Завершение «политической осени» и приближение «украинского Рамадана» с его праздничным настроением и падением интереса к политической жизни, позволяет уже сегодня делать определенные зарисовки политического ландшафта в Украине. Ранее мы уже писали об ожидающихся тенденциях следующего политического сезона – вплоть до противостояния между Центром и регионами. Но пока что региональные элиты делят портфели на местном уровне и пьют за окончание избирательной кампании – кто шампанское, кто валерьянку. На Донбассе – затишье, которое, похоже, пытаются заморозить до тех времен, пока в украинскую политику не придет поколение, не слышавшее шуток «95 квартала», а о Майдане знающее по рассказам дедов. В экономике – перманентный кризис, к которому все уже давно привыкли и считают его ресурсным состоянием страны – мол, так и должно быть. Парламент на больничном, Президент и глава его Офиса вышли с больничного. Украинская элита замерла в ожидании и гадает на кофейной гуще, чего ждать от Байдена – ведь от настроений в Белом доме зависит и стратегический вектор Украины.

И только оппозиционные силы сегодня пытаются выступать в роли возмутителей спокойствия – по крайней мере, в информационной сфере. Вне СМИ оппозиция практически не существует. Вся деятельность противников президента Зеленского свелась к работе на «тусовку» — узкую группу лиц, интересующихся политикой и пребывающих в политическом дискурсе (журналисты, политики, общественные активисты, политические эксперты, политические резонеры и т.д.). Широкая общественность попросту устала от политики и иногда фоново включает шоу Савика Шустера или новостные каналы, которых немало расплодилось в телевизионном пространстве. Тем более, что политики как таковой в наше время практически и нету – есть местечковые баталии за право именоваться политическими α-самцами, β-самцами, γ-самцами и так далее (причем в борьбу за право именоваться α-самцом вступают даже некоторые особи женского пола).

По сути, в Украине сформировались три вида оппозиции, системно критикующей власть и претендующей на то, чтобы самой вернуться во власть: компрадоры, являющиеся проводниками интересов транснациональных корпораций и представляющие глобалистские структуры (в простонародье «соросята»); реваншисты, объединенные вокруг Петра Порошенко и представляющие преимущественно «галицкую» концепцию развития Украины (некоторые острословы называют их «поросятами»); политическая группа, претендующая на представительство интересов Юго-Востока, с четким креном в сторону необходимости восстановления полноценных отношений с Россией (назовем их «пророссятами»).

Итак, рассмотрим все три группы и их потенциальные возможности в политике.

«Соросята»

Джордж Сорос, известный мировой спекулянт, миллиардер и лидер левого глобализма, выдающий себя за филантропа, на протяжении нескольких десятилетий развивал амбициозный проект, благодаря которому, несомненно, войдет в историю – в том числе и как один из основных адептов новой утопии – «открытого общества» (идею Сорос заимствовал у своего учителя Карла Поппера, но, как водится, эпигоны существенно извращают задумки учителей, особенно если пытаются теорию воплощать в практическую плоскость). Практически вся Восточная Европа (за исключением Беларуси и Венгрии, откуда Сороса выдворили) покрыта сетью соросовских структур – с четкой системой взаимодействия, общей идеологией и общими дефинициями. Промывка мозгов в соросовских структурах привела к созданию особого типа людей – homo sorosicus: агрессивных, демагогичных доктринеров, воспринимающих понятия «открытое общество» и «гражданское общество» как некий Абсолют, слепо преклоняющихся перед Западом и готовых сдать национальные интересы транснациональным корпорациям – искренне веря, что «так и надо», и что это – «во благо страны». По сути, «соросята» в глобальном масштабе – это политическая секта, активно используемая спецслужбами США и для сбора информации, и для продвижения собственных интересов в тех или иных регионах.

