В Польше 28 июня прошел  первый тур президентских выборов. Фавориты гонки — действующий президент Анджей Дуда из партии «Право и Справедливость» и  мэр Варшавы Рафал Тшасковский.  Выборы были назначены на 10 мая, но из-за пандемии коронавируса дату сдвинули на полтора месяца. В первом туре участвовали одиннадцать  кандидатов. Среди них выделяли  шесть главных претендентов.  По итогам дня выборов – явка избирателей  составила рекордные 62, 9% (ряд  источников указывает 64,51%)

Весенние соцопросы показывали, что если бы выборы состоялись в определенный законом срок, у Дуды были бы неплохие шансы выиграть их уже в первом туре. Проблема состояла только в том, как организовать выборы в условиях эпидемии. В этот раз голосовали необычно, по смешанной системе — традиционно или почтой, о чем нужно было предупредить избирательную комиссию заранее. Избирателю разрешили выбирать, прийти на участок или выслать «голос» в конверте.

По итогам первого тура действующий президент Польши Анджей Дуда занимает лидирующую позицию на выборах главы государства.  Согласно информации комиссии,  за Дуду отдали  голоса  41,8%. За его главного конкурента Рафала Тшасковского из оппозиционной «Гражданской платформы» проголосовали   30,4% избирателей. Третье место занимает независимый кандидат Шимон Холовня  — 13,3%. Остальные кандидаты получили гораздо меньше голосов:  Кшиштоф Босак – 7,4%, Роберт Бедронь – 2,9%, Владислав Косиняк-Камыш – 2,6%. Второй тур выборов состоится 12 июля.

Эксперты в один голос отмечают, что коронавирус изменил расклады в избирательной кампании:  если весной соцопросы прочили Дуде победу уже в первом туре, то теперь и исход второго тура непредсказуем. Предпочтения поляков разделены почти поровну, поэтому следующие две недели будет напряженная борьба, что может еще сильнее разделить Польшу. Вопрос президентства могут решить десятки, даже не сотни тысяч голосов – отмечают СМИ.

Взгляды обоих кандидатов расходятся по многим вопросам. От защиты традиционных ценностей и отношения к однополым бракам до конституционных норм, места Польши в Европе и диалога с Россией.

Какие проценты оттянут у аутсайдеров фавориты гонки? Как выбор поляков отразится на  украинско-польских отношениях?  Первый тур выборов президента  в Польше, особенности политического ландшафта страны комментирует  Андрей Бодров, Ph. D, политтехнолог, руководитель Центра экспертизы  и анализа.

Если говорить об общем политическом «ландшафте» Польши, то предлагаю рассмотреть программы  основных кандидатов первого тура. Это  Анджей Дуда — действующий президент Польши, Рафал Тшасковский — мэр Варшавы, кандидат от оппозиционной «Гражданской платформы»,  Шимон Холовня —  внесистемный кандидат, Владислав Косиняк-Камыш — лидер Польской крестьянской партии. Ультраправых представлял  Кшиштоф Босак,  на левом фланге —  Роберт Бедронь.

Владислав  Косиняк-Камыш — лидер Польской крестьянской партии.  Социологи предполагали, что он в первом туре  наберет  до 10%.  Да, граждане уставали от политической борьбы, попыток разобраться в этой «каше» и отдавали свои симпатии кандидату, который был бы им близок по социальной страте. Он обещал  не облагать налогом зарплаты, которые не превышают 9 тыс. злотых в год. Лидер крестьян считал,  что государство должно финансировать первый взнос  в размере 50 тыс. злотых на покупку жилья, а на медицину выделять до 6% ВВП.

Судя по экзитполу,  Косиняк-Камыш получил только 2,6%. Для меня это означает, что эта нейтральная часть избирателей, будучи утомлена теми скандалами, которые разыгрались на политической польской «доске», они все-таки переопределились, они реально могут одержать победу – но, голосуя за Тшасковского.  С моей точки зрения, голоса Косиняка-Камыша достались  главному сопернику Анджея Дуды.  Политические призывы Косиняка были весьма похожи на программу Тшасковского в части критики режима Анджея Дуды в социальной политики, в зарегулированности целого ряда сфер жизни. Недавно —  независимо от якобы бы своей нейтральной отраслевой политической позиции —  Косиняк на эти темы достаточно много рассуждал.

