МВФ 9 июня с.г. согласовал для Украины новую кредитную программу на 5 млрд долларов, из которых уже  получено 2,1 млрд. Однако, выделение кредита  МВФ для Украины поставлено на паузу. Второй транш Украина должна была получить в сентябре, а третий — в декабре этого года.  Для сентябрьского транша нужно было выполнить всего один структурный маяк: представить план реструктуризации проблемных кредитов в госбанках, что Нацбанк и сделал. Начиная с июля, МВФ обозначил, что в сотрудничестве с Украиной взята ситуативная пауза.

К программе МВФ также привязано другое международное финансирование Украины. В частности, успешный первый пересмотр программы stand-by позволит получить уже одобренные $350 млн от Всемирного банка и EUR600 млн от ЕС.

Глава Минфина Сергей Марченко еще в середине июня анонсировал приезд миссии МВФ в июле-августе для согласования перечисления второго транша. В конце  августа,  постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман заявил, что дата начала работы миссии МВФ относительно первого пересмотра программы пока еще не определена. В сентябре представитель МВФ Джерри Райс отметил, что поддержание независимости и целостности Национального антикоррупционного бюро Украины, а также Специальная антикоррупционная прокуратура и Высший антикоррупционный суд являются ключевым компонентом структурных реформ и  необходимым предварительным условием текущей программы, поддерживаемой МВФ.

Как отмечают финансовые эксперты, учитывая позицию МВФ в отношении сохранения «независимости»  органов антикоррупционной вертикали, Украина может не получить кредитов не только в текущем, но и в следующем году. В связи с этим возникает вопрос – сможет ли правительство справиться с выполнением бюджета-2020 и государственной сметы на 2021 год без программы МВФ и связанной с ней других кредитных линий.

Очевидно, указывают эксперты, что «озабоченность»  кредиторов вызвало, прежде всего, решение Конституционного суда Украины от 31 августа о неконституционности указа о назначении Артема Сытника директором Национального антикоррупционного бюро Украины в 2015 году. Также со стороны Запада выразили «обеспокоенность»  новым составом конкурсной комиссии САП.

Неопределенность с кредитами МВФ вновь активизировала дискуссии  между сторонниками и противниками сотрудничества с Фондом. Одни утверждают, что Украина вполне обойдется без кредитов, и даже может обернуть себе это на пользу. Другие полагают, что от нас отвернутся и другие международные кредиторы, что усугубит кризис и спровоцирует обвал гривны.

При этом Украина продолжает переговоры с Международным валютным фондом  о финансировании, в частности 21 сентября премьер-министр Денис Шмыгаль провел телефонный разговор с руководством европейского департамента МВФ.

Какими средствами правительству удастся выполнить бюджет, если Фонд не выдаст  транши? Может ли  Украина обойтись  без внешней поддержки? Если может — то за счет каких ресурсов?

Ситуацию с кредитами МВФ  комментирует Виктор Скаршевский , экономический эксперт

В этом году МВФ согласовал для Украины новую 18-месячную кредитную программу на 5 млрд долларов. Это уже одиннадцатая программа сотрудничества  между Украиной и МВФ. Первая программа была заключена в апреле 1995 года. Если взять общую сумму, которая предусматривалась по этим программам, то Украина должна была получить 77 млрд долларов – это 10 предыдущих программ, а по факту получила 32,6 млрд долларов, т.е. 42% от запланированного. В целом,  42% — КПД сотрудничества очень невысокий.

Сейчас «распечатана» одиннадцатая программа на 5 млрд долларов. Первый транш на 2,1 млрд долларов  Украина  уже получила. Еще в этом году мы должны были бы получить еще два транша по 700 миллионов долларов:  один  в сентябре, который уже не получим, и второй – 700 млн долларов в декабре. Еще два транша в сумме 1,5 млрд долларов мы должны получить в следующем году — $500 млн в мае 2021 и $1 млрд в октябре 2021 года. Общая сумма: 5 млрд долларов.

