Трехсторонняя контактная группа по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины (Украина, ОБСЕ, Россия) договорилась  22 июля, о полном прекращении огня на Донбассе. С 27 июля вступили  в силу дополнительные меры по поддержке и соблюдению перемирия на весь период до полного всеобъемлющего урегулирования конфликта на востоке Украины. Эти меры предусматривают запрет на наступательную и разведывательно-диверсионную деятельность, использование летательных аппаратов, запрет на применение огня, включая снайперский, запрет на размещение тяжелой артиллерии и техники в населенных пунктах и вблизи объектов инфраструктуры.

Участники переговоров подчеркнули, что режим полного прекращения огня является базовой предпосылкой реализации Минских договоренностей и открывает путь для реализации других положений этих соглашений.Трехсторонняя контактная группа по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины (Минская группа, ТКГ) была сформирована летом 2014 года. В ее состав входят представители ОБСЕ, России и Украины. Группа выполняет роль рабочего органа для решения оперативных вопросов в рамках вооруженного конфликта на востоке Украины.

Первый президент Украины Леонид Кравчук возглавил украинскую делегацию в ТКГ, соответствующий указ президент Украины Владимир Зеленский подписал  30 июля. Кравчук сменил на посту главы делегации в ТКГ другого экс-президента —  Леонида Кучму.

Как информируют украинские СМИ, Леонид Кравчук сообщил после своего назначения, что вместо понятия «особый статус»  Донбасса Украина предлагает ввести новую формулировку – «особый режим административного управления», которая будет соответствовать украинскому законодательству.  «Это будет в большей мере соответствовать тем реформам, которые происходят в Украине по местному самоуправлению и нашим законам, которые уже приняты. А если ставиться задача еще этот вопрос в Конституцию внести, то это сейчас нереально», — отметил Кравчук.

Новый глава делегации Украины в трехсторонней контактной группе (ТКГ) выступил с рядом инициатив. Например, он полагает, что восстановить мир на востоке страны будет сложно без участия Вашингтона. Также на будущих переговорах  в Трехсторонний контактной группе он намерен поднять вопрос создания Фонда для восстановления Донбасса, а также создания там свободной экономической зоны.

Комментируя вопрос возможного переноса площадки переговоров, Кравчук отметил, что Беларусь никоим образом не участвует в Трехсторонней контактной группе по мирному урегулированию ситуации на Донбассе, поэтому нет необходимости переносить переговорную площадку в другое место из-за протестных акций в стране.

На следующем заседании Трехсторонняя контактная группа проанализирует исполнение решений парижского саммита 9 декабря 2019 года, после чего можно будет прогнозировать дату берлинской встречи лидеров Украины, Германии, Франции и России.

Ситуацию на Донбассе в контексте перемирия  и назначение нового главы  украинской делегации ТГК  комментируют Сергей Толстов, политолог, директор Института политического анализа и международных исследований и Павел Рудяков,  политолог, директор  Информационно-аналитического центра «Перспектива»

Сергей Толстов фотоСергей Толстов, политолог, директор Института политического анализа и международных исследований

Участники переговоров по Донбассу договорились о прекращении огня: 27 июля  вступили  в силу дополнительные меры по поддержке и соблюдению перемирия на Донбассе на весь период до полного урегулирования конфликта на востоке Украины. Все предыдущие попытки перемирия на Донбассе  были нарушены, они заканчивались неудачами – почему?  В 2015 году был очень долгий период, когда мало стреляли. Но потом, возможно, сторона ОРДЛО считает, что на Украину каким-то  образом «давить»,  что нужно идти по пути Минских соглашений. При этом эта ситуация растягивается в бесконечный процесс торга с их лидерами, которые возвращаться в Украину не хотят, но хотят от Киева что-то получить. Или Киев начинает стрелять для того, чтобы солдаты не спивались на передовой, чтобы они не занимались  контрабандой.  И тогда этот конфликт обретает осмысленный характер, количество жертв увеличивается и, соответственно, переходить к урегулированию и прекращению огня становится еще сложнее. Как мы видели, против последнего перемирия  практически все «порохоботы»  выступили против, называя это перемирие «предательством», поскольку оно чуть-чуть ближе находится к сценарию прекращения огня.

