Украинская делегация 11 ноября на заседании Трехсторонней контактной группы поддержала инициативу представителей ОБСЕ провести внеочередное заседание политической подгруппы для согласования плана действий по дальнейшему урегулированию ситуации на Донбассе в рамках ТКГ.

Ранее, 8 ноября, глава украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук заявил,  что необходимо пересмотреть последовательность выполнения пунктов минских соглашений, принятых в 2015 году. Кравчук считает, что за шесть лет на Донбассе многое изменилось и те договоренности, которые были приняты в 2015 году, устарели. Украина предложит новый документ для урегулирования конфликта в Донбассе и вынесет его на обсуждение других стран. По словам Леонида Кравчука, документ будет связан с Будапештским меморандумом.

Украина подготовила свой ответ на «дорожную карту», которую  предложили «ДНР» и «ЛНР». В ТКГ  уже заявили об украинской версии плана по Донбассу: он называется «План совместных шагов». Разъяснения членов ТКГ дают понять, что никакой особый статус для Донбасса, предусмотренный Минскими соглашениями, по плану Киева, предоставлен не будет. Вместо него появляется «свободная экономическая зона».

Политические советники лидеров стран 13 ноября провели  встречу в нормандском формате. Переговоры прошли  по видеосвязи. Обсуждены  пути активизации работы Трехсторонней контактной группы. Также во время переговоров советники лидеров нормандской четверки рассмотрели «План совместных шагов» по восстановлению мира на Донбассе. По данным украинских СМИ, Андрей Ермак выступил за принятие этого документа, который дал  бы толчок Минскому переговорному формату.

Со времени последних переговоров в нормандском формате на уровне лидеров государств прошел почти год: они встречались в Париже 9 декабря 2019. Следующий саммит вполне  реально провести до конца этого года, о чем заявил министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников. Это необходимо для оценки имплементации решений прошлогодней встречи.

Состояние Минского процесса и новый план по реинтеграции Донбасса комментирует Сергей Толстов, политолог, директор Института политического анализа и международных исследований

Сергей Толстов фотоНедавно Леонид Кравчук  заявил, что Украина подготовила свой новый детальный план по реинтеграции Донбасса. Почему он предложил именно новый план? Тут есть понимание  особенностей текущего политического момента с учетом того, что произошло с Фокиным, и есть  попытка изменить технику переговоров. Если посмотреть со стороны, то складывается такое впечатление, что Кравчук видит, что переговоры в традиционном режиме успеха не обретут. С другой стороны, от ЛНР и ДНР в прошлом месяце  предоставлен  свой план «дорожной карты», который содержит 15 пунктов. Это план действий и сроки по внедрению политических положений Минска-2. Сейчас вопрос о «дорожной карте» официально не ставился украинской стороной. Они выступили с инициативой, предложив, скажем так, развернутую концепцию реализации Минских соглашений. Кравчук попытался поменять «рамку» переговоров. По сути, он выступил с альтернативным предложением. Причем, именно Кравчук назвал 5 пунктов плана по Донбассу. А уже с учетом других комментариев получилось, что этих пунктов больше. Т.е. Кравчук заявил об украинской версии плана по Донбассу. Он называется «План совместных шагов».

Причем, со стороны Кравчука комментарии звучат таким образом, что Украина поддержала предложение ОБСЕ провести заседание политической группы, где можно будет согласовать совместный документ, сформированный всеми участниками процесса. То есть, на данном этапе речь идет о том, что Киев ожидает, что теперь уже эксперты ОБСЕ займутся подготовкой  вот этого комплексного документа, который будет не от авторства Украины, не от авторства ЛНР/ДНР, а будет от имени ОБСЕ с тем, чтобы можно было его рассматривать в качестве базового документа для переговоров. С одной стороны, Киев говорит о том, что он не выходит из Минских договоренностей, и продолжает диалог по этому поводу. С другой стороны, Киев всячески пытается показать, что выполнение «старых» Минских соглашений сегодня практически невозможно.

Что принципиально нового в заявлении Кравчука – это  прекращение вооруженного конфликта и демилитаризация «республик» Донбасса. «Все вооруженные формирования, наемники, вооружение — все должно быть выведено с этой территории, незаконные вооруженные формирования должны быть распущены. И это нужно сделать в начале 2021 года», — говорится в документе. Предлагается до 31 марта 2021 года на отдельных территориях провести выборы. Их регулирует специальный закон.

