Израиль и Объединенные Арабские Эмираты договорились о полной нормализации отношений. Об этом на прошлой неделе  объявил президент США Дональд Трамп. В совместном заявлении, подписанном Дональдом Трампом, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и кронпринцем Абу-Даби Мохаммедом бин-Зайедом, выражается надежда, что этот «исторический прорыв»  будет способствовать миру на Ближнем Востоке. До этого момента ни у одной из стран Персидского залива не было дипломатических отношений с Израилем, хотя некоторые из них устанавливали неофициальные дипломатические каналы.

Эмираты стали третьим арабским государством после Египта и Иордании, которое пошло на такой шаг. Ряд стран региона поддержали договоренности между ОАЭ и Израилем. Среди них — Египет, Оман, Иордания и Бахрейн. Среди противников ожидаемо оказался Иран. В Турции действия Абу-Даби по нормализации отношений с Тель-Авивом назвали «лицемерным поступком», хотя Анкара давно и тесно сотрудничает с израильтянами.  Против, естественно, выступила Палестина, отозвав своего посла из ОАЭ.

Подвижки среди арабских монархий Персидского залива ставят закономерный вопрос о будущем палестино-израильского урегулирования. Именно из Залива родом, так называемая арабская мирная инициатива, которую иногда также называют саудовской. Она предлагает условную формулу «мир в обмен на земли»: Израиль должен отойти с оккупированных в 1967 году территорий, найти справедливое решение проблемы палестинских беженцев и признать палестинское государство. Арабские страны, в свою очередь, обязуются нормализовать  отношения с Израилем и признать конфликт с ним оконченным. Эта программа была предложена в 2002 году на саммите Лиги арабских государств. С тех пор она считается одной из основ преодоления ближневосточного конфликта.

Установление полноценных дипломатических отношений, взаимное открытие посольств и нормализация торговых связей между Израилем и ОАЭ — это неординарный  дипломатический шаг вперед. Но он неизбежно вызывает вопросы. Будет ли реализован полный потенциал этих соглашений? Последуют ли по тому же пути другие страны Персидского залива?

Илия Куса фотоНовые проблемы и новые риски региона комментирует  Илия Куса, эксперт  по вопросам международной политики  аналитического центра «Украинский институт будущего».

Сегодня  многие игроки в ближневосточном регионе и за его пределами разделились, по существу, на два лагеря: тех, кто за договор между этими странами, и тех, кто против. Ведь на фоне договоренностей между Тель-Авивом и Абу-Даби с новой силой встает вопрос о том, как будет развиваться ситуация вокруг палестино-израильского конфликта и Ирана.

В 1979 году Израиль заключил мирный договор с Египтом, а в 1994 году — с Иорданией, ОАЭ стала третьей арабской страной, с которой было заключено соглашение о нормализации отношений, и первой среди шести государств Персидского залива. Надо сказать ,что ОАЭ и Израиль негласно контактировали уже достаточно давно, но все подробности и срок, когда будут нормализованы отношения, оставались в секрете до последней минуты. При всем том,  это вполне было ожидаемо, потому что Эмираты и Израиль, так сказать,  формализовали их отношения, которые существовали в течение десятков лет тайно, без дипломатических отношений, без посольств. Они сотрудничали через спецпредставителей, через тайные визиты, в основном, израильтян в Эмираты. Сейчас, по сути, они вышли из тени.

Если говорить об Эмиратах, то еще в 2015 году Израиль впервые открыл в Эмиратах свое собственное представительство при международном Агентстве по возобновляемым источникам энергии (англ. International Renewable Energy Agency, IRENA). С того времени израильские представители, которые являются сейчас делегацией при этом органе, постоянно туда ездили на различные мероприятия. В ноябре 2019 года Эмираты впервые разрешили туристам из Израиля посещать свою страну. На протяжение 12-15 лет они сотрудничали в сфере военно-промышленного комплекса, но это делалось за закрытыми дверьми. Вот, например,  три  месяца назад  две крупные израильские оборонные компании подписали договор с эмиратской компанией договор о совместном развитии искусственного интеллекта.  В мае в ОАЭ прибыл первый коммерческий рейс из Тель-Авива.

