Международный валютный фонд в июне с.г. обнародовал текст меморандума с Украиной о 18-месячной программе финансирования stand-by в рамках финансирования Украины на $5 млрд. Всего – ожидалось четыре транша — в июне (получен), сентябре и декабре текущего года и в июне 2021 года. При этом, Украина подписала ряд обязательств.

Недавно глава Нацбанка Кирилл Шевченко встречался с представителями Фонда в Вашингтон, однако по-прежнему не названы хотя бы приблизительные даты ни приезда миссии МВФ в Украину, ни выделения транша. Глава НБУ в интервью «Голосу Америки» уточнил, что сейчас с МВФ обсуждают три блока вопросов. Первый касается решения Конституционного суда по е-декларациям и антикоррупционной деятельности в Украине. Второй — проекта бюджета Украины на 2021 год. И третий — работа самого Национального банка.

Также президент Украины 17 ноября провел телефонный разговор с директором-распорядителем Международного валютного фонда Кристалиной Георгиевой. В беседе были затронуты темы выполнения Киевом обязательств перед МВФ и ситуации с решением КСУ по поводу антикоррупционного законодательства. Об этом сообщается на сайте президента.

Пауза с кредитом вновь активизировала традиционные споры — может ли Украина обойтись без денег МВФ. Экономисты отмечают, что потребности в деньгах сейчас не очень велики из-за намеренного недофинансирования расходной части бюджета. Но кредит от МВФ это еще и сигнал для других кредиторов и инвесторов. Фактор возобновления программы с МВФ является ключевым для получения других кредитов, в частности от ЕС, Мирового банка и ЕБРР. При этом, указывают финансовые эксперты внешний рынок заимствований практически закрыт из-за сложной эпидемиологической ситуации в мире.

Ситуацию с текущей политикой МВФ комментируют Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый эксперт и Андрей Блинов, главный эксперт Национального банка Украины, координатор Экспертной платформы

Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый эксперт

Недавно президент провел телефонный разговор с главой МВФ. В сообщении президента ясно сказано, что с точки зрения президента Украина выполнила абсолютно все требования МВФ, все параметры программы, и имеет право получить очередной транш. Но, очевидно, МВФ так не считает. Если речь идет о маяках, прописанных МВФ, то, очевидно, мы говорим о решении Конституционного суда, о том, что этими решениями, в частности, отменено обязательное электронное декларирование. На самом деле, все это ранее было выполнено Украиной, поэтому Зеленский, видимо, полагает, что уже один раз было выполнено, а если сегодня не выполняется, то это «не считается».

Есть и другие проблемы, которые звучат в заявлениях отдельных должностных лиц. Например, Даниил Гетманцев говорит о том, что Украина принимает бюджет, не устраивающий МВФ, особенно в части 6% дефицита нашего государственного бюджета. Действительно, это очень большой дефицит. При сложившейся ситуации совершенно непонятно, чем и как дефицит будет покрываться, когда нерезиденты выходят из государственных ценных бумаг. Мы знаем, что буквально еженедельно сокращаются объемы ценных бумаг у них на руках.

Большие бюджеты рефинансирования, которые сейчас выдает Национальный банк крупным, особенно, государственным банкам, очевидно, под неформальные договоренности, говорит о том, что украинские банки будут выкупать государственные ценные бумаги за счет средств рефинансирования. В принципе, это скрытая форма эмиссии. Я предполагаю, что такой метод финансирования дефицита бюджета МВФ тоже не может устроить. Это вообще противоречит пониманию финансовой политики со стороны МВФ, потому что рано или поздно, если только не будет предоставлено достаточно внешних кредитов, такая политика приведет к серьезной девальвации гривны, раскрутки инфляции и нарушению нашей финансовой стабильности. Это мое мнение. МВФ не заявлял публично, что он осуждает вот такую политику Национального банка, но я вижу и понимаю, что не может устраивать МВФ эта схема с финансирование дефицита бюджета через увеличение кредитов рефинансирования для коммерческих банков с последующим выкупом облигаций. Также не приняты изменения в закон о банковской деятельности (хотя проект в Раде уже есть). Возможно, это также сказывается на политику Фонда.

