После нескольких переносов 22-й саммит Украина —  ЕС прошел 6 октября в Брюсселе. Обычно встречи президента Украины с лидерами ЕС проходили каждым летом, но в этом году пандемия коронавируса изменила планы. Саммиты определяют направление сотрудничества между ЕС и Украиной на ближайший год.

Президент Украины Владимир Зеленский, президент Европейского Совета Шарль Мишель и высокий представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель сделали совместное заявление по итогам 22-го саммита Украина-ЕС.  «Мы собрались сегодня, чтобы подтвердить нашу неизменную приверженность укреплению политической ассоциации и экономической интеграции Украины с Европейским Союзом на основе Соглашения об ассоциации и предусмотренной ним углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (СА / УВЗСТ)», —  говорится в заявлении.

В заявлении указано, что стороны  разделяют общие ценности демократии, верховенства права, уважения к международному праву и правам человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам, а также гендерное равенство. Кроме того, ЕС подчеркнул свою поддержку независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины в ее международно-признанных границах.

Отмечается, что участники саммита приветствовали уже достигнутые результаты по имплементации Соглашения об ассоциации и успех углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли, которая способствовала увеличению двусторонней торговли с начала ее применения в январе 2016 года, благодаря чему ЕС на сегодняшний день является крупнейшим торговым партнером Украины.

Полный  текст итогового заявления опубликован на сайте официального-интернет представительства президента Украины.

Итоги саммита комментируют Виктор Суслов, экс-министр экономики, экономический эксперт и  Руслан Бортник, политолог, директор Украинского  института политики

Виктор Суслов, экс-министр экономики, экономический эксперт

На мой взгляд стоит  очень детально обсуждать именно совместные заявления по итогам 22-го саммита Украина – ЕС, которые  опубликованы. Там все написано, что согласовано. Естественно, там не прописаны многие вопросы, которые ставились, но которые не согласованы. При этом специально отмечается в начале этого документа, что это Заявление, с которым выступили как президент Зеленский, так и президент Европейского Совета, вице-президент Европейской комиссии и т.д.

Отмечу, что несколько «авторски»  разгоняются комментарии со стороны команды Зеленского о достигнутых результатах. Сейчас в потоке пропагандистских комментариев теряется содержание самого документа, которое не анализируется.

Что я вижу самое главное. Зеленский и его команда утверждают, что якобы ЕС подтвердил курс Украины на членство в Евросоюзе. Это не так. В 4 пункте Заявления написано совершенно обратное. Там написано, что мы признали европейские устремления Украины, приветствовали ее Европейский выбор. Как это закреплено в Соглашении об ассоциации с ЕС – для ясности. Кто понимает и знает, как готовилось Соглашение об ассоциации,  знает, что при подготовки Соглашения обсуждался вопрос о перспективах членства Украины в Евросоюзе. Но в  документе Соглашение об ассоциации  однозначно говорится о том, что у Украины нет таких перспектив,  Соглашение об ассоциации не предоставляет Украине статус страны -кандидата на вступление в ЕС, а 11 июля 2017 года  ЕС дал этому  документу одобрение.

На самом деле Зеленский подписался в заявлении по итогам саммита  под тем, что нет перспектив членства Украины в Евросоюзе, как это записано в Соглашении об ассоциации, но пропаганда идет в обратном направлении. И так по многим другим направлениям.

Хочу напомнить, что до этого Саммита Зеленский сделал целый ряд заявлений, адресованных Евросоюзу, где он просил ЕС прописать порядок вступления Украины в ЕС и те требования, которые Украины должна выполнить. «Европейский выбор» —  то, что  закреплено в Соглашении об ассоциации. Но  «Европейский выбор» не предусматривает членство в ЕС.

Можно напомнить еще дискуссии с Нидерландами, где они специально настаивали на том, чтобы не было такой перспективы. Я могу вспомнить еще более ранний период, когда готовился проект Соглашения об ассоциации при правительстве Азарове, когда украинская сторона  настаивала, чтобы перспектива членства в Евросоюзе была записана в Соглашении об ассоциации. Тогда Украина получила решительный отказ от Евросоюза.  При этом, Соглашения  об ассоциации с ЕС  подписаны Евросоюзом более чем с 20 странами мира, в том числе Африки, Азии, Латинской Америки. Эти Соглашения как раз и исключают какие-то перспективы членства. Это другая форма взаимоотношений. Соглашение об ассоциации – не есть ступенька к членству. Вот это до сих пор не хотят понимать в Украине.

