Главы МИД нормандской четверки — Украины, России, Франции, Германии  — 30 апреля  провели видеоконферецию. В последний раз саммит нормандской четверки на уровне лидеров стран прошел в Париже 9 декабря 2019 года. Ожидалось, что следующий состоится в апреле, но этому помешала эпидемия коронавируса  и  то, что не все парижские договоренности были выполнены. В Европе назвали это необходимых условием для следующей встречи на уровне лидеров стран. Пока же общение будет проходить на уровне глав МИД. При этом участники видеоконференции подчеркивали, что необходимость разговора министров в нормандском формате  назревала давно.

Накануне видеоконференции министр иностранных дел Германии Хайко Маас сообщил, что он говорил со своими коллегами об использовании  видеоконференции,  чтобы  попытаться добиться прогресса в усилиях по прекращению конфликта на востоке Украины. «Никто не оспаривал того, что значительная часть решений саммита в Париже еще не выполнена», — сказал он. В частности, отметил Маас, на прошлой встрече не были решены такие важные вопросы, как график местных выборов и контроль границ на временно неподконтрольных Киеву территориях Донбасса. «Именно поэтому важно придать новый импульс решениям и их реализации», — подчеркнул Маас.

По итогам видеоконференции,  Хайко Маас заявил, что СММ ОБСЕ играет ключевую роль в выполнении Минских соглашений и соблюдением контроля за режимом прекращения огня. Однако, работа миссии значительно осложняется невозможностью доступа  к части территорий, которые не контролируются украинским правительством. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ должна получить возможность полноценно работать на неподконтрольных Украине территориях Донбасса. Препятствование нормальной работе на Востоке Украины Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ делает крайне трудным, если не невозможным, воплощение в жизнь Минских договоренностей и решений лидеров в нормандском формате.

По словам главы немецкого МИД, следующая видеоконференция министров иностранных дел стран нормандской четверки состоится в мае этого года. Задержка с проведением следующего саммита связана с отсутствием конкретных результатов по итогам  парижской встречи. Во время видеоконференции  министры констатировали выполнение только одного из девяти  пунктов соглашений, достигнутых на саммите в Париже: речь идет о выполнении договоренности по обмену пленными. При этом, официальный Киев отказывается от каких-либо контактов с «ДНР» и «ЛНР».

Главы МИД нормандской четверки договорились, что ТКГ определит дату полного прекращения огня на Донбассе. Об этом во время брифинга сообщил глава украинского МИДа Дмитрий Кулеба. По его словам, стороны пришли к соглашению о скорейшем прекращении боевых действий в регионе.

Президент Владимир Зеленский считает, что кроме нормандского формата и Минского процесса, нет другой площадки для прекращения войны на Донбассе. Об этом  глава государства заявил в ходе дискуссии на одной из панелей Мюнхенской конференции по безопасности 15 февраля.

Итоги видеоконференции глав МИД стран нормандского формата  комментируют Сергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований и Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики  аналитического центра «Украинский институт будущего».

Сергей Толстов фотоСергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований

Видеоконференция глав МИД нормандской четверки показала, что никаких подвижек по итогам переговоров нет, но и нет никакого давления на Украину, при этом для продолжения переговоров нет никаких препятствий. Если говорить об Украине и России, то каждая сторона должна внести вклад для того, чтобы реализовать предыдущие  договоренности в Париже. Повторю, никто не оказывает на Киев давления, с российской стороны отношение достаточно сбалансированное, но и никаких гарантий урегулирования:  Франция и Германия на себя брать ответственность  не собираются, в то же время они заинтересованы в продолжении процесса. При этом украинская сторона очень четко обозначила, что никакого Консультативного совета не будет. Об этом говорила партия «Европейская солидарность», «Голос», значительная часть партии «Слуга народа», также добавив, что не будет диалога с ОРДЛО, не будет признания РФ в роли наблюдателя —  именно поэтому нет и подвижек в переговорах. В рамках нормандского формата официальный Киев заблокировал все, что касается Минских соглашений, как по формуле Штайнмайера, так и по согласованию вопросов с представителями Донецка и Луганска.

Напомню, на предыдущей встрече ТКГ был подписан протокол, в котором написано, что до следующего заседания трехсторонней контактной группы необходимо согласовать вопросы, касающиеся Консультативного совета, проконсультироваться с Германией и Францией и решить состав регламента этого совета. На данном этапе в процессе видеоконференции  ничего конкретно не обговорили – ни по вопросу  Консультативного совета, ни по формуле Штайнмайера, ни  по согласованию законодательства с представителями Донецка и Луганска – Киев блокирует саму процедуру. Эксперты уже отметили — Киев не собирается выполнять Минские соглашения. Кстати, ряд экспертов  советуют Киеву не спешить, поскольку – по их утверждениям —  «в России возможен переворот и отстранение от власти президента Владимира Путина, поэтому не нужно пока принимать никаких решений».

При этом нужно напомнить, что генерал-лейтенант, командующий Объединенных сил Вооруженных Сил Украины,  Сергей Наев был известен тем, что по команде Петра Порошенко отвоевывал «серую зону», «положив» на это определенное количество людей, отправлял их на активные боевые операции.  (Наев с 16 марта 2018 был назначен  командующим Объединенного оперативного штаба Вооруженных Сил Украины, 6 мая 2019 года Порошенко  уволил Сергея Наева с должности командующего ООС).  Владимир Зеленский  сначала отстранил его, поставив другого командующего, но сейчас снова вернул его на ту же должность: 28 марта 2020 года президент назначил Сергея Наева командующим Объединенных сил ВСУ.  Поэтому можно сказать, что украинская сторона на Донбассе не сидит, сложа руки, а продолжает ту тактику, которую она проводила при Порошенко.