Украинские «соросята» ничем не отличаются от своих собратьев в других странах Восточной Европы. Биография классического представителя homo sorosicus на удивление однотипна: в юности проявляет рвение в изучении английского языка, заканчивает один из университетов, спонсируемых на западные средства, в студенческие годы пишет магистерскую работу на одну из тем, близких Соросу (гендерное равенство, борьба с коррупцией, проблемы ЛГБТ и т.д.), потом создает общественную организацию, получает грант, проводит конференцию, отчитывается за грант, потом получает приглашение на двухнедельные курсы в Оксфорд или Гарвард (что позволяет потом именоваться «выпускником Гарварда»). С этого момента начинается продвижение «соросенка» по политической карьере: его активно рекомендуют на ту или иную должность в Кабмине (и это не только в Украине), старательно следят за его карьерным ростом, а также за сохранением связей со структурами Сороса. Таким образом, формируется специфическая «сеть», к услугам которой – все возможные ресурсы, доступные Соросу (возможность для пиара в западных СМИ, фотосессии с мировыми знаменитостями, создание реноме суперталантливого менеджера и перспективного реформатора и т.д.). Естественно, что при таких возможностях Ваня Иванов с довольно посредственными знаниями в узкой сфере и с полным отсутствием опыта предстает в глазах общественности как суперспециалист в области реформ, перспективу которого рассмотрел сам Джордж Сорос и которому доверяют сильные мира сего (фотографии с Байденом, Джонсоном, королевой Елизаветой и Папой Римским прилагаются).

В советском сериале «Цыган» есть одна сцена. Цыгане ночью в лесу собираются на сходку. Барон представляет некую «несравненную Тамилу», которая, по-видимому, обладает высоким уровнем авторитета, и просит ее сказать слово, в дальнейшем определяющее жизнь цыган на протяжении ближайшего года. Тамила говорит одно слово: «Крышка». Его истолковывают как то, что цыгане будут торговать металлическими крышками, используемыми при консервировании. Все расходятся окрыленными и воодушевленными – они получили четкое указание на ближайшую перспективу. Приблизительно так же работают и структуры Сороса: «соросята» ждут, когда их патрон скажет «Крышка!» — и воспринимают это как руководство к действию.

В Украине «соросята» сыграли важную роль в приходе Зеленского к власти – когда в марте-апреле 2019 года структуры, связанные с глобалистами и Соросом, де-факто поддержали не столько Порошенко, сколько Зеленского. После парламентских выборов 2019 года неформальный представитель Сороса в Украине Томаш Фиала организовал выездную учебу новоизбранных депутатов в Трускавце, а при формировании нового правительства во главе с Алексеем Гончаруком и новой вертикали власти именно представители homo sorosicus получили преференции: под их контролем оказались Кабинет Министров, Генеральная прокуратура, Совет национальной безопасности и обороны и ряд других институтов, а также практически все государственные монополии.

То, что Зеленский предпринял в феврале – марте 2020 года, можно считать революционным шагом: он де-факто разорвал союз с «соросятами», за короткое время проведя зачистки в государственных органах и назначив на ключевые должности своих людей и тех, кому он доверяет. И это не смотря на протесты со стороны американского посольства и «Клуба Послов G7» (Сорос пользуется покровительством ряда американских государственных структур, не смотря на личную неприязнь к Дональду Трампу; но кто сказал, что Посольство США в Украине испытывало приязнь к Трампу?).

Сегодня, после того, как президентом США, похоже, станет демократ Джо Байден (а Демократическая партия особо тесно сотрудничает с Соросом), «соросята» надеются на возвращение в активную политику в Украине. Они уже провозгласили, что в феврале 2021 года состоится «перезагрузка власти» — очевидно, расчет на то, что сразу же после инаугурации нового президента и формирования структур власти на уровне Вашингтона, США «прикажут» Зеленскому вернуть «соросят» во власть.

Кажется, именно с этой целью сегодня снова заявляет о себе экс-премьер Алексей Гончарук. С этой целью показательно объединяются Павел Климкин, Руслан Рябошапка и Александр Данилюк, заявляя о создании совместной платформы с конкретными и давно набившими оскому лозунгами – деолигархизация, борьба с коррупцией, верховенство права…

Кажется, лагерь Сороса воспрял и начинает активно давить на украинскую власть, пока еще не называю имен, а только кивая сторону Печерских холмов: «Сегодняшняя власть не в состоянии предложить обществу адекватные решения. Украинцы дезориентированы популистскими заявлениями и лозунгами, подменяющими собою конкретные действия».