В этом Заявлении содержится множество тезисов общего плана, например,  ЕС подчеркивает «поддержку, преданность, независимость, суверенитеты».  Много общих фраз, но за всем этим нужно увидеть и конкретные решения. При этом нужно видеть в экономической части – там, где касается так называемой экономической помощи Украине, к сожалению, нет конкретизации. Как мы знаем, речь идет, в основном, не о помощи, а о кредитах. Тем не менее, все это называется «Программой поддержки». Обещаемый нам кредит в 1,2 млрд евро, не является помощью, а является кредитом. Украина получила пакет поддержки в размере 190 млн евро, это помощь от Евросоюза для борьбы с эпидемией коронавируса, но тут нет расшифровки. Я не знаю, является ли это кредитом или грантом.

Из того, что действительно важно: в  Заявлении написаны требования и обязательства Украины в полном объеме выполнить Минские соглашения. В 13 пункте написано после всех долгих слов про поддержку усилий нормандского формата, что «стороны отметили важность реализации согласованных мер для полного выполнения Минских договоренностей всеми сторонами, подчеркивая ответственность России в этой связи. Но всеми сторонами – это означает, что Евросоюз требует, а Украина  соглашается в полном объеме выполнить Минские соглашения. Это чрезвычайно важно. Это снимает тезис Зеленского о том, что соглашения будут выполнены на украинских условиях, и вся эта борьба вокруг Минских соглашений, что вначале контроль над границей, потом выборы – документ все перечеркивает,  насколько я понимаю.

 Здесь однозначно Зеленский подписался под обязательством выполнить Минские соглашения так, как они были подписаны, без корректировок. Я считаю, это позитивный момент. Но тут нужно сказать правду, но  публично в украинском медиа пространстве правды никто говорить не будет в этом смысле. Я не сомневаюсь, что опять пойдет пропагандистская волна, и отсюда много вопросов будет возникать с порядком дальнейшего выполнения этих обязательств.

Что важно в экономической части. Весь саммит, в основном, был посвящен подведению итогов о выполнении Соглашений об ассоциации  и выполнения обязательств по зоне свободной торговли.  Украинская сторона подает как большое достижение то, что Евросоюз согласился на пересмотр этого Соглашения, и это действительно так. Это следует из текста и из контекста этого заявления. Но нужно понимать и другое, что согласие на пересмотр этого Соглашения – это есть подтверждение того факта, что Соглашение по сути не являлось выгодным для Украины, не являлось равноправным, что оно нуждается в пересмотре.

Отмечу, что перечень пунктов в Заявлении  не включает в себя очень важные для нашей страны экономические вопросы, и один из главных —  мизерные квоты на беспошлинный экспорт товаров в ЕС при практически полной открытости украинского рынка. В итоговом документе ничего нет о квотах. Возможно, это обсуждалось, но не было достигнуто никакого решения.

Начата работа по подготовке к так называемому промышленному безвизу, но  это тоже признание дискриминации  Украины. Промышленный безвиз – это требование Украины, чтобы начал работать режим зоны свободной торговли по отношению к украинской промышленной продукции,  в  отличие  от украинского сырья, поставки которого ограничены квотами в Евросоюз. Но по квотам вообще нет ни слова в этом тексте. Будут ли пересмотрены эти квоты, будут ли они отменены – очевидно, что нет, раз они не согласовали эти позиции. Но также  по квотам  не было четких заявлений президента Зеленского, что Украина требует отменить эти квоты. Но квоты ограничивают режим свободной торговли, и являются для Украины, по сути, дискриминационными. Видимо, квоты останутся, но это больше всего касается нашего аграрного экспорта в ЕС.

Что касается промышленного экспорта, то как известно, Украина не получила свободного доступа в части промышленной продукции на рынке Евросоюза по Соглашению об ассоциации. Но соглашение предусматривало возможность сертификации украинских органов стандартизации и промышленной продукции по европейским стандартам и предоставлению Украине права сертифицировать промышленную продукцию для экспорта в Евросоюз. Такого права до сих пор предоставлено не было. Но как маленький шаг вперед можно отметить, что начались консультации по этим вопросам. Поэтому, вероятно, пройдут годы, пока Украина сможет сертифицировать свои органы сертификации и стандартизации по европейским стандартам и реально получат это право. До этого украинские промышленные предприятия должны проходить все эти сложные, дорогостоящие процедуры сертификации в органах аккредитации Европейского Союза. Это действительно  сложно, и уже есть много случаев, когда Украине просто отказывают в попытках получать сертификаты для промышленной продукции. Поэтому вот эти невыгодные для Украины условия и продолжают оставаться. Пожалуй, это самое главное.

