Виктор Щербина, доктор социологических наук, профессор

ЩербинаВ статье рассматриваются проблемы динамики формирования цивилизационных ориентиров современного украинского общества и государства в контексте социальных изменений текущего периода. В зависимости от способностей правящих групп предстоящие перемены в стране могут иметь характер революционного обрушения социальных институтов либо этот процесс будет эволюционным и управляемым.

«Беззападность», возрастание роли России и Китая, вызовы трансформаций миропорядка, обусловленные переходом к новому технологическому основанию мирового хозяйства, формируют новую систему координат определения цивилизационных ориентиров развития. Украине необходимо создавать новую социальную систему, которая позволит участвовать в новом разделении труда соответственно современным социокультурным требованиям. Возникают внутренние (связанные с кризисом политического устройства) и внешние (связанные с кризисом однополюсного миропорядка) условия, делающие необходимым переосмысление характера и содержания цивилизационных ориентиров дальнейшего развития. В качестве одного из ориентиров нового синтеза социальной системы автор видит исторически близкий народу Украины принцип соборности.

Социальная мифема «цивилизационного выбора» в языке массового сознания, сформированного в условиях общества потребления конца ХХ века, выражала исторический смысл перемен, имевших место на протяжении периода 1991- 2016г. во множестве новых государственных образований, которые возникли на пространстве бывшего СССР. Предполагалось, что общество как некоторый самобытный субъект способно сделать осознанный выбор в направлении цивилизационных ценностей и политический класс выполняет требования такого выбора, не неся за собственные действия никакой исторической ответственности. Эта мифема в массовом сознании легитимировала новый политический курс пришедших к власти социальных групп и оправдывала все связанные с этим курсом перемены, организовывала в массовом сознании фокус видения и смыслового наполнения происходивших весьма болезненных общественных перемен. Она в том или ином виде выполнила свою историческую роль во всех странах бывшего СССР и в настоящее время исчерпала себя. Поэтому актуализировались дискуссии относительно дельнейших путей развития. Изменившиеся за почти тридцать лет общества и государства вынуждены по-новому определяться к собственной исторической перспективе уже на новой, возникшей за предыдущий период, социально-политической, материально-технической и духовно-нравственной основе и в ситуации фундаментальной трансформации, которую переживает нынешний миропорядок. Это актуализировало в общественной мысли проблему осмысления того, что собой представляет цивилизационный выбор, каким он был и каким он может быть в сложившихся условиях.

Процесс выработки новой социальной определенности, которая предполагает ориентацию общества на цивилизационные ценности и нормы определенного типа имеет практический характер и предполагает выработку соответствующего концептуального обеспечения. Он выражается в изменяющемся массовом мышлении и поведении, находит свое наиболее последовательное выражение в политических событиях. Для Украины таким событием стали президентские выборы 2019г. и последовавшие, а еще в большей мере — не последовавшие, перемены в жизни страны.

Большинство граждан в 2019 г. голосовали не за конкретный путь развития и даже не просто против политики, что было бы традиционно, а против текущего политического курса. Это был самый высокий негативный результат действующей власти за весь период независимости. Три четверти избирателей отказались быть «политическими украинцами» по навязанному командой Порошенко этническому принципу, отказались жить в повестке внешней и внутренней войны.

В утвердившейся «геймифицированной» картине восприятия общественной жизни события последнего времени принято воспринимать как разного рода «победы» в соревнованиях – честных и не очень, одержанные с той или иной степенью нарушения правил в виде юридических законов и моральных принципов. Событие победы понимается как часть игры, где победить могла и другая сторона, в силу каких-то причин не сумевшая этого сделать. Так, свершившееся предстает как результат исключительно неблагоприятных обстоятельств и искусности соперника, который ими воспользовался, а сами стороны предстают как равнозначные. В этой оптике восприятия проигрыш П.Порошенко не имеет отношения к чему-то большему, чем политика — ни к проводимому прежнему курсу с его реальными последствиями для жизни народа, ни к той роли, которую страна играла в геополитических и геоэкономических процессах, в которых Украина играла особую качественно определенную роль, ни к тому, как государственная власть влияла на повседневную жизнь людей, на способ их жизни в мире. Все обстоятельства реальной истории выведены за рамки восприятия, а народ понимается как пассивная масса, проявляющая себя лишь в результате манипулятивных воздействий на нее. Украина в такой картине восприятия понимается не как часть современной мировой истории, она существует как самостоятельный абстрактный предмет, вне обстоятельств пространства-времени, у нее есть только собственные однозначные свойства, а также внешние враги и друзья.