Между этими странами давно наметилось исключительно прагматическое сотрудничество, партнерство. Это было вопросом времени:  когда Эмираты решат формализовать свои отношения, просто вопрос был в цене, за что, когда, при каких условиях. Например, арабы не особо были удивлены этой новостью. Да, это им не понравилось. Многие начали обвинять Эмираты в том, что они подрывают арабскую солидарность по поводу палестинцев, и подрывают позицию арабских стран по отношению к палестинскому вопросу. Но все комментарии, которые я читал, говорят  о том, что никого в Эмиратах эти события  не удивляют.  В принципе, всем было известно, что существует, я бы сказал, «осторожное» партнерство с Израилем. Кроме того, в Эмиратах  нет никаких прямых территориальных споров с Израилем, они никогда не воевали. Этот договор называют «мирным», но это не совсем так. У них давно был интерес работать с Тель-Авивом, а палестинский вопрос для них со временем для них стал не актуальным. Можно утверждать, что последние десять  лет Эмираты взяли курс конкретно на то, чтобы забыть о палестинской проблеме  и каким-то образом выйти на официальное партнерство с Израилем. Все понимали силу политического символизма,  поэтому вопрос был  — «за что». Говоря светским языком, стороны пошли в ЗАГС и официально оформили свои отношения. Но вот на каком уровне – деталей  мы пока  не знаем. Это сделка на  100%.

То, что произошло, это не то, что они – стороны —  так решили.  Это сделка, которую лоббировали США и лично Джаред Кушнер, который курирует вопросы израильско-палестинского конфликта и отношения с аравийскими монархиями. Вообще, этот договор  больше нужен  США и  Израилю для чисто политических интересов. Для Дональда Трампа это вопрос  победы на внешнем политическом поприще и сказал, что, смотрите, можно сделать все, что угодно, и я  смог добиться, не зря же  он это  назвал «историческим  прорывом».

Для Израиля, для Беньямина Нетаньяху это очень позитивный  сигнал, который может помочь ему собрать голоса на возможных досрочных выборах и, получается, он всем показал, что, по сути, Израиль  признало арабское государство, а в обмен они не делали никаких уступок. Раньше, в случае с Египтом в 1978 году, Иордании в 1994 году,  нормализация отношений этих стран  с Израилем предполагала территориальные уступки. Там территориальные вопросы шли в пакете,  и вопросы по Палестине также шли в пакете. Каждый раз при заключении таких соглашений Израиль обязался прекратить  строительство израильских поселений на оккупированных территориях и обязывался учитывать  реализации интересов  двух государств. В этот раз этого вообще нет. Впервые, по сути, происходит нормализация отношений  без палестинского вопроса, никто никаких уступок не делает. Нетаньяху сейчас может всем показать, что может сотрудничать с арабским миром, перепрыгнув через голову палестинцев. Эмираты показали, что палестинская проблема для них  не является помехой. Вот Эмираты и показали, что  можно сотрудничать с Израилем, несмотря на то, что не решен палестинский вопрос. Наверное, это самый  ключевой пункт  во всем договоре в контексте  последствий и значения для региона.

Не могу не отметить и тот факт, что согласно информации из  США и ОАЭ, подлинной причиной, побудившей власти Эмиратов согласиться на нормализацию отношений с Израилем, стала гигантская оружейная сделка. Точнее — согласие США на поставку в ОАЭ истребителей F-35 и других видов современных вооружений — на десятки миллиардов долларов. Ранее подобные поставки были невозможны из-за несогласия Израиля. Так  утверждают СМИ. Но я  не думаю, что —  подлинной причиной. Эмираты не соглашались просто так формализовать свои отношения, и они выбили для себя максимум, думаю, мы еще узнаем о многих вещах. Да,  оружейная сделка – это были их условия —  хорошо, они согласны, только нужно продать им самолеты, тем более, они давно  хотят купить F-35. Это новейшие самолеты, во всем регионе и  они пока есть только в Израиле. Израиль выступил против продажи этих самолетов. Трамп сказал, что, несмотря на то, что Израиль против, мы все равно продадим Эмиратам эти самолеты. Израиль выступает против, потому что они уже много лет активно лоббируют, чтобы американцы не продавали новейшее оружие арабам, и оно было бы только у израильтян. Но я думаю, там еще что-то было, просто мы  пока не знаем.

