно, есть еще фактор, который влияет со стороны Румынии – это фактор Европейского Союза. Пока что не было прецедентов, когда страны Евросоюза могли присоединять к себе какие-то территории, например, анклавы или аннексия территории. Я не думаю, что, на самом деле, Румынии позволит это сделать Европейский союз. Я думаю, возможно, кто-то в Молдове и думает о том, что это такой способ: с «заднего двора» войти в ЕС. То есть, не страной войти в ЕС, а присоединиться к Румынии и потом войти в ЕС. Но опять-таки, Румыния и Болгария относятся к тем странам Евросоюза, их называют там «новые страны» Восточной Европы, которые, мягко говоря, на данный момент не обладают большим весом. Это даже не Венгрия и не Польша. В Европейском союзе они, скорее всего, во многом являются дотационными странами. Например, Бухарест часто движется в фарватере европейской политики, т.е. он не может себе позволить того, что иногда позволяют себе Варшава или Будапешт.

С 1992 года территория Приднестровья не контролируется Кишиневом. Действительно, многие политэксперты сразу предположили, что после победы на выборах Санду, она будет призывать к выводу российских миротворцев. Да, публично Санду делала некие заявления по этой теме, но насколько эти заявления будут превращаться в реальную политику – это вопрос. То, что она использовала эту риторику – это «до». А даже по ее визиту сейчас в Киев, мы видим, что эта тема публично не выносится, потому что было ожидание, что тема вывода российского контингента будет обсуждаться с Зеленским. Сейчас мы видим, что все обтекаемо: о Приднестровье говорили в контексте территориальной целостности, в контексте борьбе с контрабандой. Почему так? Я думаю, с одной стороны, Санду говорит о выводе российских войск, миротворцев. С другой стороны, если мы представим себе ситуацию, что они оттуда уйдут – что будет с территорией…

Между Санду и Додоном разница была 200 тысяч с небольшим голосов — как раз жители Приднестровья. Чисто электорально, возможно, Санду не очень выгодно присоединение Приднестровья к Молдове. Возьмем Зону свободной торговли ЕС, у Молдовы есть договор Зоны свободной торговли, похожий на украинский. Но там отдельным протоколом прописано, как торгует Приднестровье. Приднестровье так же поставляет в ЕС некоторые промышленные товары, например, цемент и т.д. Это самая промышленно развитая часть Молдовы, вся остальная Молдова поставляет аграрную продукцию.

Официальный Киев, от имени главы МИД заявлял, что у Украины и Молдовы одинаковые взгляды на урегулирование Приднестровского конфликта. Скорее всего, это прозвучало по поводу вывода российских войск, российских миротворцев. Украина является одной из участников переговорных групп с Приднестровьем. Тут есть нюанс, если бы мы имели собственную успешную историю, то, я думаю, позиция Украины по Приднестровью выглядела бы более сильно. И тут есть важный фактор — события в Нагорном Карабахе. Мне кажется, это очень отрезвляюще. Ситуация связана с милитарным компонентом, потому что и в Украине, и в Молдове следили за ситуацией с Нагорным Карабахом.

Санду ранее много говорила о ситуации Приднестровье, но тут есть нюансы: она говорила о Приднестровье в большей мере с расчетом на избирательную кампанию в парламент, я уверен, что ее риторика связана именно с будущими выборами.

Если говорить о Приднестровье, то эта территория уже встроена в экономическую систему Молдовы. Более того, можно вспомнить различные ситуации, когда Тирасполь, например, хотел провести какие-то важные мероприятия — у них были случаи, когда они поднимали флаг Молдовы, проводили, к примеру, спортивные мероприятия, потом снимали флаг и поднимали флаг Приднестровья. Также можно спокойно переезжать из Приднестровья в Молдову, там нет жесткой эскалации, это не Донбасс.

Есть еще один нюанс: в Молдове десятки тысяч граждан с российским паспортом. Это важный нюанс, потому что это будет влиять на то, как будет вести себя Российская Федерация. По истории с Нагорным Карабахом мы видим, что Россия усилила свой миротворческий контингент на Кавказе.

