Борьба между США и Китаем за мировые рынки и геополитическое лидерство не прекращается уже на протяжении нескольких десятилетий.

Экономическая война, которую Дональд Трамп объявил Си Дзин Пиню, регулярные обвинения в шпионаже и краже технологий, а также громкие заявления касательно происхождения нового коронавируса, ставшего причиной мировой пандемии и – это лишь небольшой перечень громких событий, ярко описывающих градус напряжения в отношениях между двумя государствами.

21 мая на официальном сайте Белого Дома был опубликован доклад под названием «Стратегический подход Соединенных Штатов к Китайской Народной Республике», в котором подробно описывается новая стратегия действий, которую администрация Трампа взяла на вооружение.

Публикуем полный текст перевода документа. 

Вступление

С тех пор как в 1979 году Соединенные Штаты и Китайская Народная Республика (КНР) установили дипломатические отношения, политика Соединенных Штатов в отношении КНР в значительной степени основывалась на надежде на то, что углубление взаимодействия вызовет фундаментальные экономические и политические открытия в КНР и приведет к её формированию как конструктивной и ответственной глобальной заинтересованной стороне с более открытым обществом. Более 40 лет спустя стало очевидным, что такой подход недооценил желание Коммунистической партии Китая (КПК) к ограничению масштабов экономических и политических реформ в Китае. За последние два десятилетия реформы замедлились, остановились или повернули вспять. Быстрое экономическое развитие КНР и возросшее взаимодействие с миром не привели к сближению с гражданским, свободным и открытым порядком, как полагали Соединенные Штаты. Вместо этого, КПК решила использовать лазейки в свободном и открытом порядке, основанном на правилах, и попытаться изменить международную систему в свою пользу. Пекин открыто признает, что он стремится трансформировать международный порядок в соответствие с интересами и идеологией КПК. Расширение использования КПК экономической, политической и военной мощи для принуждения к молчаливому согласию со стороны национальных государств наносит ущерб жизненно важным интересам Америки и подрывает суверенитет и достоинство стран и отдельных лиц во всем мире.

Чтобы ответить на вызов Пекина, Администрация приняла конкурентный подход к КНР, основанный на ясной оценке намерений и действий КПК, переоценке многих стратегических преимуществ и недостатков США и терпимости к бо́льшим двусторонним противоречиям. Наш подход основан не на определении конкретного конечного состояния для Китая. Скорее, наша цель – защитить жизненно важные национальные интересы Соединенных Штатов, как это сформулировано в четырех столпах Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов Америки (СНБ) на 2017 год. Мы стремимся: (1) защитить американский народ, родину и образ жизни; (2) способствовать американскому процветанию; (3) сохранить мир силой; и (4) расширять американское влияние.

Наш конкурентный подход к КНР преследует две цели: во-первых, повысить устойчивость наших институтов, альянсов и партнерств, чтобы преодолеть проблемы, которые ставит КНР; и, во-вторых, заставить Пекин прекратить или сократить действия, наносящие ущерб жизненно важным, национальным интересам США и интересам наших союзников и партнеров. Даже когда мы конкурируем с КНР, мы приветствуем сотрудничество, в котором наши интересы совпадают. Конкуренция не должна приводить к конфронтации или конфликту. Соединенные Штаты глубоко уважают китайский народ и имеют давние связи со страной. Мы не стремимся сдерживать развитие Китая и не хотим отделяться от китайского народа. Соединенные Штаты рассчитывают на честную конкуренцию с КНР, благодаря которой наши страны, предприятия и отдельные лица смогут пользоваться безопасностью и процветанием.

Превалирование в стратегической конкуренции с КНР требует взаимодействия с многочисленными заинтересованными сторонами, и администрация стремится к налаживанию партнерских отношений с целью защиты наших общих интересов и ценностей. Жизненно важными партнерами этой Администрации являются Конгресс, правительство штатов и местные органы власти, частный сектор, гражданское общество и научные круги. Конгресс высказывался через слушания, заявления и отчеты, которые проливают свет на недружелюбное поведение КПК. Конгресс также предоставляет юридические полномочия и ресурсы правительству Соединенных Штатов для принятия мер по достижению наших стратегических целей. Администрация также признает шаги, предпринятые союзниками и партнерами для разработки более ясных и здравых подходов к КНР, включая, среди прочих, публикацию Европейского союза в марте 2019 года «ЕС-Китай: стратегический взгляд».

Соединенные Штаты также строят партнерские отношения на основе сотрудничества и разрабатывают позитивные альтернативы с иностранными союзниками, партнерами и международными организациями для поддержки общих принципов свободного и открытого порядка. Многие из этих инициатив, специфических для индо-тихоокеанского региона, описаны в таких документах, как «Отчёт по стратегии Индо-Тихоокеанского региона» за июнь 2019 года и отчёт Государственного департамента за ноябрь 2019 года «Свободный и открытый индо-тихоокеанский регион: продвижение общего видения». Соединенные Штаты работают в согласии с взаимно согласованными взглядами и подходами, такими как Ассоциация наций Юго-Восточной Азии («Взгляд на индо-тихоокеанский регион»), «Свободная и открытая индо-тихоокеанская концепция» Японии, индийская «Политика в области безопасности и развития для всех в регионе», Австралийская «Индо-тихоокеанская концепция», «Новая южная политика» Республики Корея и «Новая политика для южных границ» Тайваня.

Этот отчёт не ставит целью детализировать весь спектр действий и политических инициатив, которые Администрация осуществляет по всему миру в рамках нашей стратегической конкуренции. Скорее, в этом отчете основное внимание уделяется внедрению СНБ[1], так как она больше всего относится к КНР.

Вызовы

Сегодня КНР ставит перед национальными интересами США многочисленные задачи.

  1. Экономические проблемы

Плохая репутация Пекина по выполнению обязательств касательно проведения экономических реформ и широкое использование проводимых государством протекционистских политики и практик наносят ущерб компаниям и работникам Соединенных Штатов, искажают мировые рынки, нарушают международные нормы и загрязняют окружающую среду. Когда КНР вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2001 году, Пекин согласился принять подход ВТО, ориентированный на открытый рынок, и внедрить эти принципы в свою торговую систему и институты. Члены ВТО ожидали, что Китай продолжит идти по пути экономических реформ и трансформируется в рыночную экономику и торговый режим.

