Уже достаточно длительное время (совпавшее с карантином)  в эфире ряда общенациональных телеканалов, в интернете и социальных сетях идет актака на Украинскую православную  церковь (УПЦ) – самую  большую  конфессию Украины. Общий негативный фон информационной волны отличается предвзятыми суждениями и явной дезинформацией от СМИ. В ход идут вырванные из контекста цитаты, определения УПЦ как «российской» церкви, уничижительные характеристики людей, имеющих к ней отношение, зарегистрирована петиция с требованием забрать у «российской» церкви Киево-Печерскую Лавру. Продолжаются поджоги храмом УПЦ. Процесс формирования образа «врага»  усугубляет тот факт, что эта информационная волна активно поддерживается и некоторыми иностранными СМИ, которые имеют представительства в Украине.

Эксперты указывают, что в этом вопросе многие региональные элиты пытаются разыграть религиозный  фактор. Тут есть  элементы  политических спекуляций — не стоит забывать, что скоро местные  выборы. То, что этот тренд продолжается и продолжается нарушения законов  Украины и  Конституции  – это вина власти. Это, к сожалению,  создает риски политической целостности страны. Идет процесс  раздувания религиозной розни в угоду чьим-то политическим интересам.

Калиничук фотоО том, кто разжигает новую волну религиозного противостояния в Украине, об  опасности религиозных войн для страны  Фонду «Украинская политика» рассказал Руслан Калинчук, православный миссионер, религиовед.

За последние  шесть  лет —  после известных событий на Майдане —  сформировался такой дискурс,  что у нас есть «правильные»  украинцы, которые ходят в «правильную» церковь (имеется в виду ПЦУ), и украинцы  «неправильные», которые ходят в «Московскую» церковь. При этом,  в Украине нет Московского патриархата,  Украинская православная церковь зарегистрирована официально в соответствии с украинским законодательством. Украинская православная церковь – автокефальная. Прихожан УПЦ  абсолютно устраивает тот канонический статус, в котором мы находимся. Мы экономически  независимы, административно  независимы,  в любом ином отношении – мы абсолютно независимы. А то, что нас связывает молитвенная связь с Русской православной церковью, то  мы не считаем это проблемой, наоборот, мы считаем это нашим достижением и нашим богатством, так же, как наши люди считают, что двуязычная Украина – это богатство, а не проблема. Чем больше культур мы в себя впитываем, тем более мы культурные люди. И каждый год,  проводя Крестный ход в день Крещение Руси, наша церковь показывает – нас сотни тысяч.

В  ситуации с религией, которая сегодня сложилась в Украине, наше общество разделено.  Сложилось так исторически, что разные части территорий современно Украины в свое время входили в состав разных государственных образований. Поэтому очень часто имеют разную историческую память, разную языковую идентичность. Нужен разговор о тех ценностях, которые сейчас для нас общие, а не о том,  что нас разъединяет, нельзя постоянно порождать конфликты.

Упомяну о последних конфликтах. В СМИ распространяли информацию  о «массовых  заражениях»  в Лавре, о нарушении прихожанами УПЦ карантинного режима. Синод Украинской Православной Церкви еще в начале введения карантина принял документ в котором призвал и обязал соблюдать санитарные нормы во время карантина. Это — позиция Церкви. Оставаться дома призвал и Предстоятель Церкви Блаженнейший митрополит Киевский и сей Украины Онуфрий. То есть, решение Синода УПЦ ничем практически не отличалось от  решения униатов и ПЦУ.

Конечно, где-то на местах отдельные представители духовенства пренебрегали нормами карантина. Но, опять же, это не позиция Церкви, а лишь отдельных представителей ее духовенства. И такие случаи не только в УПЦ. Как мы помним первый священник в Украине, который умер от коронавируса, был клириком УГКЦ, а совсем недавно в Тернопольской области от коронавируса умер «священник» ПЦУ, который тайно служил не соблюдая карантинных норм. Но люди  пришли в церковь. А что должен делать священник? Карантинные нормы не могут ограничивать свободу передвижения, это может быть случай введения чрезвычайного положения. У нас такое не вводилось. Человек хотел прийти в храм, он пришел. Священник – не полиция. СМИ утверждают, что у нас больше случаев заболевших, но наша церковь больше, чем ПЦУ и униаты вместе. Понятно, что у нас чаще духовенство болеет, потому что просто количество  прихожан больше.