Замечу, если подобные новейшие самолеты будут и у Эмиратов, это не нарушит баланс вооружений, а  наоборот —  уравновесит. Конечно,  Израиль опасался  — появится государство, которое тоже будет иметь такие же самолеты. Для Эмиратов это очень важно, потому что одной из мотиваций подписания  договора  –  превращение страны в мощного регионального игрока, выход из тени своего старшего брата – Саудовской Аравии. Но для этого нужны не просто ресурсы, нужны  военные ресурсы. Если у них будет F-35, они станут первым арабским государством с таким вооружением, для них это очень серьезный аргумент в отношениях  со всеми – и с Ираном, который находится через залив, и с Саудовской Аравией, учитывая, что у ОАЭ с ними  тоже есть свои противоречия. Для Эмиратов – это серьезная победа. Это победа тотального прагматизма, которую Эмираты и продемонстрировали, заключив эту сделку.

Конечно, нельзя не учитывать, что  ОАЭ, а также Бахрейн и Саудовская Аравия опасаются Ирана — своего хорошо вооруженного соседа. Лидеры стран Персидского залива смотрят на карту региона и понимают, что стратегическое влияние Ирана уверенно распространяется по всему Ближнему Востоку. Если раньше Иран был ограничен своей географической территорией, то теперь преданные ему боевики действуют в таких странах  как Ирак, Сирия, Ливан и Йемен. Израиль разделяет эти опасения — особенно в вопросе секретной ядерной программы Ирана.

Также существует такие понятия как «исламизм» или «политический ислам» — транснациональная концепция, которую взяла на вооружение организация «Братья-мусульмане», и которую правители стран Персидского залива рассматривают как угрозу для своих династических монархий. Т.е. общее беспокойство из-за нарастающего влияния Ирана в регионе подтолкнуло арабские страны  к неофициальным контактам с Израилем.

Но если говорить конкретно об Эмиратах, то исламизма они опасаются  больше. С Ираном у Эмиратов, кстати,  уже много лет неформальные, тесные экономические отношения. В отличие от Саудовской Аравии, которая однозначно негативно воспринимает Иран, у Эмиратов более прагматичные  взгляды в этих вопросах. Хотя, действительно, это соглашение привело к локальному обострению их отношений. Для них это вопрос идеологического противостояния. Для них — это их личный враг, на которого они навесили ярлык,  с ним борются везде, где это возможно. Но это —  вопросы идеологии, а не религии. Это чисто идеологические моменты, которые связаны с тем, что они не хотят позволить «братьям-мусульманам»  установить региональное лидерство в вопросах веры, идеологии, в вопросах отношения к «политическому исламу»  в регионе.

Какими будут отношения Израиля с арабским миром после соглашения с Эмиратами, с учетом того, что Турция, Катар и Иран категорически  против подписанных соглашений – прогнозировать непросто.  Я думаю, что первые последствия –  дальнейшая «эрозия» доверия между арабскими правительствами и населением. Сразу стало понятно, после того, как эту сделку заключили, что во многих странах население и правительство, то есть элиты, по-разному восприняли этот договор. Часть арабских стран его поддержали, которые также настроены нормализовать отношения с Израилем, поддержали этот шаг Эмиратов. Выступил  «за» Бахрейн, приветствовали заключение соглашения  Египет и Саудовская Аравия. В то время, как их население до сих пор привержены проблеме Палестины, поддержки палестинского народа.  Конечно, эта «дискуссия»  внесет свой вклад в  деградацию доверия между правительствами и населением, недовольство  подливает масла в огонь народного раздражения собственными элитами. Вот эти «антиэлитарные»  настроения, которые сейчас понемногу  поднимаются в регионе, плюс тема  коронавируса и  экономического кризиса, то одно из последствий —  эта тема станет еще  более токсичной.