Эти надежды не оправдались. Пекин не усвоил нормы и практику конкурентной торговли и инвестиций и, вместо этого, использовал преимущества членства в ВТО, чтобы стать крупнейшим экспортером в мире, одновременно систематически защищая свои внутренние рынки. Экономическая политика Пекина привела к огромному промышленному перенасыщению, который искажает мировые цены и позволяет Китаю расширять свою долю на мировом рынке за счет конкурентов, действующих без несправедливых преимуществ, которые Пекин предоставляет своим фирмам. КНР сохраняет свою нерыночную экономическую структуру и управляемый государством меркантилистский подход к торговле и инвестициям. Политические реформы также атрофировались и развернулись в обратном направлении, а отличия между правительством и партией стираются. Решение Генерального секретаря Си об отмене президентских сроков, фактически продлевает срок его полномочий на неопределенный срок и олицетворяет эти тенденции.
В своих «Выводах о расследовании китайских законов, политики и практики, связанных с передачей технологий, интеллектуальной собственностью и инновациями в соответствии со статьей 301 Закона о торговле 1974 года» 2018 года, Торговый представитель Соединенных Штатов (USTR) определил, что многочисленные акты, политика, и практика правительства КНР была необоснованной или дискриминационной, а также обременяла или ограничивала торговлю Соединенных Штатов. Основываясь на тщательном расследовании, USTR установил, что КНР: (1) требует или оказывает давление на американские компании для передачи своих технологий китайским предприятиям; (2) накладывает существенные ограничения на способность компаний Соединенных Штатов лицензировать свои технологии на рыночных условиях; (3) направляет и несправедливо способствует приобретению американских компаний и активов отечественными компаниями для получения передовых технологий; и (4) осуществляет и поддерживает несанкционированные кибер-вторжения в сети компаний Соединенных Штатов для доступа к конфиденциальной информации и коммерческой тайне.

Список обязательств Пекина о прекращении хищнической экономической практики изобилует нарушенными и пустыми обещаниями. В 2015 году Пекин пообещал, что прекратит кражу коммерческой тайны, организовываемую правительством, с целью получения коммерческой выгоды, повторив это обещание в 2017 и 2018 годах. Позже, в 2018 году, Соединенные Штаты и еще дюжина других стран приписали глобальные компьютерные кампании по вторжению, нацеленные на интеллектуальную собственность и конфиденциальную деловую информацию, операторам, связанных с Министерством государственной безопасности КНР, – в нарушение обязательств Пекина, взятых в 2015 году. С 1980-х годов Пекин подписал несколько международных соглашений по защите интеллектуальной собственности. Несмотря на это, более 63% мировых подделок производится в Китае, нанося сотни миллиардов долларов ущерба законным предприятиям по всему миру.

Хотя Пекин признает, что Китай в настоящее время является «зрелой экономикой», КНР в своих отношениях с международными организациями, включая ВТО, продолжает утверждать, что она все еще является «развивающейся страной». Несмотря на то, что Китай является главным импортером высокотехнологичной продукции и занимает второе место после Соединенных Штатов с точки зрения валового внутреннего продукта, расходов на оборону и внешних инвестиций, Китай позиционирует себя как развивающуюся страну для обоснования политики и практики, которые систематически вредят нескольким секторам экономики во всем мире, нанося вред США и другим странам.

One Belt One Road (OBOR) – это общий термин Пекина для обозначения различных инициатив, многие из которых, как представляется, призваны изменить международные нормы, стандарты и сети для продвижения глобальных интересов и видения Пекина, а также для удовлетворения внутренних экономических потребностей Китая. Через OBOR и другие инициативы КНР расширяет использование китайских промышленных стандартов в ключевых технологических секторах, что является частью усилий по укреплению позиций своих компаний на мировом рынке за счет некитайских фирм. Проекты, которые Пекин обозначил как OBOR, включают: транспорт, информационные и коммуникационные технологии и энергетическую инфраструктуру; индустриальные парки; сотрудничество со СМИ; наука и обмен технологиями; программы по культуре и религии; и даже военное сотрудничество и сотрудничество в области безопасности. Пекин также пытается разрешать связанные с ОБОР коммерческие споры через свои специализированные суды, которые подчиняются КПК. Соединенные Штаты приветствуют вклад Китая в устойчивое, высококачественное развитие, которое соответствует лучшей международной практике, но проекты OBOR часто работают за пределами этих стандартов и характеризуются низким качеством, коррупцией, ухудшением состояния окружающей среды, отсутствием общественного контроля или участия местного сообщества, непрозрачным кредитованием и контрактами, порождающими или усугубляющими проблемы управления и налогообложения в принимающих странах.

Учитывая растущее использование Пекином экономических рычагов для извлечения политических уступок или точечного возмездия против других стран, Соединенные Штаты считают, что Пекин попытается превратить проекты OBOR в неоправданное политическое влияние и военный доступ. Пекин использует комбинацию угроз и побуждений для оказания давления на правительства, элиты, корпорации, аналитические центры и других, часто непрозрачным образом, чтобы соответствовать линии КПК и свободному выражению мысли, без цензуры. Пекин ограничил торговлю и туризм с Австралией, Канадой, Южной Кореей, Японией, Норвегией, Филиппинами и другими странами, а также задерживал граждан Канады, пытаясь вмешаться во внутренние политические и судебные процессы этих стран. После того, как Далай-лама посетил Монголию в 2016 году, правительство КНР ввело новые тарифы на не имеющий выхода к морю экспорт минеральных ресурсов Монголии, проходящий через Китай, временно парализовав экономику Монголии.

Пекин стремится к мировому признанию благодаря своим усилиям в области охраны окружающей среды и утверждает, что он способствует «зеленому развитию». Однако, Китай уже более десяти лет является крупнейшим в мире источником выбросов парниковых газов. Пекин выдвинул неопределенные и неосуществимые обязательства по сокращению выбросов, которые позволяют выбросам Китая расти до «примерно 2030 года». Запланированные растущие выбросы Китая перевесят сокращение по сравнению с остальным миром вместе взятым. Китайские фирмы также сотнями экспортируют загрязняющие угольные электростанции в развивающиеся страны. КНР также является крупнейшим в мире источником морского пластического загрязнения, ежегодно выбрасывая в океан более 3,5 миллионов метрических тонн. КНР занимает первое место в мире по незаконному, несообщаемому и нерегулируемому рыболовству в прибрежных водах по всему миру, угрожающему местной экономике и наносящему ущерб морской среде. Нежелание китайских лидеров обуздать эту глобально вредную практику не соответствует их риторическим обещаниям по охране окружающей среды.