Неразрешимый  пока конфликт – захваты и поджоги храмов УПЦ. Только в течение  апреля произошло несколько  пожаров  в монастырях и храмах: 12 апреля —  Свято-Успенский мужской монастырь в с. Липки Гощанского района Ровенской области, 15 апреля —  храм святой мученицы Параскевы в с. Лукавцы Выжницкого района Черновицкой области, 21 апреля —  Гамалиевский женский монастырь священномученика Харалампия в Шосткинском районе Сумской области,  24 апреля —  пожар в Свято-Успенском Одесском мужском монастыре.

В начале мая,  во время силового захвата храма Архистратига Михаила села Задубровка Заставновского района Черновицкой области, сторонники ПЦУ  избили верующих Украинской Православной Церкви. В связи с этим управляющий делами УПЦ митрополит  Бориспольский и Броварской  Антоний  выступил с обращением к властям, потребовав привлечь к ответственности виновных в избиении верующих. Кощунственно еще и то, что все это незаконное действо  возглавлял священник ПЦУ. Структура, называющаяся себя Церковью, не имеет право говорить о том, что она Церковь, если она приходит отбирать, если она избивает, если она запускает в храм слезоточивый газ. Это очень красочно говорит о том, является ли это Церковью.

 В наследство новой власти от бывшего президента  Порошенко досталась его политика, нацеленная на уничтожение крупнейшей православной конфессии Украины, и ряд конфликтных вопросов, требующих решения. Это показали, в частности, ситуация с поджогами храмов и монастырей. Местная власть избиралась еще в 2015 году во времена Порошенко, и она предпочитает не реагировать на  подобные инциденты. Отсутствие реакции, отсутствие законодательных санкций за преступные  действия провоцируют то, что человек уже знает:  если  он забьет  кого-то «другой» веры, подожжет храм — ему за это ничего не будет. Это трагедия современного украинского государства – у нас не работает Закон. Мы же не требуем к себе какого-то особенного отношения, даже несмотря на то, что мы самая большая конфессия в стране. Мы говорим только одно  – соблюдайте закон.

Понятно, что те люди, которые приходят отбирать храмы, для них важна не Церковь, они не спасения ищут. Если человек ищет спасение, ищет Христа, он давно бы это все нашел в Украинской православной церкви. А если человек видит в Церкви «Идею нации»,  если в Церкви видит «идеологический рупор», то Церкви он не найдет. Мы имеем дело чисто с политическими вещами.

Все эти инсинуации является следствием попытки заработать электоральные бонусы на антироссийских настроениях части украинского общества. Ведь в Украине нет ни русской Церкви, ни Московского Патриархата. Еще в 1990 году патриарх Московский Алексий II предоставил Украинской Церкви томос об автокефалии, то есть права полного самоуправления.  УПЦ ни административно, ни финансово не зависит и не подчиняеться  Москве. Если бы УПЦ хоть копейку перечислило в Москву, то это сразу стало бы известно СБУ. И имея такой компромат экс- президент Порошенко, несомненно воспользовался бы им. Такие документы были бы растиражированы и висели бы на каждом столбе.

Украинская Православная Церковь имеет все права автокефалии, причем в гораздо большем объеме, чем предоставил раскольникам  Константинопольский Патриархат в так называемом томосе. УПЦ имеет право провозглашать святых, а за ПЦУ это делает Константинопольский Патриархат. УПЦ  имеет собственный Синод, который самостоятельно назначает руководство Церкви — епископат, имеет церковный суд, а для ПЦУ же высшей судебной инстанцией является Константинопольский Патриархат.

Само слово αὐτοκεφαλία в переводе означает самовозглавление и означает, что своего председателя Церковь выбирает сама и все вопросы своей жизни решает самостоятельно.

