Украина, Норвегия, Исландия, Северная Македония, Албания, Лихтенштейн и Черногория присоединились к санкциям Евросоюза против Республики Беларусь, введенных в связи с «фальсификацией выборов и нарушением прав человека». СМИ ссылаются на заявление главы дипломатии ЕС Жозепа Борреля, распространенном в пятницу, 20 ноября, в Брюсселе. В отношении официальных лиц Беларуси ЕС уже ввел два блока санкций. В «черном списке» находятся 55 представителей руководства страны. Им запрещается въезд в ЕС, а их счета в европейских банках, если будут обнаружены, заморозят.

Послу Украины в Минске Игорю Кизиму 26 ноября вручена нота протеста. Причиной назвали серию «антибелорусских акций» возле посольства, которое находится в Киеве.

Республика Беларусь входит в пятерку крупнейших экономических партнеров Украины. Переориентация на экономические отношения с Европой не обеспечивает Украине необходимые объемы экспорта, Минск сегодня остается важным внешнеэкономическим партнером Киева. Еще в сентябре Украина остановила подготовку и проведение всех встреч с официальным Минском. При этом разрыв экономических связей грозит большими проблемами для экономики Украины, товарооборот между государствами – 5-6 млрд долларов США. Нефтепродукты, основа белорусского экспорта на Украину. Эксперты ожидают, что в связи с ухудшением отношений Киева и Минска могут упасть поставки нефтепродуктов на украинский рынок, и, как следствие, взлетят цены на топливо в нашей стране. Может также сократиться транспортная связанность двух стран, и это при том, что после прекращения авиасообщения между Россией и Украиной компания «Белавиа» значительно расширила свои перевозки во многие украинские города.

Ряд украинских политиков и экспертов назвал санкции Киева против Минска «выстрелом себе в ногу». Под вопросом могут оказаться продление выгодных контрактов на транзит нефти, реализация совместных инфраструктурных проектов. На повестке дня может встать вопрос о введении эмбарго на импорт в Белоруссию отдельных видов украинской продукции, указывают специалисты.

Внешнюю политику Украины комментируют Валентин Якушик, доктор политических наук, профессор и Кирилл Барашков, юрист-международник, эксперт «Киевстратпро» 

Валентин Якушик, доктор политических наук, профессор

Валентин Якушик фото

Многие комментаторы и аналитики приводят обстоятельный перечень нынешних кажущихся довольно странными событий в украинско-белорусских межгосударственных отношениях. Но эти события и процессы являются вполне логичными и закономерными, если оценивать природу существующих в данных государствах общественно-политических режимов. Соответственно, становятся понятными принципиальные позиции, определяющие действия каждой из сторон.

Современная Белоруссия, в том виде как она существует после прихода к власти в июле 1994 года президента Александра Лукашенко, – это уникальное явление на постсоветском пространстве.

  1. Это нация (общество и территория) до сих пор не оккупированная транснациональным капиталом и воспрепятствовавшая формированию олигархата и ориентирующаяся на здоровый консерватизм и традиционализм и динамичное сбалансированное развитие при сохранении единства народа.
  2. Это нация, сохранившая и развивавшая основы своего народного хозяйства, не разбазарившая то, что создавалось предшествующими поколениями, заботящаяся о человеке труда (во всех его проявлениях), создавшая эффективную и доступную для всех систему здравоохранения, сохранившая и развивавшая полноценную профессионально-кадровую социальную структуру и систему подготовки и переподготовки кадров.
  3. Это нация, обычно бережно относившаяся к своему многослойному и многокомпонентному (и поэтому подвергающемуся неоднозначным интерпретациям) историческому прошлому и духовно-культурному наследию. (Усиление социально-политического противостояния может вносить существенные коррективы в степень официальной толерантности и в конкретные рамки следования принципам культурно-политического плюрализма в интерпретации истории и в оценке деятельности руководства конфессиональных групп).
  4. Это нация, сохранявшая устойчивые и относительно эффективные (хотя не обязательно во всем современные) механизмы централизованного управления с опорой на харизматического лидера (систему персоналистской власти), непартийную «управляемую демократию» (реформационный относительно «просвещенный авторитаризм»), на традиционно хорошо подготовленные (еще с советских времен) и заботливо поддерживаемые и оснащаемые кадры силовиков, а также при недопущении возникновения в стране системной коррупции, подобной той, что поразила практически все страны постсоветского пространства.
  5. Это нация, ориентирующаяся на сохранение международной субъектности своего государства, при понимании ограничений, объективно накладываемых реалиями современного мира на малые (по своему общему потенциалу) страны и народы. Белоруссии, проводя политику «многовекторности» и цивилизационного консерватизма, удавалось довольно ловко лавировать между крупными хищниками современного мира. Удачным был выбор стратегии цивилизационного союза с народами России при понимании рисков, которые таит в себе возможная бесконтрольность действий российского олигархического капитала и российской государственной машины, до сих пор в главных ее действиях являющейся составной частью глобальных неолиберальных механизмов господства транснационального капитала. Важным балансирующим элементом белорусской модели выживания страны в современном бушующем мире и сбалансированного устойчивого развития является стратегический союз с Китайской Народной Республикой и построение с ней отношений взаимного доверия при точном выполнении каждой из сторон всех своих обязательств.

