Андрей Ермолаев, философ, руководитель Strategic Group Sofia

Демократия – это, прежде всего,  процедура? Эту т.н. «цитату» в тысячный раз произносят в эфирах или упоминают в статьях. Только на простой вопрос «А вы о чем?» — чаще всего — недоуменно-снисходительное «ну всем же понятно». Так вот, о «понятном». Когда речь идет о демократических процедурах, то прежде всего имеется в виду «процедурное» и этическое поведение ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ актеров этой самой процедуры: государство, политические субъекты, гражданское общество, и желательно — подавляющее большинство избирателей. Когда же ВСЕ эти актеры ведут «двойную игру», то демократия как процедура превращается в ритуал, где собственно процедуры лишь прикрывают РЕАЛЬНЫЕ процессы.

А какова же РЕАЛЬНОСТЬ?

Государство. Изменения в законодательстве о выборах за считанные месяцы до самих выборов стало уже за три  десятилетия независимости нормой. То есть норма — это когда подгоняется выборная модель под каждую конкретную ситуацию, расклад и интересы сил. Я уже не говорю о таких изменениях как, например, административная реформа 2020 года (новое районирование), которая вообще напоминает «подгонку» самого устройства страны под разнообразные корпоративные интересы ПЕРЕД выборами. Никто и не вспомнил о «демократии участия» и пр. Предвыборный опрос, инициированный Президентом (!) — вообще не комментирую. Беспрецедентно.

Политические партии. Искусство обеспечения результата достигло вершины — уже покупаются сами элементы выборных процедур (избирательные комиссии). Если еще в начале 2000-х хитрили с «левыми серверами», то сейчас — классический коммерческий подход — покупается расклад (кого регистрировать, кого — нет), подсчет (баланс интересов на местах) и результат (собственно кому же отдать власть). О «теневых бюджетах», зомби-приемах на ТВ, имитации самой партийной работы, т.н. «партийная франшиза» (это когда список передается в ручное управление местным держателям реальной власти), наверное, и упоминать не надо, — настолько известны и признаны эти факты. В итоге, партии в украинской политической системе — не политические организации, а своеобразный симулякр, обязательный для подтверждения соблюденного ритуала. Поэтому — партий много, и партий — нет. Есть ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЕ группы политинвесторов, представляющие бизнес-класс и его коррупционные филиалы во власти.

Гражданское общество. Речь об организованной и реально функционирующей части общества. На поверхности — структуры мониторинга, эксперты и наблюдатели. НА САМОМ ДЕЛЕ — хорошо эшелонированная система идеологической поддержки тех самых полит-инвестиционных групп. МЕДИА разбито на несколько партийных ассоциаций, проводящих интересы своих собственников. Под прикрытием благотворительной деятельности — поддержка симпатий и подкуп избирателей. Массовые организации «активистов» — тех самых, которые сидят в палатках, раздают агитационный материал, вредят конкурентам, участвуют в инсталляциях массовых акций» — составляют уже ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ подготовленных людей. Это — огромный рынок рабочей силы и организаций по обеспечению ритуальных «демократических» услуг. Большинство из участников рынка — молодые люди, то самое «новое поколение», которое относится к ТАКОЙ РОЛИ представителей гражданского общества как к вполне нормальному и выгодному делу. Собственно, примеры и сферы можно продолжать перечислять. Суть одна — большая часть организованного «гражданского общества» — тоже бизнес-деятельность, которая покупается и инвестируется политинвесторами.

Избиратели. А что избиратели? После услышанного в медиа, после «сеток» и продуктово-медицинских наборов, бесплатных концертов и покрашенных накануне стен в подъезде? Украинцы — вовсе не «общество святых», и живут по тем же неписаным правилам, что и их государство, политические лидеры, т.н. «гражданские активисты». То есть играет по этим же самым правилам «политического казино», где выбор больше напоминает ставку и ожидание бонуса, чем на какой-то выбор. Украинский избиратель — это политический крепостной, которого оттаргетировали, просчитали, прикупили (если получилось) или пересчитали в комиссии (если чего не так с раскладом). Крепостные не избирают, а лишь «одобряют» и играют «на удачу», а несогласные — либо в хроническом меньшинстве, либо «белые вороны», либо вообще из «неучаствующих».

Таким образом:

— у выборов в Украине существует неизвестный нам, но — судя по отрывочным свидетельствам — огромный РЕАЛЬНЫЙ бюджет. Его большая часть — в тени (впрочем, так же как и  сама социально-экономическая система)

— РЕАЛЬНЫЙ результат выборов практически никогда не соответствует ОБЪЯВЛЕННОМУ. Учитывая все вышеописанное, сам механизм и порядок определения политической победы решается не избирателями возле урны, а в кабинетах полит-инвесторов, в медиа-промышленной «махине» давления и зомбирования, в комиссиях при подсчете (вернее, в «оформлении результата»).

— процедуры покупки, идеологического оформления и обеспечения власти (подкуп, пропаганда, подтасовки и переоформления, и т.д.) — и есть РЕАЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА изменений во власти.

Я часто использую термин «фасадная демократия». Термин давно притерся в политической публицистике. Но он не отображает «сути дела», а скорее описывает внешнее проявление: демократия как фасад, а значит и демократическая процедур — фасад…

За фасадом — обыкновенная КОРПОРАТОКРАТИЯ, сформировавшаяся еще ДО распада бывшего СССР и обеспечившая плавную легализацию т.н. «подпольного капитализма» в легальный, где вся  борьба сводится к представленности своих интересов в архитектуре всей власти (можно представит это в «пакетах акций» и в «СОВЕТЕ АКЦИОНЕРОВ») и в продвижении своих менеджеров в официальную ДИРЕКЦИЮ ГОСУДАРСТВА (публичная власть как таковая). Но ВСЕ инструменты правления, эксплуатации, корпоративного распоряжения публичным бюджетом, привилегии и социальные статусы эволюционно сохранялись, пока система не дала историческую трещину (но об этом как-то в другой раз).

За эти три десятилетия корпоратократия научилась ловко управлять фасадом, менять его дизайн. Настолько ловко, что мандат законодателя или руководителя местного органа власти может обрести ЛЮБОЙ, кого система желает поставить или поддержать (с судимостями, преступлениями, 2-3 гражданствами, зарубежным бизнесом, связями со спецслужбами других государств, криминальным статусом, и т.д. и т.п.).

Но еще никогда КОРПОРАТОКРАТИЯ не проявляла себя ТАК ЯВНО, как на октябрьских выборах 2020. Наверное, пришло время отбросить лишние сантименты. А значит, последующие события будут пооткровеннее и попрагматичнее, без излишнего ритуального словоблудия о «ценностях», «правилах» и «свободах».

И еще. В октябре 2020 в СОВЕТ АКЦИОНЕРОВ врываются новые миноритарии — региональные группы среднего звена. Врываются нагло, открыто, с большими претензиями и планами. И большой властью на местах, которые они теперь поставят под жесткий контроль. Монополия «нескольких избранных» групп нарушена окончательно. Вторая трансформация, словно внутренняя мутация, действует с железной логикой — логикой разрушения (http://sg-sofia.com.ua/page10965480.html).

И нас в ближайшие два года еще ждут большие трансформации во власти, а возможно — и в государстве в целом.

P.S.  Совсем забыл. А «свобода слова» — спросите вы? Она же вроде есть? А у меня встречный вопрос — можно ли отождествлять «свободу слова» со «свободой пропаганды»?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here