Обычно политическая технология  нам говорит, что крестьянский класс, фермеры – это консервативная прослойка и  Дуда для них выглядит недостаточно консервативным.  В данном случае сыграла больше роль позиция самого Косиняка, который был не очень «рукопожатен» в коридорах  власти, примкнул к оппозиции. Он позитивно воспринял бы ситуацию,   если бы его  партийцы и симпатизирующие им  придут на выборы и проголосуют  за Тшасковского.

Теперь о кандидате  Шимоне  Холовня. Если бы выборы состоялись в мае, он, скорее всего, занял бы на них второе место. Тогда польская пресса называла его открытием кампании. Шимон  —  популярный телеведущий. Он получил третье место после первого тура – более 13%.  Его считают альтернативными независимым  кандидатом, который равноудален от надоевших партий ПиС и  «Гражданская платформа».  На медицину журналист предлагал  выделять  7 % ВВП и  усилить роль местного самоуправления.

В Польше СМИ его иногда  сравнивали  с Владимиром Зеленским, самого же Холовню такие сравнения явно раздражали. По большому счету, его выдвижение на пост президента – это попытка совершить задел под следующие  парламентские выборы. Фактически, Холовня должен был «засветиться» в  ситуации президентских выборов и с перспективой выйти на парламентские выборы.

Шимон Холовня – лидер антисистемных взглядов. Он лидер самозанятых  молодых людей.  Это дизайнеры, программисты, ведущие, т.е. это те люди, которые живут отдельно от государства, практически,  никак не зависят от него,  но всячески критикуют ту ситуацию, которая сложилась. Особенно  Холовня «налегал» на коррупционную составляющую в деятельности режима Дуды. Он шутил о том, что выбор между «Правом и справедливостью» и «Гражданской платформой» – это выбор между «пожаром в доме» и «переломом руки». Поэтому рассказы о том, что он не будет никого призывать из своих сторонников голосовать за Тшасковского и Дуду. Но в конце концов он сделал свой личный выбор в пользу Тшасковского.  Именно его программа  более всего  схожа  с контрсистемным позиционированием Холовни.  С другой стороны, ему невозможно было бы выбрать в этой ситуации Дуду, потому что именно его и его окружение Шимон критиковал достаточно длительное время.

Мы можем видеть, что контрсистемные взгляды уже  нарастают внутри польского электорального поля. В первом туре выборов Шимон Холовня набрал 13,3%, а ему обещали 10%. Судя по всему, «поживился» он голосами Роберта Бедроня. Хотя голоса Холовни и Бедроня отойдут Тшасковскому. Второй тур президентской кампании всегда так устроен, когда есть одна фигура – в которой могут консолидироваться голоса. По утверждениям польских политологов  именно его позиция, позиция  его избирателей может стать решающим фактором, который сможет повлиять на итоги второго тура.

Фактически происходит консолидация по антирейтингу. Все, кто не может голосовать за одного кандидата – отходят второму. Так было в ситуации с выборами Тимошенко – Янукович, особенно, в ситуации с выборами Порошенко – Зеленский. Связка  «Порошенко – Зеленский» — это хрестоматийная картина, когда накопившаяся социальная ненависть по отношению к Порошенко выплеснулась в поддержку Зеленского.

Кандидат левых сил Роберт Бедронь набрал 2,9%. Конечно, он ратовал  за щедрую социальную политику. Это увеличение минимальной  пенсии, постройка миллиона государственных квартир для сдачи в аренду малоимущим. Левый кандидат поддерживает легализацию однополых браков и  отмену уроков религии в школах. Левая партия «Весна»  Бедроня – это левая не в классическом нашем понимании, как «партия социальной защиты», а это классическая левацкая лево-либеральная партия, которая характерна для западных систем, где абсолютная свобода. Я бы сказал, что  они  слегка троцкисты.