Конечно же, на практике, специфическая (практически пока еще, видимо, уникальная) белорусская модель «суверенной демократии» сопряжена со множеством дисфункциональных явлений и ограничений, среди которых следует указать:

– апатичность государственных служащих,

– неумение творчески работать с различными социальными слоями населения, особенно с новыми,

– фактическую боязнь появления «иконостаса» («ареопага») харизматичных высокопрофессиональных государственных деятелей и самостоятельных динамичных хозяйственников,

— вынужденную ориентацию на «обыденную рациональность» при затянувшихся и пока несбыточных (но вполне возможных – в случае существенных подвижек в бюрократической махине России) упований на реальный цивилизационный союз и совместное динамичное инновационное развитие в рамках справедливых форм интеграции.

Этот список «дефектов» и/или сомнительных ограничительных характеристик указанной модели можно продолжить. Но в данном случае в этом нет потребности. Важно определить, что не устраивает нынешнее украинское руководство в белорусской модели и почему ей следует официально противопоставить украинскую политику.

Современная Украина – это практически полный антипод Белоруссии. Мне так видятся её основные нынешние черты:

  1. Страна порабощена транснациональным капиталом и собственными олигархами, которые разыгрывают между собой войны за передел влияния.
  2. Общество преднамеренно разделено, даже расколото, традиционные ценности (в том числе и национального единства в многообразии) отброшены.
  3. Народное хозяйство находится в плачевном состоянии, наследие предыдущих поколений разграблено, система здравоохранения разрушена, отсутствует действенная современная система подготовки и переподготовки кадров для народного хозяйства и государственного управления.
  4. Коррупция в стране носит системный, более того – системообразующий характер.
  5. Нынешняя высшая управленческая элита нижайшего качества, реализуется одна из моделей охлократического политического руководства страной.
  6. Государство лишено субъектности, практически полностью находится во «внешнем управлении» и реализует не просто стратегию зависимого развития страны, а одну из худших моделей такого развития – безответственную, антипатриотическую модель, ориентированную на исполнение воли (и любых прихотей) внешних кредиторов и советчиков – поставщиков сомнительных проектов, моделей и стратегий. Страна под полным контролем внешней концептуальной власти.

Отсюда и логичные действия нынешних официальных украинских властей, учитывая стратегию их советчиков и старших звеньев в управлении страной. Стратегия эта в отношении Белоруссии была четко описана калифорнийской RAND Corporation в разделе одного из ее докладов: «Содействие смене режима в Беларуси» (Measure 3: Promote Regime Change in Belarus // Extending Russia. Competing from Advantageous Ground / James Dobbins, Raphael S. Cohen, Nathan Chandler, Bryan Frederick, Edward Geist, Paul DeLuca, Forrest E. Morgan, Howard J. Shatz, Brent Williams. Santa Monica, Calif. :RAND Corporation, 2019. – P. 109-115).

И на национальные интересы украинского общества никто при этом ориентироваться не собирается. Сказано «свыше» – сделано. Рациональные аргументы «иного порядка», «из иной сферы» действовать не будут. Есть жесткая общесистемная логика. Она и доминирует. 

Кирилл Барашков, юрист-международник, эксперт «Киевстратпро»

Сначала мне бы хотелось коснуться ситуации в самой Республике Беларусь. Ситуация там, особенно если находиться за пределами страны, представляется многим исключительно как черно-белая, хотя таковой не является. Сторонники Лукашенко считают, что на суверенную Республику Беларусь напала толпа «соросят», глобалистов, международных мошенников. Соответственно, другая сторона считает Лукашенко кровавым диктатором и фальсификатором выборов. Ни та, ни другая формулировка ситуации не является корректной. Очень многие причины происходящего кроются во внутренней политике Беларуси. Власть в Беларуси очень статична. С моей точки зрения, власть, безусловно, не оценила масштаб протестов и внутреннюю ситуацию, неудачно попыталась маргинализировать протестующих, очень сильно ограничила каналы коммуникации, каналы диалогов. Местная власть (я знаю, о чем говорю, я с ними общаюсь регулярно) не способна работать с такими категориями как популярность, имидж, пиар, контакты с общественностью. В принципе, то же самое происходит и на международной арене по отношению к белорусским событиям.

