Местные выборы в Украине пройдут 25 октября 2020 года. Соответствующее постановление поддержали 326 депутатов Верховной Рады. Местные выборы не состоятся в аннексированном Россией Крыму, а также на неподконтрольных украинскому правительству районах Донецкой и Луганской областей.

Депутаты Верховной Рады Украины во время заседания в пятницу, 17 июля, приняли за основу и в целом проект постановления про сокращение количества районов в Украине.  Авторы инициативы утверждают, что власть на местах станет более эффективной и понятной. Эксперты же отмечают, что  ситуация с выборами в новых районах остается неясной. До сих пор не готово новое деление страны на увеличенные районы, поэтому выборы объявлены для существующей сетки, но с возможностью уточнения после пересмотра границ. А это сейчас — предмет споров и в парламенте, и в регионах.

Также народные депутаты внесли изменения в четыре книги Избирательного кодекса Украины: ВР приняла в целом законопроект №3485 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно совершенствования избирательного законодательства». Решение поддержали 308 народных депутатов. Как отметили в пояснительной записке, целью проекта является узаконивание пробелов, корреляция сроков, упрощение избирательных процедур и их унификация для обеспечения соблюдения международных стандартов проведения выборов. С этим документом страна пойдет на ближайшие местные выборы 25 октября этого года и, если не будет изменений, на следующие парламентскую и президентскую кампании. Сам законодательный акт получился неоднозначным, указывают политэксперты.

Особенностями местных выборов-2020 будет организация их на новой территориальной основе. В год проведения местных выборов будут проведены первые местные выборы в территориальные громады, которые назначаются и проводятся вместе с очередными, депутатов местных советов будут избирать по новой избирательной системе. Местные выборы предполагают соблюдение гендерной квоты: среди каждых пяти кандидатов в списке должно быть не менее двух женщин.  Пропорциональная система начинается от 10 тысяч населения, снижаются залоги для кандидатов, в бюллетенях можно будет проголосовать и за партию, и за конкретного депутата, депутатские группы Рады при формировании избиркомов будут обладать такими же правами, как и фракции. Избирательную квоту для местных выборов оставили 25%.

Система выборов, по мнению экспертов, остается довольно сложной и запутанной. Первой проверкой для нее будут местные выборы, а с изменениями в канун кампании парламент только все усложнил: Центризбиркому еще нужно будет подготовить комиссии.

Каково будет влияние нововведений от парламента на процесс местных  выборов комментируют Алексей Якубин,  политолог, кандидат политических наук  и  Кирилл Молчанов, политолог, кандидат политических наук.   

якубин фотоАлексей Якубин,  политолог, кандидат политических наук

Верховная Рада Украины приняла в целом проект постановления о ликвидации и образовании районов, внесенный Кабинетом министров Украины с учетом предложений профильного комитета ВР. Интересна история с этим  постановлением, причем с уменьшением районов уже возникла проблема. В рамках децентрализации к старту избирательной кампании их сетку должны перекроить. Но процесс этот до сих пор не завершен, и потому возникает вопрос: с упором на какое административное деление вообще назначать выборы? После дискуссий, Рада поступила следующим образом: в постановлении было прописано указание Центризбиркому назначить первые выборы в новых ОТО и на уровне районов (судя по всему, уже после укрупнения) одновременно с очередными по всей стране.

Возникает вопрос, насколько правомерно принимать именно  постановление Верховной Рады, или для этого должен быть другой нормативно-правовой акт. Насколько я понимаю, тут возможно оспаривание  нового «районного» укрупнения. Далее,  насколько это укладывается в логику децентрализации, потому что пока децентрализация у нас не принята на уровне Конституции.

Вообще,  предполагалось, что структура административно-территориального деления  будет следующая: центральный уровень, регионы и объединенные общины. А тут через укрупнение районов мы видим де-факто сохранение прошлой, старой структуры, по сути, которая есть сейчас:  административно-территориальное деление, где есть центральный уровень, область и район. При этом район превращается в супер-район. Во власти называют это субрегиональным уровнем. Т.е., ничего страшного, логика всего этого вписывается в децентрализацию и является ее завершением. Но мне кажется, тут есть некое противоречие, закладываются две «разные»  логики. С одной стороны, логика, которая была связанная с децентрализацией и объединенных территориальных громад, передача туда всяческих  полномочий, с другой стороны, сохраняются все укрупненные районы, которые соответствуют тому, что Конституция сейчас прописывает. Получается два противоречивых принципа.

