В последнее время представители украинской православной Церкви, православные журналисты говорят о том, что межконфессиональные отношения в Украине сложные. В православии произошел раскол. Митрополит Антоний в своей недавней публикации в СМИ констатировал, что всеправославного единства больше не существует. Более того, православный мир столкнулся с новым и очень опасным расколом. Он отметил, что в его основе лежит жажда единоличной власти, а главным инструментом – готовность не считаться с канонами, правдой и совестью в процессе достижения цели. Можно уже говорить о происходящем в мировом Православии кризисе как не о противостоянии между «греческим» и «славянским» мирами, или о сражении за административные церковные границы.

Сейчас на наших глазах создается неполноценная и вредоносная копия мирового Православия, — указывает Митрополит Антоний. В этой параллельной системе естественным и нормальным считаются такие аспекты, как извращение канонов, легализация раскольников, сослужение с лицами, не имеющими действительного рукоположения, попрание соборного формата церковного управления. Все то, что еще совсем недавно казалось немыслимым и невозможным. Фактически происходит большой раскол, который затягивает за собой все больше и больше Поместных Церквей в воронку параллельной настоящему православному миру системы. Именно поэтому суть нынешнего кризиса можно свести к борьбе тех, кто хочет создать свою, удобную и соответствующую собственным интересам версию Православия с теми, кто желает сохранить верность Православию.

Понимает ли руководство тех Церквей, которое уводит прихожан в создаваемое ими «подобие» Православия, что избежать дальнейшего падения не удастся? Понимает ли руководство соответствующих Церквей то, что участие в больших геополитических и политических играх имеет свою цену?

Фонд «Украинская политика» предложил поделиться своим мнением по этим проблемам Руслану Калинчуку, православному миссионеру, религиоведу.

Калиничук фотоДействительно, по словам Митрополита Антоний — митрополит Бориспольский и Броварский, управляющий делами УПЦ — Всеправославного единства больше не существует. Мы становимся свидетелями того, как шантажом, подкупом, через кампании черного пиара происходит давление на Поместные православные церкви, особенно на их предстоятелей. В частности, мы видели это по Кипру, где была организована мощнейшая кампания черного пиара против предстоятеля Кипрской православной церкви — архиепископа Хризостома II. Все это делается с целью склонить Поместные православные церкви, признать беззаконные, неканонические решения патриарха Варфоломея по Украине. Это свидетельствует о том, что кризис в православии углубляется.

Да, сегодня не существует всеправославного единства вокруг того, какой должна быть, какой должна оставаться Церковь. Патриарх Константинопольский Варфоломей, который не раз заявлял, что он лично, и, возглавляемый им патриархат, является хранителем чистоты веры и канонов, теперь заявляет, что эти самые каноны надо изменить. Как минимум те, которые касаются единства и соборности Церкви. Обратим внимание на главный тезис, сказанный главой Фанара о том, что экклезиологию, то есть учение о Церкви надо пересмотреть. Но хочется спросить: а что случилось? Две тысячи лет Церковь жила по правилам и канонам святых апостолов и отцов и вот именно сегодня надо что-то менять.

На самом деле, это — трагично, поскольку мы наблюдаем, что раскол углубляется не только в Украине, а к чему он приводит в Украине – мы уже увидели: антагонизм в обществе, межконфессиональное противостояние. Сложно понимать то, как торгуют в мире правдой. Нужно стоять за правду, все Православные церкви последние 30 лет признавали единственной, канонической православной Церковью в Украине – Украинскую православную церковь. Кипрская церковь стала четвертой, которая отрицает это, поддавшись шантажу и манипуляции.

Мне непонятно, как епископы этих Церквей, предстоятели, этих Церквей, будут сослужить с представителями ПЦУ? Например, Александрийский патриархат. Его основателем был апостол и евангелист Марк. Они напрямую от него ведут свою преемственность. Патриарх Феодор в 2018 году, еще до дарования томоса, приезжал в Одессу, сослужил с митрополитом Онуфрием, признавая его единственным предстоятелем, и через некоторое время признал Сергея Думенко. Как сослужить литургию с тем, кто не имеет апостольской приемственности, вообще не является священником. Как сослужить литургию с человеком, который просто-напросто оделся в какие-то одежды? Насколько же надо не уважать свой собственный священнический, епископский сан.

