Президент США Дональд Трамп в январе 2020 года  обнародовал план «сделки века» по урегулированию палестино-израильского конфликта. План Трампа предусматривает создание двух государств — еврейского и палестинского. Согласно этому плану, Иерусалим становится неделимой столицей еврейского государства, при этом палестинская столица создается в Восточном Иерусалиме. Кроме того, у Израиля будет суверенитет над Иорданской долиной, а территория сектора Газа должна быть демилитаризована.

План также предполагает признание суверенитета Израиля над крупными поселениями на Западном берегу реки Иордан (Иудея, Самария) и в секторе Газа. Согласно «сделке века», движение ХАМАС будет разоружено, а территория сектора Газа демилитаризована. План предписывает сохранение статус-кво Храмовой горы при посредничестве Иордании. Американский лидер заявил, что Палестина заслуживает «лучшей жизни», но не исключил, что подготовленный США план может стать последним шансом для палестинцев обрести собственное государство. В плане отмечено,  что в случае урегулирования ближневосточного конфликта Палестина получит $50 млрд помощи от США.

Палестина в январе отвергла эту инициативу. Международные эксперты еще зимой  указывали  на противоречивость плана главы Белого дома. По мнению аналитиков, такая сделка не имеет шансов на успех. Мирный план требует согласия обеих сторон. Это политическая уловка, которая может привести к односторонним мерам по аннексии территорий и еще больше навредить перспективе мира на Ближнем Востоке.

Палестина в мае с.г. приняла решение выйти из всех соглашений с Израилем и США. Об этом заявил президент Палестины Махмуд Аббас во время встречи с палестинским руководством в Рамалле. Выступление Аббаса прозвучало 19 мая, после того, как 17 мая премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху подтвердил намерение нового правительства страны провести в одностороннем порядке аннексию части Западного берега реки Иордан и Иорданской долины. Ранее, 6 мая, министр обороны Израиля Нафтали Беннет заявил, что подписал разрешение на строительство домов в еврейском поселении Эфрат на Западном берегу реки Иордан. До этого, 22 апреля, госсекретарь США Майк Помпео прокомментировал намерения Израиля присоединить к своей территории часть Западного берега реки Иордан. По его словам, решение этого вопроса Вашингтон оставляет за израильскими политиками.

Илия Куса фотоПлан по «сделке века» и его возможные последствия  комментирует Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики  аналитического центра «Украинский институт будущего».

Конфликт  между Палестиной и Израилем длится  уже более 70 лет. Суть его заключается в том, чья земля: палестинцев или израильтян, и кто контролирует воду, кто ее может использовать в больших объемах. Также спор касается контроля над святынями, поскольку известно, что Иерусалим является городом трех религий. На территории исторической Палестины очень много важных религиозных мест, в том числе и библейских. Именно поэтому возникает вопрос, кто контролирует, охраняет эти места, кто имеет право распоряжаться ими, это же касается вопроса реновации и реконструкции, сноса и нового строительства.

Например, самые яростные споры между Палестиной и Израилем происходят вокруг Храмовой горы, на которой находится очень важная для мусульман мечеть Эль-Акса, третья по важности после мечетей в Мекке и Медине. Но, как верят евреи, на Храмовой горе был храм Соломона, поэтому там можно снова строить, но для этого нужно снести мечеть. Кроме того, важный вопрос – это вопрос государства, государственности. Это раздел исторической Палестины на два государства – Израиль и Палестину, поскольку Израиль уже объявил свое государство после небольшой войны в 1947 году, а палестинцы не объявляли своего государства, и его не получили. Самое главное, в каких границах должно существовать государство Палестина: в границах 1948 года, когда была первая Арабо-израильская война, в границах 1967 года, когда Израиль второй раз нанес поражение арабам и оккупировал дополнительно их территории, или  в границах 1973 года. Именно вокруг этого идет многолетний спор.

