Местные выборы в Украине должны состояться 25 октября 2020 года. Эта дата голосования предусмотрена Конституцией. Мэры шести  городов объявили о создании нового политического проекта: партии «Пропозиція», задекларировав своей целью не только участие в грядущих местных выборах, но и полноценное политическое представительство в будущем. В состав новой  политсилы вошли мэр Днепра Борис Филатов, мэр Николаева Александр Сенкевич, мэр Черновцов Алексей Каспрук, мэр Житомира Сергей Сухомлин, мэр Кропивницкого Андрей Райкович и мэр Каховки Андрей Дяченко. Как сообщают СМИ, в работе задействован и давний соратник Филатова и один из руководителей  партии «УКРОП» Геннадий Корбан.

Презентация новостью не стала — слухи о создании политического проекта в условном формате «партии мэров»  в украинском политикуме появились еще весной.  Также, по мнению политэкспертов,  общенациональный уровень интересует в первую очередь мэра Днепра Бориса Филатова. Другие же  участники новой политсилы нацелены на то, чтобы с ее помощью не только переизбраться, но и провести в местные советы как можно больше «своих» депутатов.

При этом, отмечают эксперты, специфика местных выборов состоит в том, что избиратели голосуют за конкретного человека, которого они знают и который работает на пользу той или иной громады с бытовыми вопросами. Любая ассоциация такого человека с политической силой  может сыграть ему в минус.

В начале июля партия провела свой съезд. Кроме программных заявлений и формальных голосований, ее лидеры говорили о том, с кем они пойдут на выборы в своих городах. К традиционным речам об  «опытных кадрах»  добавились разговоре о селе. «Партия мэров» собирается  добиваться успехов не только в городах, но и в ОТГ.

Who is Who  в «Партии мэров»? Зачем мэры городов создали новую политическую силу? Перерастет ли эта политсила в оппозицию? Комментарии   Андрея Золотарева, политолога, руководителя аналитического центра «Третий сектор» и Игоря Попова,  политолога, эксперта Украинского института будущего

фото золотаревАндрей Золотарев, политолог, руководитель аналитического центра «Третий сектор»

Исходные предпосылки создания этого объединения таковы. В Украине есть сложнейшие проблемы: кадровый голод,  вирус и  карантин.  Что происходит в регионах? Есть слабая  власть на местах, которая не может справиться с трудностями,  или слишком сильная, которая оказывает сопротивление центральной власти. Многие руководители на местах не хотят ассоциировать себя с теми, кто руководит государством. Но в открытую конфронтацию вступают единицы — вспомните городского голову Черкасс. Регионы неоднократно заявляли, что центральная власть с ними открыто воюет. Откатывает назад децентрализацию, отбирает финансирование и нечестно сваливает провал в борьбе с коронавирусом на плечи местных жителей. А еще угрожает  уголовными производствами против городских голов. Первая и очень важная причина объединения  – перманентная непредставленность  региональных политических элит в Верховной Раде. Несмотря на то, что это уже третьи выборы за десятилетие, региональные политические элиты не получили должного политического представительства.

В 2012 году их оттеснили команды политических лидеров, вместе с секретарями, водителями, массажистами и прочим обслуживающим персоналом. В 2014 году комбаты, активисты, добровольцы, а потом  — «зеленая» волна. А между тем, после реформы децентрализации резко возросли экономические возможности, политические амбиции региональных элит. Это не могло не привести к тому, что региональные элиты захотят оформить свой проект – партию местного самоуправления, партию регионов, так сказать «второе издание». А «Партия мэров» стали одним из эпизодов этого процесса.

Второй момент – мэры чувствуют себя последние два года достаточно комфортно: и на фоне  стремительного взлета, и наблюдающегося сейчас падения рейтинга партии Зеленского. В целом, у мэров ситуация на местах обстояла куда благополучней, чем у киевских политиков. Любой более-менее дельный мэр, который что-то делает и может это показать горожанам, обладал в несколько раз большим рейтингом, чем столичные  политики. Этот процесс начался с конца нулевых, когда мэры стали заводить себе местные квазипартийные проекты.