Украинский политический класс расколот и значительная его часть пытается жить по идеологическим лекалам 90-х годов ушедшего века, однако страна вступает в новое историческое время. Период, когда была возможна имитация политической жизни, завершен, расколотое общество стоит перед необходимостью решения «больших вопросов» дальнейшего исторического существования. Как и прежде, происходит это пока объективно, в виде влияния суммы обстоятельств, еще требующих своего осмысления и уразумения. Новое поколение политических украинцев движется к формированию собственной исторической повестки, в то время, как прежнее пытается навязать ему собственную политическую повестку и жить, будто ничего не произошло.

Объективно возник исторический запрос на новую цивилизационную определенность Украины. Значительная часть населения отрицает идеологию радикального национализма, но принимает социально-исторические его содержательные черты как единственно возможные «естественные» качества Украины понимаемые как свойства обособленного социума. За время конфликта 2014-19г. в качестве политико-правовой доктрины государства была утверждена развивавшаяся почти тридцать лет своеобразная идеологическая монополия на социально-историческое понимание того, что такое Украина — другого образа страны и народа в политическом обращении нет. С принятием поправок в Конституцию о движении Украины в НАТО и ЕС возникло представление об окончательной завершенности цивилизационного выбора. Но социологические исследования и результаты голосований на выборах показывают, что этот утвержденный в массовой коммуникации и правовом пространстве конструкт не принимается значительной частью населения. Само это отрицание не означает нового цивилизационного выбора – это скорее проявление не выбора, а цивилизационной принадлежности народа Украины, оно не ведет само по себе к укреплению какого-либо другого, нового, образа страны.

В глазах значительной части общества «зеленая команда» олицетворяет новый шанс сохранить привычный прежний порядок, просто избавив его от недостатков – крайностей этнического национализма, а также претендующего на господскую роль представителей чиновников и крупного бизнеса. Парадоксально, что в определенном смысле президентские выборы укрепили сложившуюся при Порошенко политическую реальность, создав иллюзию прежнего курса только «с человеческим лицом». Выборы проявили переход от прежней политической схемы приватизации менеджмента и производственных активов к схеме прямой приватизации и концентрации власти. Можно видеть как, подобно политическим рейдерам, пользуясь мандатом общественного доверия, сформированным в процессе избирательной кампании, команда победителей действует по собственному произволу, откровенно забыв о прежних сигналах, подававшихся избирателю.

Фигура Зеленского и со стороны части общества, и со стороны правящих элит олицетворяет прежнюю ставку на «маленькую страну» под зонтиком защиты «больших стран», и потому находящуюся вне исторических сдвигов геополитических и геоэкономических пластов миропорядка, которыми заняты «большие игроки». Но одно лишь общественное умонастроение не дает ответа на вопрос, осуществима ли эта ставка в принципе и в сложившихся исторических условиях конца второго десятилетия двадцать первого века в частности. Украина по объективным причинам (цивилизационный потенциал, размер территории, геополитическое и геоэкономическое и историческое положение, количество населения, ресурсный потенциал) не является «маленькой страной» и к ней неприменимы соответствующие подходы – однако этот факт еще только предстоит осознать и освоить новой политической элите.

Можно не видеть или даже не признавать проблем макроисторического уровня, но они от этого не перестают существовать. Выбор, перед которым стоит Украина, заключается в том, какого рода роль ей предстоит играть в процессах мирового переустройства – роль лимитрофа, разделяющего европейское пространство или же объединяющей составляющей нового континентального цивилизационного центра. Несмотря на то, что значительная часть народа объективно выступает за вторую роль, политическая фигура Зеленского на данный момент больше соответствует первой роли.

Как бы ни старался сам новый президент и его команда сформировать свою позитивную повестку, объективно он выступает носителем исторической неопределенности тех новых процессов трансформации мироустройства, которые лишь начинаются.

Процесс National building, в котором народ жил предыдущие тридцать лет, состоялся и произвел новое политическое поколение со своей исторической повесткой. Это поколение воспитывали в духе «Украина это анти-Россия», часть его настроено действовать в соответствии с уготованной авторами «украинского чуда» геополитической участью быть центром возмущения восточноевропейского региона. Но это поколение уже сталкивается с собственной практической неадекватностью современным вызовам и собственной неспособностью к консолидированному действию по обустройству дальнейшей жизни на основе формулы «континентального бунтаря». «Что-то пошло не так» — на пороге сомнения и поиски самостоятельного видения исторической ситуации и нового цивилизационного выбора. Этому поколению под давлением меняющихся исторических обстоятельств доведется переписать историю заново в свете вызовов собственной исторической перспективы – пока же оно мыслит усвоенными на школьной скамье понятиями о происходящем.

