Верховная Рада Украины в середине июля назначила проведение местных выборов на воскресенье, 25 октября 2020 года. За соответствующее постановление проголосовали 326 народных депутатов.

Официальный старт новой избирательной кампании на Украине был дан в минувшую субботу, когда комиссия ЦИКа  утвердила принятое ранее решение ВР. Как следует из протокола заседания комиссии, 25 октября будут переизбраны депутаты сельских, поселковых, городских советов территориальных громад (общин) и местные руководители различных уровней во всех 24 областях Украины.

При этом, Центризбирком на заседании в субботу, 8 августа, принял решение о невозможности проведения местных выборов почти в 20 территориальных общинах в Донецкой и Луганской областях. Представители ЦИК сообщили, что невозможно провести выборы местных депутатов и голов в объединенных территориальных общинах  указанных областей из-за близости этих районов к линии фронта. Об этом сообщает пресс-служба ЦИК.

В ЦИК заявили, что приняли такое решение на основании выводов Донецкой и Луганской областных военно-гражданских администраций. Комиссия отметила, что всю ответственность за определение территорий несут те органы, которые предоставили соответствующую информацию.

Решение ЦИК вызвало неоднозначную реакцию в украинском политикуме. Например,  народный депутат Украины, член парламентского комитета по правам человека и реинтеграции  Донбасса Вадим Новинский обратился к военно-гражданским администрациям с требованием опубликовать выводы о невозможности проведения выборов в Донецкой и Луганской области. Ряд политиков уже заявили, что это решение ЦИК выглядит нелогичным,  особенно в контексте объявленного перемирия, когда местные власти, военно-гражданские администрации  вместе с руководством ООС должны быть полностью способны обеспечить безопасный процесс волеизъявления граждан. Попыткой отменить местные выборы в Донецкой и Луганской областях, власть лишает право голоса у полумиллиона украинских граждан, указывают народные депутаты.

Также, отмечают политэксперты, активное и пассивное избирательное право является одним из основополагающих прав, гарантированных Конституцией Украины. Только Конституцией и законами Украины возможно ограничение этих прав.

Фонд «Украинская политика» предложил экспертам прокомментировать  решение ЦИК и возможные последствия для избирательной кампании  осенью 2020 года. 

фото золотаревАндрей Золотарев, политолог, руководитель аналитического центра «Третий сектор»

Центральная избирательная комиссия Украины приняла решение о невозможности проведения местных выборов 25 октября 2020 года в 18 громадах на востоке Украины. Главный аргумент для отмены – выводы областных военно-гражданских администраций о ситуации с безопасностью в прифронтовой зоне. Напоминаю, что избирательное право является одним из основополагающих прав, гарантированных  Основным Законом и только Конституцией и законами Украины возможно ограничение этих прав. Современный  действующий Избирательный кодекс Украины, а также другие законы не содержат норм, которые предусматривают не проведение выборов —  в данном случае —  из-за  некоей гипотетической опасности.

Например, в 2019 году в  Луганской области только в одном мажоритарном округе победил представитель «Слуг». В Донецкой области кандидаты от этой партии  вообще не получили ни одного мандата.  Понятно, что это регион, где наибольшей электоральной поддержкой пользуются  оппозиционные политсилы. Каких-то перспектив, что там, хотя бы на  уровне местных советов,  могут быть представлены провластные силы —  нет. Наоборот, может сложиться такая ситуация, когда ни одна провластная  партия не будет представлена и в городском совете. Популярность получают силы,  оппозиционные власти и нынешнему курсу страны. Естественно,  партия власти  старается  избежать того факта, что к руководству местными органами власти придут их оппоненты.

Мне кажется, основной клубок проблем в том,  что идет торг за круг реализации  Минских соглашений  по проведению выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской области. О чем договаривались в Париже? О том, что осенью будут проведены выборы на неподконтрольной территории. Естественно, эта договоренность сорвана. Возможно —  это моя версия —  будет идти согласование проведения выборов, как на неподконтрольных, так и на подконтрольных территориях. Сейчас идет закулисный торг, мы не знаем нюансов и договоренностей. Проистекающие оттуда слухи говорят, что выборы могут быть проведены в 2021 году. Я так понимаю, сейчас там готовятся к дальнейшим договоренностям  в части того, о чем шла речь в Париже. Возможно, повторяю, это моя гипотеза, выборы – там, где они не будут проведены сейчас, будут согласованы с проведением выборов на неподконтрольных территориях, т.е. в следующем году.