  1. Проблемы наших ценностей

КПК продвигает во всем мире ценностное предложение, которое бросает вызов американской убежденности в неотъемлемом праве каждого человека на жизнь, свободу и стремление к счастью. Под нынешним поколением руководства, КПК ускорила свои усилия, чтобы изобразить свою систему управления функционирующей лучше, чем те, которые она называет «развитыми западными странами». Очевидно, что Пекин видит себя вовлеченным в идеологическую конкуренцию с Западом. В 2013 году Генеральный секретарь Си призвал КПК подготовиться к «долгосрочному периоду сотрудничества и конфликта» между двумя конкурирующими системами и заявил, что «капитализм неизбежно угаснет, а социализм неизбежно победит».

Целью КПК является, как выразился в 2017 году Генеральный секретарь Си,  превращение Китая в «мирового лидера с точки зрения всесторонней национальной власти и международного влияния» путем укрепления так называемой «системы социализма с китайскими характеристиками». Эта система основана на интерпретации марксистско-ленинской идеологии в Пекине и сочетает в себе националистическую однопартийную диктатуру; государственную экономику; развертывание науки и техники на службу государства; и подчинение индивидуальных прав служению КПК. Это противоречит принципам, разделяемым Соединенными Штатами и многими странами-единомышленниками о репрезентативном правительстве, свободном предпринимательстве и достоинстве каждого человека.

На международном уровне КПК продвигает видение Генерального секретаря Си в отношении глобального управления под лозунгом «построения сообщества общей судьбы человечества». Однако усилия Пекина по принуждению к идеологическому согласию у себя дома представляют собой тревожную картину того, как на практике выглядит «сообщество» под руководством КПК: (1) антикоррупционная кампания, которая очистила политическую оппозицию; (2) несправедливое преследование блоггеров, активистов и адвокатов; (3) алгоритмически определенные аресты этнических и религиозных меньшинств; (4) строгий контроль и цензура информации, СМИ, университетов, предприятий и неправительственных организаций; (5) надзор и оценка кредитоспособности граждан, корпораций и организаций; и (6) произвольное задержание, пытки и издевательства над людьми, которых считают диссидентами. В качестве яркого примера внутреннего соответствия местные чиновники опубликовали мероприятие, посвященное сжиганию книг, в общественной библиотеке, чтобы продемонстрировать свое идеологическое соответствие «Мысли Си Цзиньпина».

Одним из катастрофических последствий такого подхода к управлению является политика Пекина в Синьцзяне, где с 2017 года власти содержали более миллиона уйгуров и представителей других этнических и религиозных меньшинств в трудовых лагерях, где многие подвергаются принудительному труду, идеологической обработке, а также физическому и психологическому насилию. За пределами этих лагерей режим учредил полицейское государство, в котором используются новейшие технологии, такие как искусственный интеллект и биогенетика, для мониторинга деятельности этнических меньшинств в целях обеспечения верности КПК. Широко распространенное религиозное преследование – христиан, тибетских буддистов, мусульман и членов Фалуньгун – включает в себя разрушение и осквернение мест отправления культов, аресты мирных верующих, насильственное отречение от веры и запрет на воспитание детей в традициях веры.

Кампания КПК по принуждению к идеологическому соответствию не останавливается на границах Китая. В последние годы Пекин вмешивался во внутренние дела суверенных стран, чтобы добиться согласия в отношении своей политики. Власти КНР пытались распространить влияние КПК на дискурс и поведение по всему миру, в том числе недавние примеры, среди которых были компании и спортивные команды в Соединенных Штатах и ​​Великобритании, а также политики в Австралии и Европе. Актеры КНР экспортируют инструменты техно-авторитарной модели КПК в страны всего мира, позволяя авторитарным государствам осуществлять контроль над своими гражданами и отслеживая оппозицию, обучая иностранных партнеров методам пропаганды и цензуры, и используя сбор больших данных для формирования общественного мнения.

Партийное государство Китая контролирует самый богатый в мире набор инструментов пропаганды. Пекин передает свою «повестку дня» через государственное телевидение, печатные издания, радио и онлайн организации, чье вещание осуществляется и в Соединенных Штатах, и ​​по всему миру. КПК часто скрывает свои инвестиции в зарубежные СМИ. В 2015 году было обнаружено, что China Radio International контролирует 33 радиостанции в 14 странах через подставные лица и субсидирует нескольких посредников, предоставляя бесплатный про-пекинский контент.

Помимо средств массовой информации, КПК использует ряд действующих лиц для продвижения своих интересов в Соединенных Штатах и ​​других демократичных странах. Организации и агенты Объединённого фронта КПК нацелены на бизнес, университеты, аналитические центры, ученых, журналистов, а также местных, государственных и федеральных чиновников в Соединенных Штатах и ​​во всем мире, пытаясь повлиять на дискурс и ограничить внешнее влияние внутри КНР.

Пекин регулярно пытается вынудить или убедить китайских граждан и других лиц совершить ряд злонамеренных действий, которые угрожают национальной и экономической безопасности Соединенных Штатов и подрывают академическую свободу и целостность предприятия исследований и разработок Соединенных Штатов. Такое поведение включает в себя незаконное присвоение технологии и интеллектуальной собственности, неспособность надлежащим образом раскрыть отношения с организациями, спонсируемыми иностранным правительством, нарушения контракта и конфиденциальности, а также манипулирование процессами справедливого и обоснованного распределения федерального финансирования исследований и разработок. Пекин также пытается заставить китайских граждан сообщать о своих китайских студентах и ​​угрожать им, протестовать против событий, противоречащих политическому нарративу Пекина, и иным образом ограничивать академическую свободу, которая является отличительной чертой и силой американской системы образования.

Средства массовой информации КНР, журналисты, ученые и дипломаты могут свободно работать в Соединенных Штатах, но Пекин отрицает взаимный доступ к американским аналогичным учреждениям и официальным лицам. Правительство КНР регулярно отказывает официальным лицам Соединенных Штатов, включая посла США в КНР, в доступе к финансируемым государством американским культурным центрам, которые размещаются в китайских университетах для обмена американской культурой с китайским народом. Иностранные журналисты, работающие в КНР, часто сталкиваются с преследованиями и запугиванием.