Также указано, что международные организации (Красный крест, ОБСЕ) должны получить полный доступ на неподконтрольные территории до середины ноября. Миссию ОБСЕ Кравчук предлагает расширить до 1500 человек с прицелом на мониторинг неподконтрольного участка границы. Во всем заявлении Кравчука нет ни одного упоминания о том, что ОРДЛО после проведения выборов получат «особый статус», который обещан даже украинским законом, принятым еще в 2014 году. Единственный намек на особый статус — это обещание Кравчука ввести в закон о выборах на Донбассе «формулу Штайнмайера», которая как раз и предусматривает предоставление особого статуса сразу после проведения выборов. В то же время последующие разъяснения членов ТКГ дают понять, что никакой особый статус, предусмотренный Минскими соглашениями, по плану Киева предоставлен не будет. Вместо него появляется некая «свободная экономическая зона».

Очевидно, здесь рассматривались пункты, касающиеся непосредственного финансирования ЛНР/ДНР со стороны российского правительства. Сейчас публично не говорится, но, с другой стороны, на встрече не было никаких утечек о том, каким образом это осуществляется в течение 6 лет, что так же весьма любопытно, поскольку тут режим секретности действует в полном объеме.

Кравчук сейчас говорит о том, что эксперты ОБСЕ, которые заседают в различных подгруппах,  подготовят свой вариант «дорожной карты», который представят заседанию подгрупп уже 10 ноября, т.е. по истечению 5 дней. На сегодняшний день такого проекта документа нет. Но Украина как бы поменяла «рамку». Кравчук пытается перенести сейчас на представителя ОБСЕ в подгруппах основную нагрузку на подготовку консолидированного документа, который как раз и может стать по ожиданиям украинской стороны стать основой для переговоров.

Вопрос о выполнении Минских соглашений отложен в сторону. При этом подразумевается, что новый проект должен быть более свободным и представлять какой-то выход из того тупика, в который зашли переговоры за последние годы. Причем, поскольку речь идет о политико-правовых документах, в данном случае речь не идет о юридической законности. Например, ситуация  по Карабахскому совместному заявлению. Там множество моментов, которые не урегулированы, это трехстороннее заявление, которое является проектом мирного плана, его юридическая сторона вообще не рассматривается, поскольку это документ политического характера.

Сейчас речь идет о том, что если Минские соглашения и можно выполнять,  то нужно конкретизировать различные пункты, которые там прописаны в общей форме, определить последовательность тех действий, которые необходимы для их выполнения. Если все стороны согласны и готовы вести переговоры о том, каким образом можно реализовать Минский план, то необходимо не упираться в какие-то пункты его изложения его последовательности, как они там изложены на бумаге, а искать, каким образом можно увязать одно с другим.

Получается, что, с одной стороны, изменена смысловая «рамка» этих переговоров, и теперь у сторон есть возможность попытаться согласовать какой-то общий подход, чтобы реализовать их. С другой стороны, каждая из сторон смотрит на то, что хочет другая сторона и пытается тормозить или блокировать какие-то вопросы. С точки зрения выполнимости всех этих пунктов, получается так, что Киев рассматривает вообще все вооруженные силы, которые находятся в ЛНР/ДНР как незаконные вооруженные формирования, которые необходимо вывести. Каким образом это сделать? Никаким образом это сделать невозможно, поскольку на одностороннее разоружение в ЛНР/ДНР не пойдут. Очевидно, что возможно какое-то сокращение численности, теоретически можно ставить вопрос о том, чтобы техника была сосредоточена только на базах и не выезжала оттуда. Можно рассматривать  вопрос о том, чтобы наблюдатели ОБСЕ были размещены в пунктах пересечения российско-украинских границ. Но ставить вопрос о том, что Россия должна отменить гражданство для людей, которые получил ее паспорта — совершенно абсурдно. Нет таких прецедентов в мире, когда  одно государство отзывало паспорта по требованию другой стороны. Точно так же как Украина в свое время обещала выдавать паспорта  украинцам, точно так же РФ имеет право на основании  международного права предоставлять свое гражданство тому, кому она хочет.