При этом, и в Киеве,  и за рубежом слышны мнения, что договориться о политическом урегулировании конфликта на Донбассе невозможно, пока каждый день продолжают стрелять. Ряд  экспертов говорит, что  есть только две возможности:  мир на условиях Киева или мир на условиях Москвы.  Теоретически – да. Практически – не совсем. Для этого нужно, чтобы Киев и  ЛНР/ДНР хотели урегулирования, хотели договориться и вступили в честный диалог, чтобы дать ответ, согласны ли они идти по пути Минских соглашений. Какой сценарий предусматривается в конце пути, необходимо  согласовать конечную фазу урегулирования. Считать, что конфликт можно урегулировать, устранив его  первичные  причины – это иллюзия.

Конфликт начинается в одних условиях, а продолжается и заканчивается совершенно в других. На сегодняшний день восстановить условия, которые существовали в начале конфликта – невозможно. Уже возникает вопрос:  реализуемы ли вообще Минские соглашения? Лидеры ЛНР/ДНР говорят, что они в Украину не вернутся,  они хотят определить условия «мирного сосуществования» с Украиной, а это уже не Минские соглашения. Что можно сделать сегодня? Необходимо разрабатывать такие форматы переговоров, которые позволят сторонам более четко понять пределы их возможностей.

Я, например, не могу ответить, можно ли на сегодняшний день реализовать Минские соглашения так, как они записаны. Для того, чтобы это было возможно, необходимо, чтобы все стороны этого хотели. На сегодняшний день я не вижу, чтобы кто-то этого хотел. Если мир на украинских условиях — то это не Минские соглашения.  Если это мир на российских условиях, то это тоже не Минские соглашения. Если мир на условиях ЛНР/ДНР, то это тоже не Минские соглашения, это третья картина. Нужно было бы создать какую-то картину, которая устраивала бы все стороны, но тогда она не будет соответствовать сценарию Минских соглашений. Выполнение Минских соглашений – это, скорее всего, определенная политическая риторика, это определенный вектор, а не представление о конкретном достижении результата.

Если бы украинский политикум был бы более профессиональным, то обществу необходимо бы честно сказать:  у нас есть Минские соглашения, у нас есть конфликт, и у нас есть глубокая неудовлетворенность происходящим. Вернуть ситуацию в осень 2013 года мы не можем. Урегулирования, как это хочет украинская Ассоциация ветеранов военных действий в Донбассе – мы не можем. Получить глубокое замораживание конфликта по Приднестровскому варианту – это возможно. Это как раз тот сценарий, который видят лидеры ЛНР/ДНР:  договориться об условиях «мирного сосуществования» с Украиной. Но получить такую же степень сотрудничества, как у Приднестровья с Молдовой,  на сегодняшний день невозможно – слишком много условий и проблем.

Теперь о замене в ТКГ Кучмы на Кравчука. Кучма начинал с экономических проблем, и Кравчук сказал о том, что необходимо решать именно экономические проблемы. До 2016 года, до  введения экономической блокады  Донбасса  было значительно больше возможностей для реинтеграции, поскольку предприятия были связаны с Украиной, были   собственностью  украинских владельцев, платили налоги в украинский бюджет, находясь по ту сторону линии огня. Но было «хорошо», а после введения экономической блокады Донбасса,  стало «еще лучше». Теперь вообще нет экономических связей,  и сам вопрос о возобновлении торгово-транспортных отношений становится проблемой, а экономическая блокада так и  не отменена.

Надо сказать,  назначение  Леонида Кравчука  руководителем трехсторонней контактной группы в РФ  восприняли достаточно спокойно, я бы сказал, с достаточной долей уважения. Он воспринимался в России как достаточно самостоятельный и не дискредитированный политический деятель. С ЕС и ОБСЕ сложнее. Я думаю, что нового лидера украинской делегации в ТГК в Евросоюзе и,  особенно в ОБСЕ, воспринимают осторожно. В последнее время ситуация в украинской делегации ТГК  сложилась неоднозначно. Неформальным лидером является  Ермак, а официальным – считался Резников. Я не думаю, что в ОБСЕ  и в ОРДЛО  на появление Кравчука  смотрят,  как на какое-то знаковое событие. Уход Кучмы  понятен. Его положение  в ТГК в течение последнего года было достаточно сложным. Кучма не хотел подписывать «формулу Штайнмайера», о чем он говорил, но его убедили это сделать. Кучма не имел возможностей и  полномочий  полностью формировать политику. Киев согласовал в марте, на мой взгляд, рациональный пакет, который должен был облегчить выполнение соглашений о прекращении огня. Но на Ермака «наехали» национал-патриоты и часть фракции – «Слуга народа». В итоге, он оказался в весьма уязвимой ситуации, поскольку он не имеет собственное политическое измерение, он решил, что можно «сдать назад». В итоге, частично этот пакет все-таки утвердили, что позволило содействовать перемирию. Вместе с тем непонятно  — какова роль Кравчука при таком раскладе, насколько он сможет что-то сделать. На мой взгляд, пока никто не считает, что появление Кравчука  может что-то принципиально изменить.