  1. Проблемы безопасности

По мере того, как Китай укреплялся, росла и готовность и способность КПК использовать запугивание и принуждение в своих попытках устранить предполагаемые угрозы его интересам и продвигать свои стратегические цели в глобальном масштабе. Действия Пекина противоречат заявлениям китайских лидеров о том, что они выступают против угрозы силой или ее применения, не вмешиваются во внутренние дела других стран или привержены разрешению споров путем мирного диалога. Пекин противоречит своей риторике и игнорирует свои обязательства перед соседями, участвуя в провокационных и принудительных военных и военизированных действиях в Желтом море, Восточном и Южно-Китайском морях, Тайваньском проливе и китайско-индийских пограничных районах.

В мае 2019 года министерство обороны опубликовало свой ежегодный доклад Конгрессу «Военные события и события в области безопасности с участием КНР», в котором оцениваются текущие и будущие траектории военно-технического развития Китая, стратегии безопасности и военных действий, а также организационные и операционные концепции народной армии освобождения Китая (НОАК). В июле 2019 года Министр обороны КНР публично признал, что OBOR связан с расширением присутствия КНР с помощью НОАК в морской акватории, включая такие локации, как острова Тихого океана и Карибского бассейна.

Наращивание военной мощи Пекина угрожает интересам Соединенных Штатов и их союзников по национальной безопасности и создает сложные проблемы для глобальной торговли и цепочек поставок. Стратегия Пекинского военного и открытого объединения (MCF) предоставляет НОАК беспрепятственный доступ к гражданским организациям, разрабатывающим и приобретающим передовые технологии, включая государственные и частные фирмы, университеты и исследовательские программы. Посредством непрозрачных связей MCF, Соединенные Штаты и другие иностранные компании не имеют ничего общего с технологиями двойного назначения в программах военных исследований и разработок КНР, усиливая принудительную способность КПК подавлять внутреннюю оппозицию и угрожать зарубежным странам, включая союзников и партнеров государств.

Попытки КНР доминировать в мировой индустрии информационных и коммуникационных технологий посредством недобросовестной практики отражаются в дискриминационных положениях, таких как Закон о кибербезопасности КНР, который требует от компаний соблюдения китайских мер по локализации данных, которые обеспечивают доступ КПК к иностранным данным. Ряд других законов КНР обязывают такие компании, как Huawei и ZTE, сотрудничать с китайскими службами безопасности, даже когда они ведут бизнес за границей, создавая уязвимости в системах безопасности зарубежных стран и предприятий, использующих оборудование и услуги китайских поставщиков.

Пекин отказывается выполнять свое обязательство по своевременному и последовательному предоставлению проездных документов для китайских граждан с приказами о высылке из Соединенных Штатов, эффективно блокируя их выдворение из нашей страны и создавая угрозу безопасности для американских общин. Кроме того, факты нарушения КНР нашего двустороннего консульского договора ставят граждан США под угрозу в Китае, причем многие американцы пагубно страдают от принудительной депортации из КНР и неправомерных задержаний.

Подход

СНБ[2] требует, чтобы Соединенные Штаты «переосмыслили политику последних двух десятилетий – политику, основанную на предположении, что взаимодействие с конкурентами и их включение в международные институты и глобальную торговлю превратят их в добросовестных игроков и заслуживающих доверия партнеров. По большей части, это предположение оказалось ложным. Соперничающие участники используют пропаганду и другие средства, чтобы попытаться дискредитировать демократию. Они продвигают антизападные взгляды и распространяют ложную информацию, чтобы создать разногласия между нами, нашими союзниками и нашими партнерами».

Руководствуясь возвращением к принципиальному реализму, Соединенные Штаты отвечают на прямой вызов КПК, признавая, что мы находимся в стратегической конкуренции и надлежащим образом защищаем наши интересы. Принципы подхода Соединенных Штатов к Китаю сформулированы как в СНБ, так и в нашем видении для индо-тихоокеанского региона – суверенитет, свобода, открытость, верховенство закона, справедливость и взаимность. Отношения между Соединенными Штатами и Китаем не определяют нашу стратегию в индо-тихоокеанском регионе, а, скорее, подпадают под эту стратегию, входящую в СНБ. Точно так же, как и наше видение свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона не исключает Китай.

Соединенные Штаты придерживаются правительства КНР тех же стандартов и принципов, которые применяются ко всем нациям. Мы считаем, что именно такой подход китайцы хотят и заслуживают от своего правительства и международного сообщества. Учитывая стратегический выбор, который делает руководство Китая, Соединенные Штаты теперь признают и принимают отношения с КНР, поскольку КПК всегда определяла их внутренне: конкуренция великих держав.

Политика Соединенных Штатов не основывается на попытке изменить модель внутреннего управления в КНР и не идет на уступки рассказам КПК об исключительности и жертвенности. Скорее, политика США направлена ​​на защиту наших интересов и предоставление нашим институтам возможности противостоять злонамеренному поведению КПК и сопутствующему ущербу от проблем внутреннего управления КНР. Сходится ли в конечном итоге КНР с принципами свободного и открытого порядка, могут определить только сами китайцы. Мы признаем, что Пекин, а не Вашингтон, имеет полномочия и ответственность за действия правительства КНР.

Соединенные Штаты отвергают попытки КПК в ложной эквивалентности между верховенством закона и верховенством закона; между борьбой с терроризмом и угнетением; между представительным управлением и самодержавием; и между рыночной конкуренцией и государственным меркантилизмом. Соединенные Штаты будут продолжать оспаривать пропаганду и лживые повествования Пекина, которые искажают правду и пытаются унизить американские ценности и идеалы.

Точно так же Соединенные Штаты не принимают и не будут принимать действия Пекина, которые ослабляют свободный, открытый и основанный на правилах международный порядок. Мы будем продолжать опровергать повествование КПК о том, что Соединенные Штаты находятся в стратегическом отступлении или будут уклоняться от наших международных обязательств в области безопасности. Соединенные Штаты будут работать с нашей мощной сетью союзников и единомышленников, чтобы противостоять нападкам на наши общие нормы и ценности, в наших собственных институтах управления, во всем мире и в международных организациях.