 А вот представитель партии «Конфедерация», ультраправый  Кшиштоф Босак  набрал в первом туре  7,4%. Что предлагают правые? Снижение налогов и свободу для предпринимателей. Босак выступают за Конституцию, в которой была бы закреплена национальная валюта. Босак не поддерживает легализацию гражданских партнерств и  резко высказывается против иммиграции. Босак – это продукт той риторики, которая последнее время велась в Польше по отношению к  историческим трактовкам, к роли Польши в истории Европы.  Босак – это мечтатель о новой и великой Польше «от моря до моря». Это ультраправые, это националисты. В некотором роде – это наша «Свобода», которая стоит на этнических и националистических позициях. Босак в этой ситуации «поживился» на полянке правых, консерваторов, фактически, отрывая электорат Дуды. Дуда, пытаясь мобилизовать свой консервативный электорат,  выбрасывал самые различные находки в политическое поле, начиная от обвинений своих оппонентов в необольшевизме, который скрывается под брендом ЛГБТ. Плюс ко всему, вот эти стычки вокруг польско-украинских отношений, вокруг роли Польши в Восточной Европе – это все потихонечку накачивало осознание своего величия внутри консервативной части, националистической части польского электората. В итоге, Босак получил те цифры, которые мы увидели. Мы имеем повторение украинской истории, когда для того, чтобы мобилизовать свой электорат Янукович и его окружение могли «закрывать глаза» на развитие «Свободы» или даже поддерживать ее – так говорят «злые языки». Соответственно, дождались фракции «Свобода» в Киевсовете, прохода рядов кандидатов в Верховную Раду. Это тот же самый тренд.

Теперь интересный вопрос — почему на выборах такая высокая явка? Действительно, более 64%  — явка беспрецедентная. С моей точки зрения, тут определяющими  были  несколько факторов. Люди банально устали сидеть дома после коронавирусного локдауна, им нужно было выйти и выплеснуть свои эмоции. Отмечу, коронавирус и борьба с ним существенно пошатнули позиции Дуды, соответственно, ощущение поляков от последствий коронавируса и от карантинных мер обострили  их желание пойти  на выборы.

Следующий компонент – выборы получились интересными, разнообразными, не такими предопреленными, как было ранее. Несмотря на предсказуемый выход Тшасковского и Дуды во второй тур. Есть варианты,  что Дуда утратит свое кресло по тому самому принципу консолидации антиэлектората:  Тшасковский  может получить голоса Владислава Косиняка-Камыша, Бедроня, возможно, Холовни. Хотя, электорат Холовни гораздо больше контрсистемные люди, а Тшасковский такой же представитель старого политикума,  как и Дуда. Но факт остается фактом —  переток голосов может состояться в достаточно значимом количестве.

Еще одна причина высокой явки – это усталость тех поляков, которые голосуют редко. В этот раз они пришли на выборы, чтобы свою социальную ненависть, зависть, проблемы —  выплеснуть в бюллетень. Это интеллигенция, прекариат,  самозанятые, молодые люди. Явка повышалась за счет этих социальных групп.

В последнее время был целый ряд скандалов в окружении Дуды, они  «возбудили» эти аудитории и спровоцировали их на реализацию своих политических прав. Я не исключаю возможность со стороны нынешнего режима включение каких-то мобилизующих мер, но это не в политической традиции Польши, это было бы достаточно заметно и, скорее всего, не осталось бы без внимания оппозиции. Поэтому явка на выборы была вызвана скукой поляков у телевизоров во время локдауна, а также пониманием того, что нынешний режим не справляется с рядом каких-то вызовов. Кроме того, явка была вызвана потребностью что-то менять.

 Теперь о позиционировании и программах  лидеров президентской гонки —  Дуды и Тшасковского.

Дуда обещает поляком то, чего они хотят больше всего — деньги. У Дуды очень выраженная социальная компонента, наряду с консервативными политическими лозунгами.  Именно социальная  политика  является основой политической программы Дуды. При президентстве Дуды был снижен пенсионный возраст, повышенный при предыдущей власти,  и введена 13-я пенсия. Партия «Право и справедливость» инициировала и запустила программу «500+» — выплату 500 злотых (около $125) не облагаемой налогами выплаты на каждого ребенка в семье — пожалуй, самый популярный в польском обществе шаг власти. Риторика правящей партии однозначна: победа на выборах любого кандидата кроме Дуды неизбежно приведет к отказу от этих достижений.

По большому счету, элементы прямого гарантированного дохода, прямых выплат из бюджета, раздачу денег  —  они меня и побудили провести аллюзию с Тимошенко и Януковичем – «Юлькина тысяча», «Витина тысяча». Также он обещал увеличить пособие по безработице, выплаты за утрату рабочего места в период пандемии – около 1200 злотых. Плюс, увеличить из бюджета дотации в медицину и образование.