Специфика программы восемнадцатимесячного соглашения Stand-by заключается в том, что все запланированные деньги — 5 млрд долларов – идут на финансирование дефицита бюджета. Они идут не в резервы Нацбанка, как это обычно происходит с кредитами МВФ, а напрямую финансируют правительство. Включаем логику:  так как в Украине присутствует коррупция, неэффективно расходуются бюджетные средства, а деньги МВФ поступают непосредственно в бюджет, то потенциально эти деньги также могут использоваться коррупционным, незаконным путем. Образно говоря, МВФ,  понимая, что есть коррупция,  частично финансирует  коррупционные действия.

За все время сотрудничества, если учесть 2,1 млрд долларов, МВФ перечислил в бюджет Украины 14,6 млрд долларов. Остальные деньги пошли в резервы Нацбанка. Если деньги идут в резервы Нацбанка, они используются исключительно для выплаты предыдущих долгов, в том числе и перед самим МВФ. А те деньги, которые поступают в бюджет, могут использоваться на все расходные статьи, предусмотренные бюджетом, и там нет никакой целевой привязки. Главное, что деньги МВФ не идут на промышленные, инвестиционные, экспортные проекты, к этому их деньги не имеют никакого отношения. Я считаю, это неправильная практика, когда МВФ дает деньги напрямую в бюджет. В Уставе также отсутствовали такие предписания для МВФ. Только в 2009 году началась практика, когда МВФ начал выдавать кредиты непосредственно в бюджет. Да, был мировой кризис, но это уже не выравнивание  платежного баланса на макроуровне, а микроменеджмент.

Несмотря на то, что глава Минфина  Сергей Марченко в середине июня анонсировал приезд миссии, Фонд не спешит перечислять деньги. После продолжительного молчания — 21 августа — постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман заявил, что нет ни согласованной даты выдачи второго транша, ни даты приезда миссии кредиторов. Представитель МВФ Джерри Райс также  не смог назвать дату визита миссии Фонда в Украину. И заявил, что  предварительным условием является сохранением независимости структуры антикоррупционных органов. В итоге — МВФ поставил  сотрудничество с нашей страной на паузу, мы уже не получили сентябрьский транш.

Надо сказать ,что  МВФ уже давно перестал быть только финансовой организацией.  Фонд  очень часто по политическим соображениям принимают решение – давать или не давать кредит. Что касается транша в 700 млн долларов, которые Украина должна была получить в сентябре, то если посмотреть Меморандум с МВФ, там есть перечень структурных маяков, в результате выполнения которых, МВФ предоставляет или не предоставляет транш. Для того, чтобы получить сентябрьский транш, было одно единственное обязательство Украины перед МВФ – до 30 июня Нацбанк должен был принять программу по уменьшению проблемных кредитов в госбанках. Нацбанк выполнил это условие. Формально, этот «маяк» был выполнен, и если бы МВФ был финансовой организацией, то мы уже бы получили этот очередной транш.

Но поскольку в последнее десятилетие они начали заниматься микроменеджментом, а не просто выполнять свою функцию, которая была прописана в момент создания МВФ: выравнивание платежных балансов, то транш в Украину не поступил. Сегодня они  начинают пробираться во внутренние дела страны  через антикоррупционные органы, через наблюдательные советы.  Если  этим заниматься, всегда можно найти причину, чтобы не выдать очередной транш. Например, когда в Украине было военное положение – в декабре 2018 года, тогда МВФ выдал транш. Тогда сразу подтянулась Еврокомиссия, Мировой банк. Я тогда еще спросил:  может, чтобы получить финансирование от международных финансовых организаций, нужно временами вводить военное положение, потому что в мирное время кредиты не выдают, а как только ввели, так сразу потекли  кредиты. Но на тот момент это было сделано с точки зрения поддержки политического режима. Сейчас их не устраивает то, что Верховная Рада начала проявлять элементы суверенитета, не выполняя автоматически  требования по комиссии САП, по отбору кандидатов на руководство Специализированной антикоррупционной прокуратуры.

Недавно Конституционный суд вынес вердикт по неконституционности назначения руководителя НАБУ. Кроме того, у МВФ есть вопросы по конкурсной комиссии САП. В сентябре парламент поддержал проект постановления №4104 о составе конкурсной комиссии,  который вызвал недовольство западных структур. Ряд европейских государств и Мировой банк в своем письме к парламенту указали на проблемы с конкурсом. Как считают эксперты, все это может поставить на стоп кредитную программу МВФ. Сам Фонд заявил, что продолжает сотрудничество с Украиной, но дату очередного транша не назвал.