Но мы не должны исключать еще более глобальных факторов. На сегодня МВФ, как известно, полностью контролируется Соединенными Штатами, у них там контрольной пакет. Поэтому не Кристалина Георгиева принимает решение о политике в отношении той или иной стороны. Сегодня сложилась ситуация, когда политика США в отношении Украины не сформулирована. Президент Трамп уходит. Многие лидеры других стран совершенно однозначно демонстрируют, что они уже не считают его президентом. Да и по американской практике уходящий президент, который проиграл выборы, называется «хромой уткой», и с ним каких-то договоренностей не заключают.

Еще не объявлены окончательные итоги выборов. Не было инаугурации, она будет 20 января. Относительно Украины новый президент США еще не определил приоритеты политики. Кроме того, все, кто анализирует будущую американо-украинскую политику, предполагают вероятность того, что президент Байден не будет активно поддерживать действующего президента Украины и его Администрацию в силу разных причин, в том числе и в силу того, что сложились ранее хорошие отношения Байдена – Порошенко. На сегодня мы можем сказать одно, что политика США относительно Украины не сформулирована, новой администрации еще нет, чтобы высказать МВФ пожелания предоставления очередных кредитов и т.д. А чиновники – и есть чиновники, пока начальство не дает четких сигналов поддерживать или нет Украину финансово, никаких действий совершать не будут. Вообще, я думаю, это самый главный фактор – неопределенность в США. Если бы США захотели, то мы можем не выполнить массу индикаторов, показателей, договоренностей. Если есть политическое решение США, МВФ все равно выдает деньги. А раз нет таких решений, то чиновники МВФ, скорее всего, будут ждать ясности и отмашки от основного акционера МВФ, который полностью контролирует ситуацию.

Также фактор «дружбы» с МВФ является ключевым для получения кредитов от ЕС и Мирового банка. Мировая финансовая система выстроена так, что вначале МВФ принимает политическое решение о кредитовании. Это рассматривается как сигнал для Мирового банка и для всех других кредиторов. Вслед за международными финансовыми организациями, государствами, похожие решения принимают и частные кредиторы. Очевидно, нам нужно набраться терпения, скорее всего, на рабочем уровне выясняется технический вопрос: готов ли Фонд поддерживать Украину при том дефиците бюджета, который закладывается в документ. МВФ, конечно, будет ждать окончательного голосования за закон о бюджете, анализировать его. Сейчас напряженная финансовая ситуация в Украине, поэтому возможны нестандартные решения со стороны правительства, в том числе – и неожиданные для МВФ. Поэтому они будут руководствоваться уже принятым законом. Уже есть возможность проводить консультации по основным параметрам бюджета.

До Нового года ожидалось два транша по $700 млн по программе сотрудничества с МВФ. Считалось, что это позволит сбалансировать финансовую ситуацию, с учетом того, что другие кредиторы также предоставят деньги. Напомню, что следующий крупнейший кредитор — Евросоюз и по программе финансовой помощи страна могла получить 1 млрд 200 млн евро. Сколько нам не хватает денег? К концу года выясняется, что расчеты к бюджету не оправдываются. У нас уровень доходов меньше, чем прогнозировалось на этот год. У нас очень напряженная финансовая ситуация. Если не будет принято каких-то четких решений в плане изысканий источника финансирования, очевидно, в декабре, может не с самого начала, а с середины, проявятся достаточно большие сложности. По сообщения казначейства получается, что на сегодня значительно недофинансирована целая часть расходов бюджета по основным статьям, включая даже недофинансирование обороны, значительное недофинансирование медицины, большое недофинансирование капиталовложений. Минфин уже сейчас вынужден принимать достаточно жесткие меры по ограничению финансирования текущих расходов. А это может означать, что если не будут дополнительно найдены такие источники, бюджет не будет выполнен по доходам и расходам в этом году.