Если бы выборы проходили в запланированную дату  в мае, главной темой кампании стала бы борьба польской власти с коронавирусом. И если сравнивать динамику заболеваемости в Польше и в  Испании или Италии, то казалось, что Варшава справляется с  вирусом  неплохо. Однако уже к июню избирателей стали заботить другие вещи. Всплеск эпидемии коронавируса на шахтах Силезии, подозрительные госконтракты на закупки медицинского оборудования, усиливающиеся экономические проблемы — все эти вещи поставили перед поляками  новые вопросы о состоятельности центральной власти.

Одной из существенных тем кампании неожиданно стала проблематика ЛГБТ в Польше. Началось все с того, что один из депутатов парламента от правящей партии в телеэфире заявил, что «ЛГБТ — это не люди, а идеология». А вскоре уже и Анджей Дуда поддержал коллегу, сравнив движение за права геев с «необольшевизмом» и назвав его «еще более губительной для человека идеологией, чем коммунизм».  Кстати, за несколько дней до  выборов президент Польши стал первым мировым лидером с начала пандемии коронавируса, которого принял в Белом доме президент США Дональд Трамп.

Если  Дуда провозгласил ЛГБТ направлением «необольшевизма», то Рафал Тшасковский заявил о том, что он хотел бы стать первым человеком, который зарегистрирует гей брак в Польше. Тшасковский не проповедует ЛГБТ ценности, антисемейные тезисы, но при этом явно спокойно относится к этому явлению. Более того, для привлечения ряда представителей электората того же Холовни, неоднократно делал заявления о том, что он относится совершенно спокойно к этому явлению. Потенциальные проблемы Тшасковского — это, возможно, его слишком сильный для польского избирателя либерализм. Конечно, конкурировать на поле защиты традиционных ценностей с Дудой молодому и «продвинутому» Тшасковскому невозможно.

В своей кампании Тшасковский указывает на нереализованные предвыборные обещания Дуды вроде масштабной программы жилищного строительства или государственной помощи польским аграриям на уровне богатых стран ЕС. Тшасковский  критикует социальную программу Дуды, говоря, что такая раздача денег способна убить экономику, «накачать» ее слишком быстро деньгами. Вместо этого он обещал, в случае его прихода в президенты, около 70 млрд злотых выделить на сохранение рабочих мест.

Лозунги его  кампании были выстроены вокруг коррупции и вокруг бездумной социальной политики – политики «проедания» бюджета. Несмотря на это он обещал выделить бизнесу на сохранение рабочих мест около 70 млрд злотых и  повысить качество медицины и образования за счет дотаций. Как раз в этом они с Дудой и совпали — в такие гуманитарные сферы нужно закачивать средства. Судя по всему, это связано с ощущениями поляков, которые отражены в соцопросах, и  которые видит каждый штаб. И там, скорее всего, видят  недовольство тем, как государство справилось коронавирусным периодом, и с тем, как поляки ощущают качество образования и медицины в целом.

Тшасковский в последний период очень сильно атаковал госконтракты на медоборудование. На стыке двух тем – слабости польской медицины и  коррупции, он  «ущучил»  несколько  фактов,  когда медоборудование для борьбы с коронавирусом  было закуплено за бюджетные деньги  с явными нарушениями. Он делал на этом акценты в последние несколько недель, когда характерно развитие контркампанийной составляющей избирательной кампании, и в своей контркампании он это очень активно использовал.

Тшасковский играет роль либерала. С одной стороны, он очень свободный во взглядах, с другой стороны, очень антироссийский. Кстати, Рафал Тшасковский – это не только нынешний мэр Варшавы, это еще экс замминистра польского МИДа. В роли замминистра МИДа он постоянно критиковал российские действия, утверждал, что Россия мешает приходу Украины в Европу. Он говорил о том, что нужно продолжать антироссийские санкции, и Россия постоянно срывает выполнение международных соглашений вокруг конфликта на Донбассе.

Если говорить о внешнеполитической позиции, то оба лидера гонки  ориентированы на Европу, на НАТО. Никаких других симпатий – пророссийских, прокитайских, проафриканских  – у них не замечено. Поляки очень неплохо себя чувствуют в Европе, поэтому тут нет смысла политически возражать против этого курса.