Все эти «переживания»  завязаны вокруг антикоррупционной инфраструктуры, всех этих  органов и возможностей контроля со стороны Запада:  назначения своих людей, контроля над политической элитой Украины через эти органы. В прямом смысле – это потеря суверенитета. Например, сейчас в Америке освободилась должность прокурора. Между демократами и республиканцами идет борьба за назначение своего прокурора. А прокурор – он же независимый, тогда при чем тут демократы с республиканцами? Сейчас можно написать ноту обращения Украины к США с тем, чтобы создать им группу независимых наблюдателей, прислать  их из Украины. Это звучит дико, смешно и нелепо. Но именно так и ведут себя по отношению к Украине наши кредиторы. Здесь МВФ — один из инструментариев этого внешнего влияния. Поэтому я и говорю, что это не совсем финансовая организация. И  кредитного транша не будет, если Украина будет проявлять самостоятельность в отношении назначения в антикоррупционные органы.  Если Украина будет выполнять решения Конституционного суда по поводу неконституционного назначения  Артема Сытника, изменит законодательство соответствующим образом, и если Украина будет делать это самостоятельно, а не по указке внешних кредиторов, то кредита не получим, и это будет чисто политическое решение.

Напомню, что в  первой половине сентября Украина прошла пик годовой нагрузки по выплатам долговых обязательств.  До конца года осталось выплатить менее 600 млн долларов по внешним государственным долгам, а это основная сумма и проценты. С учетом того, что валовые резервы Нацбанка составляют 29 млрд долларов, а чистые международные – порядка 17 млрд долларов, которые можно тратить на погашение внешних долгов, то если сравнить 17 млрд и 600 млн , то  никаких кредитов нам не нужно в этом контексте, и острой необходимости в привлечении дополнительных средств прямо сейчас не наблюдается.

В своем июньском прогнозе МВФ указал,  что ожидает в 2021 году дефицит украинского бюджета на уровне 5,3% ВВП, а правительственный проект госбюджета на 2021 год сверстан с дефицитом 6% ВВП. Так что согласование дефицита бюджета с МВФ вряд ли будет большой проблемой. Думаю, сторгуются на золотой середине в 5,5%. В реальности расходная часть у нас и так недовыполняется. На сегодняшний день недофинансирование  на 93 млрд гривен. В итоге за 8 месяцев этого года реальный дефицит бюджета всего 40 млрд, а в августе вообще был профицит. То есть, главное для МВФ — это все-таки не дефицит бюджета, который находится в приемлемых рамках, а политические вопросы:  антикоррупционные органы, набсоветы, Приватбанк. Именно от них будет зависеть судьба очередного кредитного транша.

Другой вопрос  по внешним долгам:  в ближайшие три года  Украина должна выплатить порядка 15 млрд долларов. Конечно, было бы намного лучше, если бы эти деньги оставались здесь, внутри страны  и работали на украинскую экономику, тем более в такое кризисное, тяжелое время  не только в Украине, а и во всем мире. Желательно было бы провести реструктуризацию по внешнему долгу. Несмотря на то, что мы можем это выплачивать, но если мы будем постоянно выплачивать и при этом постоянно  брать новые кредиты, то мы никогда не выйдем на траекторию роста. Если кто-то рассказывает,  что кредит МВФ – это маркер для иностранных инвесторов, то он  либо не понимает,  о чем говорит, либо говорит неправду. Если страна сотрудничает с МВФ,  нуждается в кредитах МВФ, значит у нее очень мощные финансовые проблемы. А если в стране мощные  финансовые проблемы, то зачем в такую страну инвестировать —  там очень высокие риски.