С момента прихода к власти Дональда Трампа, администрация президента США заняла исключительно  произраильскую позицию. Напомню, все предыдущие администрации президентов также склонялись больше к Израилю, но старались занимать нейтральную позицию в этом конфликте, будучи официальным посредником на Израильско-палестинских переговорах. В отличие от них, администрация Трампа заняла сторону Израиля по всем вопросам,  начала им «подыгрывать» во всех намерениях, которые были и остаются у премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, его партии и его правительства.

Нужно отметить, за последние годы было сделано несколько фундаментальных шагов, которые резко изменили баланс в проблеме израильско-палестинского конфликта. Впервые в истории США перестали считать незаконными израильские поселения, построенные на оккупированных палестинских территориях. Это жилые комплексы, в которые заселялись еврейские семьи, но они были построены на земле, не являющейся под суверенитетом Израиля по международному праву. По международным договорам эта земля – оккупированная палестинская территория, которую Израиль должен был вернуть Палестине. Администрация президента США всегда считала незаконными эти поселения, т.е. позиция была официально согласована с ООН. Конечно, ни к каким санкциям это не приводило, фактически, это оставалось формально на бумаге, также Соединенные Штаты не очень препятствовали, но и не поощряли строительство на этой территории. А во времена администрации президента Барака Обамы, когда Обама рассорился с Нетаньяху, они даже оказывали давление на Израиль, который должен был прекратить строительство.

При Трампе же все это разморозили и в официальных документах вычеркнули слово «незаконное». Кроме того, США закрыли офис «Организации освобождения Палестины» (ООП) в Вашингтоне. «Организация освобождения Палестины» – это политический орган, который объединяет палестинские политические фракции. В 1993 году после мирных соглашений между Израилем и Палестиной он был признан главным представительским органом палестинского народа, именно по этому договору была создана Палестинская автономия. В соответствие с этими договоренностями, Палестина открыла свои офисы и представительства в разных странах, в том числе, и в городах США. Теперь же администрация их закрыла.

После этого последовала «заморозка» финансирования Агентства ООН по делам беженцев (UNHCR). С 1948 года это Агентство работает на исторической территории Палестины и занимается поддержкой палестинских беженцев, которые исчисляются миллионами. Поддержка включает в себя гуманитарную, финансовую помощь, функционирование целого ряда школ ООН, помогающих поддерживать уровень образования среди палестинских детей. Впервые администрация Трампа при поддержке Израиля заморозила их финансирование и совершила попытку ликвидировать это Агентство. Им это было нужно, чтобы закрыть проблему беженцев, поскольку беженцы – это один из краеугольных камней конфликта. Палестинцы несколько десятилетий утверждают, что беженцы имеют право вернуться на свои территории, но Израиль не хочет выплачивать им компенсацию, или соглашаться  с их возвращением. В 2018 году администрация Трампа именно таким образом решила эту проблему:  не будет Агентства,  не будет и беженцев, им никто не будет помогать, из-за этого на них легче оказывать давление, чтобы они отказались от своих претензий.

Кроме того, в марте 2019 года впервые в истории Соединенные Штаты признали суверенитет Израиля над Голанскими высотами. Это был «пробный камень», они увидели, что никакой реакции не последовало со стороны международного сообщества. А зявления разных международных и региональных организаций США и Израиль проигнорировали.

Все эти события подводят нас к январю 2020 года, когда лично Дональд Трамп в присутствии Биньямина Нетаньяху, Бени Ганца и других израильских политиков, а также послов разных стран, представил, а в МИДе так называемый мирный план по урегулированию израильско-палестинского конфликта. (Позже его назвали «Сделкой века»).  Нетаньяху одобрил план Трампа, что, с одной стороны, стало прорывом — Израиль отвергал все выдвинутые предложения по урегулированию конфликта. С другой стороны, «сделка века» ориентирована на защиту интересов Израиля. На протяжении трех лет его готовила целая команда советников президента США, представители произраильского лобби и израильтяне. Например, к ним относится Джаред Кушнер – зять президента и его старший советник, также Джейсон Гринблатт – бывший спецпредставитель США по Израилю и Ближнему Востоку, Давид Фридман – посол США в Израиле,  в этом участвовал и Майк Помпео – как член общества евангелистов.