Сила «соросят» не в электоральной поддержке со стороны общества – для общества они остались чуждым элементом, что показывают несколько избирательных кампаний. В «пирамиде Маслоу» рядового украинца темы, продвигаемые «соросятами», находятся далеко не на первых позициях. Общество мало волнует борьба с коррупцией в стиле Сытника и НАБУ – быссмысленная и бесплодная (тот же Офис Генерального прокурора во главе с Ириной Венедиктовой достиг на этом поприще куда больших результатов – значительно более весомых, чем результаты Сытника, Холодницкого и Рябошапки вместе взятых). «Соросята» владеют технологией «цветных революций» (организация ядра, информационное обеспечение, привлечение внешних «авторитетов», удержание массы людей в «заведенном» состоянии и т.д.). Плюс они пользуются поддержкой внешних структур – на уровне Вашингтона (и именно внешнее покровительство, а также работа на внешнего заказчика характеризует «соросят» больше, чем формальная принадлежность к соросовским грантам). И это создает особую головную боль для украинской власти: Зеленский понимает, что ему противостоят «ноли», но если на «нолях» нарисован портрет Сороса и написано «Made in USA», то ноли превращается в нечто иное – в восторженное восклицание «Оооо!!!», в олимпийские кольца, в круг вечного возращения и тому подобное.

«Поросята»

Петр Порошенко и его реваншистская сила «Европейская солидарность» не может смириться с поражением, полученным в 2019 году. Они до сих пор верят в то, что произошедшее было недоразумением, временным помутнением широких народных масс, которые должны очень скоро одуматься и покаяться. Порошенко надеется, что успех 2014 года, когда он впервые в украинской истории победил в первом же туре выборов, вернется к нему: он так и не понял, где и когда он совершил ошибки, заставившие вчерашних поклонников разочароваться в своем выборе.

Точно так же не понимает своих ошибок и многочисленная свита Порошенко, пытающаяся играть на националистических, ура-патриотических, антироссийских, прозападных настроениях, не понимая, что их политика ведет к искусственному сужению электоральной базы Порошенко. Они так и не ответили на вопрос: почему за Порошенко в 2014 году проголосовали 9 857 308 избирателей, а в 2019 году – 3 014 609? И куда девались 6 842 699 избирателя, которые ранее были в активе у Порошенко? 6,8 миллиона человек, отошедших от Порошенко! Это население Сербии или столь милой сердцу Петра Алексеевича Болгарии.

По большому счету, Порошенко шел на президентский пост с массой обещаний. «Обещайте! Обещайте! Обещайте!», — говорил один из классиков политической мысли, напутствуя политиков перед выборами. Порошенко так и делал, не особо задумываясь над тем, выполнимы ли эти обещания. Ведь победителей не судят. Яркий популист, Порошенко очень скоро дал понять, что ни о каком выполнении обещаний речи быть и не может.

Предложенный лозунг президентской кампании («Армія! Мова! Віра!») – не имеет ничего общего с реальной жизнью граждан, относит их в некую идеализированную ирреальность. Правый популизм играет в первую очередь на гуманитарных нотках, уводя от решения конкретных задач. Зачем думать об экономике, о повышении тарифов и общем падении уровня жизни? А не хотите ли поговорить о проблемах украинского языка? Что с того, что в стране разгул преступности? Мы же добились Томоса для ПЦУ! Это – элемент классического фашизма: создание симулякров, способных заставить уверовать в то, что они могут стать панацеей от всех проблем. Плюс еще одна черта классического фашизма: «назначение врага», который универсален в своем коварстве и борьба с которым непременно приведет к всеобщему счастью. В варианте Порошенко таким универсальным врагом, происками которого можно было объяснить все – войну на Донбассе, проблемы в экономике, плохой урожай зерновых, взрывы на складах боеприпасов, рост заболеваемости, провалы в реформировании и т.д. — стал Путин.

Но все это делалось настолько нарочито и бездарно, что народ перестал верить в сказки и идеологические клише. Сегодня Порошенко расплачивается за провалы своей политики 2014 – 2019 годов.