Кравчук также  заявил, что новая инициатива Украины будут ввязаны с Будапештским меморандумом. Сам Будапештский меморандум — это политический документ. У нас шла дискуссия о том, является ли этот документ международно-правовым актом. Меморандум, в принципе, тоже является формой международного соглашения. Нельзя сказать, что этот документ не имеет никакого значения. Но, в первую очередь, это политический документ, поскольку там не предусмотрена никакая процедурная часть, кроме ведения консультаций. А каким образом можно получить гарантии? Их можно получить только в результате согласия сторон-гарантов, предоставить какие-то гарантии и рассмотреть, конкретизировать их в результате консультаций. Но никто не захотел конкретизировать гарантии Украины в результате политических консультаций. По  Будапештскому  меморандуму было проведено одно мероприятие в апреле 2014 года с участием США, России, Украины и Европейского союза, который туда пригласили, поскольку он ближе всего к Украине и заинтересован в российско-украинском конфликте. Великобритания там непосредственно не участвовала. Есть «пожелания» от Киева , что если  изменится  стратегия по решению проблемы Донбасса, за столом переговоров окажутся Украина, Россия, США и Великобритания. В принципе, Будапештский меморандум, так как это рассматривалось американскими экспертами еще при Обаме,  на сегодняшний день мертв. Американские эксперты совершенно четко  говорили о том, никаких обязательств у  США по Будапештскому меморандуму ни перед кем нет. И поскольку российская сторона отказалась участвовать в консультациях по меморандуму, то его реализовать невозможно. На сегодняшний день, Будапештский меморандум является документом политической истории. Как в свое время Миттеран говорил Кучме при обсуждении этого меморандума:  «молодой человек, Вас обманут». Так оно и оказалось.

Теперь украинская сторона  предлагает выполнять положения этого меморандума, но при этом, нет никаких процедур, которые обязывали бы США и Великобританию что-либо делать. А Франция и Китай выступили за то, что они поддерживают положения этого меморандума. Поскольку внешнеполитическая повестка Украины достаточно резкая, то кроме апелляции к Будапештскому меморандуму у украинской платформы каких-то других козырных тем нет. А эти темы позволят заполнить медийное пространство и напоминать о том, что Украина понесет какие-то имиджевые потери, она отказалась от определенного статуса в расчете на то, что Запад нам поможет. Запад нам в этом плане не помог и не поможет.

Что касается нормандского процесса, то идея расширения участников не поддерживается в Германии, Франции и блокируется. Потому что у Германии и Франции свой подход к этому вопросу. Они считают, что увеличение количество участников приведет только к усложнению переговоров, сделает их менее эффективными. При этом, со стороны Германии, Франции — я пытался выяснить этот вопрос, они не выдвигают каких-то конечных сценариев урегулирования. Они рассматривают свою роль как содействие переговорам в рамках нормандского процесса, с акцентом минимум на деэскалацию конфликта. Уменьшение напряженности, прекращение военных действий – они апеллируют к Минским соглашениям. Но как реализовать Минские соглашения, и какая картина может возникнуть в результате реализации Минских соглашений – они этим попросту не заморачиваются. Они считают, что это вопрос, который должен интересовать Украину.

Кстати, недавно  Резников отметил, что  процедура реинтеграции займет не менее 25 лет.  Резников позиционирует  себя как человек, который блокирует выполнение Минских соглашений. Он совершенно  однозначно видит ситуацию так, что Киев в результате Минских соглашений получит картину, не очень для себя благоприятную. То есть он должен признать особый статус этих районов Донбасса, их полное внутреннее самоуправление, при этом никаких рычагов влияния на администрацию особых районов применить не сможет. При этом Москва будет напоминать о том, что Киев должен потратиться на их восстановление. То есть, с одной стороны, Резников считает, что никакого влияния на ситуацию в Донбассе Киев не получит, но, с другой стороны, есть обязательства не только в плане пенсий, пособий, но и в плане восстановления экономики и инфраструктуры.

Давайте посмотрим на ситуацию глазами Администрации президента. На сегодняшний день есть все-таки позитивные моменты в предложениях ЛНР/ДНР, в частности, в возвращении собственности владельцам и прекращения режима экономической блокады. У Киева нет четкой концепции, как  мы хотим реализовать Минские соглашения, каким образом и что получить в итоге. Есть разные подходы, но если  говорить о более радикальных представителях, включая Резникова, то это реализация положения закона о деоккупации Донбасса, включая особый правовой режим после восстановления украинской власти, включая фильтрацию местного населения, разделения его по «степени лояльности». Поэтому Киев не может громко сказать, что мы хотим восстановить полный контроль, ввести туда свою полицию, войска, спецслужбы, полностью ликвидировать все сферы управления. Хотя, какие-то моменты прорываются в плане законодательных инициатив, в плане отдельных положений законов об оккупационном,  специальном режиме правосудия. Заявить об этом конкретно и четко Киев не хочет, потому что рамки Минских соглашений позволяют удерживать ситуацию в том виде, в котором это есть сейчас, плюс, добиваться перемирия, и требовать  возвращения пленных.