Неопределенность с деньгами МВФ вновь активизировала споры между сторонниками и противниками сотрудничества с Фондом. Продолжать ли сотрудничество с Фондом? Смотря на каких условиях. Если на прежних, то такое сотрудничество для украинской экономики не нужно. Для прекращения сотрудничества с МВФ вовсе не нужно делать каких-либо громких политических заявлений. Нужно просто перестать просить у него денег. МВФ только тогда дает кредит, когда к нему обращаются и просят. Каждый раз, когда страна прости  кредитный транш, то правительство пишет письмо, его подписывают президент, министр финансов, премьер-министр, и глава Нацбанка.

Украине  невыгодно сотрудничать с МВФ, и тут речь идет даже не о суммах, и не  о процентах по этим кредитам. Речь идет о тех обязательствах, которые страна берет на себя для того, чтобы получить очередной кредитный транш. Правительство обязуется:  не снижать налоги, не предоставлять никаких налоговых стимулов для своей экономики, бороться с упрощенной системой и в налогообложении, а это тотальная фискализация  —  все это еще больше загонит страну  в теневую экономику. В Меморандуме от 2017 года было такое обязательство, чтобы Украина не финансировала экспортно-кредитное агентство, которое существует во всех странах мира и помогает высокотехнологическому экспорту.

Я посмотрел проект бюджета на следующий год — о на экспортно-кредитное агентство выделяют 14 млн гривен, это еще меньше, чем в этом году. Для нормального запуска  необходимо минимум 2 млрд гривен. Государство не собирается поддерживать экспорт, запускать кредитно-экспортное агентство, создавать условия для бизнеса, строить те же индустриальные парки с простым подключением к инфраструктуре и электроэнергии, давать налоговые льготы. Это значит, что мы и дальше будет лететь в пропасть деиндустриализации. И все это ради того,  чтобы получить 1,5 млрд от МВФ? Но у Украины сейчас нет неподъемных платежей по госдолгу. Я уже говорил выше — до конца этого года нам осталось выплатить 600 млн долларов, в следующем году — порядка 5 млрд. Золотовалютные резервы превышают 29 млрд, а чистые резервы, позволяющие финансировать выплаты по долгам — 17 млрд. Как видно, этих средств с лихвой хватит для погашения долгов. Но даже если бы возникла потребность в дополнительном финансировании, ее легко можно получить на международном финансовом рынке через еврооблигации. Я не вижу никаких вопросов с точки зрения обслуживания и погашения внешнего государственного долга ни в этом, ни в следующем году. Но опять же, повторяю, что лучше провести реструктуризацию внешнего долга и перенаправить эти деньги на стимулирование развития украинской экономики.

Получается, что требования кредиторов приводят к ограничению экономического развития, а не его стимулирования: и на эти условия соглашаются  все президенты, все главы  Нацбанка, все правительства. Что это означает? Это означает, что отсутствует экономическая стратегия. У нашей власти нет собственной программы. Все плывут по течению, политики не берут на себя никакой ответственности. Получается перекладывание ответственности, в данном контексте, на МВФ. Сколько было подписано, проголосовано, в том числе крайне вредительских международных соглашений для получения кредитных подачек. Мы уже видим из условий  по зоне свободной торговли с Европейским Союзом —  у нас 36 квот. Промышленные украинские товары  не могут свободно заходить в страны ЕС,  потому что не активирован так называемый промышленный безвиз.

При этом, ни в чем не могу обвинять ни  МВФ, ни Мировой банк, ни  Европейский Союз.  Не буду обвинять США, которые контролируют НАБУ и нагло вмешиваются во внутренние дела, игнорируя  решение Конституционного суда по поводу неконституционности назначения глав НАБУ. Ведь внешнее управление возможно лишь в тех странах, где слабая элита, где отсутствует суверенное внутреннее управление. Наша власть позволяет это делать. В случае прекращения сотрудничества с МВФ,  когда мы перестанем выполнять и брать на себя  вредительские обязательства (я даже требованиями это не называю, так как это добровольные обязательства), то необходимо будет жить по своей программе и собственным умом и по своей, украинской, стратегии. А как раз ее и не видно. Либо мы и дальше продолжаем жить в парадигме аграрно-сырьевой,  бедной  экономики, либо мы начинаем внедрять инновационно-индустриальную политику, продвигать экспорт.