Первое, что заявил Кравчук, что сложно будет восстановить мир на Донбассе без участия США. Напоминаю,  Кравчук —  опытный человек. Наверное,  он посчитал, если американцы договорятся с Москвой, то тогда этот вопрос мира может быть решен. Но как? Если подходить к этому незаангажированно, то он должен быть решен либо в пользу  США, либо в пользу России. Для Кравчука возможное привлечение к переговорам США, это в определенном смысле оправдание того, «а если не получится». А если не получится, то «я же говорил, что нужно привлечь США». А США не привлекли, потому что, либо Франция, ФРГ, ни Россия не захотели, либо американцы не захотели. Особенно при Трампе, я думаю, что американцы не захотят. При Байдене возможно захотят,  думаю, Байдену удалось бы договориться с Парижем и Берлином лучше, чем Трампу. При Трампе участие США в нормандском формате невозможно в принципе.

Всплыл вопрос о  подписании «нового» Будапештского меморандума. Но это иллюзии. Это попытка войти в реку вчерашнего дня. Будапештский меморандум – это переход от биполярной системы к однополярному устройству, когда США были страной, без которой не решалась ни одна проблема. Сегодня США уже не являются такой страной. Поэтому вся политика Трампа, которая в принципе уже необратима, свидетельствует об уходе американцев из тех районов, куда они влезли либо во время Холодной войны, либо во время Буша. Американцы не собираются брать на себя гарантийных обязательств во внешнем мире. Соответственно,  рассчитывать, что США сегодня возьмет на себя гарантии безопасности Украины – это вредная иллюзия, которая отвергнута, в том числе и американскими политиками. Еще в 2019 году  президент Порошенко высказывался, что  необходимо «просто заменить Будапештский меморандум Вашингтонским договором», но в НАТО отклонили рассмотрение этого вопроса.

Одной из центральных идей спича Леонида Кравчука  оказалась инициатива создания на Донбассе свободной экономической зоны. Идея не нова, но она  ни разу не использовалась  официальными руководителями государства. Видимо, и в данном случае она является инициативой самого Леонида Макаровича. Инициативой громкой и, возможно, даже неплохой, но – несвоевременной.  Несвоевременной потому, что в первую очередь на Донбассе нужно создать не свободную экономическую, а свободную политическую зону. Без обеспечения политической автономии региона (какое название она бы ни носила) никакие СЭЗ там не будут созданы и не заработают. А вот этот вопрос Кравчук в своем спиче полностью обошел. Чем дал понять, что никаких изменений в связи с его появлением в минской ТКГ не предвидится.

При этом, на сегодняшний день  в Украине устанавливается непонятно  какой экономический режим. Мы же деньги вывозили украинскими промышленно-финансовыми группами и олигархами в офшорные юрисдикции, которые всегда и были основными внешними инвесторами в украинскую экономику. Вероятно, можно было бы задействовать какие-то источники внутренних украинских инвестиций или офшорных инвестиций, которые позволили бы начать реализовывать режим свободной экономической зоны. Но вблизи действующего  военного конфликта  начинать такую деятельность – это опасная иллюзия. Необходимо прочное замораживание конфликта, прекращение огня, иначе экономическая зона не сработает по определению. С другой стороны, необходима нормализация экономического режима в целом по стране.