Очевидно, сегодня действует некий план «Б» — это эмиссия Центрального банка, предоставление коммерческим банкам, прежде всего, контролируемым крупным государственным банкам многомиллиардных кредитов рефинансирования с тем, чтобы они покупали ценные бумаги Минфина, и эти деньги пополняли бюджет. Но это опасный путь, потому что независимо от того, что это не прямое, а опосредованное финансирование дефицита бюджета со стороны НБУ, конечный эффект неизбежно через какое-то время окажется тем же самым: девальвация, инфляция, дальнейшее разбалансирование нашей финансовой системы. Однозначно, до конца года так прожить можно – без катастрофических последствий. Но следующий год будет еще тяжелее, еще тяжелее будет достичь какой-то финансовой стабильности.

Сегодня много говорят о том, что можно одолжить деньги у других стран, упоминая Саудовскую Аравию и Китай. Я сомневаюсь. Мечтать можно о чем угодно. Но по другим данным, Китай не собирается дать денег Украине, Китай обратился в суд из-за заблокированных китайских инвестиций в «Мотор Сич», и, якобы, уже выставлен счет на $3,5 млрд. Так что Китай не дать хочет, а забрать. При такой политике по отношению к Китаю, а это уровень государственной политики, акции «Мотор Сич» арестованы по требованию службы безопасности Украины. Это государственная политика, которая открыто сегодня направлена против Китая. После этого мечтать, о том, что Китай финансово начнет нас спасать — по меньшей мере, наивно. По Саудовской Аравии – не знаю. Я не вижу смысла для Саудовской Аравии помогать деньгами Украине. В мире много стран – богатых, с деньгами, которые могли бы дать межгосударственные займы, но не дают же. Не дают даже те страны, которых мы называем нашими «западными друзьями» и партнерами. Они дают деньги только через те механизмы, которые привязаны к решениям МВФ.

На днях на мировой экономической карте появилось крупное объединение – Китай и еще 14 стран (Япония, Индонезия, Южная Корея и др.), подписали соглашение о «Всестороннем региональном экономическом партнерстве» (ВРЭП). Но не стоит его рассматривать , как кредитора. Это региональное объединение, а по сути, это большое соглашение по зоне свободной торговли. Украина не из того региона. Я не думаю, что для Украины участие в нем полезно, даже если бы это было допустимо. Это же не дает никаких денег, а заставит открывать украинские рынки для доступа товаров из более конкурентоспособных стран, прежде всего – из Китая. Это — беспошлинная торговля. Она нанесет ущерб украинской экономике.

Я думаю, сейчас очень напряженная ситуация. Украина еженедельно ведет расходы по обслуживанию ранее полученных кредитов, возвращает проценты. В отдельные недели на это уходит миллиарды гривен. Что сейчас правильно было бы делать? Вместо того, чтобы добиваться новых кредитов, чтобы обслуживать ранее полученные, надо очень решительно и на высоком уровне, ставить вопрос о том, чтобы МВФ и частные кредиторы, другие страны – кредиторы применили бы к Украине тот же подход, который применяется сейчас в связи с пандемией коронавируса для развивающихся стран. Развивающиеся страны, испытывающие сложности в состоянии экономики получили больше отсрочки по кредитам. Украина не получила таких отсрочек.

Если заглянуть к Владиславу Рашковану на страницу ФБ, то он недавно помещал пост, излагая, как МВФ, а вслед за ним другие кредиторы, включая частных, приняли новые решения по льготам в части обслуживания кредитов, и возвращения кредитов МВФ, другим кредиторам со стороны развивающихся стран. Но на Украину это не распространилось. Наши «западные друзья» и партнеры не дают Украине каких-то преференций в части нашего финансового бремени. Но здесь как раз обозначилась задача президента. Я считаю, что сейчас важно договориться об отсрочках по обслуживанию таких кредитов. Если возможно, то можно ставить перед кредиторами вопрос о возможном списании части украинских долгов. Здесь может быть достигнут результат со ссылкой на ту политику и на те преференции, которые получили развивающиеся страны. Украина, как мы знаем, недавно объявлена беднейшей страной Европы. И как беднейшая страна Европы Украина может доказывать, что мы тоже имеем право на отсрочки по выплате долгов, а, возможно, и списание какой-то их части.