Местные выборы в Донецкой области не состоятся, по мнению ЦИКа «из-за близости к прифронтовой полосе». Это отговорка. Безусловно,  аргументация Центральной избирательной комиссии о невозможности обеспечения безопасности во время местных выборов на линии разграничения не выдерживает никакой критики.

Причем, проводить на Донбассе выборы или нет —  решает только Центральная избирательная комиссия Украины, руководствуясь выводами областных военно-гражданских администраций Донецкой и Луганской области. Именно они законодательно уполномочены давать такую информацию – о возможности или невозможности проведения выборов на этих территориях.

После запроса в ВГА  ЦИК получила выводы от военно-гражданских администраций восточных областей. В частности, указывалось, что режим тишины, введенный согласно Минским договоренностям, не может гарантировать стопроцентную безопасность жителям населенных пунктов, расположенных вдоль линии разграничения, поэтому обеспечение проведения выборов делается невозможным. По информации  Нацполиции в Луганской области постоянная угроза минометно-артиллеристских обстрелов или терактов (?) исключает обеспечение безопасности на расстоянии 30-35 км от линии разграничения во время проведения местных выборов.

Для меня лично, выводы военно-гражданских администраций  не являются истиной в последней инстанции. С одной стороны, я  не хочу ставить их под сомнение, но я считаю их поверхностными и  недоработанными.  Они идут самым простым путем: «есть определенная опасность,  не будем проводить выборы во всей громаде». Возможно. Но необходимо  проанализировать, можно ли провести голосование в большей части ОТГ. Таким анализом вообще  никто не занимался. Отмечу, что реально ЦИК не может проверить выводы, чтобы ставить их под сомнение,  и на практике оценить ситуацию  на месте. Но напомню, что с 27 июля года действует режим полного прекращения огня. И, главное,  на всех избирательных участках,  на которых не были назначены местные выборы,  в прошлом году трижды проводили голосование: два раза —  во время выборов президента Украины и один раз — во время выборов в парламент страны.

Правда, это  никого не смущает. У нас на парламентских  выборах под политическую целесообразность подогнали правовые основания. Мы видели, как в «нужный» момент  Конституционный суд проявил гибкость в этом вопросе, поэтому, по-прежнему у нас правит бал не закон, не право, а политическая целесообразность.

Местные советы будут просто номинально присутствовать. В тех громадах, где местные выборы не состоятся и где еще не созданы военно-гражданские администрации —  их создадут, как это сделали в июле в Лисичанске и Северодонецке. Реальная власть будет у военно-гражданских администраций.

Какие риски несет  это решение ЦИК? Отмена выборов на указанных территориях может запустить опасный прецедент:  под предлогом обеспечения безопасности можно отменить выборы в любой громаде, где у власти нет шансов на победу. Риски в том, что «игры» с переносом сроков могут отменить любые выборы по стране, например, из-за  «катастрофической  эпидемической  ситуации». В целом, я считаю  решение  ЦИК поспешным, а выводы —  поверхностными и требующими доработки и более детального анализа.

Игорь Попов,  политолог, эксперт Украинского института будущего

Итак, ЦИК  отменила очередные местные выборы на части территорий  Донецкой и Луганской областей, назначенных на октябрь.  Есть юридическая сторона вопроса: это информация  областных военно-гражданских администраций, которые имеют  полномочия определять те регионы, где они считают небезопасным проведение выборов. Но тут же есть и политическая сторона. Президент объявил, что у нас стабильное перемирие, самое стабильное и самое гарантированное за все годы войны. Поэтому мы уверенно приближаемся к полному миру. И тут областные военно-гражданские администрации, которые назначены президентом,  в принципе, вступают в полное противоречие с политикой президента, направленной на мир и говорят,  что там война в «разгаре» и проводить выборы нельзя.