Если мы будем говорить о внешней политике Украины, само присоединение к санкциям по отношению к Беларуси я бы назвал – комическое присоединение к комическим санкциям. Безусловно, такое решение не соответствует национальным интересам Украины, размыто само понятие «национальный интерес» в данной ситуации. У нас крепкие промышленные, торговые, экономические связи с Беларусью, их ограничения не есть следование национальному интересу страны. В то же самое время кто-то из украинских министров, руководителей, функционеров скажет, что если не присоединимся к санкциям, то не получим очередной транш от ЕС, от Литвы, от Польши.

Вокруг Белоруссии продолжаются закулисные торги, в том числе между ЕС, США и Россией. Украина не может высказывать свою позицию до окончания этих торгов, так как является не субъектом геополитики, а ее объектом, она будет идти в кильватере принятых решений. К сожалению, для Украины, как для страны, я скажу сейчас непопулярную формулировку – у расползающегося государства понятие национальных интересов крайне зыбко. Разные группы, разные институты, разные структуры в Украине лоббируют совершенно разные сценарии, в том числе и по отношению к Беларуси, хотя субъектом международной политики Украина давно не является. Отечественная  практика внешнеполитической деятельности за последние годы показывает, что не только при Зеленском, но и ранее, очень немного из шагов, предпринимаемых Украиной, отвечало хоть каким-либо национальным интересам, кроме интересов очень узких групп, и, безусловно, внешних игроков.

Новые напряженные отношения с Беларусью инициировала украинская сторона в конце сентября. Отмечу, 23 сентября прошла инаугурация Александра Лукашенко, однако ряд стран ЕС отказались признавать легитимность белорусского лидера. Украина, которая в прошлый раз решила присоединиться к заявлению ЕС, где говорилось, что выборы в Белоруссии не соответствовали международным стандартам, на этот раз не спешила следовать примеру стран союза. Инаугурацию Лукашенко в Киеве назвали нелегитимной лишь со второго раза.

Что происходило? Полагаю, что внешнеполитическое ведомство с кем-то советовалось, с другой стороны, у нас происходила некая внутривидовая борьба. Это финансовые, финансово-промышленные группы, которые заинтересованы в контактах с Беларусью, а Беларусь сейчас является определенным хабом в отношениях с Российской Федерацией. Многие торгово-экономические контакты прерваны, но огромные объемы товаров, экспорта, импорта идут сегодня через Беларусь. Можно обмануть здравый смысл, но географию обмануть довольно сложно.

Мы граничим с Беларусью, Беларусь оставалась, кстати, чуть ли не последним добрым соседом Украины до последнего времени. Ранее Александр Лукашенко использовал риторику по отношению к украинскому президенту: «Владимир Александрович». Сейчас он больше склоняется, кстати, на довольно миролюбивую риторику, он говорит: «Володя Зеленский – парень неплохой. Он не прав, но его заставили присоединиться к санкциям против Республики Беларусь». Очень интересно последние годы он себя позиционирует и доказывает, что он является умелым, хитрым, ситуативным игроком на международной арене. И вот таким образом, он по старинке пытается как-то снизить градус накала и показать готовность к какому-то маневру. Но этот маневр не может быть бесконечным. Мы еще не видели полного списка, как сказал Еврокомиссар, из примерно 40 людей Республики Беларусь, кстати, Александра Лукашенко туда не включили, который был подвержен санкциями Евросоюза и Соединенных Штатов и части присоединившихся стран. Вполне возможно, что это будут не ключевые фигуры, которые не играют большую роль в международной политике, во внутренней политике Беларуси. Безусловно, санкции являются определенной формой унижения страны, и безусловной формой давления, в первую очередь, психологического.

То, что Беларусь подготовила ответные санкции против Украины, это совершенно нормальный и ожидаемый шаг для суверенного государства. Зеркальные санкции будут введены и  в отношении других стран. Резко ухудшились отношения Беларуси с Литвой, с Польшей, и кто попадет в санкционные списки Республики Беларусь, безусловно, догадаться можно. Думаю, это будут украинские политики, активно выступавшие за смену власти Республики Беларусь, поддерживающие протестующих, Светлану Тихановскую. Напомню, даже Киевсовет вывесил огромного размера бело-красно-белый флаг на фасаде, что можно считать, мягко говоря, довольно странным ходом, политически недальновидным, учитывая глубокие экономические отношения именно города Киева с Беларусью. У нас недавно заступили на службу более 200 автобусов МАЗ, у Киева есть прямые интегральные связи с белорусскими городами и предприятиями. В этом можно усмотреть как недальновидность, так и откровенное вредительство со стороны Киевсовета. Стоит напомнить, что во время Второго форума регионов Украины и Республики Беларусь, который состоялся в октябре прошлого года в Житомире, были подписаны два межправительственных соглашения и 15 соглашений о межрегиональном сотрудничестве. На этом форуме были заключены контракты на сумму свыше полумиллиарда долларов, в 2018 году цифра была в пять раз скромнее.