Поэтому мы и видим такое возмущение вокруг всего этого процесса. Это связано с тем, что, во-первых, власть до конца не прокоммуницировала с местными представителями районов по поводу того, как это все в реальности будет работать. Мы видим, что районов   нас было свыше 400, сейчас стало более 130, т.е. почти  в 4 раза сократили. Есть открытый вопрос на местах, в районах, что будет с административной структурой и людьми, которые там работают. Что будет с полицией, с бюрократическим аппаратом,  в сфере социальных услуг. Не произойдет ли ситуация таким образом, что укрупнение районов в итоге  приведет к бюджетной экономии на районах? По сути, к дальнейшему сокращению части людей, которые работают в государственной сфере. Бюджетные структуры – одни из немногих, где  есть постоянные рабочие места. Это то, что мы наблюдали с вами во времена  Яценюка, когда в 2015-2016 годах активно сокращали людей, которые работали в социальных службах,  свыше 50 тысяч людей по всей стране были уволены. В итоге, это обернулось  нехваткой кадров в сфере социальных служб. Такое впечатление, что здесь есть дальнейшая попытка экономии на гражданах.

Без сомнения, накал эмоций еще и потому, что процесс подвязывается к местным выборам. Из-за того, что количество районов сократили, то выборы не будут проходить в сокращенных районах. Они будут проходить в укрупненных районах. И тогда все равно возникает  вопрос:  как это сочетается с децентрализацией, которая предполагает тот нюанс, что создается такая структура, где есть центральный уровень, объединенный, объединенные громады, но изначально предполагается, что будет создан некий супер- район в виде укрупненного района. Или, как во власти сейчас говорят – субрегиональный уровень.

Именно поэтому  могут быть конфликты на местах. Проведены границы районов, формально был критерий, что в районе должно жить 150 тысяч человек, и к центру этого района должна быть достаточно быстрая возможность доехать. Простите, но у нас не была проведена перепись населения. По сути, мы не до конца знаем, какое количество населения, и где. Количество населения в области также знаем приблизительно. Кроме того, есть ситуация с дорогами, а точнее, с их отсутствием. Дорога, нарисованная на карте, не всегда соответствует  реалиям.

Далее, рассмотрим вопрос — как скажется на выборах новое районирование страны. В данном случае, Центризбирком будет ориентироваться на постановление Верховной Рады. Сейчас есть попытки это оспорить —  через Конституционный суд,  через обычный суд, чтобы остановить  вступление в действие постановления. Вот это может родить нежелательные  коллизии. Может быть,  будет решение суда по поводу приостановки постановления, а тут уже начались выборы, и Центральная избирательная комиссия окажется в сложной ситуации. С одной стороны, ЦИКу нужно организовывать выборы уже по постановлению. Если есть решение суда, значит,  они должны организовывать выборы во всех районах, а их количество превышает 400.  А если будет  такой сценарий: выборы пройдут по новой сетке районов,  потом отменят это постановление,  как быть в таком случае? Де-факто – «допроводение»  выборов?

 Я не исключаю, что тут, возможно, используется «джерримендеринг», есть такое специальное понятие:  произвольная демаркация избирательных округов для искусственного изменения соотношения политических сил в них и, как следствие, в целом на территории проведения выборов.

Кроме того, например, в Киевской области, в некоторых западных областях страны  –новое деление вызвало протестные настроения. Тем более, у нас на этих выборах есть и политические партии, которые хотят эту тему поднимать на щит: например, партия «Пропозиція». Очевидно, для нее это будет выигрышная тема. Также мне кажется, что тут ключевую роль играет не столько  «политика», сколько вопросы бюджетных распределений.

Видно, что власть пыталась все успеть к выборам, но эти процессы  делаются очень ускоренно, не было активного обсуждения на местах, никто не объяснял  людям,  как это будет работать, какие могут быть ошибки, которые из  Киева  даже не видны. Более того, мне кажется, что при такой реформе, если говорить про критерии укрупнения, то сначала все-таки нужно провести перепись населения, и использовать демографические критерии в этих вопросах. Вот и получаются  сплошные конфликты вместо продуктивной работы.