По сути, этот план предусматривает создание некой палестинской «квазиавтономной» структуры, которая будет намного уменьшена в размерах, чем существующая ныне. Часть оккупированных палестинских территорий на Западном берегу и Восточном Иерусалиме – отдаются Израилю. По сути —  разрешается аннексия этих территорий. А та часть Западного берега, которая остается палестинской и сектор Газа – провозглашаются неким государством. Но данному «государству»  запрещено иметь свои вооруженные силы, силовые структуры, внешнюю политику и все инфраструктурные проекты. А деньги, которые будут выделять палестинцам в обмен на их согласие с этим планом – это льготные кредиты, которые будут идти через структуры, связанные с США и Израилем. Иными словами, Израиль сохраняет контроль над многими жизненно необходимыми сферами функционирования данного «квазиобразования». Сектор Газа тоже признают как часть некоего будущего «государства», и если они согласятся, то им выделят деньги или построят тоннель, который свяжет Западный берег с сектором Газа. Понятно, что возможное строительство единственного тоннеля направлено на то, чтобы усилить контроль над потоком населения и не факт, что он будет построен. Добавлю, что относительно «Исламского движения сопротивления» (ХАМАС) есть один пункт, в котором указано, что движение ХАМАС и все военизированные палестинские группировки на территории сектора Газа должны быть разоружены. Но в этом пункте не указано, как это должно происходить, кто это будет делать, и что будет, если они этого не сделают.

Отмечу, нет никакой «дорожной карты», как решить этот вопрос, фактически, он остается за скобками. Речь идет о Западном береге, в основном, где власть сохраняется в руках палестинской военизированной организации «Движение за национальное освобождение Палестины» (ФАТХ), глава которой Махмуд Аббас – президент Палестины. Когда представили этот план в январе, то палестинцы его отвергли, как и большинство арабских государств. Отмечу, что этот план мел и предвыборную ценность —  поскольку был представлен перед парламентскими выборами в Израиле, как «подарок» Нетаньяху, чтобы усилить его позицию. Этот план хотели опубликовать раньше – летом 2019 года, но не смогли из-за того, что в Израиле политики не договорились о формировании правительства, поэтому снова должны были состояться выборы. Сейчас идут разговоры, чтобы начать реализацию данного плана, одним из пунктов которого является аннексия третьей части палестинских территорий, включая Иорданскую долину, где сосредоточены водные ресурсы.

Несмотря на то, что президент Палестины Махмуд Аббас еще в январе знал про план, но только сейчас он объявил, что выходит из всех договоренностей.  Хотя, в январе он тоже вступал с гневными заявлениями, но дальше разговоров дело не зашло, и тогда многие критиковали Аббаса из-за слабой реакции. В этот раз, скорее всего, на него оказали давление во время съезда палестинских политических фракций в Рамалле. Возможно, они не были уверены, что аннексия произойдет, поскольку даже в течение зимы и весны было непонятно:  сформируют ли правительство в Израиле и пойдут ли они на четвертые досрочные парламентские выборы. Я думаю, они надеялись, если будет премьером оппозиционер Бени Ганц и его партнерские левые партии, то с ними будет легче договориться, чем с Нетаньяху. Также они не были уверены, какую позицию занимает США, потому что там стали тормозить аннексию, плюс пошла риторика о том, что не нужно спешить и делать односторонних движений. Понятно, что в США были обеспокоены, что это может вызвать определенные волнения или беспорядки, которые Соединенным Штатам были не особо нужны.