Еще очень важно нужно отметить тезис в 6 пункте о том, что «мы приветствовали возобновленное обязательство Украины бороться с влиянием частных интересов («деолигархизацию»). В связи с этим мы подчеркнули необходимость дальнейшего усиления плюрализма СМИ в Украине».  Фактически, это означает, что президент Зеленский взял на себя обязанность ввязаться внутри страны в еще одну очень тяжелую борьбу: борьбу против украинских олигархов. Пока еще никому из предыдущих президентов не удавалось быть в этом успешным. Если в связи с этим подчеркивается необходимость в дальнейшем усиления плюрализма СМИ,  которые формируют общественное мнение в Украине, то это означает, что он ввязался вырвать СМИ из-под влияния олигархов и подписал обязательства на конфликт с олигархами. Я не уверен, что он реально готов к ведению такого рода действий, особенно в части вывода СМИ из-под контроля олигархов.

Хочу отметить, что достигнуто соглашение по правовому статусу Крыма. Однозначно и четко сказано, что Крым они рассматривают как «аннексированную территорию». То есть не «оккупированную», как часто подается в Украине, а однозначно написано, что это — аннексированная территория. Это многое меняет. При этом Зеленский, как известно, выдвигал идею создания специальной платформы по «деоккупации Крыма» и возврата его Украине. По всей видимости, он получил полный отказ Евросоюза, поскольку никакая платформа по Крымскому вопросу не фигурирует в этом заявлении. Евросоюз не подтвердил готовность участвовать в таких переговорах. Он констатировал, что Крым является аннексированным. Но если он является аннексированным, то, как говорится, это «всерьез и надолго». Если оккупация – это временное явление, то аннексия может оказаться и навсегда. Это тоже важно, поскольку это двустороннее заявление, значит, появилась достаточно ясная и согласованная с Евросоюзом трактовка Крымской ситуации, что нет готовности принимать совместные усилия в рамках какой-либо новой переговорной Крымской платформы, и констатируется пакт об аннексии Крыма.

Напомню также, что в ходе своего визита в Киев   Жозеп Боррель  увязал поступление очередного транша финпомощи от ЕС с выполнением требований Международного валютного фонда и меморандума с Евросоюзом. Он подчеркнул, что Европейский Союз не является банком и не раздает деньги просто так, а помощь Евросоюза Украине связанна с выполнением нею реформ. «Как я уже сказал Президенту, ЕС не является благотворительной организацией или банкоматом. Лучший способ поддержать Украину для нас — это помочь в реформировании страны», — сказал верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности, вице-президент Европейской комиссии Жозеп Боррель.

Он  еще раз подчеркнул это  на саммите, видимо, чтобы показать, что и предыдущее его заявление, вызвавшее такой резонанс в Украине, не было случайным, что действительно, Евросоюз нам не предоставляет помощь, когда дает нам деньги. Он платит за определенные услуги, за определенные изменения в политике в интересах  стран Европейского Союза. Именно это оплачивается, а не что-то другое. Это и называется реформами. Какие реформы ЕС считает выполненными Украиной?

В тексте заявления достаточно четко говорится, что хочет Евросоюз. В 6 пункте этого Заявления говорится, что «мы признали значительный прогресс, достигнутый в процессе осуществления реформ». Здесь они говорят, какие обязательства Украина выполнила. Вот поприветствовали начало проведения земельной реформы, они этого требовали, и Украина выполнила. Принятие закона о регулировании банковской деятельности – выполнила – это 2 пункт. Также достигнут прогресс в децентрализации  — это 3 пункт.

Далее они поприветствовали начало работы Высшего антикоррупционного суда, т.е. так, как они хотели. Был создан Высший антикоррупционный суд, была комиссия, где участвовали представители Западных стран. То же самое касается реформирования Высшего совета правосудия и  независимых антикоррупционных институтов.

 Мы понимаем, о чем идет речь. Сейчас Запад и Евросоюз озабочен правильным назначением нужного человека на должность главы антикоррупционной прокуратуры, главного антикоррупционного прокурора. Они настаивают на том, чтобы кандидат отбирался при участии представителей Запада.