Социология показывает стагнацию в рейтингах Порошенко. Некоторые данные говорят о том, что он уже не второй в рейтинговых таблицах. Он закапсулировался на уровне 15 – 17% и работает не на расширение ниши, а на сохранение ее. В практической плоскости его партия уступила на местных выборах по количеству мандатов и «Слуге народа», и «Батькивщине» Юлии Тимошенко. Разгромом для Порошенко стал результат, который показал выдвиженец «Европейской солидарности» Олег Синютка в борьбе за мэрское кресло (при этом, как правильно заметили ряд экспертов, это было не поражение Синютки – это было поражение Порошенко). Победа еще одного выдвиженца Порошенко, 34-летнего Александра Третьяка в Ровно, вряд ли станет утешением для Петра Алексеевича: с точки зрения политической стратегии и общеукраинской важности последний раз Ровно всерьез рассматривал разве что Эрих Кох.

Но Порошенко не оставляет надежду на реванш. Он формирует свою среду, угрожает организовать новый Майдан, всячески интригует (не в последнюю очередь понимая, что это также способ самозащиты – время от времени против него выдвигаются разного рода обвинения). Кроме прочего, Порошенко попытался объединить вокруг себя украинских правых. В 2019 году это вроде бы удалось. В 2020 году та же «Свобода» в западных регионах Украины показала намного более качественный результат, чем «Европейская солидарность» — то есть, полного поглощения правых средой Порошенко не произошло. Образ «сивочолого гетьмана», старательно создаваемый вокруг Порошенко в последнее время, отдает архаикой и заставляет думать больше о прошлом, а не о будущем. Концепции будущего у Порошенко и его политической силы нет (кроме как традиционный «Go West» в качестве императива).

Зато присутствует большое количество политической агрессии (в концентрированной форме представленной известным дуэтом Софией Фединой и Еленой Самбул, она же «Маруся Зверобой») и откровенной демагогии. Надежды Порошенко и «поросят» на то, что приход к власти в США Джо Байдена может вернуть эту политическую группу к власти в Украине, вряд ли имеют почву под ногами: во-первых, Байдену выгодно поскорее забыть о существовании Украины, ведь «украинский кейс» едва не стоил ему политической карьеры; во-вторых, в очереди за «ярлыком на великое княжение в Киеве» в приемной Байдена уже выстроились «соросята», которые более динамичны и современны, чем «поросята».

«Пророссята»

Третий тип оппозиции в Украине – это претендующая на представительство интересов Юго-Востока партия Оппозиционная платформа «За жизнь». У партии откровенно пророссийский имидж – из-за близости одного из лидеров, Виктора Медведчука, к Владимиру Путину. Да и формального лидера партии Юрия Бойко в свое время называли «29-м членом правительства Российской Федерации». Хотя внутри партии существует группа лиц, явно не тяготеющих к России и ментально настроенных довольно прозападно – это группа Сергея Левочкина и его окружения (Юрий Павленко, Юрий Мирошниченко, Николай Скорик и другие).

Внутри партии существует постоянная борьба между двумя группами влияния – группой Бойко-Левочкина, примкнувшей к партии в конце 2018 года, и группа Медведчука-Рабиновича. Внутренние противоречия иногда зашкаливают и становятся абсолютно очевидными. Наличие у каждой из групп собственных ресурсов – в том числе медиа – только усугубляет ситуацию (к примеру, существуют серьезные ограничения на приглашение Юрия Бойко на телевизионные каналы, принадлежащие Виктору Медведчуку). Синергии в работе вроде бы объединенной политической партии не произошло.