Но они решили, что аннексия будет, но после формирования правительства, когда ее записали в коалиционное соглашение Нетаньяху – Ганца, поэтому палестинцам ничего не оставалось, кроме как громко реагировать. Поскольку нужна была более радикальная реакция, чем в январе и  документально было решено Палестиной разорвать все отношения с Израилем и США, в том числе, по вопросам  внутренней безопасности. К ним относится обмен данными и сотрудничество в области борьбы с радикалами, экстремистами на территории Палестинской автономии. Это то, что в некотором смысле позволяло Махмуду Аббасу удерживать власть, поскольку под предлогом борьбы с экстремизмом, он часто сотрудничал с Израилем, подавляя оппозиционные силы, например, ХАМАС.

По моему мнению, главная проблема и интрига данной ситуации состоит в том, какой будет реакция палестинцев в случае аннексии. Никто не знает, до каких пределов может дойти реакция на это, и что может сделать Аббас. С одной стороны, на него «давят» и он должен как-то реагировать. С другой стороны, он не хочет терять власть и спровоцировать войну, которая может лишить его этой власти. Главный вопрос, который все задают, что случится, если произойдет аннексия, как Израиль будет брать под контроль территории, на которых ,в основном, живут палестинцы. Все это беспокоит международное сообщество, поскольку это вопиющее нарушение международного права, плюс, все боятся, что это может привести к вооруженному конфликту, который еще больше дестабилизирует ситуацию в  Леванте, и, особенно, в Израиле.

Я думаю, время выступления президента Аббаса – не случайное. С одной стороны, он понимает, что в Израиле сейчас правительство сформировалось: нестабильное, оно очень слабое и фрагментированное, которому будет легче навязать свою волю. Там очень много партий, которые не могут найти взаимопонимания – это левые, центристские, правые. С другой стороны, во время выступления президент Палестины сказал, что они не хотят ничего общего иметь с США, но все же готовы сотрудничать, только не с этой администрацией. Он намекает, если победит Джо Байден, возможно, с ним они найдут общий язык. Известно, что Байден умеренно относится к данному вопросу, он является продолжателем внешней политики Обамы в этом направлении. Палестинцы предполагают  — если победит Джо Байден, то они смогут договориться.

Что касается послания президента Палестины президенту РФ , в котором Махмуд Аббас попросил Владимира Путина организовать в Москве конференцию по урегулированию палестино-израильского конфликта, то это попытка палестинцев найти альтернативного посредника. США утратили официальный статус посредника после того, как палестинцы отказались с ними работать. А Россия очень активно себя продвигает именно в этом качестве. Для них – это вопрос соперничества с США за влияние на Ближнем Востоке. Плюс,  у них довольно неплохие отношения с Израилем и  лично с Нетаньяху. К тому же, у них сохраняются связи с палестинцами, хотя эти связи уже не такие крепкие, как были в Советском Союзе. Я думаю, Россия сама продвигает этот дискурс, они могут стать новой «платформой» для переговоров.

Отмечу, что формально все страны Ближнего Востока поддерживают Палестину. Но де-факто, как оказалось, нет никакой арабской солидарности. Например, Египет, который официально поддерживает Палестину, фактически, махнул на этот конфликт рукой, ему интересней реализовывать энергетические проекты с Израилем в восточном Средиземноморье. Иордания, для которой это вопрос жизни и смерти, особенно, аннексия Иорданской долины, поддерживает Палестину, но ничего не может сделать. Король Иордании полностью зависим финансово, политически, дипломатически от Запада, от американцев —  на это опирается его легитимность. Если они захотят что-то предпринять, это будет в ущерб себе, и они могут дестабилизировать ситуацию для себя, в первую очередь, несмотря на то, что 80% Иордании – это палестинские арабы. Другие страны, которые исторически поддерживали Палестину практическими действиями – Сирия, Алжир, Ливан, Ирак, сейчас переживают не лучшие времена, у всех сейчас свои внутренние проблемы, поэтому они не могут что-то серьезно противопоставить Израилю.