Также, Эмираты полностью подорвали не только арабское единство по отношению к палестинскому вопросу, но и принципиальный подход, который заключался в солидарной позиции всех арабских и даже некоторых не арабских мусульманских стран:  мы не будем признавать Израиль, пока он не решит свой конфликт с палестинцами на базе принципа двух государств. Эмираты сломали эту тему. По сути, они заключили этот договор без требований каких-то серьезных территориальных уступок.

 Это означает  по факту –  впервые  арабское государство нормализует отношения с Израилем без серьезной привязки к палестинскому вопросу. Конечно, это очень серьезно подорвет позицию в целом арабского сообщества, отношения к Палестине, потому что все остальные страны посмотрят на этот процесс —  тот же Бахрейн, Оман и Судан, которые в ближайшее время могут пойти на заключение подобного соглашения – значит можно  не требовать ничего  для Палестины. Это очень серьезные последствия, которые разрушают солидарность по поводу Палестины, поэтому здесь главными проигравшими являются сами палестинцы.

Еще одно следствие –  теперь открывается возможность полноценного сотрудничества между ОАЭ и Израилем в военно-оборонительной сфере. Получается, два самых способных, мощных союзников США на Ближнем Востоке теперь могут действовать как в коалиции против региональных угроз. Под угрозами  подразумевается  Иран, Турция, политические исламистские движения. Это очень хороший шаг для США, которые давно уже пытаются выстроить гибкую региональную коалицию на Ближнем Востоке, которой передать часть функций регионального полицейского. То, что Эмираты и Израиль теперь будут сотрудничать – это первый шаг. Это то, что когда-то называли попыткой создать «ближневосточное НАТО». От той идеи потом отказались, но вот этот договор  как раз может сблизить всех своих союзников, нейтрализовать все препятствия между ними, которые мешали полноценному сотрудничеству и потом передать им функции полицейского в регионе, чтобы они там стабилизировали регион в угоду США и защищали их интересы.

Еще один момент —  этот документ  имеет и  внутриполитическую направленность. Конечно, это плюсы  для Нетаньяху, для Трампа в качестве инструмента консолидации голосов перед выборами. У Нетаньяху еще выборов нет, но они могут быть. Его партия последнее время теряет рейтинги, он проигрывает более радикальным ультра-правым партиям. У Трампа выборы в ноябре, это будет очень хороший подарок под выборы. Для правителей Эмиратов — это возможность получить доступ к огромным финансовым ресурсам, к направлениям, которые они уже давно развивают, но сейчас можно заключить договоры. Это  медицинские технологии, биотехнологии.  Они сразу договорились с Израилем о сотрудничестве по борьбе с коронавирусом. Это создание новых туристических цепочек, особенно в посткарантинном мире,  поможет нивелировать некоторые негативные последствия пандемии, например, для экономики Дубая, который полностью зависит от туризма. В отличие от Трампа и Нетаньяху, для ОАЭ – это исключительно финансы, влияние, инвестиции, рабочие места, региональный престиж и репутация.

Например, для Саудовской Аравии получается, что Эмираты —  конкурент, потому что не они, а Эмираты стали первыми. Эмираты, я думаю, хотят занять место Саудовской Аравии в отношениях со Штатами. Сейчас между саудитами и американцами несколько ухудшились отношения на фоне выборов. Растет раздражение  из-за скандалов с преследованиями оппозиционеров за границей, плюс, из-за Йемена. Многие считают, если Байден победит на выборах, то Саудовскую Аравию ожидают непростые времена, их отношения с Вашингтоном могут ухудшиться. А тут получается, Эмираты подсуетились  и сами станут главными союзниками вместо саудитов.