Виктор Медведчук всеми силами старается выбиться в лидеры юго-восточной оппозиции, при этом понимая, что пока носителем рейтингов является Юрий Бойко. Но Медведчук и его люди уже заказывают отдельные социологические исследования, в которых пытаются мерять рейтинги Виктора Владимировича. Пока рейтинг не ахти какой и перспектив для роста не предвидится. Но Медведчук очень старается. Ни один новостной выпуск на каналах 112, ЗИК и NewsOne не обходится без обязательного упоминания о Медведчуке: в стиле «Медведчук прокомментировал медицинскую реформу», «Медведчук рассказал о полете китайского летательного аппарата на Луну», «Медведчук дал свой рецепт борьбы с бедностью», «Медведчук высказался по поводу наводнения в Бразилии». Сами журналисты подконтрольных каналов называют выпуски новостей передачами «В каждом рисунке солнце». Но на рост рейтингов Медведчука это не влияет.

В Москве, которая является одним из основных политических аргументов и ориентиров Медведчука, в самом Медведчуке, мягко говоря, разочарованы. Практически все окружение Владимира Путина высказывает недоумение: а в чем, собственно, ценность Медведчука (один из российских политиков объяснял мне: «Понимаешь, Медведчук, может, и неэффективный. Но он свой и верный»)? Казалось бы: Путин и Медведчук – антиподы. Кадровый офицер КГБ-ФСБ и сын ОУНовца вроде бы не могли найти общий язык. Но нашли! Доверие к Медведчуку со стороны Путина базируется именно на том, что остальные украинские политики неоднократно демонстрировали свою ненадежность, строптивость и излишнюю самостоятельность. Но не Медведчук!

В России видят: очевидных успехов у ОПЗЖ сегодня нет. Раскол оппозиционного лагеря в ноябре 2018 года и противостояние с «группой Ахметова-Новинского» привело к негативным последствиям: накануне президентских выборов 2019 года политическое поле Юго-Востока оказалось расколотым. Виной – сначала абсолютно неприемлемая позиция Медведчука в переговорном процессе с Оппозиционным блоком, далее – работа по расколу Оппоблока. То, что практически все депутаты от Оппозиционного блока, не перешедшие в ОПЗЖ, оказались в российских санкционных списках, было огромной ошибкой: подыгрывая Медведчуку, в России отказались от возможности диверсифицировать свою работу в Украине. Медведчук получил эксклюзивное право работать с Москвой.

И результат Юрия Бойко на президентских выборах, и результат ОПЗЖ на выборах парламентских показали: Оппозиционная платформа «За жизнь» застопорила свой рост на показателе 13 – 15%. Нарисованные некоторыми социологическими фирмами рейтинги на уровне 21 – 22% — не более, чем эротические фантазии отдельных политиков. Выборы в местные органы власти первоначально дали почву для разговоров о «блестящем успехе» партии, хотя оказалось, что ОПЗЖ не удалось провести ни одного мэра в крупных городах (а были шансы на победу по крайней мере в Николаеве и Славянске). Победивший в Краматорске самовыдвиженец Александр Гончаренко, которого поддержала ОПЗЖ, не в счет: ведь его также поддержала партия «Слуга народа», а вообще он ориентирован на нардепа Максима Ефимова, а не на партийные бренды. Похоже, при довольно неплохих показателях в отдельных регионах, в большинстве областных, городских и районных советов ОПЗЖ будет находиться в оппозиции.

Постоянные поездки в Россию и встречи Медведчука с Путиным большого успеха в Украине не имеют. Во-первых, рейтинг самого Путина в Украине не слишком высок и соизмерим с рейтингом ОПЗЖ. Во-вторых, коэффициент полезного действия от таких встреч мизерный. Обращение Медведчука к Путину снять санкции с украинских предприятий и возобновить товарообмен натолкнулись на вопрос: а от имени кого выступает Медведчук? Кого он представляет? Сняли санкции с четырех предприятий, далеко не самых определяющих в двухсторонних отношениях – и?