Щедрый вклад американского народа в развитие Китая является историческим событием, так же как бесспорные достижения китайского народа в эпоху реформ и открытий неоспоримы. Однако негативные тенденции в политике и практике Пекина угрожают наследию китайского народа и его будущей позиции в мире.

Пекин неоднократно демонстрировал, что он не предлагает компромиссы в ответ на проявление доброй воли со стороны Америки и что его действия не ограничиваются его предыдущими обязательствами уважать наши интересы. Таким образом, Соединенные Штаты реагируют на действия КНР, а не на заявленные обязательства. Более того, мы не удовлетворяем требования Пекина создать надлежащую «атмосферу» или «условия» для диалога.

Аналогичным образом, Соединенные Штаты не видят смысла в сотрудничестве с Пекином для символичности и зрелищности; вместо этого мы требуем ощутимых результатов и конструктивных результатов. Мы признаем и отвечаем в натуральной форме на транзакционный подход Пекина своевременными стимулами и затратами, или вероятные угрозы этого. Когда тихая дипломатия окажется бесполезной, Соединенные Штаты будут усиливать общественное давление на правительство КНР и принимать меры для защиты интересов Соединенных Штатов, используя при необходимости пропорциональные издержки.

Правительство КНР не выполнило свои обязательства во многих областях, включая: торговлю и инвестиции; свобода выражения мнений и убеждений; политическое вмешательство; свободы навигации и перелета; кибер- и другие виды шпионажа и воровства; распространение оружия; защита окружающей среды; и глобальное здоровье. Соглашения с Пекином должны включать строгие механизмы проверки и обеспечения соблюдения.

Мы говорим откровенно с китайцами и ожидаем честности от лидеров КНР. В вопросах дипломатии, Соединенные Штаты должным образом реагируют на неискренние или расплывчатые угрозы КПК и встают рядом с нашими союзниками и партнерами, чтобы противостоять принуждению. Благодаря нашему постоянному и откровенному участию Соединенные Штаты приветствуют сотрудничество Китая в расширении и достижении общих целей таким образом, чтобы это способствовало миру, стабильности и процветанию во всем мире. Наш подход не исключает КНР. Соединенные Штаты готовы приветствовать позитивный вклад Китая.

Как видно из приведенных выше принципов нашего подхода, конкуренция обязательно включает в себя взаимодействие с КНР, но наши обязательства носят избирательный характер и ориентированы на результаты, каждый из которых продвигает наши национальные интересы. Мы сотрудничаем с КНР для согласования и обеспечения выполнения обязательств по обеспечению справедливости и взаимности; разъяснения намерений Пекина во избежание недоразумений; и разрешаем споры, чтобы предотвратить эскалацию. Соединенные Штаты обязуются поддерживать открытые каналы связи с КНР для снижения рисков и управления кризисами. Мы ожидаем, что КНР также будет держать эти каналы открытыми и отзывчивыми.

Реализация

В соответствии с СНБ[3] Президента, политическая, экономическая политика и политика безопасности, изложенные в этом отчете, направлены на защиту американского народа и родины, содействие американскому процветанию, сохранение мира силой и продвижение свободного и открытого видения за рубежом. В течение первых трех лет работы Администрацией США были предприняты значительные шаги по реализации этой стратегии в том, что касается Китая.

  1. Защитите американский народ, Родину и американский образ жизни

«Китайская программа» Министерства юстиции США и Федеральное бюро расследований направляют ресурсы на выявление и судебное преследование за кражу коммерческой тайны, взлом и экономический шпионаж; и наращивание усилий по защите от злонамеренных иностранных инвестиций в инфраструктуру Соединенных Штатов, угроз цепочки поставок и иностранных агентов, пытающихся повлиять на американскую политику. Например, Министерство юстиции проинформировало государственную медийную компанию КНР CGTN-America об обязательстве зарегистрироваться в качестве иностранного агента в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов (FARA), обязующего владельцев раскрывать свою деятельность федеральным органам власти и соответствующим образом маркировать информационные материалы, которые они распространяют. CGTN-America впоследствии была зарегистрирована согласно требованиям FARA.

Администрация также реагирует на пропаганду КПК в Соединенных Штатах, отмечая злонамеренное поведение, противодействуя ложным нарративам и принуждая к прозрачности. Должностные лица Соединенных Штатов, в том числе представители Белого дома и Государственного департамента, Министерств обороны и юстиции, прилагают все усилия, чтобы рассказать американской общественности о том, как правительство КНР использует наше свободное и открытое общество для продвижения программы КПК, противоречащей интересам и ценностям Соединенных Штатов. Стремясь обеспечить взаимный доступ, Государственный департамент внедрил политику, согласно которой китайские дипломаты должны уведомлять правительство Соединенных Штатов перед встречей с должностными лицами штатов и местных органов власти и академическими учреждениями.

Администрация повышает осведомленность и активно борется с кооптацией Пекина и принуждением его собственных граждан и других лиц в академических учреждениях Соединенных Штатов к традиционному шпионажу и влиянию. Мы работаем с университетами, чтобы защитить права китайских студентов в американских кампусах, предоставить информацию для противодействия пропаганде и дезинформации КПК и обеспечить понимание этических кодексов поведения в американской академической среде.
Китайские студенты сегодня представляют самую большую группу иностранных студентов в Соединенных Штатах. Соединенные Штаты ценят вклад китайских студентов и исследователей. С 2019 года число китайских студентов и исследователей в Соединенных Штатах достигло рекордно высокого уровня, в то время как число отказов в выдаче студенческих виз китайским заявителям неуклонно снижалось. Соединенные Штаты решительно поддерживают принципы открытого академического дискурса и приветствуют иностранных студентов и исследователей, занимающихся законной академической деятельностью; мы совершенствуем процессы для выявления небольшого меньшинства китайских заявителей, которые пытаются въехать в Соединенные Штаты под ложным предлогом или со злым умыслом.

