В США 17 августа состоялся  49-й съезд демократов. Делегаты выдвинули  Джо Байдена в качестве официального противника Дональда Трампа в битве за президентское кресло, одобрили кандидатуру Камалы Харрис как будущего вице-президента и утвердили  предвыборную программу менее чем за три месяца до выборов в конгресс. Это событие ознаменует старт финальной стадии избирательной кампании в США, в которой пока лидирует Байден. Он пообещал, что в случае избрания президентом поможет «преодолеть эпоху тьмы» в США. По словам политика, нынешний глава государства не смог выполнить свой самый главный долг перед нацией — защитить ее.

Джо Байден был номинирован в качестве кандидата от демократов в то время, как США переживают масштабную волну беспорядков, вызванных гибелью афроамериканца Джорджа Флойда, безработица в стране достигла уровня, невиданного со времен Великой депрессии,  плюс к тому — в стране эпидемия коронавируса. Также уже половина американцев опасаются, что США «стоят перед опасностью стать недемократической авторитарной страной». Такого развития событий опасаются около 50% граждан США, говорится в докладе, подготовленном по заказу Института Джорджа Буша,  Центра Байдена при Университете Пенсильвании и общественно-политического института Freedom House.

Пока опросы общественных мнений находятся на стороне бывшего вице-президента, согласно исследованию YouGov от 14 августа, Байден обгоняет Трампа на 10% на общенациональном уровне — демократ набирает 52% против 42% у действующего президента. При этом опрос CNN/SSRS от 15 августа, фиксирует несколько другие показатели:  50% за Байдена и 46% за Трампа. Однако в целом разрыв между кандидатами последнее время составляет от 9% до 11%. Согласно высчитываемому порталом Fivethirtyeight среднему рейтингу политиков по национальным опросам, Байден опережает Трампа (за демократа готовы проголосовать 51,1% избирателей, за президента-республиканца — 42,7%).

Байден — не новичок в предвыборных кампаниях. Его карьера в Вашингтоне началась с должности сенатора, которую он занял 47 лет назад. С 1973 по 2009 год он был сенатором от штата Делавэр. Его первая президентская кампания стартовала в 1987 году. Нынешняя кампания для него третья. У Байдена колоссальный опыт работы в Вашингтоне, но длинный послужной список — не всегда плюс, указывают политологи. Байден для его сторонников — эксперт-международник, имеющий за плечами десятки лет работы в Вашингтоне, опытный оратор, умеющий находить отклик у простых людей.  Для оппонентов Байден — представитель далекой от народа столичной элиты, склонный попадать в неоднозначные ситуации.

Фото Антон ФинькоСитуацию в лагере Демократической партии  и ее намерение сделать очередным президентом США своего представителя комментирует Антон Финько, политолог, эксперт  Киевского Центра политических исследований и конфликтологии

В ходе двухдневного съезда Демократической партии на пост президента США  номинирован Джо Байден.  В случае победы он станет самым пожилым главой государства в истории США —  ему на момент инаугурации будет 78 лет. В экспертной среде США распространено мнение, согласно которому традиционный американский истеблишмент, в особенности верхи Демократической партии, переживают кадровый кризис. Отражением этого кризиса и является, в том числе,  официальная номинация очень пожилого политического деятеля.

Как и предшествующие кампании,  нынешняя президентская кампания в США  разворачиваются на фоне усиления социальных дисфункций, вызванных кризисом системы господства глобального финансового капитала. В экспертной среде традиционно распространено мнение, согласно которому, именно глобалистские элиты, заинтересованные  в многосторонних международных торговых соглашениях, сосредоточены в рамках руководства Демократической партии. С этой точки зрения верхи Демократической партии – это глобалистский капитал-истеблишмент.

Что касается администрации Д.Трампа, то, как отмечает Алан Кафруни, профессор международных отношений колледжа Гамильтона (США), то ее линия представляет компромисс между собственными системными глобалистами, представляемыми министром финансов Стивеном Мнучиным, и экономическими националистами (точнее было бы сказать, экономическими национал-патриотами), олицетворяемым торговым представителем США Робертом  Лайтхайзером. Последние являются сторонниками протекционизма. Они выступают за решоринг в противовес длительное время господствовавшего аутсорсингу – то есть за  возвращение производственных мощностей из Китая и иных азиатских стран на родину. В их среде распространена резкая критика китайского фактора.