Евразийский регион и мир в целом пришли в движение, политические и экономические реалии стремительно и глубоко меняются, возникают новые исторические обстоятельства общественной жизни с иными, чем на прежнем этапе, логикой и коньюнктурой. Период подростковой «философской интоксикации» надуманным историческим прошлым и будущим для Украины закончился столкновением с жестким каркасом реальности. С этой точки зрения перспектива политиков нового политического цикла (а, точнее, новой политической эпохи) будет зависеть от их способности трансформироваться из фигур осуществления желаний на фоне настоящего в фигуры осуществления возможностей на фоне будущего. Подобно тому, как в свое время коммунистическая партноменклатура была вынуждена «умирать или изменяться» (кто-то тогда ушел из политики, кто-то стал радикально иным), политическая элита Украины-лимитрофа в новых исторических условиях будет вынуждена трансформироваться.

Направление мутации — в деятельно способную элиту новой Украины как современного и ответственного государства, ориентированного на конструктивное участие страны в гармонизации отношений между всеми странами континента. Речь идет не о перезагрузке власти, но о новом цивилизационном выборе вне антиномии Запад-Восток, о формировании курса на выполнение страной роли в обновлении системы отношений между народами континента. Эпоха меняется – возникает горизонт новой интеграции перед лицом вызовов технологического обновления глобального производства, связанных с ним систем безопасности и социального обеспечения. В условиях «распадающегося мира» настает время «собирать камни». В этом времени Украина может состояться только в новом виде.

Социальный переворот, понимаемый как «цивилизационный выбор» в постсоветской Украине состоялся в 90-х годах прошлого века и с тех пор общественных потрясений глубже политических переворотов не было. Общественные институты в этой атмосфере значительно деградировали. Будут ли предстоящие неизбежные перемены носить катастрофический характер революционного обрушения основ общественной организации либо же станут управляемыми эволюционными изменениями, зависит от способностей и интересов политического класса. В любом случае победа В.Зеленского проявившая столь массовое недовольство курсом власти, показала, что переход от прежней модели обустройства страны назрел. Уже сегодня можно говорить о некоторых условиях, пусть и не достаточных, но необходимых для хоть и болезненной, но все же управляемой трансформации. Одним из условий управляемого перехода выступает способность политического класса к мышлению в категориях социальных и исторических перемен.

Многие постсоветские страны страдают концептуальной неразвитостью понимания собственного исторического положения и исторической роли, упрощением и подменой политической реальности реальностями идеолого-пропагандистской, хозяйственно-экономической, административно-бюрократической или военно-силовой. К тому же политика понимается вне ее содержательного аспекта – процесса исторических трансформаций общественной жизни в целом. Для новых задач критически важна глубина постижения открывающихся перспектив социальных трансформаций в их историческом контексте, способность ставить задачи «большого» уровня и организовывать соответствующие практики. «Хозяйственное», «бизнесовое», «военно-административное» мышление, ставка на привлечение специалистов, принятые ранее в практиках украинских политических команд, недостаточны для постановки и решения «больших» исторических задач, которые способны увлечь широкие массы. Пропагандой и агитацией, различными пиар-акциями здесь ничего не сделать.

Новая политическая генерация, дорогу которой открыл выбор В.Зеленского и его команды, идет пока по пути удержания прежней модели существования страны, но все сильнее сталкивается с тем, что в реальности этих обстоятельств прошлого уже нет. Историческое время и условия прежнего «цивилизационного выбора» исчерпаны и пора определяться в новой перспективе. Нет прежних отношений Украины с Западом и Востоком, нет прежних отношений между ними, удерживавших длительное время Украину в состоянии циклического полураспада, нет прежнего мистифицированного националистической фантазией общественного сознания и социальных институтов, на которых основывалась пусть и неустойчивая, но стабильность внутри общества-государства. Вопрос цивилизационного выбора имеет весьма практический «твердый» характер. Произошла деиндустриализация хозяйственных укладов, продолжается соответствующая этому трансформация нормативно-ценностных устоев поведения населения. Власть разнообразных корпоративных образований ожидает приспособления под ее интересы новой политической генерации. Произойдет ли это? Политические деятели привыкли смотреть на себя как на демиургов новой действительности и не обращать внимания на обстоятельства, делающие их активность не только успешной, но и необходимой.