Проблема с признанием украинских раскольников – это не просто разговор о властных полномочиях – будет ли в Православии свой «Папа», даже, не вопрос соблюдения канонов. Речь идет о том останется ли Православная Церковь соборной или единственным центром принятия решений станет Константинопольский патриарх, останется ли Церковь святой, потому, что добивающийся высшей власти над Церковью патриарх Варфоломей – тоже человек и как всякий человек подвержен греху, останется ли Церковь апостольской, поскольку апостолы и Христос учили совсем другому чем Варфоломей («И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк.9:35)). По сути, те Православные церкви, которые сейчас согласятся с тем, что предлагает Варфоломей, тем самым признают, что будет над ними некий «хозяин», который будет вмешиваться в их повседневные дела. Он будет творить суд над их епископами, над их клириками, будет по своему усмотрению признавать или не признавать их раскольников и тому подобное, соответственно, Православная Церковь перестанет быть сестричеством равных, автокефальных, независимых Церквей, а по образцу Католической превратится в некий институт, объединенный административным центром, а не одной верой в Христа.

Я согласен с митрополитом Антонием, который заявил в интервью издательству «Вести» о том, что мы наблюдаем создание некоего симулякра Православной церкви в мире. Это правда, потому что этот симулякр будет выглядеть как Православная церковь, там будут служить по православному чину литургию, будет похожей одежда, будут строиться храмы подобным образом, но благодати там не будет. Было бы полбеды, если бы Варфоломей пытался навязать только свою власть, чтобы все Православные церкви признали его этаким вариантом «Православного Папы». Сегодня Константинополь пытается извратить не только каноны, но искажает догматику, потому что сегодня фанарские богословы заявляют о том, что Бог Отец является первым без равных, так же, как и Варфоломей заявляет , что Константинопольский патриархат обладает какими-то особенными каноническими полномочиями, а Константинопольский патриарх – это первый без равных.

Но, Варфоломей бы не отважился на то, дабы учинить самостоятельно то, что он сейчас делает. За всем этим процессом стоят очень мощные и глобальные силы. Посмотрите на то, какие нарративы продвигают сегодня эти глобальные силы в мире — это признание ЛГБТ, легализация легких наркотиков под видом использования их в медицинских целях, легализация абортов на поздних сроках беременности и, даже, после родов… Соглашаясь с тем, что Фанар сделал в Украине, признавая украинских раскольников, эти церкви окажутся под влиянием тех сил, на которые Фанар опирается и будут вынуждены ретранслировать их месседжи.

Кстати, недавно Сергей Петрович Думенко  заявил о том, что он не против легализации марихуаны. Конечно, он аргументировал свое позитивное отношение к каннабису использованием его в сугубо медицинских целях, добавив, что обсуждал этот вопрос с президентом Зеленским, с премьер-министром Денисом Шмыгалем. Следовательно, можно предположить, что сии государственные мужи, которые готовят закон о легализации этого наркотика, попросили Сергея Петровича помочь им в продвижении темы каннабиса в украинском обществе. Учитывая, что Шмыгаль недавно заявил о том, что государство финансирует ПЦУ, вот и приходится Сергею Петровичу отрабатывать деньги. Если вы промониторите СМИ, увидите, что тему легализации марихуаны очень активно продвигают именно те, кого принято в украинском политикуме называть «соросятами». И конечно же, прикрываются они медицинскими целями.

Но, господа, давайте будет адекватными, и понимать реалии, в которых мы живем. Украинское современное государство столь слабо и насквозь прогнившее от корупции что проконтролировать использование каннабиса в медицинских целях не смогло бы если бы даже сильно захотело. Будет легальная схема, которой сможет воспользоваться наркобизнес для легализации своих доходов. По сообщениям ряда СМИ прибыль с одного куста может достигать до 20 тыс грн. Как вы думаете, чем будут заниматься люди в наших полуразрушенных селах, в наше полунищей стране? Особенно, подчеркиваю, в селах, где нет никакой работы, если им представиться возможность зарабатывать с одного куста наркотика до 20 тыс грн. Какой масштаб приобретет это все?

Проблем очень много и с ними надо бороться. Если говорить об Украинской православной церкви, то, на мой взгляд, проблема раскола при нескольких управленческих решениях может быть очень быстро решена. Но действовать нужно быстро, осознавая масштаб проблемы. Сегодня у нас не достаточно защищено духовенство. У меня когда-то было волонтерство в Институте рака: там лечилось достаточно большое количество монахов и священников. Это лечение очень дорогостоящее. Если батюшка служил в убогом сельском приходе, где храм ходит максимум пару десятков старушек, и вот он оказался в ситуации, когда его лечение стоит несколько сот тысяч гривен. Даже если он продаст дом, все что имеет, то ему хватит всего-то на несколько процедур химии. Поэтому нам нужен страховой фонд для духовенства, чтобы священник знал, что, не дай Бог, если с ним что-то случится, он не останется на улице, его не бросят одного.