Аравийские монархии заняты осторожным «романом» с Израилем, у них идет нормализация отношений, хоть они и не признают ее публично, поскольку это токсичный вопрос. Но де-факто это происходит при активном содействии США на базе общего противостояния с Ираном. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн вряд ли предпримут конкретные шаги. Скорее всего, они осудят аннексию, но я не думаю, что за этим последует  какая-то серьезна реакция.

Добавлю, что Турция остается самым ярым защитником Палестины, и я думаю, это делается по прагматическим причинам. Эрдогану выгодно пиариться на этом вопросе, поскольку он хочет представлять себя и как регионального мусульманского лидера. Это очень важно для его репутации и имиджа, в том числе, для легитимности в арабском мире, особенно, с учетом продолжающихся военных интервенций в Ливии, Сирии, Ираке. Учитывая исторически проблемные отношения арабов и турков, Эрдогану нужно позиционировать себя как защитника всех мусульман, наверное, даже на уровне религиозной идентичности, а не этнической. В отличие от остальных стран, Турция может пойти на введение каких-то санкций против Израиля, но это максимум. Для большего у них нет возможностей. Кроме того, за Израилем стоят Соединенные Штаты, с которыми Турция не хочет вступать в конфронтацию. И одно дело пиариться на теме, и другое дело – провоцировать конфликт с Израилем из-за вопросов, которые напрямую не касаются Турции, Эрдогана и его ближайшего окружения.

По сути, трагедия палестинцев заключается в том, что у них нет защитников. Кто был в защитниках – сейчас в «нокауте», они переживают свои проблемы и кризисы. Именно поэтому они могут надеятся только на себя.  При этом, шанс вооруженного конфликта – очень высокий. Нужно учитывать, что очень много проблем находятся внутри палестинских территорий. Также в Палестине множество политических фракций, часто спорящие друг с другом. Также само  правление Махмуда Аббаса  является проблемным. Растет его антирейтинг, который уже достиг 70-80% среди населения. Других альтернативных лидеров у них нет, т.к. он позаботился о том, чтобы «зачистить» политическое поле от самых яростных оппозиционеров. Поскольку он уже в возрасте, ходят слухи о его ухудшающемся здоровье, то в подвешенном состоянии сегодня остается вопрос о преемственности власти – кто станет президентом после него. В такой ситуации высока вероятность прихода к власти более агрессивного, радикального человека, который пойдет на вооруженное противостояние с Израилем в отличие от более прагматичного Аббаса, который уже много лет с Израилем сотрудничает.

В случае возникновения вооруженного конфликта, это будет «тест» для международной системы. Это «тест», похож на то, что произошло в 2014 году в Крыму и Донбассе. Есть международная система, в которой мы живем, возможно, случится очередной вызов, который ставит под сомнение способность системы и международного сообщества предотвращать конфликты и адекватно на них реагировать. В этом и заключается главная интрига, которая будет влиять на ситуацию. Если будет сильная реакция и давление со стороны международного сообщества, тогда конфликт быстро закончится. У них есть инструменты и возможности давления на обе стороны.

Если же ситуация будет такой же, как мы наблюдаем ее сейчас, то все может выйти из-под контроля. К сожалению, это может привести к росту исламских экстремистских настроений и течений на Ближнем Востоке и на палестинских территориях, которые до этого успешно оккупировали благодаря палестинско-израильскому сотрудничеству. С другой стороны, может быть расшатывание ситуации в Израиле, которая и так нестабильна, но в Израиле готовы к вооруженному конфликту. Я не представляю, как они могут выиграть в затяжной войне партизанско-террористического характера, они же не будут совершать геноцид и убивать миллионы палестинцев.