Современный мировой капитализм может быть охарактеризован в качестве диктатуры финансового капитала. Долгие годы мы наблюдали усиление процессов «финансиализации». То есть создания условий, обеспечивающих превосходство финансовых структур над реальным сектором.

Усиление дисфункций в системе глобального финансового капитала привели, с одной стороны, с одной стороны, к резкому усилению миграционных потоков и упомянутому аустсорсингу – перемещению производственных мощностей из развитых стран Запада в государства, прежде всего, Юго-Восточной  Азии. С другой стороны, «финансиализированный капитализм» вызвал усиление социального неравенства и частичное блокирование социальных лифтов для ранее успевающего среднего класса. Все более ключевые экономические активы сосредоточивались в руках очень узкого, ограниченного круга лиц, в то время как ранее, долгие годы ведущие страны Запада считались все-таки менее подверженными поляризованному социальному расслоению в сравнении со странами мир-системной капиталистической периферии и полу-периферии.

Эти процессы – усиление миграции, аутсорсинг и рост социального неравенства –  обусловили возникновение популистской, протестной волны, направленной против истеблишмента.

Правая форма этого популизма олицетворяется президентом Трампом. Левая форма этого популизма, условно, олицетворяется Берни Сандерсом, сенатором-демократом, и в меньшей степени Элизабет Уоррен, которая также рассматривалась в качестве возможного кандидата на должность президента США, но, быть может, займет должность министра финансов США.

С точки зрения социальной логики на нынешних президентских выборах мы должны были наблюдать поединок двух популистов – правого популиста, президента Трампа, и левого популиста – сенатора  Сандерса. Однако это произошло бы в том случае, если бы при определении кандидатур на должности президента популисты в рядах Демократической партии потеснили бы, как это случилось в рамках Республиканской партии, представителей центристского истеблишмента.

Однако, как отмечают эксперты, кандидаты от демократов  на должность, как президента, так и вице-президента (сенатор Камала Харрис) – это классические представители истеблишмента.

Для компенсации этого, в избирательной программе Байдена сделан очень сильный акцент на левые социальные лозунги. Традиционный капитал-истеблишмент получил возможность выдвинуть своих кандидатов в президенты США, но компенсировал это усилением социальной риторики в предвыборной программе.

В политологических кругах такой предвыборный съезд, такая коалиция, которая сформировалась в Демократической партии ныне, эксперты называют на профессиональном жаргоне  big tent («большая палатка»). «Большая палатка» — это неустойчивый альянс людей с противоположными взглядами. Они консолидируются не  на некоторой программе «За», а, наоборот,  на некоторой программе «Против». Консолидировать Демократическую партию, т.е., с одной стороны, консолидировать традиционный капитал-истеблишмент, который пребывает в весьма почтенном возрасте,  а с другой, стоящих за спиной ветерана Сандерса —  молодых, социалистически настроенных левых популистов партии,  можно объединить  только на платформе «антитрампизма».

Поэтому и сделан такой акцент на «трампофобию»  в условиях, когда этому способствовало  то обстоятельство, что система здравоохранения в США оказалось не готовой к отражению коронавируса, и сам президент США проводил крайне непоследовательную линию в отношении эпидемии. «Антитрампизм» — это стремление укрепить «Большую палатку», используя в том числе, в своих интересах те просчеты, которые были допущены президентом Трампом в борьбе с коронавирусом. Эксперты-политологи при этом отмечают, что последнее обстоятельство вызвано не только его стремлением сохранить экономическую конъюнктуру, но и тем, что в ядре идеологического актива республиканского электората есть две «антимасочные» группы, выступавшие против ужесточения санитарного режима. Это либертарианцы (т.е. сторонники максимального ограничения экономического влияния государства) и религиозные протестантские фундаменталисты.

В своей ключевой предвыборной речи Д. Байден обрушился на Трампа, обвинив оппонента, что тот «погрузил Америку во тьму».  Программа Байдена, действительно, не лишена левых, социальных мотивов, что соответствует настроениям значительной части молодежной аудитории.  Известно,  что на данный момент согласно опросам общественного мнения, большая часть молодого электората США вполне позитивно относится  к табуированному когда-то  термину «социализм».