Повторю, отказаться от сотрудничества с МВФ – значит  взять на себя ответственность. Если правительство не хочет брать на себя ответственность за положение дел в стране, не хочет разрабатывать стратегии и потом их внедрять, тогда нет смысла отказываться ни от траншей, ни от управления страной. Некоторые отечественные эксперты утверждают, что сам факт сотрудничества с Фондом  очень важен. Но  это миф,  мантра —  как угодно это можно назвать. Просто где-то, кто-то, что-то сказал и – и  это все без критического анализа. Подобные утверждения  ближе к религиозным вещам, то, что не подвергается критическому осмыслению. А если хоть чуть-чуть критическое мышление существует, то можно увидеть, что именно наоборот, сотрудничество с МВФ – это да, индикатор и сигнал, но негативный сигнал для инвесторов. Зато позитивный сигнал для спекулянтов. Можно быстро завести в страну  деньги под большие проценты и потом их вывести. Это не для долгосрочных инвесторов. Таких инвесторов  интересует защита прав собственности, суды, и, в первую очередь, норма прибыли.

МВФ уже выбился  из тех изначальных целей и задач, для которых он создавался. Это вырождение произошло в восьмидесятых и, особенно, в начале девяностых годов. Вначале там положили много стран именно спекулятивно, в том числе —  латиноамериканские страны, где проводили политику под МВФ, так  называемый «Вашингтонский консенсус».  А когда распался Советский Союз в девяностых, то Восточно-европейский социалистический блок переориентировался уже на вмешательство в свою экономику политическими методами. Кстати, тогда появилось слово «коррупция» в очень широком понятии. Антикоррупционные органы и постоянная тема раскрутки – это один из элементов вмешательства и внешнего управления с их стороны. Можно ведь всегда сказать, что решение о налоговом стимулировании приоритетных направлений – коррупционное, потому что не все смогут им воспользоваться, поэтому нельзя стимулировать развитие экономики.

Даже если мы сейчас полностью прекращаем работать  с Фондом или МВФ вообще нам денег не дает, а также и ЕС — это никак не повлияет на курс валют  и экономическое состояние в Украине. Но это никак его и не улучшит. Просто отказаться от МВФ – ничего не поменяет. Это необходимое, но недостаточное условие, необходимо еще  чтобы правительство начало работать в интересах украинских граждан и украинской промышленности, экспортеров – прежде всего. А сейчас, как только мы говорим о локализации, о том, чтобы тратить деньги украинских налогоплательщиков, прежде всего, на украинские товары и услуги, так сразу европейцы, американцы начинают писать гневные письма и говорить, что этого делать нельзя, хотя они сами постоянно в своих странах этим занимаются.

В последнее время регулярно появляются «страшилки»  —  без МВФ доллар будет по 100 грн. Но были и другие цифры — 50 грн.  Сколько валюты зашло в Украину, сколько валюты вышло из Украины.  МВФ на курс  никакого влияния не имеет. Я сравнил динамику обменного курса и график предоставление кредитных траншей за 25 лет сотрудничества с МВФ. Реальность такова, что кредитные транши никак не влияют на динамику обменного курса. Максимум – могут на 2-3 недели замедлить девальвацию, которая уже идет. Кредитные транши не решают эти проблемы. Например, в 2014-2015 годах была трехкратная девальвация, а получили от МВФ кредит в 13 млрд долларов. Это не помогло. Точно так, как не помогло в 2008-2009 годах, хотя получили порядка 10 млрд долларов. Произошла девальвация в полтора раза. Девальвация происходит не от сотрудничества или не сотрудничества, а из-за нашей структуры экономики —  когда резко ухудшается внешнеэкономическая конъюнктура, то у нас начинается девальвация. Особенно, когда накапливается искусственно дисбаланс, когда искусственно держат курс доллара – как это было в 2012-2013 годах. Сейчас искусственно никто и ничего не держит, нет серьезных дисбалансов. Поэтому работаем ли мы с МВФ или нет, никакой нет разницы, нет фундаментальных причин для резкой девальвации, поэтому она будет плавной.

Повторюсь, так как золотовалютные резервы Украины достаточно большие, даже в случае прекращения сотрудничества с МВФ угрозы дефолта нет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here