Я думаю, если такой конфликт произойдет, и он будет затяжным, то Израиль проиграет стратегически. Война 2006 года, когда Израиль ввел войска в Южный Ливан, показала то же самое. Как только война затянулась, они начали проигрывать и им пришлось уходить оттуда. А Палестина – это суверенная территория,  где есть густонаселенные районы со сложной застройкой, есть районы, в которые израильтяне не заходят, поскольку у них были соглашения с палестинцами о сотрудничестве как раз для того, чтобы там отлавливать потенциальных террористов, экстремистов в палестинско-арабских районах. Я думаю, вооруженный конфликт не в интересах Израиля. С другой стороны, можно сказать, что конфликт консолидирует поддержку для Нетаньяху. Он лучше всего умеет действовать в условиях кризиса, т.к. является очень хорошим антикризисным менеджером.

Если говорить о международных силах, которые могут повлиять на ситуацию, то это Евросоюз и США. В Евросоюзе уже говорили, что они введут санкции против Израиля, если они начнут  аннексию. Экономически Израиль зависит от Евросоюза, для него это большой рынок, так же, как и от США. Евросоюз может оказывать давление на Израиль, и они это уже делали раньше. Другой вопрос, будет ли у них политическая воля и желание, интерес сделать это. Также вопрос в том, какими будут санкции – «косметическими» или серьезными, когда они войдут в этап конфронтации и Израилю придется пойти на уступки.

Хочу отметить, что данный конфликт Израиля с Палестиной необходим лично Нетаньяху и его окружению. Я думаю, он попал в ловушку собственных амбиций. Когда Нетаньяху начинал свою карьеру, то не был  крайне правым.  Он всегда был жестким по отношению к палестинцам, это объясняется тем, что его партия «Ликуд» более консервативна, а не либеральна. Также это объясняется его личными биографическими данными, поскольку его семья была занимала  жесткую позицию по этому вопроса. Кроме того, его брат погиб во время одной из операций, касающихся этого конфликта. Но стоит сказать, что он был представителем довольно умеренного крыла, нельзя сказать, что это были радикалы, потому что они склонялись к центризму. Позже, с течением времени, он нуждался в переизбрании на посту. Именно эта жажда сохранения власти, нежелание уходить, привела к тому, что он  искал все новые и новые способы удерживать своих избирателей. По мере того, как терял популярность центризм, умеренность —  произошла радикализация его идей, идеологии, и он все больше склонялся вправо. В итоге, сегодня он использует «аннексию» как предвыборное обещание. Он работает на «правую» аудиторию, которая верит в мессианские мечты про большой и великий Израиль, про то, что они захватят всю историческую Палестину.

Если говорить про США, то вся риторика Трампа пока идет ему на пользу. Эти месседжи нацелены на то, чтобы сохранить на должности Нетаньяху. Кроме того, эта риторика положительно влияет на еврейскую аудиторию, поскольку в США очень много христиан- евангелистов, которые верят во все библейские рассказы избранности Израиля. По сути, это та же правоконсервативная аудитория, которая является избирательным ядром Дональда Трампа, поскольку его избирали именно эти люди. Например, вице-президент США Майк Пенс, мягко говоря, очень набожный человек. Также Трамп  должен продолжать эту линию, чтобы израильские лоббистские организации продолжали его поддерживать и финансировать его предвыборную кампанию. Пока это работает ему в плюс. Другой вопрос, что из этого получится. Если произойдет вооруженный конфликт, то это может сыграть ему в минус, и все зависит от того, как они – администрация —  будут объяснять все военные действия. Но на сегодняшний день это положительно влияет на его рейтинг.

Сейчас Палестина ожидает поддержки мирового сообщества. Аббас призвал другие государства помешать Израилю совершить аннексию, а также не признавать «сделку века». Президент Палестины также отметил, что государство готово ратифицировать все соглашения о присоединении к международным соглашениям и конвенциям, и подтверждает свое желание урегулировать конфликт с Израилем, но при условии проведения переговоров под международной эгидой и на условиях международной законности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here