В исследовательском сообществе Соединенных Штатов федеральные агентства, такие как Национальные институты здравоохранения и Министерство энергетики, обновили или уточнили правила и процедуры для обеспечения соответствия применимым стандартам поведения и отчетности, чтобы повысить прозрачность и предотвратить конфликт интересов. Объединенный комитет Национального научно-технического совета по исследовательской среде разрабатывает стандарты для финансируемых из федерального бюджета исследований и лучших практик для исследовательских учреждений Соединенных Штатов. Министерство обороны работает над тем, чтобы грантополучатели не имели контрактов с китайскими программами по набору талантов, а также продолжает принимать иностранных исследователей.

Чтобы воспрепятствовать доступу иностранных злоумышленников к информационным сетям Соединенных Штатов, Президент издал «Распоряжение о защите цепи поставок информационно-коммуникационных технологий и услуг» и «Распоряжение об учреждении Комитета по оценке иностранного участия в Сектор телекоммуникационных услуг США». Выполнение этих Распоряжений не позволит определенным компаниям, связанным с разведывательными и охранными аппаратами иностранных противников или отвечающими за них, например, получить легкий доступ к частной и конфиденциальной информации правительства Соединенных Штатов, частного сектора Соединенных Штатов и отдельных американцев. С целью обеспечения защиты нашей информации во всем мире, в том числе – конфиденциальных военных и разведывательных данных, Соединенные Штаты активно взаимодействуют с нашими союзниками и партнерами, в частности, на многосторонних форумах, с целью продвижения набора общих стандартов для безопасных, отказоустойчивых и надежных коммуникационных платформ, которые лежат в основе глобальной информационной экономики. Чтобы заставить Пекин придерживаться норм ответственного поведения государства, Соединенные Штаты работают с союзниками и партнерами-единомышленниками для выявления и иных путей сдерживания злонамеренной кибер-активности.

Администрация внедряет Закон о пересмотре рисков иностранных инвестиций для обновления и укрепления потенциала Комитета по иностранным инвестициям в Соединенных Штатах (CFIUS) для решения растущих проблем национальной безопасности в связи с иностранной эксплуатацией инвестиционных структур, которые ранее выходили за пределы юрисдикции CFIUS. Это включает в себя недопущение использования китайскими компаниями доступа к инновациям Соединенных Штатов через инвестиции меньшинств для модернизации китайских вооруженных сил. Соединенные Штаты обновили свои правила экспортного контроля, особенно в свете общеполитической стратегии Пекина в отношении общества и его усилий по приобретению передовых технологий, связанных с гиперзвуком, квантовыми вычислениями, искусственным интеллектом, биотехнологиями и другими новыми и основополагающими технологиями. Мы также привлекаем союзников и партнеров для разработки своих собственных механизмов проверки иностранных инвестиций, а также для совместного обновления и осуществления экспортного контроля через многосторонние режимы и другие площадки.

Правительство Соединенных Штатов также предпринимает конкретные действия по защите американского потребителя от контрафактной и некачественной продукции. В период с 2017 по 2018 год Министерство внутренней безопасности США конфисковало более 59 000 партий контрафактных товаров, произведенных в КНР, на сумму более 2,1 миллиарда долларов. Это в пять раз превышает общий объем поставок и стоимость, изъятую из всех других зарубежных стран вместе взятых.

В дополнение к поддельной брендовой одежде, обуви, сумкам и часам, Служба таможенного и пограничного контроля США перехватила три партии, содержащие 53 000 незаконных китайских деталей оружия и электроники, которые могли поставить под угрозу безопасность и конфиденциальность американских предприятий и потребителей. Правоохранительные органы Соединенных Штатов также борются с контрафактными фармацевтическими препаратами и косметикой, происходящими из Китая, которые, как было установлено, содержат большое количество загрязняющих веществ, в том числе бактерий и отходов животного происхождения, которые представляют опасность для американских потребителей.

Соединенные Штаты работают с китайскими властями, чтобы остановить смертельный поток незаконного китайского фентанила из КНР в Соединенные Штаты. В декабре 2018 года президент заручился обязательством своего китайского коллеги контролировать все формы фентанила в КНР. С китайским регулирующим режимом, который действует с мая 2019 года, правоохранительные органы США и КНР обмениваются разведданными и координируют свои действия, чтобы установить условия для принудительных действий, которые будут сдерживать китайских производителей и торговцев наркотиками. Соединенные Штаты также работают с почтовыми агентствами Китая, чтобы улучшить отслеживание небольших посылок в правоохранительных целях.

  1. Содействовать процветанию Америки

В ответ на задокументированные несправедливые и оскорбительные торговые практики и политическую политику КНР, Администрация предпринимает решительные действия для защиты американских предприятий, рабочих и фермеров, а также для прекращения действий Пекина, которые способствовали разрушению производственной базы Соединенных Штатов. Соединенные Штаты являются сторонниками восстановления баланса между экономическими отношениями США и Китая. Наш общегосударственный подход поддерживает справедливую торговлю и повышает конкурентоспособность Соединенных Штатов, стимулирует экспорт Соединенных Штатов и устраняет несправедливые барьеры в торговле и инвестициях Соединенных Штатов. Не сумев с 2003 года убедить Пекин придерживаться своих экономических обязательств посредством регулярных диалогов на высоком уровне, Соединенные Штаты противостоят искажающей рыночную практику принудительной передаче технологий и интеллектуальной собственности в Китае, налагая издержки в виде тарифов, взимаемых с китайских товаров, поступающих на рынок Соединенных Штатов. Эти тарифы будут действовать до тех пор, пока Соединенные Штаты и КНР не заключат справедливую торговую сделку на втором этапе.

В ответ на неоднократную неспособность Пекина сократить или ликвидировать искажающие рынок субсидии и избыточные мощности, Соединенные Штаты ввели тарифы для защиты наших стратегически важных сталелитейных и алюминиевых предприятий. Что касается несправедливой китайской торговой практики, которая подлежит урегулированию споров в ВТО, Соединенные Штаты продолжают тяжбы и побеждают во множестве дел. И, наконец, для борьбы с демпингом и субсидиями в Китае в широком спектре отраслей министерство торговли применяет антидемпинговые и компенсационные законы США в большей степени, чем в прошлых администрациях.