Андрей Блинов, главный эксперт Национального банка Украины, координатор Экспертной платформы

блинов фотоО чем конкретно говорили с представителями МВФ глава НБУ и президент – всю эту информацию могут сообщить только участники переговоров. На прошлой неделе глава Нацбанка Кирилл Шевченко дал интервью «Голосу Америки» – там содержится вся официальная информация, которая есть на сегодняшний день. Конечно, она дополнена сведениями от президента – он провел переговоры с главой МВФ. По итогу Офис президента опубликовал пресс-релиз, в котором было много слов о готовности продолжать сотрудничество, но пока без конкретики.

Ситуация на сегодняшний день выглядит следующим образом. Украина имеет официально заявленный дефицит бюджета-2020 – 298,4 млрд грн, это согласно апрельским поправкам, когда у нас был весенний локдаун. Согласно договоренности с МВФ в конце весны Украинское государство планировало в этом году получить даже не 2, а 3 транша МВФ по программе stand-by, сопутствующее кредитование от группы Мирового банка и Европейского Союза. В значительной мере такое финансирование необходимо для того, чтобы осуществлять собственно выплаты по внешнему долгу, потому что не стоит забывать, что мы находимся в периоде трехлетнего (2019–2021) пика выплат по госдолгу. В частности, госбюджету постоянно необходимо выискивать 7-8 млрд долларов только на прямые выплаты по внешнему долгу.

Я напомню, у нас приблизительно 12% расходной части бюджета уходит на погашение процентов по госдолгу – внешнему и внутреннему. Свыше 500 млрд грн – это ежегодные выплаты по «телу» долга. Если грубо сложить, получается, что из бюджета уходит более 60% доходов на выплаты по государственному долгу (получение и погашение «тела» долга происходит по статье «финансирование дефицита», но это технические нюансы, которые только мешают правильно воспринимать картину ситуации в госфинансах). Получается, выполнение бюджета критически зависит от возможностей от так называемого рефинансирования долга. Это не означает, что мы тут же занимает именно у тех же заемщиков. Это значит, что Украина занимает деньги накануне очередной выплаты. Желательно, на более длительные сроки и под более низкий процент. В целом в последние годы это удается.

Совершенно понятно, взять и вынуть из бюджета 60% расходов вместо оплаты социалки, армии и т.д. – просто нереально. Это будет коллапс всей бюджетной системы, огромное количество массовых протестов. Понятно, никто на это не пойдет. Кстати, именно такая зависимость от внешнего рефинансирования, по сути очередной дозы инъекции, и дает все основания говорить о «внешнем управлении». Это когда ты не можешь сказать «нет» тем столицам, где принимается решение об очередном крупном кредите.

У правительства далеки от нулевых остатки на валютных и на гривневых счетах. В принципе, еще когда правительство заплатило свыше 2 млрд долл. в сентябре по долгам внешним кредиторам, стало понятно, что вопрос своевременных выплат по долгам в 2020 году закрыт, никакой угрозы дефолта нет. В мае-августе Киев занял достаточно для того, чтобы пройти все пики выплат до конца финансового года.

Да, отсутствие новых кредитов с большой вероятностью говорит о том, что в бюджете-2020 будет недофинансирован ряд статей. Будет значительно меньше дефицит бюджета, нежели планировался, вероятно, в пределах 150-200 млрд гривен. Это позитивные новости для перспектив инфляции и финансовой стабильности. Статьи бюджета, как мы видим, выполняются крайне неравномерно. Последняя информация была такова, что капитальные расходы выполнены по году только на 44%, хотя до 31 декабря осталось совсем немного. Это говорит о том, что традиционно бюджет, когда не хватает денег, выполняется в ручном режиме. Еще защищенные статьи – социалка, долги. Остальное финансируется по остаточному принципу. Я лично слышал от министра финансов Сергея Марченко мнение, что одним из вариантов решения проблем бюджета этого года в случае недопоступления займов может быть недофинансирование ряда статей, т.е. уменьшение дефицита бюджета.