Что еще важно. Пора отказаться от «надежд»,  что какая-то внешняя сторона может обеспечить успех переговоров по выполнению Минских договоренностей.  Есть четыре формы внешнего участия в урегулировании. Это фалиситаторы,  т.е.  сторона, которая способствует тому, чтобы переговоры велись. Я думаю, Франция и ФРГ ближе всего к такой позиции.  Есть «медиатор» – это спецпредставители ОБСЕ. Они имеют возможность влиять на диалог сторон. Есть позиция «посредник». Вот Москва заявляет, что она посредник. Посредник ходит между комнатами, разговаривает с одним, потом с другим и пытается создать одному и второму такую платформу, с которой они согласны, если они разговаривают через посредника. Когда они встретятся напрямую  и посредники предложат им компромиссную формулировку, то переговорщикам  будет трудно против этого возражать, поскольку они уже обещали это посреднику.

Четвертая форма  – это «гарант». Но на «гаранта» никто не претендует, от положения  «гаранта» все отказываются. Москва говорит, что Франция и ФРГ – это гаранты, они от этого отказываются. Поэтому представить себе, что переговоры может организовать кто-то другой – да, может. Но для этого нужно понимать, что урегулирование необходимо. А если делать вид, что урегулирование необходимо, а на самом деле тормозить и препятствовать ему, тогда получится то, что у нас получается сегодня.

павел рудяковПавел Рудяков, политолог, директор  Информационно-аналитического центра «Перспектива»

Последнее перемирие от 27 июля вызывает ряд  вопросов у политэкспертов , прежде всего — есть ли связь с назначением Кравчука после этого перемирия. На мой взгляд, прямой связи нет. Но идут определенные закулисные процессы, которые тщательно скрываются. С украинской  стороны за это отвечает Андрей Ермак, который  ведет эту линию по согласованию с зарубежными партнерами – немецкими, французскими, российскими.  Но поскольку Андрей Ермак «обжегся», когда выступил с идеей  Консультативного совета,  его тут же «обломали» и он не смог этот проект  продавить  через президента. У  него непростая  позиция внутри страны, на него давит  мощное сопротивление со стороны «партии войны», соответственно,  он действует обходными  маневрами, которые скрыты от внешнего просмотра. Это перемирие – одно из требований, которое поддерживали Франция и Германия. Президент и командующий вынуждены на него пойти,  и даже «приструнить» генералов, которые против,  и «патриотов», которые  также  против.

Надо сказать, что было уже немало «перемирий» за последние годы: и «хлебное перемирие» по случаю урожайной страды, и «школьное» по случаю окончания летних каникул, и по множеству других более скромных поводов, во всяком случае на локальном уровне. Режим прекращения огня порой соблюдался несколько дней, а то и пару недель. Но, следует заметить,  с  27 июля ситуация гораздо оптимистичнее, чем ожидалась.

Назначение же Кравчука, я думаю, никак не связано с очередным перемирием. Леонид Макарович известен тем, что ничего и никогда позитивного сам не сделал.  Он такая фигура, которая умеет говорить. Он сам ничего положительного не принесет, но за ним можно спрятать  некие решения и дела.

Политическое урегулирование в Донбассе «патриоты» цепляют с  условиями  Москвы. На самом деле  условий Москвы нет. Такие страшилки они  устраивают,  чтобы исключить обсуждения каких-то серьезных вопросов. Условия Москвы зафиксированы в комплексе мер Минских соглашений, автором которых является Петр Порошенко. Он об этом неоднократно  говорил, что  «на колене у Меркель» подписал договоренности.  Порошенко любил хвастаться, что это он —  автор Минских соглашений. А сегодня  понятно, что мы были проигравшей  стороной, мы подписывали то, что Порошенко придумал. Поэтому все условия, которые мы называем «условиями России» — это условия Порошенко, которые он подписал  в 2015 году, и которые  остались неизменными.

 А Ермаку,  как главе команды, который отвечает за Минские  направления —  ему нужно ставить вопрос ребром  о ревизии, о пересмотре комплекса Минских соглашений. Эта идея витает сегодня.  Когда украинская делегация  была в Париже на нормандском саммите в декабре прошлого года,  то Путин сказал, что Минские соглашения не имеют альтернативу, Макрон сказал, что они не имеют альтернативы, а Меркель сказала, что да, не имеют альтернативы, но они не являются догмой. Получается, немцы стали к нам прислушиваться. Но наши  политики этот шанс не используют, они работают  по другой парадигме, потому что в команде, которая нас представляет, кроме грамотного и разумного Андрея Ермака, есть иные личности.