Естественно, что такого рода левизна предвыборной повестки демократов строго дозирована. Она не ставит под сомнение господствующую социальную логику существующей системы. Впрочем, платформа сенатора Сандерса, если говорить откровенно, при очень сильных социальных акцентах, также  оную логику не подрывает. Посему, последний скорее является прогрессистским популистом, чем аутентичным левым социалистом.

Экономическая часть байденовской программы выглядит как социальная: он  обещает повысить налоги на прибыль для корпораций с нынешних 21% до 28% (Трамп сразу после прихода к власти, наоборот, снизил налог на прибыль с 35% до 21%). Помимо повышения налогов для богатых Байден, как известно, обещает студентам из бедных семей с низкими доходами списать долги по кредитам за обучение в государственных университетах и муниципальных колледжах, трехкратно увеличить федеральные расходы на поддержку школ в беднейших районах и больше строить жилья для неимущих и т.д. и т.п.

Правы те наблюдатели,  которые при этом проницательно обратили внимание на определенную конфликтность, неоднозначность позиции демократов в геоэкономическом плане. Поскольку Байден связан с кругами глобалистского капитала, он автоматически тяготеет к поддержанию идеи возвращения многосторонних торговых альянсов, союзов, объединений. В то же время в его программе, что является фактическим заимствованием из экономического национализма и протекционизма президента Трампа,  сделан акцент на идее возвращения рабочих мест из стран Юго-Восточной Азии.

По разным соцопросам, Байден опережает Трампа примерно на 5-10%, но некоторые эксперты все-таки оставляют действующему президенту шанс изменить расклад в свою пользу. Все-таки мы сталкиваемся с колебаниями в настроениях общественного мнения, разрыв то увеличивается, то уменьшается. Президент Трамп находится в крайне сложной ситуации, но шанс у него сохраняется.

Некоторые наблюдатели совершенно верно обратили внимание на то, что  предвыборный спич бывшего вице-президента Байдена не ухудшил к нему отношения, но и не стал прорывной сенсацией, откровенно говоря. С чем это связано? Байден обладает очень хорошей риторической  классической подготовкой, он превосходно умеет произносить речи, которые построены академически правильно, с использованием всех необходимых риторических приемов, риторических фигур, оборотов, восклицаний. Но он скорее наделен привитыми в университете академическими риторическими талантами, чем харизматическими способностями. Он не такой харизматик, каким является для своей аудитории президент Трамп.

Предвыборная речь Балдйена была построена на стремлении противопоставить, ассоциировать нынешнюю администрацию США с «беспорядками и тьмой». Свою речь он строил, постоянно намекая, что он – «луч света», а его противник – «сплошная тьма». Это – с одной стороны. С другой стороны, он апеллировал к добрым, старым временам. К временам президентства Обамы, программы Обамы, давая понять избирателям, что все вернется, как во времена социального обамовского спокойствия, если его изберут на президентскую должность. Также он аккуратно вспомнил успешную и эффективную деятельность президента Рузвельта. Тем самым, он намекнул на то, что абсолютное здоровье не является таким уж абсолютным требованием для кандидата в президенты.

Во внешней политике Байден обещает жесткую политику в отношении России, но смягчение позиции касательно Ирана.

Что касается Украины, то Байден обещал  сделать ее «приоритетом внешней политики США». «С военной точки зрения, я бы предоставил больше помощи США в области безопасности, включая оружие, чтобы укрепить способность Украины защищаться. Я бы также расширил успешную учебную миссию для Вооруженных сил Украины», – заявил  кандидат от Демпартии.  В экономической сфере бывший вице-президент планирует «работать над увеличением прямых западных инвестиций и поддержкой энергетической независимости Украины от России».

Нам сейчас сложно предсказать, насколько такая информация касательно компании «Burisma»  может реализоваться в ходе предвыборной кампании. Но  легко предположить, что вот такие вещи, как «украинское досье», может быть в ходе предвыборной кампании  актуализировано.

В случае победы демократов можно ожидать, что все те действия, которые предпринимались в Украине Рудольфом Джулиани уйдут в область исторического предания, а тематика коррупции будет связываться впредь с новыми разоблачениями исключительно украинских верхов и стремлением сделать новые антикоррупционные структуры максимально подконтрольными внешним векторам.  Скорее всего, в случае избрания президентом Байденом та система внешнеполитического контроля, которая существовала во времена Обамы, вернется на круги своя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here