Конечно же, уже звучат мнения о необходимости переноса переговорной площадки по Донбассу из Минска в другое место. А это значит, что происходящее в Белоруссии будет иметь глобальные геополитические последствия. Недавно глава украинской делегации в ТКГ по Донбассу Леонид Кравчук заявил, что лично намерен настаивать на поиске новой международной площадки для переговоров. Сам Минский формат, на мой взгляд, уже является подобием «живого трупа». Теперь однозначно на нем можно поставить крест, он даже в формальном виде не доживет до марта-апреля следующего года. Звучали предложения от «Слуг народа», что можно перенести площадку в нейтральные страны, например, в Швецию. Но вероятность этого события не больше, чем перенос данной переговорной площадки на планету Венера. В этой ситуации Минский формат однозначно похоронен, теперь его конец формализовался. Это очень удобный способ «соскочить» с Минских переговоров.

С начала конфликта в Украине сильно выросла роль Беларуси как транзитного коридора. После того как Россия и Украина прекратили авиасообщение, компания «Белавиа» резко увеличила доходы, значительно расширив свои перевозки во многие украинские города. Фактически Минск стал транзитным узлом в авиасообщении между Украиной и Россией. Беларусь в силу географического положения, грамотной и прагматичной экономической политики, оказалась в нужное время и в нужном месте. Авиакомпания «Белавиа» была одной из динамично развивающихся авиакомпаний СНГ, она в том числе закупила новые авиалайнеры «Embraer» и «Boeing». Но до начала конфликта в 2014 году она выполняла с горем пополам один рейс из Киева, один рейс из Одессы. А после начала известных событий стали выполняться до 5 рейсов из Киева, до 2 рейсов из Одессы, рейс из Львова, Харькова, Запорожья, Днепра, и планировали пускать рейс из Херсона. Безусловно, мы все понимаем, что эти рейсы ориентированы на пассажиров, следующие в Российскую Федерацию. Еще раз отмечу, Беларусь правильно воспользовалась ситуацией, на их месте так поступил бы каждый.

У Минска и Киева достаточно тесные экономические связи, причем сотрудничество идет в жизненно важных для Украины сферах (бензин, транзит некоторых товаров, особенно сельскохозяйственных, в Российскую Федерацию). Поэтому присоединение к санкциям — достаточно спорное решение для экономики Украины, о чем говорили и политики, и экспертное сообщество, но оно прекрасно вписывается в те внешнеполитические и экономические приоритеты, которые ставит для себя Украина.

Что касается возможных ухудшений экономических, торговых связей наших стран, то я настроен не так пессимистично. Экономика и основные предприятия Республики Беларусь подчинены вертикали государства. Но ранее неоднократно Александр Лукашенко показывал крайнюю прагматичность в отношениях, как с соседями, так и с бывшими партнерами — белорусская экономика ориентирована на экспорт, поэтому он старается максимально отделять политику и экономику. Безусловно, возможен удар по производящим отраслям, по поставкам тех или иных товаров. Но можно утверждать с очевидностью, что белорусская сторона будет максимально стараться поддерживать экспорт в Украину, как и в любые другие страны. Я думаю, если встанет вопрос о таких же отношениях с Литвой или Польшей, показавших себя крайне агрессивными внешними игроками в белорусском кризисе, то ситуация будет похожей.

При этом, я считаю, что Беларусь не будет использовать «чистую» политику в экономических отношениях, она показала здесь достаточную прагматичность с экономической точки зрения. Она не будет, по крайней мере, по своей воле использовать политику для ограничения прибыли для национальной экономики. Это в принципе не характерно для государств с наличием какого-либо суверенитета. Я считаю, что показателем в данной ситуации суверенитетом государства является максимальное отделение политики от экономики, максимальный прагматизм. И если Беларусь экспортировала N-ное количество тонн бензина в Украину, то она получила N-ную сумму долларов или евро. Ограничивать такие поступления – нерационально и неправильно. Практика последних лет показывает, что такое поведение нехарактерно для белорусского государства.

Этим отметилась, кстати, Украина, многократно, выходя из разных экономических соглашений, разрывая те или иные экономические связи не только с РФ, многие экономические проекты с Китайской Народной Республикой были аннулированы. Это все нанесло ущерб украинской экономике, но, тем не менее, мы это сделали — по причине крайне слабого, ограниченного суверенитета.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here