Возможно, тема укрупнения будет катализатором протестной активности нынешней осенью. Местные элиты, уволенные чиновники — они могут стать проблемой для Киева.  Можно сравнить  нынешние преобразования с медицинской реформой. В данном случае также просматривается желание оптимизировать бюджетные расходы.

Вторая проблема местных выборов  касается изменений в  Избирательный  кодекс. Теперь в этой системе появились новые детали, из-за которых меняется расклад перед местной кампанией. Прежде всего, порог «пропорционалки»  опустили с городов с количеством избирателей 90 тысяч и более до населенных пунктов с числом избирателей от 10 тысяч. Это означает, что советы в небольших городках и даже крупных поселках будут избирать по партийным спискам. «Слуга народа»  подавала эту инновацию  под «соусом»  развития партий. Но многими воспринято это нововведение как желание парламентских партий — и прежде всего пропрезидентской политсилы —  укрепиться в регионах, заставив силой закона местные кланы присоединяться к ним,  хотя бы ради участия в выборах. При этом выдвигать кандидатов на всех уровнях будут областные парторганизации, и, возможно,  где-то на этом попытаются заработать —  проще говоря, будут продавать места в партийных списках.

С другой стороны, в идее «партизации» заинтересованы все ключевые игроки, у которых есть партии. Даже если мы посмотрим по голосованиям —  в этом заинтересованы  «Слуга народа»,  «ОПЗЖ», «Батькивщина», «Европейская солидарность».  И даже депутатские объединения,  потому что они  получили права через присутствие в избирательных комиссиях их членов.  Заинтересованы ли люди в регионах? Они будут вынуждены искать свой партийный бренд. Искать  среди уже существующих проектов: региональных политических партий, партий определенного мэра. В этом плане были заинтересованы практически  все ключевые партийные игроки, чтобы максимально усилить «фильтр» партии. Публично это объясняется тем, что больше усилит политическую  ответственность.

Далее, были  уменьшены залоги. Это, безусловно, плюс, что до изменений  залоги были достаточно высоки, они создавали  имущественный барьер. Теперь залоги уменьшены, что  открывает больше возможностей  для желающих принять участие в этих выборах. Наконец-то решена проблема дискриминации временно перемещенных лиц:  их в стране более  1,5 млн человек, им будет дана возможность голосовать на этих местных выборах. Это тоже плюс.

Следующий важный момент: правила двух туров для избрания мэров распространили на города с числом избирателей свыше 75 тыс. Кандидатами в мэры могут быть и самовыдвиженцы. Можно баллотироваться сразу и на пост сельского, поселкового, городского головы и в совет этой же общины. Например, мэр Киева Виталий Кличко может снова побороться за свою должность и возглавить поход в Киевсовет по партийному списку.

Далее, депутаты проголосовали за систему так называемых «открытых списков». Но они сохранили  этот пункт «25%» — избирательная квота. Что это значит? (Кстати,  предлагалась идея – 5%, но они сохранили 25%). Например, партия подает список своих кандидатов. Для того, чтобы поменять место этого кандидата в списке, которого подала партия, нужно, чтобы он набрал больше 25%. То есть не 5%, потому что это позволило бы тасовать весь список, а 25%. Это много. По сути, это может привести к тому, что списки, в основном, будут такими, какими их подали партии. Возможно, какая-то коррекция будет, но она не будет значительной.

Также все равно остались проблемы, связанные с тем, как это будет считаться. Я не исключаю, что как раз тут будут «нюансы»,  это будет все достаточно сложно, как это у нас было и на прошлых местных выборах. Тогда  были округа, где не было избрано ни один депутат в местный орган власти, а были по 2 и 3 – именно из-за системы подсчета. И вот это все суммируется, там есть коэффициенты, формулы. То есть вот тут есть открытый вопрос —  как это будет работать.