В январе 2020 года Соединенные Штаты и КНР подписали первую фазу экономического и торгового соглашения, которое требует структурных реформ и других изменений в экономическом и торговом режиме Китая, с учетом нескольких давних проблем Соединенных Штатов. Соглашение запрещает КНР принуждать или заставлять иностранные компании передавать свои технологии в качестве условия для ведения бизнеса в Китае; усиливает защиту интеллектуальной собственности в Китае во всех ключевых областях; создает новые рыночные возможности в Китае для сельского хозяйства и финансовых услуг Соединенных Штатов путем устранения политических барьеров; и обращается к давним, несправедливым валютным практикам. Соглашение также устанавливает сильный механизм разрешения споров, который обеспечивает быструю и эффективную реализацию и исполнение. Благодаря устранению структурных барьеров в торговле и обеспечению полной реализации обязательств, соглашение об Первом этапе позволит расширить экспорт Соединенных Штатов в Китай. В рамках этого соглашения КНР взяла на себя обязательство в течение следующих 2 лет увеличить импорт товаров и услуг Соединенных Штатов не менее чем на 200 миллиардов долларов США в четырех основных категориях: промышленные товары, сельское хозяйство, энергетика и услуги. Это соглашение знаменует собой критический прогресс в направлении более сбалансированных торговых отношений и более равных условий для американских рабочих и компаний.

Внутри страны Администрация предпринимает шаги по укреплению экономики США и продвижению экономических секторов будущего, таких как технологии 5G, посредством налоговых реформ и активной программы дерегулирования. Президентский «Указ Президента о поддержании американского лидерства в области искусственного интеллекта» является примером инициативы правительства США в продвижении инвестиций и сотрудничестве, для гарантий того, что Соединенные Штаты продолжают лидировать в инновациях и устанавливать стандарты для растущей отрасли.

Вместе с другими странами-единомышленниками, Соединенные Штаты продвигают экономическое видение, основанное на принципах суверенитета, свободных рынков и устойчивого развития. Наряду с Европейским союзом и Японией, Соединенные Штаты участвуют в мощном трехстороннем процессе по разработке мер для государственных предприятий, промышленных субсидий и принудительной передачи технологий. Мы также будем продолжать работать с нашими союзниками и партнерами, чтобы дискриминационные промышленные стандарты не стали глобальными стандартами. Являясь самым ценным потребительским рынком в мире, крупнейшим источником прямых иностранных инвестиций и ведущим источником глобальных технологических инноваций, Соединенные Штаты активно взаимодействуют с союзниками и партнерами, чтобы оценить общие проблемы и скоординировать эффективные ответные меры для обеспечения прочного мира и процветания. Мы тесно сотрудничаем с американскими компаниями в целях повышения их конкурентоспособности у себя дома и за рубежом, способствуя устойчивому развитию с помощью таких программ, как «Процветающая Африка», «America Crece» в Латинской Америке и Карибском бассейне и «Повышение уровня развития и роста за счет энергетики» в индо-тихоокеанском регионе.

  1. Сохраняйте мир силой

Стратегия национальной обороны (СНО) 2018 года отдает приоритет долгосрочной конкуренции с Китаем и делает упор на модернизацию и партнерские отношения для противодействия технологическому прогрессу НОАК, развития сил и растущего международного присутствия и напористости. Как сказано в Обзоре ядерной политики, Администрация уделяет приоритетное внимание модернизации ядерной триады, включая разработку дополнительных возможностей, призванных удержать Пекин от использования оружия массового уничтожения или других стратегических атак. Тем временем, Соединенные Штаты продолжают призывать китайских лидеров сесть за стол переговоров и начать обсуждение вопросов контроля над вооружениями и снижения стратегических рисков в качестве ядерной державы с современным и растущим ядерным арсеналом и крупнейшей в мире коллекцией систем доставки средней дальности. Соединенные Штаты считают, что в интересах всех стран повысить прозрачность Пекина, предотвратить просчеты и избежать дорогостоящего наращивания вооружений.

Министерство обороны быстро движется к развертыванию гиперзвуковых платформ, увеличению инвестиций в кибернетические и космические возможности и разработке более смертоносных пожаров на основе гибких, адаптивных и экономически эффективных платформ. Вместе эти возможности призваны сдерживать растущие амбиции Пекина и стремление НОАК к технологическому паритету и превосходству.

В рамках нашей всемирной программы по обеспечению свободы судоходства, Соединенные Штаты отклоняют гегемонистские утверждения Пекина и чрезмерные претензии. Вооруженные силы Соединенных Штатов будут продолжать осуществлять свое право на навигацию и работу там, где позволяет международное право, в том числе в Южно-Китайском море. Мы выступаем от имени региональных союзников и партнеров и предоставляем им помощь в области безопасности для наращивания потенциала, чтобы противостоять попыткам Пекина использовать свои военные, военизированные и правоохранительные силы для принуждения и победы в спорах. В 2018 году военные США отозвали приглашение НОАК об их участии в проводимых раз в два года учениях «Тихоокеанский регион» в связи с развертыванием Пекином передовых ракетных систем на искусственных объектах в Южно-Китайском море.

Более прочные альянсы и партнерские отношения являются краеугольным камнем СНО. Соединенные Штаты наращивают партнерский потенциал и углубляют совместимость для развития боеспособного передового оперативного присутствия, полностью интегрированного с союзниками и партнерами, чтобы сдерживать и отрицать агрессию КНР. Политика администрации в области передачи обычных вооружений направлена ​​на стимулирование продажи оружия Соединенными Штатами и ускорение стратегического и взаимодополняющего преобразования военных возможностей партнеров. В июне 2019 года Министерство обороны опубликовало свой первый доклад о стратегии в индо-тихоокеанском регионе, в котором излагаются вопросы осуществления Департаментом СНО и нашей общегосударственной стратегии для индо-тихоокеанского региона.

Соединенные Штаты будут и впредь поддерживать прочные неофициальные отношения с Тайванем в соответствии с нашей политикой «единого Китая», основанной на Тайваньском акте об отношениях и трех Совместных коммюнике Соединенных Штатов и КНР. Соединенные Штаты утверждают, что любое урегулирование разногласий между двумя сторонами пролива должно быть мирным и соответствовать воле народа с обеих сторон, не прибегая к угрозе или принуждению. Невыполнение Пекином своих обязательств по коммюнике, о чем свидетельствует его масштабное наращивание военной мощи, вынуждает Соединенные Штаты продолжать помогать тайваньским вооруженным силам в поддержании надежной самообороны, которая сдерживает агрессию и помогает обеспечить мир и стабильность в регионе , В меморандуме 1982 года президент Рональд Рейган настаивал на том, что «количество и качество оружия, предоставляемого Тайваню, должны полностью зависеть от угрозы, которую представляет КНР». В 2019 году Соединенные Штаты одобрили продажу оружия на Тайване на сумму более 10 миллиардов долларов.