Вторая проблема. Наши священники сегодня получают только минимальную пенсию, которой хватит максимум, чтобы заплатить коммуналку. Это значит, что мы должны создавать пенсионный фонд. Представьте ситуацию, если у священника нашей Церкви будет гарантированная старость, будет гарантированная поддержка в случае болезни, то будет ли этот священник уклонятся в раскол, где такого социального пакета не будет? Ответ очевиден.

Еще одна проблема. Нам нужно повышать уровень образования духовенства, потому что сегодня навыки нашего священства в общения со СМИ, с прихожанами, умение задавать тон дискуссии, формировать общественные тренды часто оставляют желать лучшего. Нам нужна когорта духовенства, которая будет уметь общаться с молодежью, которая будет разбираться в современной культуре, которая будет уметь обогословить опыт современного человека. Меня часто пугает то, что мы пытаемся в некотором роде отмежеваться от мира, замкнуться, а это вообще-то черта сект. Современная Церковь должна не только обличать современного человека, Церковь должна научиться понимать проблемы современного человека, который часто информационно «контужен». Для того, чтобы человек пришел в Церковь, Она должна научиться его понимать: его увлечения, его проблемы и нужды. У нас должно быть духовенство, которое умеет не только махать кадилом, но разговаривать с современным человеком на его языке. А для этого, опять повторяюсь, нужно образование, т.е. нам нужен православный университет.

Посмотрите на униатов, у них есть Украинский Католический Университет (УКУ). Много людей, которые имели отношение к подготовке и организации Майдана в 2014 году либо работали в УКУ, либо как-то с ним связаны. Это и Ульяна Супрун, и Мустафа Найем, Наталья Яресько, Андрей Юраш… Посмотрите, как униаты работают на перспективу! Они понимают, что для реализации их целей нужна элита, нужны лидеры мнений и управленцы, которые будут внедрять в общество нужные им идеи

Поэтому нам важно иметь вот такое учебное заведение, которое бы готовило лояльных к Церкви политологов, журналистов, историков, которое бы воспитывало православную элиту. Тем более, что мы знаем исторический пример, когда это сработало. В XVI-XVII веках был период, когда власти Речи Посполитой очень активно насаждали униатство. Действительно, это был момент, когда Православие на землях современной Украины чуть не исчезло. Но Бог в этой сложнейшей ситуации явил великого светоча. Человека, усилиями которого удалось укрепить Церковь и отстоять веру – святителя Петра Могилу. Что он сделал? Среди прочего, открыл в Киеве Киево-Братскую школу, которая потом стала Киево-Могилянским коллегиумом, а потом Могилянской академией. И нам сейчас надо повторить этот исторический опыт. Святитель Петр Могила видел, что без науки, без серьезного богословия, без философии, а главное, без подготовки кадров – ничего не решить. У нас в Православии очень глубокое богословие и никакие католики, протестанты с нами не сравнятся в этом плане. У нас есть глубочайшая аскетика, это действительно богатство Православия. Но это богатство надо показать людям, а для этого нужна миссия, которая невозможна без грамотных, образованных, обладающих манерами священников.

Нужна, как никогда, активизация приходской жизни. Община, приход должны стать центром церковной жизни. Считаю, что очень важна сегодня реформа управления Церковью. По моему убеждению, епископ должен избираться из местного духовенства епархии и только духовенством епархии. Сегодня его назначает Синод из Киева . Если это человек, который должен быть отцом для его паствы в епархии, значит, он в епархии должен избираться и только из епархиального духовенства. Убежден, что за общиной, за приходом должно быть последнее слово в вопросе количества духовенства в храме. Приход должен решать — нужно нам 10 священников или нам достаточно двух. Община же должна контролировать и все финансы.

Что еще? Формирование прихода, его устойчивость, вообще приходская жизнь возможна только в том случае, если люди ощущают свою причастность к храму, к общине. Конечно же, если человек приходит в храм, и его роль там ограничивается покупкой свечек и заказам сорокоуста, он это ценить не будет, если он не принимает участие в управлении.