Естественно,  есть версии политических, реальных мотивов отмены выборов. Одна версия – это крайне низкий электоральный рейтинг правящей партии,  они боятся показать плохой результат. И боятся, что большинство в местных советах будут им оппозиционно, поэтому выборы лучше не проводить. Эта версия подтверждается тем, что буквально накануне президент своим указом, фактически, упразднил должности избираемых мэров в Северодонецке и Лисичанске. Если учесть, что областных советов там нет и сейчас, т.е. даже на контролируемой части областные советы не избираются, то получается, что у нас значимая часть избирателей вообще не будут принимать участие в местных выборах. У них нет областных советов, у них нет мэров, выборы в районные советы не назначены вообще, а  теперь еще и советы  громад тоже упразднили. Юридически это можно трактовать как препятствие  реализации избирательного права граждан  и данный процесс уже начался.

Вторая версия, почему они это сделали – на осенние выборы не удалось реализовать план Козака и Ермака по проведению выборов на неконтролируемых территориях с тем, чтобы избранные новые представители уже были признаны Украиной. Поэтому, как версия, она уже  озвучивается рядом экспертов,  в 2021 году будут проведены синхронные выборы,  как на контролируемых территориях, так и на не контролируемых. Таким образом, пройдут одновременные выборы по всему Донбассу.

В крупных городах, таких, как Северодонецк и Лисичанск, первый  сейчас  является административным  центром  контролируемой части Луганской области, Лисичанск —  второй по величине город – там выборы мэров отменены и введена военно-гражданская  администрация.  При этом, каких-то социологических опросов, исследований по  подконтрольным территориям я не видел. Но я  также не видел  большого уровня поддержки политики власти. В прошлом году ожидания населения от президента Зеленского  были высочайшие. Прошел год и  главный приоритет – восстановление мира — не был реализован властью.

Я не хочу ставить под сомнение данные, поступившие от военно-гражданских администраций, но вместе с тем данных о том, что ситуация ухудшилась, нет, а по сути предлагается выборы там не проводить. И не в каких-то отдельных участках, а в целом в громадах. Причем, в ЦИК не все целиком поддержали  это решение.  Не голосовал  Юрий Мирошниченко: он выступал за идею провести там выборы, приводил аргументы, но не был услышан.

Риски решения ЦИК исключительно политические. Я думаю, у избирателей были определенные надежды на то, что они на выборах сменят хотя бы местную власть,  и то, что их этого лишили, не будет встречено с энтузиазмом. Более того, оппозиционные  партии уже подогревают эти настроения. Также не забываем, что  выборы будут сопровождаться информационной кампанией. Эти несколько  сотен тысяч человек будут смотреть, что по всей Украине  проходят местные выборы. У них может сформироваться мнение, что их считают гражданами Украины «второго сорта»:  им, по сути, центральная власть  даже не разрешила избрать местное самоуправление. И я уверен, что  позиция ЦИК как раз и состоит в том, чтобы  каждый гражданин, где бы он ни жил, мог выбирать себе местную власть.

Андрей Бодров, Ph. D, политтехнолог, руководитель Центра экспертизы  и анализа

Давайте сразу  отметим диссонанс: с точки зрения власти проведение парламентских выборов на этих территориях было возможным. При этом, тогда  фаза противостояния на линии соприкосновения была гораздо более выраженной, чем сейчас. Тем не менее, именно сейчас были введены военно-гражданские администрации и отменены выборы местных советов. Я связываю это с целым рядом провалов в кадровой и структурной политике «Слуги народа» на этих территориях.

Еще в период парламентской кампании стало очевидным, что бренд «Слуги народа» не способен получать  на Донбассе   массовую поддержку за счет медийных инструментов и идеологической кампании. Выходом было накопление значимого пула кандидатов, которые за счет своих репутационных «добавок» могли бы подтянуть результаты «Слуги народов» на этих территориях. Но кадровая политика оказалась там настолько провальной,  надежды населения по поводу окончания войны оказались настолько не удовлетворены, что произошло не накопление рейтинга, а произошел «откат». А это означает, что по данным территориям местные выборы могли бы увенчаться тотальной победой оппозиционных сил к действующей власти. С точки зрения Офиса президента,  такая победа, такой контроль оппозиционных сил над местными советами мог бы привести к неожиданным политическим эффектам, в том числе к эффектам, усиливающим, с точки зрения Офиса президента, какие-то сепаратистские тенденции. Поэтому обоснование этого шага, скорее всего, было внутреннее, не публичное. А именно —  невозможность получить значимые результаты. Второе – страх перед потерей контроля над местными советами. Третье – это возможность усиления центробежных тенденций из-за провалов в местных выборах для «Слуги народа» и сателлитных партий.