Депутатские группы получили возможность присутствовать в наблюдательных комиссиях. Это то, чего раньше у них не было. Это —  «За життя», «Довіра». Мы видим, некоторые из них пытаются активно принимать участие в выборах.  У нас местные выборы – это не одна большая  избирательная  кампания,  по сути, это тысячи кампаний по всей стране. Кстати, они приняли еще одно изменение. Это касается всех выборов:  если умирают или выбывают члены местных органов власти или парламента, то  довыборы  будут проводиться  только два раза в год – весной или осенью.

Нардепы еще утвердили  бюллетень. В бюллетене будут указаны партии, человек будет голосовать за партию, а потом человек в этой же партии должен выбирать отдельные фамилии людей. Я думаю, без сомнения, это будет вести к определенной путанице. Вообще есть такое правило, если мы хотим делать выбор максимально прозрачным, нужно делать максимально прозрачными сами правила проведения выборов.

Тот факт, что усложненность  позволяет теоретически для власти получить определенные возможности  влиять на выборы, имеет место быть. Кроме того, запретили Фонды, общественные организации, связанные с фамилиями кандидатов. Продуктовый набор будет считаться подкупом избирателей.

Для  партии власти  местные выборы, безусловно, будут своеобразным «краш-тестом». Но не совсем корректно сравнивать общегосударственные выборы, парламентские выборы, и местные выборы. Напомню, ходили такие слухи, что объявят досрочные выборы, чтобы осенью еще раз провести четвертый тур президентских выборов. Власть на это не пошла,  она не была готова организационно к этому. Нужно было найти огромное количество кандидатов. В итоге,  они  будут ощущать флуктуацию  своих  рейтингов. Насколько я понимаю, «Слуга народа» собирается выдвигать кандидатов в больших городах. Они будут ставить себе цель: если не монобольшинство, то хотя бы доминирующая  фракция в большинстве регионов.

Если говорить о стратегии «Слуги народа», я думаю,  они продолжат линию, которая у них была на парламентских выборах. Они вряд ли  будут брать в свои списки тех, кто уже был в местных органах власти. Скорее всего, это будут люди, которые уже получили политический опыт, но  в другом каком-то органе власти. Также мне кажется, «Слуга народа» постарается на этой избирательной кампании в большей мере использовать не общегосударственную повестку, а региональную.

Молчанов фотоКирилл Молчанов, политолог, кандидат политических наук

После принятия новых укрупненных районов, слышались мнения экспертов,  что принятие нового деления загонит Центризбирком в юридическую коллизию.  Отчасти это возможно,  но до официального старта кампании еще есть время, Центризбирком сформирует новую территориально-избирательную комиссию, согласно новых границ районов.

Я также не думаю, что это принималось исключительно, чтобы сорвалось проведение выборов исходя из нового районирования – такие мнения звучали в СМИ. Скорее, тут стояли другие задачи, более административного характера – действительно,  проще собрать людей в 136 районов. Физически меньше необходимо депутатов. То же самое относится и к контролю в этих районах. На случай, даже если партия власти  проиграет выборы, а к этому все идет, то согласно новой реформе децентрализации, в каждом районе  будет назначен  префект, который и  будет контролировать работу этих райсоветов. Соответственно, он  сможет отменять любые решения. Опять же, для Зеленского проще найти 136 префектов, чем четыреста с лишним.  Они по Киевской области полгода пытались укомплектовать райадминистрации, поскольку у них нет кадров. Я думаю, это связано с теми  же требованиями экономии от МВФ. С одной стороны, сокращать финансирование административной вертикали, «порезать» бюджетную сферу и поменьше тратиться на содержание чиновников на местах, а  там еще отделение полиции, медицинская сфера. С другой стороны, чтобы проще было курировать из Киева  местное самоуправление, путем его централизации, укрупнения.

Есть реально многие недовольные в регионах этими «укрупнениями».  Если сейчас начнутся какие-то скандалы, власть  может  успеть внести изменения, но для этого остался буквально один месяц. С 25 августа уже стартует полноценная избирательная кампания с календарным планом, где необходимо будет прописать, чтобы на уровне ЦИК дать распоряжение  новым территориально-избирательным комиссиям в новых районах начинать  работу.