Для того, чтобы у нас была сильная община, нужно, чтобы люди были заняты каким-то общим делом. Например, когда они совместно помогают бедным, это, кстати, очень важно, потому что у Церкви должно быть социальное служение. Посмотрите на протестантов, сколько у них сегодня реабилитационных центров по Украине – больше сотни. У нас, к сожалению, такое служение – это, скорее, инициативы отдельных священников, которые на свой страх и риск занимаются реабилитацией наркоманов. А делать это надо, потому, как уход за бездомными, за сиротами, за теми же наркоманами не только показывает, что Церковь действительно следует заветам Христа, что она любит ближнего, но это помогает цементировать общину. Люди заняты общим делом, они знакомятся между собой, они становятся близкими друг другу в процессе этой работы.

На Православие в Украине идет атака — все чаще раздаются призывы отнять у Церкви лавры, регистрируются петиции. При этом, религиозный межконфессиональный мир – это одна из составляющих стабильности общества, стабильности государства – это однозначно. Были некоторые надежды, что с уходом Порошенко поменяется отношение власти к УПЦ —  и Зеленский давал такие надежды, во всяком случае, он демонстрировал некоторую свою индифферентность к религиозной теме. Но за последнее время ситуация изменилась. Например, когда Украинская Православная Церковь просила разрешение служить в Софии, нам отказали, а ПЦУ – разрешили. В принципе, это демонстрирует отношение власти, что, в свою очередь, является нарушением закона, ведь Церковь отделена от государства и не может быть преференций для одной конфессии перед другой. Во власть возвращаются люди, которые причастны к травле Украинской православной церкви, например, в Секретариат Кабмина устроили Андрея Юраша, Зеленский пригласил в Украину Патриарха Варфоломея. И что же Варфоломею будут демонстрировать в Украине? Догадаться несложно – торжество ПЦУ. Скорее всего, что Зеленскому в его окружении кто-то посоветовал, дескать, Фанар может стать удобным лоббистским каналом донесения нужных украинской власти мессенджей президенту США Байдену. Но вот вопрос — в обмен на что Варфоломей согласится исполнять такую функцию? Мне кажется, что за кулисами Зеленский мог пообещать Варфоломею передать те 37 храмов и монастырей, которые ему пообещал еще Порошенко в 2018 году, когда история с томосом только начиналась. Кстати, что касаемо победы Байдена на президентских выборах США, то, учитывая, что Демократическая партия очень дружна с Варфоломеем, а иерархи Фанара, например, Иов (Геча) откровенно агитировали за Байдена на президентских выборах, то следует ожидать, что давление на Поместные православные церкви многократно усилится. Усилится давление на Украинскую православную церковь внутри страны, учитывая то, что президент Зеленский дрейфует в направлении религиозной политики своего предшественника. Это очень сильные и очень серьезные вызовы для Украинской православной церкви. Против этих вызовов нужно предпринимать очень решительные и быстрые шаги.

Что касается межконфессионального мира. У нас очень хорошее законодательство в этом плане. У нас тут достаточно, не побоюсь этого слова, европейское законодательство. Единственное, что сегодня было бы надо Украинской Православной Церкви – исполнение государственными органами законодательства. Мы не требуем к себе какого-то особого отношения, хотя и являемся самой большой религиозной конфессией, единственная наша просьба к власти сегодня – господа, исполняйте закон.

Есть какие-то чиновники, как, например, губернатор Львовской области, который во время противостояния в Золочеве вокруг храма Украинской православной церкви, позволял себе заявления, что храма «Московской церкви» во Львовской области не будет. Но, позвольте, Украинская православная церковь действует в рамках украинского законодательства и зарегистрирована в соответствии с украинским законодательством. В Украине нет никакой Московской церкви, есть Украинская православная церковь. И если такие заявления позволяет себе чиновник первого ранга и первой категории, значит против него должно быть возбуждено уголовное дело в СБУ, в прокуратуре, потому что он сепаратист. В соответствии с законодательством, религиозная конфессия, которая зарегистрирована в соответствии с законодательными нормами, имеет равные права. Если для него законодательство Украины не указ, не аргумент, значит он — сепаратист, значит, против него должно быть возбуждено уголовное дело как минимум, по факту разжигания вражды по религиозному признаку. Но для этого всего надо, чтобы у нас действовали те государственные институции, на которых законом возложена функция соблюдения законодательства. Прихожане Украинской Православной Церкви, которые платят налоги в украинскую казну, имеют право, чтобы их права защищала полиция, прокуратура и СБУ от посягательства вот таких вот чиновников.