При этом, мне неизвестно, были ли какие-то  достоверные социологические замеры по контролируемым территориям Донецкой и Луганской областей. Мне неизвестны текущие точные цифры. Я знаю, что по ряду территорий  цифры в  социсследованиях  сильно колебались —  от 2,5% до 12%. Это очень разные показатели, поэтому нельзя сказать, что я могу отследить какой-то общий тренд, я могу только показать отдельные проявления по ряду территорий. Но даже если мы возьмем верхнюю точку, верхнюю границу в 12-15% с учетом погрешности 12±3, даже если это будет 15% от совета —  этого совершенно недостаточно для контроля со стороны власти за процессами на местах. Поэтому стали размышлять, какой инструмент мог бы предотвратить подобный провал. Я думаю, вследствие именно этих фактов и «родился» такой шаг.

Прежде всего, конечно, это было мнение  центрального исполнительного звена власти, потому что Донецкая ВГА и Луганская ВГА в этом плане были субъектами действия, которые должны  были эти процессы организовывать и усиливать для власти  на местах. Тем не менее, они с этой задачей явно не справились, и вполне возможно ожидать каких-то кадровых решений по данной ситуации.

Потом ЦИК поддержал это  решение.  К сожалению, мы в который раз уже сталкиваемся с тем, что целый ряд органов центральной власти являются не такими  уж «независимыми», какими они прописаны в нашей Конституции,  и требования Закона подчиняют требованиям политической целесообразности. Поэтому, в данном случае,  ЦИК вряд ли руководствовался какой-то обоснованной, рациональной оценкой ситуации  в этих регионах. Уверен, что решающую  роль в этом решении сыграли  политические факторы.

Местное население уже имеет достаточно значимый негативный опыт с военно-гражданскими  администрациями, поскольку между исполнительным аппаратом ВГА и населением не существует такого передаточного звена, как депутат совета. Это означает, что гражданин вынужден напрямую обращаться в ВГА, и решения проблем  для гражданина  существенно затягивается, начиная от самой процедуры подачи какого-то прошения  и заканчивая непосредственным исполнением имплементации решения. Поэтому население по этому поводу испытывает негативные эмоции и эти эмоции еще более  способствуют падению авторитета центральной власти на этих территориях. С политической точки зрения, с точки зрения политического рейтинга   действия центральной власти —  ошибочный шаг, и он только снизит рейтинги власти.

Надо также отметить ,что ЦИК не может проверить выводы областных ВГА  и оценить ситуацию на месте. Он не пользовался рациональной оценкой и вряд ли мы можем рассчитывать на то, что ЦИК мог бы предъявить общественности  какую-то рейтинговую шкалу, по которой была проведена оценка ситуации на этих территориях и на одной территории выборы были оставлены в силе, а на другой, наоборот, была введена военно-гражданская  администрация.

Далее на территориях,  отмеченных ЦИК, создадут военно-гражданские администрации. Да, в том числе, городские советы будут замещены ВГА,  администрирование перейдет из  делегированного демократического  источника власти, прописанного в Конституции, от народа,  к органу, который  в Конституции не имеет своей строчки.  С одной стороны, ВГА в целом ряде случаев являются осознанной необходимостью. С другой стороны, вряд ли их применение должно диктоваться политическими, а не военными соображениями безопасности.

Что касается оценки  международных  наблюдателей решения ЦИК, то,  как всегда это будет «некая озабоченность»  в кругу тех наблюдателей, которые имеют отношение к странам, скептически относящимся к последним инициативам Украины в сфере безопасности. Они давно говорят, что  Украине тоже неплохо бы исполнять обязательства, принятые на себя, и тогда с безопасностью, может быть, было бы и лучше. Но у наблюдателей  — любых — нет возможности оценить реальную опасность для проведения выборов, и есть ли опасность вообще. Уполномоченные структуры страны не провели  комплексную оценку, на основании которой приняли такое решение. А у международного наблюдателя, который просто мониторит текущую ситуацию, нет возможности провести обоснованное рейтингование территории по поводу «степеней безопасности», соответственно, выразить  свое обоснованное мнение по данному поводу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here