Следствие украинского  законодательства  —  определенный дуализм власти на местах. Мэр, который не опирается на большинство у себя в Совете, который не сумел обеспечить себя большинством,  он —  «хромая утка». В этой ситуации  проявился тренд —  когда нужно объединяться, отстаивать свои права. Денег дают меньше, а ответственности вешают больше. «Партия мэров» была и призвана отстаивать эти дисбалансы.

Но «своя рубашка»  оказалась ближе к телу, судя по тенденциям, мэры повсеместно пойдут со своими проектами. Практика показывает, пока у них это все движется успешно:  у Кернеса в Харькове, у Труханова в Одессе, у Филатова в Днепре. «Пропозиція» — это лишь один из эпизодов. Обратите внимание, если более-менее сильные позиции у Филатова в Днепре, у него есть шансы на победу,  то мэр Николаева Сенкевич –  политический труп — в какое бы знамя его не завернули, он не победит на выборах. У мэра Кропивницкого Райковича рейтинг – 50/50. Мэр Новой Каховки — «Каховка-Сити» – на это «событие» вообще  мало кто обратит внимание. Мэр Черновцов Алексей Каспрук – интересен,  но там и достаточно высокий уровень недовольства мэром.

На что я хочу обратить внимание:  в этом «мэрском» объединении  отсутствуют  ключевые города. Проблема, на самом деле в том – как  всех их объединить под одной «крышей»?  Допустим, если ты берешь популярных мэров Юго-Востока Украины – Кернеса, Труханова,  как тогда быть мэрам Львова, Тернополя, Ивано-Франковска? В таком случае, их  партия становится андердогом, т.е. более слабым конкурентом для «Оппозиционной платформы» или «Оппозиционного блока», а теперь уже и для Партии Шария.

Если мы берем «Партию мэров» Запада Украины надо иметь в виду, что если взять в эту партию Кернеса и Труханова, то за нее не проголосуют на Западе,  присутствие же мэров  Тернополя или Львова  привет к тому, что за партию не проголосуют на Юго-Востоке страны. Кстати, единственный мэр, о котором жестко и нелицеприятно отозвался Кернес в одном из своих интервью, это мэр Львова.

У Кличко вообще особая ситуация. Другие мэры подозревают Кличко в договоренностях  с Банковой. Поэтому каждый решил решать проблемы на местном уровне, каждый решил, что «своя рубашка ближе к телу».

«Пропозиція» уже  столкнулась с проблемой идеологической неопределенности:  социум  определяет их как «партию мэров», сами они такое позиционирование отвергают. Их лидеры в СМИ утверждали, что  они не «партия мэров»,  не партия руководителей, они  —  партия местного самоуправления. Также звучали заявления о том, что им не  нравится то, что происходит сейчас с местным самоуправлением,  а конфликт регионы-центр возник   из-за неполного понимания сути местного самоуправления. Учитывая историческую память, надо вопрос ставить так —  вся власть и земля – громадам. Тогда это было бы правильно и понятно. Для партии справедливое завершение децентрализации могло бы стать работающим,  понятным любому мэру.

При этом,  «Пропозиція» продолжает противопоставлять себя «Слуге народа». Они называют ее партией «дилетантов». В ответ  на это  президент сделал реплику о  «хитросделанности». Президент отметил, что, понимая свои мизерные шансы на местных выборах, некоторые партии пытаются изменить законодательство и установить надуманные барьеры для региональных партий. Таким образом,  старые политики хотят, несмотря на политическую волю жителей области, «пролезть» в местные органы власти.