Эта вялотекущая ситуация устраивает большинство геополитических игроков, а уж ЕС – безусловно. Тут вопрос, на кого ориентируется в большей мере Санду – на ЕС или на США, но ЕС эта ситуация устраивает. Чем меньше на границах конфликтов прилегающих стран – тем лучше. Это означает, что не будет беженцев. В интересах России в данном случае – это то, что Приднестровье не стало дополнительной картой в торгах по Донбассу. Сейчас от Санду, от ее политситы нет никаких агрессивных заявлений по поводу Приднестровья, по поводу РФ. Я думаю, это отчасти связано с тем «полутупиком», который у нас сейчас есть по Донбассу.

У Европы есть одна большая проблема — на границах Европы может увеличиться количество территорий с неопределенным статусом. Если мы берем Донбасс и неподконтрольные территории, если мы берем часть территорий Грузии, Приднестровье, то на самом деле на этих территориях уже живут миллионы людей. Рано или поздно нужно будет что-то с этим делать. Это не 10 тысяч человек, это действительно миллионы людей. Очевидно, эти территории играют свою роль в различных трафиках, в том числе не всегда легальных. И ЕС придется что-то с этим делать. Пока они пытаются это все свалить на будущее, но решения принимать придется.

В Украине Майя Санду в последний раз была в июле 2019 года, в качестве премьера Молдовы. Тогда она общалась с Зеленским как с новоизбранным президентом Украины. Беседа Санду и Зеленского, проходившая в 2019 году, касалась, в частности, преступных связей экс-президента Украины Петра Порошенко с бывшим олигархом Владимиром Плахотнюком. Санду и до встречи с Зеленским заявляла, что давний друг Плахотнюка Порошенко соучаствует в контрабанде и коррупционных схемах Плахотнюка в Приднестровье. Санду еще в 2019 году сказала, что они (молдавская сторона) ожидает, что киевская власть будет содействовать ликвидации схем Плахотнюка – Порошенко. Она также тогда указывала, что тогдашний президент Молдовы Игорь Додон — протеже Плахотнюка, разошедшийся со своим патроном исключительно из-за личных непомерных амбиций. Поэтому, думаю, разговор о Порошенко и Плахотнюке мог быть, это могла быть одна из тем обсуждения между Санду и Зеленским. Учитывая тот факт, что связи между Порошенко и Плахотнюком, действительно, были. Более того, важный нюанс есть по поводу Плахотнюка: его изгнание из Молдовы – совместная договоренность России, США, ЕС.

Также помним, что был скандал с исчезновением миллиарда долларов, это одна из самых резонансных тем Молдовы, когда просто исчез миллиард долларов из банка. Учитывая масштабы Молдовы, насколько я понимаю – кредитных средств, которые брала Молдова, был просто переполох, и не только в Молдове. После этого начались расследования. Я так понимаю, Плахотнюк стал разыгрывать несколько сценариев, а в итоге — ничего не удалось. Он – олигарх, он пытался играть со всеми: «дружить» против России, когда было выгодно, или пытался дружить с Россией против ЕС.

Вместе с тем, у Санду есть очень важная проблема – отсутствие в Молдове полноценного правительства, 1 января премьер Ион Кику вместе с министрами здравоохранения, экономики и финансов ушли в отставку. Т.е. вместо того, чтобы заняться внутренними проблемами страны, Санду отправляется в Киев. Хочу напомнить, что и Украина переживает нелегкие времена: у президента конфликт с главой Конституционного суда , увеличение коммунальных тарифов и др. Вот такие обстоятельства встречи.

Санду сейчас пытается разыграть сценарий, чтобы провести досрочные парламентские выборы, потому что в парламенте у нее нет большинства. Цель Санду – усиление собственной позиции в Молдове. Фигура президента в Молдове менее значима, чем фигура премьера. Я так понимаю, Санду хочет использовать фактор Украины, показать, что Украина с ней. Если Игорь Додон играет на факторе России, то Санду старается показать, что с ней Украина и ЕС.

Мне кажется, этот визит выполняет определенные задачи для Зеленского – это попытка показать, что у нас активные международные связи. Для Санду – это попытка усилить собственную позицию в вопросе будущих выборов. Ей нужно постараться сделать все, чтобы выборы произошли, и ей нужно постараться укрепить собственную власть. Президентская власть, мягко говоря, не позволяет ей получить тот контроль, на который она рассчитывала. А для Евросоюза главное — чтобы не было беженцев.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here