Надежда на обновление только рождается – и в этом шанс новой политической генерации. Продолжая прежний конфронтационный курс, новый президент удерживает интригу и все больше делает свою победу своим поражением. Хотя это и не будет возвращением к прежним порядкам. Формировавшийся десятилетиями конфронтационный курс развития Украины при Порошенко достиг своего апогея и может перейти в свою противоположность.

Проблема завершения вооруженного конфликта в Донбассе может стать «точкой бифуркации» для обновления цивилизационных ориентиров Украины в целом. Многие политики надеются, что ситуация каким-то чудесным способом вернется в исходную довоенную ситуацию. Америка и Европа «дожмут» Россию и потечет обычная жизнь. Подобные умонастроения совершенно неверно ориентируют и участников переговоров и рядовых граждан. После состоявшейся катастрофы следует искать новый способ существования и развития в современной мировой повестке.

Коронавирусная пандемия катализировала трансформации миропорядка, на порядок дня вышли новые проблемы и вызовы, которые составляют объективные условия, в которых будет происходить поиск этого способа. Условием выживания в новом мире будет новое основание солидарности – как на глобальном, так и на национально-государственном уровне. Обостряется дилемма между свободой и безопасностью — тезис «эпидемия закончится, а ограничения останутся» становится все более востребован во многих странах. В условиях общества риска баланс между свободой и безопасностью будет смещаться, ценность осознанного отказа от свободы может остаться в глобальном обществе и после эпидемии. При этом возникает новая востребованность государства как фундаментального института общественной жизни — оно не может быть «услугой».

Суверенное государство остается единственным институтом, способным действовать организованно и эффективно в условиях общих угроз. В глобальном обществе риска нет места потреблению как единственной цели существования, обществу необходимы духовные ориентиры. Общественный интерес становится выше рыночного, возрастает ценность устойчивости социальных политических процессов. Дихотомия «демократия – авторитаризм» утрачивает смысл, поскольку дееспособность государств больше связана с культурой и традицией, чем с политической формой. В условиях перехода к «облачной экономике» с ее требованием высокой мобильности труда, идеологической основой нового порядка становится этический плюрализм, предполагающий множественность культурных укладов общества. Уходит в прошлое созданный в период «холодной войны» основанный на балансе сил миропорядок, возникает многополюсность. Доминирование группы стран с неолиберальной экономикой заканчивается. Мир входит в полосу конкуренции новых игроков. На порядке дня создание новых социальных институтов, которые обеспечат интересы групп людей, занятых в глобализированных сегментах мирового хозяйства, возникает запрос на глобальную солидарность.

Какими могут быть цивилизационные ориентиры Украины в сложившейся ситуации? Население Украины разнообразно этнически и социально, связано бесчисленными материальными и духовными отношениями со всем миром. Это определяет горизонты его возможного политического обустройства, поскольку от сохранения институционального многообразия от них зависит, какое устройство страны будет принято людьми, а какое будет отторгаться, невзирая на любые усилия со стороны власти. Народу Украины, издавна была свойственна идея республиканизма в организации политической жизни. Это находило свое выражение как в практиках материальной, хозяйственной жизни (например, «толока»), в практиках связанных с ними формах политической жизни (принцип выборности, самоуправления). Но это лишь внешняя сторона общественной жизни, которая была возможна лишь на духовной основе, в центре которой всегда был принцип Соборности. Соборность – это внутренне органичное единство, лежащее в основе общественной жизни, которое проявляет себя как принцип совместного обсуждения и решения важнейших общенациональных вопросов на собрании народных представителей. Этот принцип выражает глубинную духовную общность народа, состоящего из многих разных, но исторически совместно живущих людей. Его невозможно «выбрать», его необходимо реализовать в практической жизни.