Соединенные Штаты по-прежнему привержены поддержанию конструктивных, ориентированных на результаты, отношений с КНР. Соединенные Штаты проводят оборонные контакты и обмениваются с КНР информацией о стратегических намерениях; предотвращать кризисы и управлять ими; снизить риск просчетов и недоразумений, которые могут перерасти в конфликт; и сотрудничать в областях, представляющих общий интерес. Военные США взаимодействуют с НОАК для разработки эффективных механизмов кризисной коммуникации, в том числе каналов реагирования для деэскалации в незапланированных сценариях.

  1. Упреждающее американское влияние

За последние семь десятилетий свободный и открытый международный порядок обеспечил стабильность, позволяющую суверенным, независимым государствам процветать и способствовать беспрецедентному глобальному экономическому росту. Будучи крупной развитой страной и крупным бенефициаром этого ордена, КНР должна помочь гарантировать свободу и открытость для других стран мира. Когда Пекин вместо этого поощряет или подстрекает к авторитаризму, самоцензуре, коррупции, меркантилистской экономике и нетерпимости к этническому и религиозному разнообразию, Соединенные Штаты ведут международные усилия по противодействию и противодействию этой злонамеренной деятельности.

В 2018 и 2019 годах Госсекретарь организовал первые два заседания Совета министров по вопросам свободы вероисповедания. Наряду с беспрецедентным глобальным призывом президента защищать свободу вероисповедания во время Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (ГА ​​ООН) в сентябре 2019 года, эти события собрали мировых лидеров для борьбы с религиозными преследованиями во всем мире. В ходе обеих совещаний, Соединенные Штаты и страны-партнеры опубликовали совместные заявления, призывающие правительство КНР уважать права уйгурских и других тюркских мусульман, тибетских буддистов, христиан и приверженцев Фалуньгун, которые сталкиваются с репрессиями и преследованиями в Китае. В феврале 2020 года Государственный департамент учредил первый в истории Международный союз по свободе вероисповедания с 25 партнерами-единомышленниками, который защищает право каждого человека на поклонение без страха. Президент встретился с китайскими диссидентами и оставшимися в живых на полях Министерской конференции 2019 года и поделился сценой во время ГА ООН с жертвами религиозных преследований из Китая. Соединенные Штаты также продолжают поддерживать правозащитников и независимое гражданское общество, работающее в Китае или над ним.

В октябре 2019 года в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке Соединенные Штаты присоединились к единомышленникам в осуждении продолжающихся нарушений прав человека в Пекине и другой репрессивной политики в Синьцзяне, которая угрожает международному миру и безопасности. Последнее событие последовало за действиями правительства Соединенных Штатов, направленными на прекращение экспорта из Соединенных Штатов избранным китайским правительственным учреждениям и компаниям, занимающихся разработкой технологий наблюдения, замешанных в нарушениях прав человека в Синьцзяне, и отказе в выдаче виз в Соединенные Штаты для китайских официальных лиц и членов их семей, ответственных за нарушение Пекином международных обязательств по соблюдению прав человек. Соединенные Штаты также начали действия по блокированию импорта китайских товаров, произведенных с использованием принудительного труда в Синьцзяне.

Соединенные Штаты будут и впредь занимать принципиальную позицию против использования наших технологий для поддержки вооруженных сил Китая и его технологического авторитаризма, работая совместно с единомышленниками и партнерами. При этом мы будем проводить политику, которая идет в ногу с быстрыми технологическими изменениями и усилиями КНР по объединению гражданского и военного использования и заставлять компании поддерживать службы безопасности и разведки Китая.

Эти усилия демонстрируют приверженность Соединенных Штатов основополагающим ценностям и нормам, которые послужили основой международной системы после окончания Второй мировой войны. Хотя Соединенные Штаты не хотят вмешиваться во внутренние дела КНР, Вашингтон по-прежнему будет откровенен, когда Пекин отказывается от своих международных обязательств и ответственного поведения, особенно когда на карту поставлены интересы Соединенных Штатов. Например, Соединенные Штаты имеют значительные интересы относительно будущего Гонконга. Приблизительно 85 000 граждан США и более 1300 предприятий США проживают в Гонконге. Президент, вице-президент и государственный секретарь неоднократно призывали Пекин соблюдать Китайско-британскую Совместную декларацию 1984 года и сохранять высокую степень автономии, верховенства закона и демократических свобод Гонконга, которые позволяют Гонконгу оставаться успешный центр международного бизнеса и финансов.

Соединенные Штаты расширяют свою роль в качестве индо-тихоокеанской нации, которая способствует свободному предпринимательству и демократическому управлению. В ноябре 2019 года Соединенные Штаты, Япония и Австралия запустили сеть Blue Dot Network для продвижения прозрачно финансируемой, высококачественной инфраструктуры через развитие частного сектора во всем мире, что добавит к почти 1 триллиону долларов прямых инвестиций Соединенных Штатов в Индо-Тихоокеанский регион один. В то же время Государственный департамент выпустил подробный отчет о ходе реализации нашей общегосударственной стратегии для индо-тихоокеанского региона: свободный и открытый индо-тихоокеанский регион: продвижение общего видения.

Вывод

Подход администрации к КНР отражает фундаментальную переоценку того, как Соединенные Штаты понимают и реагируют на лидеров самой густонаселенной страны мира и второй по величине национальной экономики. Соединенные Штаты признают долгосрочную стратегическую конкуренцию между нашими двумя системами. Благодаря общегосударственному подходу и руководствуясь возвращением к принципиальному реализму, сформулированному СНБ, правительство Соединенных Штатов будет продолжать защищать американские интересы и усиливать американское влияние. В то же время, мы по-прежнему открыты для конструктивного, ориентированного на результаты взаимодействия и сотрудничества со стороны Китая, где наши интересы совпадают. Мы продолжаем взаимодействовать с лидерами КНР с уважением и ясностью, бросая вызов Пекину в выполнении своих обязательств.

[1] Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки

[2] Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки

[3] Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки

Перевод: Николай Пилипчук

Оригинал: White House

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here