Итак, проблемы-2020 уже нет. Есть проблема 2021 года. На следующий год правительство подало и пока принят в первом чтении проект бюджета с дефицитом 270 млрд грн. Это 6% ВВП. Большой дефицит бюджета. Это выше, чем в среднем на следующий год в других странах (4,9% ВВП, https://expla.bank.gov.ua/expla/news_0180.html). И вот это вопрос, как финансировать дефицит бюджета и первые выплаты следующего года – к тому времени уже не будет накоплений на счетах правительства. Январь и первая часть февраля – это период низких бюджетных поступлений – много праздников, начало финансового года.

Украинские власти, очевидно, сейчас пытаются договориться с МВФ о получении второго транша в размере порядка $1 млрд. Предполагается, что деньги полностью пойдут в бюджет. Самое главное – возобновление работы с МВФ позволит другим кредиторам финансировать Украину. В частности, очень актуален вопрос для правительства о получении хотя бы 600 млн евро транша от ЕС, было объявлено, что он предоставляется безусловно, т.е. он не обусловлен ничем. Евросоюз, конечно же, ориентируется на решение МВФ. Тут же свое слово скажет и Мировой банк. Вот почему Украине критически важно договориться именно с МВФ. Это разблокирует другие внешние поступления. Если будет такое финансирование, это уберет кучу рисков: это валюта, это точно не грозит обвалом курса, инфляции. Разговоры о гипотетическом включении печатного станка исчезнут вмиг.

Национальный банк неоднократно заявлял – и бывший председатель, и нынешний, и каждый из членов правления банка о том, что Национальному банку запрещено напрямую финансировать дефицит бюджета. НБУ никоим образом не планирует принимать участие в эмиссионном покрытии дефицита, это твердая позиция центрального банка. На следующий год Нацбанком прогнозируется инфляция (в среднем по году) 6,1% – это прямо указывает, что никаких дополнительных действий по финансированию правительства Нацбанк не планирует.

Есть много спекуляций по поводу того, что НБУ начал программу длительного рефинансирования на срок до 5 лет. Дескать, банки, особенно госбанки, сейчас вовсю покупают облигации, то есть новый долг правительства. Экспертная платформа НБУ недавно приводила данные о показателях рефинансирования и их сравнении с портфелями гособлигаций (https://expla.bank.gov.ua/expla/news_0179.html). Там показано, что, во-первых, доля ОВГЗ в активах банковской системы не превышает 20%. И она принципиально не растет.

Соотношение рефинансирование НБУ к объемам портфеля ОВГЗ банков, конечно, немного растет (потому что растут объемы рефинансирования с целью активизации кредитования), но оно составляет менее 5%. Говорить о том, что банки сейчас покупают львиную долю ОВГЗ за счет рефинансирования центрального банка – в корне неверно.

Вопрос выполнения согласованных с МВФ критериев и маяков – политический. Фактически, учитывая критическую важность внешнего кредитования, это вопрос уровня СНБО. Туда входят почти все ключевые политические персоны страны – что они решат, мне предполагать некорректно. Судя по тональности заявлений чиновников МВФ, речь идет о том, что Украина прежде всего должна принять реалистичный, согласованный с МВФ бюджет. Согласованный – это значит согласованный размер дефицита. Насколько мне известно, МВФ также не устраивает дефицит 6% ВВП на следующий год. А значит, он будет сокращаться. Это все, что известно на сегодняшний день. Все остальное –спекуляции и домыслы.