Не забываем, что есть и   региональные войны –  в Сирии,  Ливии  Йемене. Новые отношения между странами  будут способствовать тому, что Эмираты уже входят в несколько региональных кризисных площадок. Сотрудничество с Израилем им может помочь, но  в каком плане – я пока не могу сказать. Тут у Израиля и Эмиратов разные позиции. Нельзя сказать, что договор их автоматически сблизил до такой степени, что они будут солидарно выступать по Ливии, Сирии. Нет, конечно, у них позиции  разные.

Это может помочь Эмиратам, например, по Ливии. Теперь они могут официально работать с Израилем по этому направлению. Известно, что Израиль склоняется больше к поддержке Халифа Хафтара против Турции, он будет сейчас пытаться затянуть Хафтара в свою коалицию, где уже есть Франция, Греция, Египет – т.е.  в антитурецкую коалицию по Ливии.

По сути, этот договор усиливает антитурецкий блок  в регионе. Будет ли это иметь практические последствия – это покажет время.  По Сирии Эмираты более активные, более прагматичные, чем Израиль. Я не думаю, что что-то серьезно изменится из-за этого договора, повторяю, у Израиля совсем другая позиция по Сирии, нежели у Эмиратов.

Если и есть негативные  риски для региона, то это Палестина. Все упирается в то, что все заключили, все довольны, но с Палестиной  ничего не решено, палестинцы продолжают оставаться токсичной  проблемой для всех.

Когда заключили договор, в Твиттере  Дональд Трамп написал, что это «исторический прорыв, беспрецедентное решение, это победа». Мохаммед бин Зайд аль-Нахайян был намного более сдержанным и назвал это «договором о взаимопонимании в разных сферах». В первую очередь он написал о том, что он сумел договориться, что Израиль не будет проводить аннексию палестинских территорий на западном берегу. Таким образом, он преподнес этот договор, что, мол, я не просто так это делаю, а все ради палестинцев.

Но проблема в том,  что Нетаньяху, министр финансов Израиля, многие другие чиновники уже высказались, что аннексия никуда не исчезает, мы не обещали ее остановить, мы можем ее приостановить на время. Возникает вопрос —  если Израиль продолжит аннексию, а она де-факто продолжается, то это будет бить по правителям Эмиратов, которые обещали, что ее не будет. Соответственно, это может вызвать определенные  вопросы. Это внутриполитический риск  для Эмиратов, это может их поставить в достаточно деликатную и неудобную позицию.

Надо признать, что этот договор еще больше радикализировал  позицию палестинцев, которые чувствуют себя брошенными и покинутыми всеми. Сейчас обсуждается возможность объединения всех палестинских фракций, т.е. «ХАМАС», «ФАТХ», «Исламский джихад Палестины». Они все выразили негативную солидарную позицию по поводу эмиратско-израильского соглашения и сейчас планируют объединяться. Насколько я знаю, ближайшая конференция может пройти в Москве. Но следует учитывать, когда палестинцев загоняют  в угол, они даже не могут опереться на арабов, внешние арабские государства, это все приближает риск вооруженной эскалации в Палестине, особенно, если Израиль будет продолжать вялотекущую фактическую аннексию. Повторюсь — главный риск – это нерешенный вопрос Палестины. Его просто забыли, его вынесли за скобки. Я думаю, его даже не особо и обсуждали во время заключения этого договора.

Но если палестинцы не объединятся, они —  главные лузеры в этой ситуации. Сейчас все зависит от того, насколько они смогут объединиться и выстроить единый фронт сопротивления для того, чтобы заставить международных игроков считаться с их позицией. Но также очевидно, что их позиция за последнее время серьезно маргинализовалась. При этом, уже  все группировки и фракции выразили  единую позицию по поводу Эмиратов и сказали, что Эмираты – это их враг.

 Но сегодня ситуация на Ближнем Востоке изменилась коренным образом, и то, что когда-то  казалось невозможным, сейчас стало реальностью. Подписание при посредничестве США мирного соглашения о полной нормализации отношений  между Израилем и ОАЭ может в ближайшем будущем очень сильно изменить систему отношений и баланс сил на всем Ближнем Востоке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here