Например, ПЦУ сегодня заявляет о том, что после того, как был предоставлен томос, к ним перешло около 600 наших общин. Но дело в том, что это откровенное вранье. Недавно Епифаний заявил о том, что переходам общин из Украинской православной церкви в ПЦУ мешает то, что этим общинам строят православные храмы. Но это даже звучит нелепо. Если община перешла в ПЦУ, то вопрос, а для кого же тогда строят новые храмы? А если все-таки община не переходила, то тогда, Сергей Петрович, сознайтесь честно, что собрание ваших адептов в сельских клубах при попустительстве а часто и участии местной власти – незаконны. И тогда наши общины имеют законное право подавать судебные иски и защищать свое имущество.

Около 200 храмов были захвачены силой с привлечением неонацистов из «Правого сектора», «Азова» и тому подобных структур просто потому, что местная власть исполняла указания центральной власти при Порошенко. Незаконно переводились в ПЦУ те храмы, которые находились при ведомственных учреждениях. Например, при больницах, в воинских частях, когда просто центральная власть давала указания разорвать с нашей Церковью договоры аренды помещений при этих ведомственных учреждениях. По сути, община сохранялась, но просто у нее отобрали помещение, где она совершала богослужение, и перевели в ПЦУ, но сама община никуда не переходила. К огромному огорчению, 60 общин нашей Церкви действительно перешли в раскол, но никак не 600, о чем сегодня заявляет ПЦУ.

Выходы из сложившейся ситуации есть, но я скажу откровенно, следует отказаться от мысли, что придет какой-то президент, поменяется власть, все наладится, все изменится. Нет, не изменится, это тренд, это мировой тренд – угасание христианской веры, на это работают очень мощные СМИ формируя общественно мнение, выделяются очень большие деньги. Посмотрите на Европу, каждый год там католики закрывают по несколько сот храмов. Современный человек имеет очень много развлечений и информации. Он образован, он знаком с разными точками зрения, с разными научными теориями. Это общемировой тренд, с этим надо считаться. Сегодня мы живем в обществе, которое имеет другие интересы. Поэтому нужно делать то, о чем мы с вами говорили – надо укреплять Церковь, надо укреплять общины, надо повышать уровень образования.

Церковь должна бороться. Не драками, не конфликтами, не захватами чужого имущества, но свое мы имеем право защищать. Если смотреть на ПЦУ, как они захватывают наши храмы — им помогает «Правый сектор», другие подобные организации. А что нам мешает создавать братства, которое бы охраняло наши храмы? Неужели у нас нет мужчин? Просто это нужно делать централизованно, нужно собирать под это людей, искать ресурсы — под лежачий камень, как говорится, вода не течёт. У нас есть мужчины, у нас есть много людей, пожалуйста, организовывайте их в братства. Да, сегодня братства создаются, есть энтузиасты, но этот процесс нужно возглавить, его надо направить, нужно придать ему массовость. Конечно же, мы не политическая организация в отличие от ПЦУ. Мы не собираемся на Майданы, не отстаиваем, таким образом, наши интересы, хотя и это возможно. Совсем недавно мы видели, как в Черногории власти решили отобрать храмы у канонической Церкви. И черногорцы вышли на массовые крестные ходы против беззакония. В результате партия гонителя Церкви, Президента Черногории Мило Джукановича проиграла парламентские выборы, а антицерковный закон был отменен. Наши права нарушаются, мы граждане и мы имеем право на мирный протест. Но, надо не только протестовать, этим ничего глобально не добьешься. Надо укреплять Церковь, надо развивать миссионерство, социальное служение, повышать уровень образования, социальную защищенность наших священников. Вот мы с вами вспомнили о Киево-братской школе. А на какие деньги существовала эта школа? На деньги Киевского братства. Что сегодня нам, верующим Украинской Православной Церкви мешает объединиться в братство и собирать с каждого члена братства какую-то фиксированную суму для создания православного университета?

Конечно, учитывая то, что к власти в США – стране, на которую полностью ориентируется наша власть, пришли именно те элиты, которые воюют с нашей Церковью, то в следующем году давление только усилится. Но это не новость для православного христианина. Давление на Церковь всегда было. И в Римской империи, и при Советской власти. Церкви никогда не было просто. Была Римская империя, сколько мучеников, сколько казней было. Сам Христос сказал: «Меня гнали и вас гнать будут». И мы должны это понимать. А что вытворяли большевики… Скольких священников и мирян расстреляли или заморили в Сибири… Нас никогда не будут носить на руках. Будут всегда более или менее сильные вызовы. Но если не укреплять Церковь, без миссионерства, без любви к современному человеку, к ближнему – ничего не будет и ничего не поможет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here