То есть следует ждать принятия бюджета. Процесс его принятия запаздывает на полмесяца, поскольку в первом чтении он был принят на 16 дней позднее крайнего срока, обозначенного в Бюджетном кодексе. Соответственно, если в парламенте не будет никакого кризиса, бюджет к 15-16 декабря будет принят. После этого будет возможен плодотворный диалог с МВФ. Да, есть календарные сложности: грядет католическое Рождество, новогодние праздники, да и коронавирус не дремлет. Однако формат миссии онлайн может значительно ускорить процесс.

Украина должна быть заинтересована в том, чтобы принять бюджет с умеренным дефицитом, желательно, как можно ближе к дате 1 декабря – как это прописано в Бюджетном кодексе. После этого намного легче будет вести переговоры с Международным валютным фондом, и постараться успеть с решением вопроса о втором транше до 24 декабря. Еще раз повторюсь, эти деньги нужны правительству, чтобы спокойно смотреть в начало 2021 года.

Часто звучат вопросы – где взять деньги при отсутствии кредита от МВФ? Это другие варианты решения бюджетных проблем. Сегодня они гипотетические. В любом случае, резервы для сокращения расходов на финансирование многих распорядителей есть. И неизбежность этих действий постепенно осознается.

Прямое финансирование Нацбанком – это всегда крайний сценарий. Повторюсь, согласно всем официальным заявлениям, он не рассматривается.

Полагаю, что альтернативными источниками внешнего кредитования, конечно, могут выступать прямые займы у правительств иностранных государств. Не у международных финансовых организаций, а напрямую у стран. Саудовская Аравия и Китай? Возможно. В мире у ряда стран, особенно тех, где созданы всяческие суверенные фонды за счет экспорта природных ресурсов, есть сотни миллиардов долларов накоплений. Сейчас есть такая проблема – куда инвестировать. Можно инвестировать в облигации США под ставку меньше 1%, можно вложить в облигации европейских стран – Германии, Швейцарии вообще под минусовую ставку. Крайне невыгодно. Руководители таких фондов ищут рынки, возможности для вложений. Украина потенциально интересна. Безусловно, речь может идти об инвестировании в долг emerging markets незначительной части таких фондов, до 10%. Долларовая доходность – от 4% годовых, а может быть и 6-7%. При этом с Украины это не снимает, что называется, «домашнего задания» по дефициту бюджета, потому что стоимость долга — процентная ставка по нему – прямо связана с размером дефицита. Все понимают, если должнику очень нужны деньги, то и процентная ставка будет высокая. Если Украина будет показывать, что у нее нормализован дефицит бюджета, потребность в займах стала меньше, это будет позитивно сказываться на ставке. Конечно, занимать надо дешевле, чем 7,75%, под которые в 2015 году правительство Яценюка реструктуризировало долг. Это выбивает все разговоры о формировании «пирамиды» госдолга.

Выполнила ли Украина основные маяки, прописанные в Меморандуме с МВФ? Я у себя на странице в фейсбуке напомнил все эти требования. В частности, там «маяк» о том, что должны быть внесены изменения в законодательство по Высшему Совету Правосудия в плане улучшения процесса отбора судей, что призвано гарантировать, что члены ВСП имеют безупречную репутацию. Срок – до конца октября. Это требование пока не выполнено.

Что касается решения Конституционного суда об отмене некоторых положений всеобщего антикоррупционного декларирования. Этот «маяк» не прописывался в нынешнем Меморандуме с МВФ. Это было одно из условий МВФ по предыдущим программам, не только Фонда, но и того же Европейского Союза, чтобы работали антикоррупционные органы, в частности, триада – антикоррупционная прокуратура (САП), следователи (НАБУ) и суд (ВАКС). Все эти элементы были запущены. Получается, что решением Конституционного суда отчасти нарушены те обязательства, которые Украина брала на себя в рамках предыдущих программ с МВФ. В глазах кредиторов это «откат назад», увеличение рисков, что их кредиты могут быть банально разворованы. Любые кредиторы плохо относятся к тому, когда идет отказ по прежним договоренностям.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here