В 5 пункте четко написаны требования, что Зеленский и представители Евросоюза подтвердили приоритетность поддержания макроэкономической стабильности, соблюдение обязательств перед МВФ – Зеленский подтвердил, что меморандум будет выполняться в полном объеме. Реализация всех среднесрочных условий, согласованных в рамках программы макрофинансовой помощи ЕС, включая сильный, независимый Национальный банк. Т.е. они подтвердили, они очень озабочены всегда тем, кто и как управляет Нацбанком. Им подтвердили, что Национальный банк будет проводить именно ту  политику, которую ему и прописал МВФ. Поэтому каких-то таких прорывов, которые свидетельствовали о переходе Украины к самостоятельной политике или даже попыткам такого перехода – здесь нет и близко. На полях саммита  Украина, после всех разговоров внутри страны о том, что мы где-то и когда-то будем самостоятельными –  подтвердила, что самостоятельными в этих вопросах мы обязуемся не быть.

Несколько слов о реформах. Что называть реформами? Всегда нужно смотреть по конечному результату. Мы можем задать очень простой вопрос, появились ли у нас технологические  предприятия, развивается ли у нас промышленность, увеличиваем ли мы поставки на мировые рынки самолетов, космической техники, может быть судов – т.е.  тех отраслей, которые когда-то были развиты в нашей стране? Наоборот, у нас по всем данным идет деградация промышленности. У нас очень быстро падает производство машиностроения, там крайне тревожные цифры. Называть ли это реформами – сложно сказать. Поэтому конкретные статистические данные свидетельствуют об одном, что при выполнении всех тех обязательств перед международными финансовыми институтами и Евросоюзом, деградация украинской экономики – не уменьшается, а усиливается.

Кстати, есть еще один пункт в заявлении, который вызывает в обществе резонанс – это судьба безвиза. Этим заявлением подтверждается, что безвиз будет сохраняться. Но совершенно неправильно трактуется  содержание тезиса о  сохранении безвиза. В безвизовом режиме Евросоюз заинтересован намного больше Украины. Украина стала крупнейшим в Европе поставщиком дешевой, низкоквалифицированной рабочей силы в рамках Евросоюза. Прежде всего, это для таких стран, как Польша, Германия, целый ряд других стран. Поэтому участники переговоров поприветствовали это. Если же исходить из национальных интересов, то украинское правительство должно было прилагать усилия для того, чтобы миллионы граждан не выезжали постоянно на работу в Евросоюз, а работали бы внутри страны, платили налоги, взносы в Пенсионный фонд. На фоне того, что несколько миллионов украинских граждан теперь постоянно работают в странах Евросоюза, у нас усиливается кризис Пенсионного фонда и на этом фоне есть заявление, что у нас достаточно скоро возможно у нас вообще не будет возможности выплачивать пенсии.

Объективно глядя на содержание всех этих договоренностей, которые изложены в Заявлении, к сожалению, я не могу отметить каких-либо позитивных изменений в политике украинского руководства, нацеленных на подъем украинской экономики.

фото бортникРуслан Бортник,  политолог, директор Украинского  института политики

Главный  вопрос — с чем Украина ездила на саммит Украина-ЕС, и что она привезла. Тот набор вопросов, который зафиксирован в итоговом коммюнике  саммита, приблизительно такой же,  который обсуждался и в прошлом году. Что за то время поменялось в плане продолжения и продвижения реформ? Какие достижения, какие решения уже смогла подготовить уже новая команда власти? По большому счету – никаких.

Какие главные практические вопросы стояли между Украиной и ЕС? Первый стратегический вопрос – это получение статуса кандидата для получения членства в Европейском Союзе. Между Украиной и ЕС в этом контексте  нет никакого прогресса.

Напомню, еще  в декабре 2016 года брюссельский саммит ЕС завершился разочарованием для Украины. Европейские страны удовлетворили наиболее жесткие требования Нидерландов, последней из 28 стран Евросоюза, которая тогда отказывалась ратифицировать соглашение об ассоциации Украины с ЕС. «С целью установления более близких и долгосрочных отношений между сторонами, основанных на общих ценностях, Соглашение об ассоциации не дает Украине статуса кандидата для вступления в Евросоюз», —  говорится в тексте итогового заявления. В документе отмечается, что Евросоюз не обязуется пересмотреть свое решение и в будущем. Еще раз подчеркну — Соглашение об ассоциации не предоставляет Украине статуса страны-кандидата на вступление в ЕС и не обязывает ЕС предоставить этот статус Украине в будущем, не содержит обязательств выделения Украине прямой финансовой и военной помощи. В июле  2017 г. ЕС дал документу окончательное одобрение. Т.е. Европа даже не намекает о возможном статусе кандидата в члены Европейского Союза, несмотря на всю риторику президента, которая не подкреплена европейской позицией.