Кравчук набросал сразу несколько векторов развития процесса переговоров по Минским соглашениям. Например, восстановить мир на Востоке без участия Вашингтона будет очень сложно. Это же все равно не слышат  в Вашингтоне. Это так —  шестые эксперты седьмых управлений все это отслеживают, но это вещи, которые идут как «шум». При этом, даже гипотетически, в Вашингтоне не рассматривают участие США в переговорах по Минску.

В нормандской  же четверке эту тему поднимали еще при Порошенко. Никто там не отреагировал на подобные вбросы по целому ряду причин. Путин не реагирует, потому что это для него вызов и провокация. У немцев есть свои причины.  Макрон претендует на европейское лидерство, он пробовал с Трампом дружить,  и представлять себя, как представителя Трампа в Европе, пока Меркель уходит со сцены. Никто на «подключение» США не пошел бы, даже если бы они были заинтересованы. Тем более, после 3 ноября – неизвестно, что и кому будет нужно.

Также среди предложений Кравчука – создание на Донбассе свободной экономической зоны.  Пока что о шансах даже запуска СЭЗ  говорить преждевременно, потому что нет «скелета» проекта. Сама свободная экономическая зона – это прогрессивный путь, но зависит от того, какой смысл  вкладывается именно сейчас  в эту свободную экономическую зону. Если я правильно понимаю ситуацию, в этом случае Кравчук  играет по американской подсказке. Это вариант экономического акцента по  политическому урегулированию. Это калька с варианта, который предложил Джаред Кушнер – зять Трампа, для урегулирования израильско-палестинского конфликта. В начале этого года они презентовали это, 50 млрд Трамп и Кушнер готовы были дать палестинцам, чтобы те уступили. Но палестинцы не приняли деньги. Это перенос акцента. Это американский, трамповский бизнес, когда политические вещи продаются и покупаются.

СЭЗ — это идея, которую нужно было обсуждать. Но мы не готовы обсуждать, потому что Украина  блокирует Донбасс. Какая свободная экономическая зона при таком положении дел?  Это Леонид Макарович  себе создает условия для того, чтобы в Минске говорить о чем-то, отвлекать внимание от того, о чем нужно  было бы говорить – о выполнении Минских соглашений, о выполнении тех обязательств, которые Зеленский взял на себя в соответствии с заключительным коммюнике саммита в нормандском формате в декабре в Париже. Для того, чтобы отвлечь внимание, Кравчук подходит лучше всего, он сегодня говорит одно, завтра – другое и не переживает, что вчера он говорил прямо противоположное тому, что говорит сегодня.

Резюмирую: назначение Кравчука главой ТКГ – это не плохо и не хорошо.  Кравчук сам по себе – актер, который свою арию давным-давно сыграл. Утверждение, что  Кучма – это человек Пинчука  соответствует действительности:  Кучма все согласовывал с зятем и с Соросом. А у Кравчука есть давняя связь с Медведчуком. Если Кравчука поставили по согласованию с Медведчуком, значит,  есть вариант, что Кравчук на старости лет начнет проводить какие-то вещи, которые ему Медведчук будет нашептывать. Это конспирологическая версия, но она по Киеву ходит. Понимаете, Кравчук или Кучма – это не имеет значение. Если Андрей Ермак не просто продюсер, если он действительно за кулисами «что-то»  передвигает, если он хотя бы «половина»  Медведчука, то какой-то шанс на то, что перемирие продлится, есть.

Если они сейчас сделают обмен, пусть и не 100 на 100, пусть меньше,  договорятся о каких-то вещах и их зафиксируют, значит,  можно будет,  как записано в Комплексе мер в Минских соглашениях, переходить от устойчивого перемирия к процессу урегулирования. У нас трехэтапные действия. Первое – это установление мира, потом – политическое урегулирование и реинтеграция Донбасса. На следующем заседании ТКГ мы  могли бы объявить, что у нас уже какое-то время идет  перемирие, соответственно,  мы, возможно, переходим к процессу политического урегулирования. А 25 августа может состояться внеочередная сессия Верховной Рады, и скорее всего, по инициативе президента. Там могут быть сенсации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here