Поэтому, если ангажированные СМИ  называют УПЦ российской Церковью, а ПЦУ при этом намного больше зависит от Константинополя,  то почему эти «независимые» журналисты не называют ПЦУ Константинопольской или Стамбульской Церковью?

Другой пример. Согласно кодексу канонов восточных церквей Католической Церкви Папа Римский назначает всех епископов во всей Католической Церкви. Украинская Греко-Католическая Церковь, которая позиционирует себя как супер патриотическая является частью Католической Церкви, о чем свидетельствует, например, папский диптих — annuario pontificio, где предстоятель УГКЦ Святослав Шевчук назван Верховным архиепископом Киево-Галицким для католиков восточного обряда. Так вот, если в УГКЦ какая-то епископская кафедра будет вакантной, то Синод УГКЦ в соответствии с уставом и кодексом канонического права предложит Папе Римскому кандидатуру. Папа же может ее или утвердить, либо отклонить. И в случае если отклонит, то Синод УГКЦ должен будет предложить другую кандидатуру. То есть, руководство УГКЦ формируется исключительно Римским Папой. Почему же тогда  СМИ не называют УГКЦ Ватиканской Церковью? Почему зависеть от Рима или Константинополя считается «патриотичным»?

При всем разнообразии конфессий, нападения происходят именно  на Украинскую православную церковь. Почему? Потому, что это, говоря современным языком, «заказ», учитывая то, какие усилия Госдеп США  приложил к созданию ПЦУ. Американское посольство на второй день после того, как был проведен 15 декабря 2018 года так называемый Объединительный собор, выступили с письмом, приветствовали создание Украинской независимой церкви. Сенат выступил с резолюцией, в которой сказал, что создание ПЦУ в Украине – это следующий шаг к построению будущего, свободного от российского влияния. Ни для кого не секрет, что США рассматривают Россию в качестве одного из своих геополитических конкурентов, а потому всеми силами пытаются ослабить экономическое, политическое, идеологическое влияние России.

Роль РПЦ в православном мире трудно переоценить, поскольку Русская Православная Церковь является крупнейшей среди православных поместных Церквей. И не просто самой большой, а вместе со своими независимыми в управлении частями — Украинский, Белорусской, Молдавской Православными Церквами насчитывает более 50% православных в мире. Этим и объясняется значительное влияние РПЦ на балканские и ближневосточные Церкви. Именно попыткой изолировать РПЦ и можно объяснить такую горячую поддержку ПЦУ со стороны США. Правительство США никогда не скрывало, что одним из существенных моментов его политики на территории Украины есть и будет «церковный вопрос». Поэтому томос и все, что с ним было связано, получили всемерную поддержку со стороны Госдепа.

Во время январского визита Помпео в Киев он встретился с Епифанием, на встрече была  достигнута договоренность о финансировании США «митрополичьего Фонда ПЦУ» им. Ивана Мазепы. То есть США через митрополичий Фонд планируют открыто выделять деньги на какие-то проекты ПЦУ. Вот тебе и свобода совести и принцип отделения государства от Церкви. Вдумайтесь, иностранное государство, у которого есть политические интересы  в Украине готово выделить деньги церковной структуре.

С какой же целью американцы тратят  так много дипломатических усилий и денег? Тут следует различать глобальную и локальную цели. Дело в том, что церковный вопрос в Украине стал заложником большой политики, одной из точек противостояния США и России. И тут УПЦ — кость в горле для США. Потому что призывает к общественному миру, исторические и культурные связи Украины с Россией подчеркивают, что нам нужна инклюзивная  идеология, которая бы основывалась бы на общих ценностях для Запада и Востока, а не на навязывании ценностей одной части общества другой.

Глобальная цель США еще  более весомая.  Патриарх Варфоломей, как и вся Константинопольская Церковь, глубоко интегрирована в западный, и в первую очередь американский, культурный мир. Поэтому  патриарх Варфоломей представляет особую ценность для американского руководства, которое рассматривает его как проводника американской идеологии в православном мире и благодаря которому Константинополь и сохраняет свое влияние.