Президент говорил еще корректно. Называть себя профессионалом, безусловно, Борис Филатов  имеет право, только я не могу себе дать ответ: в рейдерстве  или в  «распиле» бюджета. Это типичная политическая популистская   риторика. Но учитывая то, что Днепр на выборах станет местом побоища, там будет бойня —  поскольку там есть достаточно мощные по своему потенциалу и амбициям группировки. Первая – «Амстердам», в народе называют «аборигены» — Филатов, Корбан, которые сейчас являются властью в городе и контролирует городской совет. Вторая —  Коломойский  с Олийныком. Они также  контролируют ряд политических сил. Подконтрольная «аборигенам» будет «Оппозиционная платформа — За жизнь», «Пропозиція», возможно,  «Гражданская позиция» Гриценко. Им будет противостоять Коломойский,  «За майбутнє», партия «Довіра» остатки «Оппоблока», но самое главное – «Слуга народа».

Также в Днепре есть группировка «Икра». Некоторые называют ее «Кожвендиспансер», поскольку она находится в епархиальном управлении ПЦУ, а собираются в ресторане «Икра», где раньше там находился городской кожвендиспансер.  Их лидер — известный, авторитетный предприниматель и меценат – Петровский, которого злые языки называют «Нариком».  Кстати, Петровский породнился с семейством Андрея Павелко – председателем Федерации футбола Украины и , очевидно, через него был доступ к Порошенко. Злые языки также называют Петровского одним из спонсоров проекта «Томос»  —  якобы он дал  30 миллионов  наличными. В общем,  видно, с каким потенциалом собрались люди. Там есть одна проблема. В политическом, медийном ресурсе перевес пока у «Амстердама» (ведомого Филатова и ведущего Корбана). А те не привыкли быть битыми, поэтому, на местных выборах  будут использоваться далеко не электоральные методы. Выборы 2015 года покажутся Филатову «легкой прогулкой». Почему? Потому что все прекрасно понимают, кто такой Корбан – человек способный, не без талантов. Но учитывая, что это специалист по «конфликтологии», все понимают, что у него правило: вход – 1 рубль, выход – 10 рублей. Скажем так, это не лучшая фигура главного концессионера проекта «Пропозиція».

Первый «прицел»  новой политсилы — именно местные выборы. И если их результат будет хорошим, то в более глобальных планах — парламентские выборы. С другой стороны, утилитарная цель каждого из участников партии — использовать этот проект в помощь на местных выборах для того, чтобы не только переизбраться на посту, но и провести как можно больше депутатов в местные советы. Более того, многие главы городов рассматривают ее как условный «политический кооператив».

Партия «Пропозиція» по своей задумке – это партия нереализовавшихся политических амбиций того же Корбана, только на национальном уровне. Ему явно тесно в Днепре, он хочет «порулить» на куда большем уровне, он хочет выйти на политический общенациональный уровень. Но этим мечтам не суждено будет сбыться. «Пропозиція» получит хороший результат в Днепре, но что касается перспектив стать общенациональным политическим проектом, то здесь у меня большой скепсис.

Проблема всех «мэрских»  партий – это личностно ориентированный электорат. Если мэр теряет кресло, то электорат очень быстро «рассасывается». Я бы назвал это «электоратом кресла». Учитывая  перманентную череду скандалов, которая ждет того же Филатова, я думаю, это будет такой  шлейф, который не даст взлететь партии.

В Николаеве же есть проблема полной непрофессиональности  Сенкевича как мэра. Он пришел на волне обещаний с программой «простых рецептов решения сложных проблем», и оказалось —  ничего сделать не может. На локальном уровне, я думаю, по итогам выборов в Днепре группа «Амстердам» будет победителем кампании. Эта группировка владеет несколькими партийными франшизами, наряду с «Пропозицiей». А «Пропозиція» — это пока попытка запустить проект, который способен  выйти  на общенациональный уровень, такой себе политический фьючерс. Вектор правильный, но не с такой политической командой. Судя по всему, технологи там недешевые – Гайдай, Касьянов это —  профессионалы. А дальше начинается правда жизни и  политическое фехтование:  им будут наносить тысячу и один укол. Кто выживет — покажет время.