Каковы шансы фаворитов?  Берем чистую математику: 7,4% Босака и 41,8% Дуды. Получается 49,2%. Теперь берем такую же математику по Тшасковскому  — его 30,4%,  далее 13,3% — это голоса Шимона Холовни. Вместе – это 43,7%. Добавляем около 3% Бедроня – это 46,7%  и  2,5% Косиняка-Камыша – получается более 49%.  Хотя экзитпол – это весьма неточный инструмент, но цифры очень красноречивы .

Все будет зависеть от баланса явки между кандидатами. Мы не можем исключить, что часть электората Дуды, увидев, что он вышел на первое место в первом туре, «сложит лапки» и останется дома. Это может привести к демобилизации электората Дуды. Такая же ситуация может произойти с теми,  которые могут обеспечить  победу Тшасковского. Тот же электорат Холовни и так достаточно неустойчив, особенно в своей электоральной дисциплине, в привычке ходить на выборы. Эта часть тоже может остаться дома. Фактически, мы можем утверждать то, что  во втором туре сойдутся  «нос к носу» шансы у Дуды и Тшасковского. С моей точки зрения, тут совершенно невозможно предсказать точный результат. Но с другой стороны  говорить о том, что у Дуды есть шансы потерпеть поражение,  существуют.

Польские эксперты согласны, что избиратели кандидатов — лидера левой партии «Весна», Роберта Бедроня и лидера Крестьянской партии Владислава Косиняка-Камыша,  скорее всего, отойдут Рафалу Тшасковскому.  Анджей Дуда окажется перед нелегким выбором: дальше разжигать атмосферу вокруг мировоззренческих тем вроде проблемы ЛГБТ, чтобы привлечь избирателей националиста Кшиштофа Босака,  или сконцентрироваться на экономических и социальных вопросах, чтобы достучаться до центристского электората.

Что касается  с польско-украинских  отношений. В основном эксперты уверены, что победа Дуды будет позитивной для Украины. Лояльные нашей стране политики остаются при власти. Пока  все идет к сохранению национал-консервативного курса польского руководства. Украина остается важным партнером. Партия Дуды иногда для поднятия рейтинга поднимает исторические вопросы, но потом  поддерживает Украину. При этом Зеленский сделал некоторые шаги навстречу  в начале своей каденции: в части разрешения перезахоронений, совместных культурных акций. В вопросах традиционно  исторических пока  консенсус найти невозможно.

С одной стороны Дуда, вынужден будет сохранить националистическую позицию. С другой стороны, даже по тому, как это происходило раньше – видно, что в политической карьере Дуды историческая  тематика играет больше декоративную роль. Несмотря на попытки различных политсил  разыгрывать какие-то «этюды»  вокруг этой темы, Дуда не предпринимал каких-то серьезных шагов по блокированию позиций Украины в международных организациях.  Он  в  этом плане не предпринимал каких-то серьезных прямых дипломатических шагов,  все ограничивалось тем, что Дуда употреблял историческую риторику  на внутриполитическом рынке, не вынося ее «из избы».

Я думаю, в случае прихода к власти  Тшасковского, эта ситуация может измениться. Он достаточно искренен в попытке «насолить» России за счет украинской ситуации. Здесь мы можем ожидать определенного давления по ряду позиций во взаимоотношениях с Россией. У меня есть ощущение, что  Тшасковский может  попроситься, например, в Нормандскую четверку, аргументируя это тем, что Польше непосредственно принадлежит территории с границей с Украиной, и она заинтересована в урегулировании этой ситуации. Более того, мы помним, что Штаты не оставляли надежды  попасть в Нормандскую четверку, влиять на ход переговоров внутри нее.

Поляки, как их  извечные сателлиты в Европейском Союзе, могли бы сыграть эту роль для Америки. Я думаю, Тшасковский в очень большой степени будет принимать попытки влиять на различные тематики взаимоотношений «Россия – Украина», «Россия – Европейский Союз»  посредством Украины и украинских тем  – Крыма и  Донбасса. Соответственно, здесь мы получим достаточно уверенный и постоянный диктат. Для Украины  — президент Анджей Дуда —  это менее беспокойный вариант.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here