Чтобы понять почему Константинополь интересен американцам надо посмотреть на карту и вспомнить, в каком месте находится Константинопольская патриархия – на пересечении Европы и Азии, Балкан и Ближнего Востока. Балканы в геополитическом смысле всегда считались ключем к Ближнему Востоку, а на Ближнем Востоке сосредоточен главный для современной мировой экономики ресурс — нефть. А у балканских государств традиционно хорошие отношения с Россией. Также и потому – что между балканскими странами и Россией есть общий культурный стержень – православие. Поэтому, американцам  нужен альтернативный Русской Православной Церкви центр влияния.

Именно потому, чувствуя поддержку такого геополитического игрока как США, патриарх Варфоломей и отважился нарушить  все мыслимые канонические нормы,  предоставляя томос украинским церковным раскольникам. Расчет здесь очевиден. Президент Порошенко пообещал Варфоломею целый ряд объектов церковной недвижимости в качестве ставропигий, а Андреевскую церковь в Киеве даже успел передать. Кроме того, создавая подчиненную себе околоцерковные структуру в Украине Константинопольский патриархат прирастает многочисленной паствой.

Но и это еще не весь выигрыш. Если Поместные Православные  Церкви признают беззакония Варфоломея в Украине, то таким образом согласятся, что Константинополь может вмешиваться в дела поместных церквей когда и как ему заблагорассудится и  согласятся  с верховенством Константинопольского Патриархата в православном мире.  Варфоломей в этом уверен, ведь на его стороне вся дипломатическая и финансовая мощь США. А если США поддерживают Константинопольский патриархат,  то  они же его и контролируют. А если они контролируют Константинополь, то через него получат влияние на те Поместные Православные Церкви которые признают власть Константинопольского патрирха. Таким образом, глобальная цель США — контроль над мировым Православием. И всем этим планам мешает Украинская Православная Церковь Поэтому, конечно же, УПЦ будет преследоваться.

Конечно, уничтожить Церковь невозможно, есть слова Христа: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». Но то, что Церковь будет проходить далеко не самые лучшие для себя времена – это однозначно.  Будет продолжаться  медийная атака, будут пытаться захватывать храмы, бить священников – все это будет до тех пор, пока украинское общество не поймет:  Церковь всегда заявляла, заявляет и будет заявлять, что Украине нужны примиряющие диалоги, а не разделяющие. Украинское общество пока не понимает,  что Церковь – это единственная организация, которая связывает большую Украину с Донбассом и Крымом. И вместо того, чтобы преследовать Украинскую православную церковь, можно было бы вместе с ней сотрудничать, чтобы стараться реинтегрировать эти территории обратно в Украину.

Но, сегодня мы видим обратную тенденцию — Украинскую Православную Церковь преследуют. И это есть очень тревожным симптомом. УПЦ — самая большая Церковь в Украине насчитывающая больше 12 000 общин. Есть регионы, например, Харьковская, Донецкая, Луганская, Одесская область, Крым, где представительство УПЦ  практически повсюду.  Напоминаю, ряд СМИ прямо призывали  ликвидировать (!)  Церковь миллионов граждан Украины. Может ли подобная  информационная политика способствовать  единству украинского общества и укреплению Украины как государства?  Напротив, это чревато столкновениями и конфликтами на религиозной почве. Если заангажированные  СМИ выталкивают из правового и культурного поля значительную часть населения страны (!), это  является  угрозой национальной безопасности и целостности государства просто по той простой причине, что разжигает межконфессиональную вражду.

Украинская православная церковь – это семь миллионов верующих. Поэтому я  не сомневаюсь,  что Лавру у нас отбирать не будут. Если бы власть сейчас решилась на такое, это означало бы  открытие еще одного фронта. У власти сейчас нет таких людей и власть сейчас не настолько сильна, чтобы так «раскачать» ситуацию в стране. Но есть силы, которые на это работают и которых очень хорошо финансируют.

Да, раскол в православном мире назревает. Но назревает он не по линии греков или славян. Речь идет о том, либо Церковь «ляжет» под сильных мира сего, либо она останется Церковью, будет отстаивать каноны, каноническую чистоту, каноническую правду.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here