Одной из главных тем были реформы в Украине. Президент Евросовета Шарль Мишель  напомнил о таких достижениях, как принятие законов о запуске рынка земли и регулировании банков, известный как «антиколомойский» закон. А в коммюнике саммита приветствуется начало работы Высшего антикоррупционного суда Украины в прошлом году.

Осталось решить «проблемы»  антикоррупционной вертикали (НАБУ-САП-ВАКС), судебной реформе, преобразованиям в СБУ и так далее. То есть речь идет  о реформах, которые, в конечном счете, поставят суды и правоохранительные органы под опосредованный контроль Запада. Эти реформы зашиты как условия в соглашения по кредитам и МВФ, и ЕС. Еще в ходе своего визита в Киев Жозеп Боррель увязал поступление очередного транша финпомощи от ЕС с выполнением требований МВФ и меморандума с Евросоюзом, который Рада поддержала в конце августа. По условиям меморандума  передаются  иностранцам контроль над госкомпаниями, антикорупционными органами, закупками лекарств, судебной системой, он диктует реформы налоговой и таможенной службы, снимает ограничения зарплат для иностранцев в наблюдательных советах. В начале октября опубликованы  новые условия МВФ для Украины.  Они дублируют требования ЕС  и добавляют новый пункт — запрет на отставку главы НАБУ Артема Сытника.

Вопрос по соглашению по открытому небу планировался для обсуждения, но тоже остался не решен. По словам Зеленского, были обсуждены сроки подписания Соглашения об Общем авиационном пространстве, которое много лет находится на повестке дня украинской стороны. Его подписание ожидается теперь уже  в начале следующего года.

Что касается предоставления  ЕС очередного транша Украине  в 1,2 млрд евро.  Напомню, что 17 сентября 2020 года замглавы делегации парламентского комитета по вопросам сотрудничества между ЕС и Украиной Виола фон Крамон  заявила, что  Украина  может потерять безвизовый режим и финансовую помощь от Евросоюза. А группа депутатов Европейского парламента написали открытое  письмо главе парламентской фракции «Слуга народа» Давиду Арахамии, где тоже  сообщалось  о существовании реальной угрозы безвизовому режиму с ЕС из-за ситуации с комиссией по выборам руководителя САП.

При этом, отечественные политики деликатно называют займы  – помощью. Например, о том ,что Украина получит 1,2 миллиарда евро макрофинансовой помощи от ЕС  и  23 июля подписан  Меморандум и Кредитное соглашение с Еврокомиссией  сообщил в Telegram премьер Денис Шмыгаль. Но Европейский парламент  проголосовал за выделение Украине 1,2 млрд евро ЗАЙМА  для преодоления экономических и социальных последствий пандемии коронавируса. Средства будут доступны в течение 12 месяцев и будут предоставляться двумя частями. Максимальный срок погашения кредита — 15 лет.

Стороны на Саммите  подписали три сделки,  которые предусматривают выделение Украине 60 млн евро. В частности соглашения о  финансировании мероприятия «Программа ЕС «Крепкие регионы» предполагает взнос ЕС на сумму 30 млн евро. Они  должны способствовать увеличению социального капитала в уязвимых регионах путем помощи местным органам власти по реагированию на последствия пандемии. Финансирование мероприятия «Механизм развития гражданского общества Украины» предусматривает выделение 20 млн евро для укрепления демократии, а финансирование «Климатический пакет для стабильной экономики: (CASE) в Украине».

Но все эти деньги  будут выделяться, прежде всего, на оплату работы европейских консультантов в Украине,  на поддержку грантовых организаций. Они это уже и так делают. Это никоим образом позитивно не повлияет  на ситуацию в Украине. Практически, Европа просто поддерживает всех своих лоббистов и свои процессы в Украине, не более того. Все равно это кредиты,  которые  необходимо будет вернуть с процентами. Поэтому это очень сомнительные  победы, я не говорю уже о мизерности этих сумм для украинской экономики и политики.

А тот набор вопросов, который зафиксирован в итоговом документе – это просто повторение старых тем. Так что, по большому счету, стороны разъехались из Брюсселя ровно с тем же, с чем и приезжали туда. Договорились осуществить в 2021 году всесторонний обзор достижения целей Соглашения, как это предусмотрено Соглашением.

Поэтому по большому счету, несмотря на бравурную риторику,  украинское руководство ничего не привезло практического, прагматического с саммита, никаких конкретных  решений, которые реально влияют на уровень взаимоотношений между Украиной и ЕС. Фактически, просто повторены все старые «мантры», зафиксирован сохраняющийся интерес Европейского Союза к Украине и наоборот – это единственный позитив.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here