Если отказаться от этого, то тогда необходимо признавать, что да, действительно, Киев отказывается от реинтеграции  Донбасса и будет приходить к какому-то плану  «Б».  План «Б» — это, по сути, размещение международного миротворческого контингента, но это должно пройти  Совбез ООН, а они на размещение  миротворческого контингента не согласны. Единственное, на что они согласились – снабдить вооруженной охраной миссии ОБСЕ на территории Донбасса. То есть, никакой перспективы введения международного миротворческого контингента нет, а Карабах показывает, что при возможном обострении ситуации мы можем получить там российский миротворческий контингент. Если начнется новая фаза военного обострения, а если войска ЛНР/ДНР захватят еще какие-то территории в Донецкой и Луганской области, то Киев может в критической ситуации пойти на новые уступки.

Киев продолжает делать вид, что он  заинтересован в переговорах, мы меняем там своих представителей. Но назначая туда людей, типа Резникова, Киев однозначно дает понять , что на выполнение Минских соглашений он не согласен. Поэтому Кравчук выполняет роль  инициатора идей, человека, который поддерживает Минские переговоры в активном состоянии. Такие люди, как Фокин, которые говорят о том, что необходимо искать компромисс, там не нужны. А нужны люди как Резников и  Арестович, которые не позволят Минским переговорам сдвинуться с мертвой точки, но продолжают добиваться перемирия и требовать обмена пленными. В ЛНР/ДНР поняли, что именно это  интересует украинскую сторону,  поэтому они блокируют обмен пленными и требуют сначала давать особый статус, а после этого – обмен пленными.

Официальная Украина всеми силами пытается организовать  новую встречу до конца года на высшем уровне в нормандском формате. При этом – пока ничего с места не сдвинулось. Но внешняя политика – это не только дипломатия, это не только реализация внешнеполитических интересов. Это пиар-акции. Это внешнеполитическая пропаганда. Встреча в Париже год назад  проводилась для того, чтобы подписать совместное коммюнике, в котором был весь спектр тех действий, которые необходимо провести для проведения второй встречи. Предполагалось, что в течение 3-4 месяцев это будет выполнено. Но это не выполнено вплоть до сегодняшнего дня. Но, все-таки, открыли дополнительные пункты и пытаются сейчас обеспечить начало их действия. Но Донецкие и Луганские власти фактически  отказываются их использовать. Сейчас есть информация, что они не заинтересованы в этих пунктах, поскольку есть транспортная схема возить людей через российскую территорию, российско-украинскую границу, стоит это около 2000 рублей с человека, причем без всяких справок и дополнительных документов, кроме документов, позволяющих пересекать границу. Тем более, как пишут об этом в прессе, власти Донецка и Луганска получают с этого некие дивиденды  и не заинтересованы в том, чтобы открыть контрольно-пропускные пункты.

Кроме этого, речь идет о других невыполненных пунктах, таких, как разведение войск на дополнительных участках и разминирование. Но в данном случае нужно рассмотреть, кто блокирует. Если разведение войск – то, похоже, что это блокирует Киев. А если  разминирование, то это блокирует власть ЛНР/ДНР. По сути, получается, что и Киев и ЛНР/ДНР на сегодняшний день не очень заинтересованы в том, чтобы реализовать Парижское коммюнике. Если оно не будет реализовано хотя бы на 80-85%, то, скорее всего, новая встреча в верхах просто не состоится.

Вчера прошла встреча советников лидеров нормандского формата. Но мы не должны смотреть на встречи советников как на какое-то эпохальное мероприятие. Понятно, что поскольку есть проблемы, есть противоречия, то есть необходимость в том, чтобы оценивать позиции участников и пытаться вставить в рамках таких встреч какие-то вопросы, по которым, у хотя бы отдельных участников, есть реальный интерес. Речь там шла об «ускорении», «усилении» и других технических деталях, посмотреть, что можно сделать еще для устранения противоречий. Ермак уже предложил  сторонам рассмотреть согласование плана Кравчука. Выводы пока такие: подступать к реальному политическому урегулированию на основе Минских соглашений (что единственное сейчас и может закончить войну) по-настоящему никто не собирается. Есть желание пиариться на теме мирных переговоров, проводя обмены мнениями  и безрезультатные встречи в разных форматах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here