У ОПЗЖ та же проблема, что и у «Европейской солидарности» — стремление освоить узкую нишу вместо того, чтобы расширять электоральное присутствие. Более того: ОПЗЖ стремится закапсулироваться в рамках той ниши, которую ранее занимали коммунисты: протестный электорат Юго-Востока, с преимущественно старшим, ностальгирующим поколением (у коммунистов – ностальгия по СССР, у ОПЗЖ – ностальгия по домайданной Украине). В электоральной среде ОПЗЖ заметную роль играют люди с низким уровнем дохода и с низким уровнем образованности (данные социологических исследований). В той же России, на восстановление отношений с которой делается ставка в ОПЗЖ, чудесно понимают: так слоненка продать не получится. Не случайно в то время, когда Медведчук очередной раз встречался с Путиным, в фейсбуке экс-министра внутренних дел Украины Виталия Захарченко появляется резко критический пост в адрес Медведчука. И вряд ли можно говорить о «самодеятельности» Виталия Юрьевича: он официально работает в корпорации «Ростех», возглавляемой Сергеем Чемезовым, одним из ближайших соратников Путина. Захарченко как человек, всю жизнь носивший погоны, знает, что такое субординация. И за постом в ФБ кроется нечто большее, чем просто желание отставного генерала излить душу. Скорее всего, Россия в ближайшее время даст добро на создание нового политического проекта на Юго-Востоке Украины. И, возможно, не единственного.

В любом случае, у «пророссят» из лагеря Медведчука-Бойко, скорее всего, не будет монополии на Юго-Восток. Пока что внутри ОПЗЖ у лидеров нет понимания, чего они хотят – усиления роли собственной политической силы или усиления отдельных лидеров внутри политической силы?

Что дальше?

То, что нынешние оппозиционные силы не вызывают особого энтузиазма и желания их поддержать у большей части населения Украины, приводит к двум социологическим феноменам. Во-первых, несерьезность оппозиции приводит к тому, что у Владимира Зеленского по-прежнему довольно высокие рейтинги. Во-вторых, даже падение рейтингов Зеленского и «слуг народа» не приводит к усилению оппозиции – голоса разочаровавшихся уходят «в никуда».

Ни одна из трех оппозиционных сил не имеет стратегической программы, понятной большинству граждан и выраженной в емких и четких лозунгах. Ни одна оппозиционная сила не дает ответ на вопросы, которые по-настоящему волнуют общество. Ни одна не является по-настоящему последовательной в своих действиях и заявлениях. Я уже молчу о лидерах, о партийных организациях на местах, о работе с молодежью, о партийной учебе.

С точки зрения власти существует понимание того, что все три оппозиционные среды имеют практически нулевую валентность и потому вряд ли смогут консолидироваться. Казалось бы, что делить «соросятам» с «поросятами»? И те, и те прозападные, с компрадорской основой, готовые продать Украину американцам, англичанам и вообще всем, кто будет готов заплатить деньги, — с двумя условиями: покупатель Украины должен будет признать Голодомор геноцидом, а Россию – агрессором. Признали? Отлично. Украина ваша! Но мы видим, что столь похожие между собой «соросята» и «поросята» неистово конкурируют и не доверяют друг другу.

Наоборот – вроде бы идеологически разные «поросята» и «пророссята» могут находить общий язык. Например, в некоторых областных советах. Или на уровне лидеров двух оппозиционных лагерей (говорят, Медведчук и Порошенко не такие уж и враги, не смотря на разницу во взглядах). Разница между «Европейской солидарностью» и ОПЗЖ лишь в эксплуатации базисных регионов и во внешнем антураже. Методы и практика работы приблизительно одинакова. Правда, если вывести на одну площадь две колонны с противоположными идеологическими зарядами, они, по законам физики, взаимно аннигилируются.

Украине действительно нужна оппозиция – сильна, структурированная, с видением картины будущего и с адекватным восприятием мира, времени и тенденций. Способной к честному разговору, с минимумом популизма, с ориентацией на внутренние резервы общества, с понимание интересов страны, а не исполнителем внешних заказов. С системой воспитания и продвижения кадров. К сожалению, именно такой оппозиции нам не хватает. И наличие в обществе трех сил, оппозиционных по отношению к достаточно слабой власти, только усиливает саму власть. На самом деле Зеленскому повезло с оппозицией. Но повезло ли Украине?

И когда я говорю, что нам нужна сильная оппозиция, я ловлю себя на мысли: скорее всего, в ближайшей перспективе мы вряд ли получим эту оппозицию. А потому у Владимира Александровича есть все шансы не заморачиваться над тем, если ли жизнь после 2024 года.

Однозначно есть!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here