Игорь Попов,  политолог, эксперт Украинского института будущего

Партия должна показать свое позиционирование к топ-проблемам государства и должна показать позиционирование к центральной власти. На сегодня оно четко не заявлено. С одной стороны, у ряда лидеров партии есть противостояние с центральной властью и даже с президентом. В то же время, мне кажется, неестественно для руководителей местного самоуправления быть в оппозиции к центральной власти, потому что у них слишком много ежедневных хозяйственных, финансовых  и других совместных операций. В принципе, это риски, потому что нет четкого позиционирования.

Что касается целевой аудитории, электоральной базы, то это жители тех городов, где работают данные успешные мэры, готовые проголосовать за данного мэра. На фамилиях мэров будет вытягиваться рейтинг этой партии на местных выборах.

«Партия мэров» была бы успешной, если бы в нее вошла хотя бы треть мэров областных центров —  тогда бы это была именно партия мэров. Но вот, например, в  Черниговской  области в партию  «Рідний дім» от Атрошенко вошло большинство мэров Черниговской области. Мэров Ивано-Франковской области раскручивает команда Марцинкова. У Труханова остается «Доверяй делам». Поэтому всеукраинская партия из «Пропозиція» («Партия мэров») пока не выходит на какие-то  лидирующие позиции.  На местных выборах в своих городах у них был бы достойный результат, но если нас ожидают скорые парламентские выборы, то в таком формате партия не пройдет 5% барьер.

Кстати, есть уже небольшая тактическая ошибка:  СМИ  определяет их как «Партию мэров», а сами они такое позиционирование почему-то отвергают, утверждая, что являются партией  местного самоуправления. Отмечу, что мэры, вошедшие в эту партию, имеют довольно большую популярность и позитивное восприятие, электоральный рейтинг. И поэтому отвергать единственное, что отличает эту партию от остальных – это неосмотрительно.

Постоянный вопрос — почему туда не вошел Кличко, причем,  переговоры с ним велись. На это есть  две  причины. Первое – это лидерство, т.к. Кличко может позиционироваться  только на первое место. А днепропетровская команда не готова была быть младшим партнером в данной идее.

Второе – это определение отношения  к президенту. На сегодня у Виталия Кличко все отлично в области  сотрудничества с Офисом президента. А президентская партия выставит ему очень «удобного» спарринг-партнера на выборы. Команда Днепра  по-прежнему, в определенной конфронтации с центральной властью, их  постоянно пугают возможными арестами, уголовными делами за «неправильно»  построенный мост.

Перерастет ли эта политсила в  серьезную оппозицию?  Я не думаю, что там будет сильная оппозиционная риторика и сильное оппонирование к центральной власти. Скорее всего, все закончится мягкой взаимной критикой и  созданием совместного большинства в соответствующих городских советах.

По квоте получается, у «Слуги народа» будут в основном представлены интересы центральной власти и это логично. По квоте «Партии мэров» будут представлены интересы мэров. И очень логично, если две эти фракции будут объединяться в большинство в каждом из этих городских советов. Соответственно, на паритетных началах распределять должности и хозяйственные вопросы.

О создании новой политсилы заявили мэры шести  городов: Днепра, Николаева, Черновцов,  Житомира, Кропивницкого и  Каховки.  Пока я вижу этот сценарий  исключительно как инструмент для получения фракций в местных Советах  и для усиления позиций в переговорах с центральной властью. Смотрите, после презентации не было активной публичной деятельности, не было новостей о желании присоединиться к этой партии других сильных мэров. Это были бы самые серьезные новости о силе этой партии.

На удивление, не было их  жесткой позиции по Избирательному кодексу, который очень важен для этой партии, а к нему  могут принять довольно серьезные изменения. На удивление, не было публичной позиции или агрессивной кампании по поводу Административно-территориальной реформы. Там центральная власть пытается включить города областного подчинения в состав районов. Раньше это были города областного подчинения, и это влияет на субординацию, на бюджетные потоки. В принципе, эта партия должна была выводить по этому поводу демонстрации, принимать заявления, но ничего этого не было. Пока вся позиция  зависла на этапе презентации и объявлений на съезде. Но в любом случае, на местных  выборах у «Слуги народа» будет конкуренция и выборы обещают быть жесткими.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here