Законопроект по совершенствованию избирательного законодательства отныне вступил в силу: 22 июля законопроект №3485 о внесении изменений в Избирательный кодекс подписал президент,  в тот же день он был опубликован в официальной газете ВР «Голос Украины». Как отмечается в проекте закона, он вступает в силу со дня, следующего за днем его опубликования.

Новые поправки  в ИК запрещают  предоставление избирателям или  организациям денег,  продуктов питания и т.п.  Также запрещено и предоставление  кредитов,  других материальных и нематериальных активов  от имени благотворительных организаций, учредителями или членами которых являются кандидат  или партия. Все то, что СМИ называют «прямым и непрямым» подкупом избирателя.

Изначально, когда год назад нардепы от  большинства  приняли Избирательный Кодекс, там был минимальный порог для избирательной системы списков – 90 тысяч, проживающих в населенном пункте. Сейчас снизили до 10 тысяч. По сути, в любом крупном поселке городского типа уже невозможно будет идти самовыдвиженцем или мажоритарщиком. Это направлено на то, чтобы загнать всех более-менее известных кандидатов на местах в известные партийные списки,  потому что необходимо уже идти от какого-то бренда. И если не от своей партии, то придется «проситься»  к какой-то известной силе. Скорее всего, логика была такая, чтобы они шли к «Слуге народа», все-таки это партия власти. Более того, тем самым «Слуга народа» решает для себя проблему кадрового голода. В целом, это будет малоэффективно, потому что тяжело найти такое количество людей. В избирательном бюллетене  необходимо поставить галочку за партию, а потом вписать номер, который будет соответствовать конкретному кандидату.

На уровне маленькой общины покупать ради выдвижения известный партийный бренд у областного штаба может быть дорого. Легче договориться с раскрученным областным брендом, который наверняка преодолеет 5%-й барьер. У популярных региональных партий наступает время сбора урожая. Вместе с тем, партии на местном уровне получат императивный мандат. То есть за выход из фракции их депутатам грозит лишение полномочий. Вообще эксперты называют ее «антидемократической»  нормой, которая призвана окончательно загнать местное самоуправление в партийное стойло. Это перечеркивает саму идею «открытых списков», как механизма строительства партий снизу.

Как таковые «открытые списки»  – на деле  не совсем открытые. Списки составляют партии, которые размещают кандидатов в порядке, обычно приоритетном для партийного начальства. В том порядке, в котором они написаны, они и будут проходить в случае набора определенного количества голосов. Чтобы надеяться на мандат, кандидату нужно набрать голосов не менее 25% от избирательной квоты. Такие участники выборов перемещаются на начало списка, а под ними будут кандидаты, не набравшие 25% от квоты, в порядке, установленном партией при формировании избирательного списка. Например, в партии, претендующей на получение 5 мандатов по результатам голосования за список, единственные 2 кандидата набрали больше положенной квоты, и они автоматически поднимутся на первые места в списке, независимо от того, какое место они занимали изначально. Изберутся, таким образом, эти два кандидата, а также те три, у которых были первых три места в первоначальном партийном списке. Естественно, при квоте 5% список популярной партии хорошо бы перетасовался избирателями, что невыгодно партийным бонзам и их ставленникам в начале списка.

А так как многие вообще не будут вписывать никакую цифру в бюллетень, соответствующую конкретному кандидату, а только ставить галочку за партию, то, условно, они будут продвигаться вверх в том порядке, в котором они и обозначены. Поэтому «открытость»  этих списков довольно условная. Прогнозирую, это будет первый и последний раз, когда по данной системе будут проведены выборы в Украине, потому что их признают неэффективными, неудобными в использовании, в подсчете.

Также сохранили квоту в избиркомах для депутатских групп в парламенте — гарантированное одно место в избирательных комиссиях. Вообще, это можно считать «политической взяткой». Депутатские группы, это аморфные существования, а такая норма существенно снизит возможность представительства в комиссиях для непарламентских субъектов избирательного процесса.

Все эти поправки —  желание партии власти не мытьем, так катаньем —  в условия падения рейтинга  — получить конкурентное преимущество на местах.  С другой стороны, перестраховаться на случай проигрыша в местных  выборах. Но вряд ли это приведет к какому-то позитивному эффекту для «Слуги народа», поскольку они стремительно теряют поддержку общества на местах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here