Соборность не представляет собой некоторого исключительного свойства украинского или даже славянского менталитета. Она не являет собой и признака исключительно религиозных общностей, будучи в нашей культуре фундаментальным принципом общественной жизни как таковой. Согласно этому принципу лишь в свете высшего может быть понято низшее – каково наше общество, таковы и мы. Все участники общественной жизни устремлены к единому, возвышающему духовному началу, но понимают это различно. Для верующего человека это Бог. Неверующие также могут быть одухотворены, включены в соборность. Материалисты не отрицают существования духовности, они лишь иначе понимают ее природу. Можно вспомнить слова академика Б.В. Раушенбаха, который, говоря у духовном бытии человека, употреблял для его обозначения особое понятие — «четвертое измерение». Соборность – это свободное единство людей, в котором каждый из них становится личностью, занимая свое неповторимое и необходимое место в ряду с другими, отличающимися от него, но духовно устремленными личностями. Так принцип соборности совпадает с принципом гуманизма. Соборность же реализуется исключительно в свободном взаимодействии личностей – пространством такой соборной свободы людей и призвана стать Украина. Общество предстает как взаимодействие социальной, политической и духовной сфер жизни народа. При этом духовная сфера хоть и доминирует в общественной жизни, но не определяет другие сферы – они должны быть со-временны, со-ответственны реалиям актуального мира с его глобальными масштабами, технологической основой, динамичностью и уровням рисков.

В этом ключе Украина возможна как соборная, то есть реализовавшая в политической, социальной, экономической жизни принцип соборности, общность людей. Иначе она будет оставаться сообществом, которое удерживается лишь силой или не имеющими к народной жизни внешними обстоятельствами.

В разные исторические времена собирание людей в общее дело, в республику производилось разными общественными институтами. В давние времена Соборность как духовная основа украинского республиканизма удерживалась церковью как монопольным в этой сфере общественным институтом. Такой была, например, республика запорожцев. Позже, в процессе индустриализации и возникновения светской власти индустриальной эпохи, принцип соборности был реализован на внецерковных духовных основаниях – в частности, в деятельности советов, местного самоуправления и неправительственных организаций. Можно по-разному относиться к идеям социализма и коллективизма ХХ века, но эти идеи были в значительной степени приняты народом как духовная основа не в последнюю очередь потому, что совпадали с органически присущим народной жизни принципом соборности.

Цивилизационный принцип Соборности сегодня как никогда выступает необходимым фундаментом обновления общественной жизни страны. Народ следует понять не в логике исчерпавшего себя рыночно-либерального индивидуализма, а в логике духовного, политического, экономического и культурно-психологического исторического единства. Такого единства в условиях нынешнего века достичь будет сложно, но это единственный вариант создания устойчивого и самостоятельного общественного и государственного обустройства .

Выводы

Мир переживает геополитическую геоэкономическую и геокультурную перестройку, связанную с переходом к многополюсному миропорядку. Разрушается прежний социальный порядок и возникает новый – происходят изменения, связанные с формированием нового «облачного» хозяйственного уклада и сменой поколений, которые этот уклад будут реализовывать в перспективе своей жизни. Так формируется новый исторический горизонт жизни поколения, которое прошло первичную социализацию в период «демократического транзита» 1991-2014г. Это поколение стоит перед необходимостью переосмысления собственной исторической роли и выработки собственной исторической перспективы, а также интерпретации предшествующей истории на ее концептуальных основаниях. В силу этого актуализируется проблема цивилизационного самоопределения обществ.

«Беззападность», возрастание роли России и Китая создает новую систему координат – в том числе и цивилизационного развития. Украине необходимо создавать новую социальную систему которая давала бы возможность участвовать в новом разделении труда соответственно современным социокультурным требованиям. Перемены имеют глобальный масштаб и характер, но проявляют себя в виде локальных проблем, для решения которых у государства критически мало ресурсов, поэтому государство также стоит перед необходимостью изменения своей природы, меняется иерархия и приоритет его функций, а также способы и инструменты их реализации.

На этапе перехода к созданию независимого государства, которое было вызвано причинами внутреннего характера (совпадавшими с логикой доминировавшего глобального рыночного неолиберализма) в Украине произошло отрицание коммунистического коллективизма как цивилизационной формы. Страна трансформировалась в рыночное общество с либеральной экономикой, включенной в глобальную корпоратизированную систему мирохозяйства. Этот этап исторически исчерпан, возникают внутренние (связанные с кризисом политического устройства) и внешние (связанные с кризисом однополюсного миропорядка) условия, которые делают необходимым переосмысление характера и содержания существующих цивилизационных ориентиров дальнейшего развития. Одним из таких ориентиров может стать принцип соборности, на основе которого возможно создание нового основания для социального синтеза в условиях глобального перехода к развитию на новой технологической основе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here