Если говорить о российской стороне, то Сергей Лавров не сказал ничего нового. Российская сторона настаивает на необходимости внесения особого статуса Донбасса в украинское законодательство, также необходима имплементация формулы Штайнмайера. Был выполнен только один из девяти пунктов итогового документа Парижского саммита, который касался обмена удерживаемых лиц в декабре и апреле – 230 человек.

По всем остальным вопросам украинская сторона саботирует процесс, включая предоставление Донбассу особого статуса в составе украинского государства, что является основой урегулирования конфликта. Также не ведется диалог с Донецком и Луганском, а это единственный способ согласовать все правовые аспекты для обеспечения Донбассу особого статуса на постоянной основе. Лавров считает, что вся проблема заключается в Киеве. При этом он отметил, что Россия, Франция и Германия указывали Киеву на необходимость выполнения условий Минских соглашений. Но Франция и Германия говорят о том, что Киев и Москва должны сами найти способы решения проблем.

При этом,  есть  заявление президента Украины о том, что кроме Минского процесса и нормандского формата – нет другой площадки для прекращения войны. То же самое говорил глава Офиса президента Украины – Андрей Ермак.

С точки зрения тактики,  для  Киева  тянуть время и имитировать переговорные процессы, не отказываться от выхода из нормандского формата было удачным решением,  потому что Франция и Германия подтвердили готовность продолжить переговоры. Если ничего не решать, не обострять отношения, сохранять паузу, то это будет на руку Киеву.

Во время видеоконференции глава МИД Германии говорил о создании новых пунктов пропуска. Отмечу, что о них часто говорят во время переговоров. Также эти пункты пропуска создают определенные возможности в случае наступления для противоположной стороны, например, по мосту в Счастье могут пройти танки. Именно поэтому часть украинских волонтеров, национал-патриотических групп, в том числе и среди военных, блокируют переговорные процессы. До тех пор, пока формула Штайнмайера не будет утверждена в украинском законе об особом статусе Донбасса, пока не будет принят приемлемый для нынешних лидеров Донецка и Луганска закон об амнистии, я думаю, никакого прогресса в Минском процессе не будет.

Также стоит отметить, что министр иностранных дел Германии Хайко Маас после видеоконференции глав МИД Германии, Франции, Украины и России сказал, что невозможно воплотить в жизнь Минские соглашения без нормальной работы миссии ОБСЕ, поскольку на востоке Украины идет препятствие миссии ОБСЕ. Для меня не совсем понятно, почему Москва блокирует работу ОБСЕ на неподконтрольных территориях, при этом блокирование происходит довольно демонстративно. Думаю, это происходит, поскольку нет указаний на прекращение военных действий, которые может дать только российское руководство. Отмечу также, что это не является компетенцией Дмитрия Козака, заместителя руководителя АП  Российской Федерации. На мой взгляд, решение о прекращении огня будет связано с тем, какую роль играет Донбасский конфликт с точки зрения Москвы в стратегическом плане Европы. Если вопрос о военной угрозе в отношении Украины снимается, тогда необходимо прекращать военную фазу конфликта. Если же конфликт на Донбассе должен служить символом того, что в отношении Украины сохраняется военная угроза со стороны России, тогда должны продолжать стрелять.

Говоря о будущем переговоров, нужно сказать, что встречи лидеров государств  не состоится  до тех пор, пока стороны не выполнят все, что было записано во время Парижской встречи. Думаю, Москва на это вряд ли пойдет. Конечно, ситуация может измениться. Но если в Москве захотят прекратить военную фазу конфликта и активизировать отношения с Киевом, то им не нужно собирать нормандскую четверку. Например, они захотели бы прекратить военную фазу конфликта, и при этом, Киев мог бы справиться с «блуждающими» протестующими, участниками движения «Нет капитуляции!». Если Зеленский не способен ничего сделать и будет выполнять то, что ему скажет Порошенко и «Голос» через «ряженых» участников протестов «Нет капитуляции!» – решение проблемы зависает. Правда, тут есть дополнительный момент — такие взгляды пользуются поддержкой части армии, а это является серьезным фактором.

При решении проблемы военного конфликта  необходимо также учитывать мнение  Европы. В докладе Международной кризисной группы (International Crisis Group, ICG) «Мир в Украине: европейская война» от 28 апреля, указано, что решить конфликт на Донбассе невозможно без диалога Запада с Россией в сфере безопасности в Европе,  и пересмотра введенных против РФ санкций ( DW).

В документе отмечено —  эксперты считают необходимым пересмотреть санкционный режим и «разрешить снятие некоторых ограничений, если Россия будет способствовать настоящему прогрессу на пути к миру». По мнению экспертов группы, причины войны на Донбассе не ограничиваются исключительно  желанием Украины интегрироваться в ЕС и НАТО. По мнению аналитиков, Москва воспринимает эту войну лишь как элемент противостояния России с Западом. И поэтому, по мнению ICG, любое мирное урегулирование конфликта на Донбассе должно принимать во внимание не только ситуацию в Украине, но и более широкий контекст безопасности в Европе.

Илия Куса фотоИлия Куса, эксперт по вопросам международной политики  аналитического центра «Украинский институт будущего».

Интерес Франции и Германии довольно давно состоит в том, чтобы показывать некий прогресс через активизацию нормандского формата, демонстрацию того, что он работает,  стороны общаются, проводятся встречи, даже несмотря на карантин. Например, есть некие подвижки  в урегулировании конфликта на Донбассе. Соответственно, если есть определенный прогресс, значит,  можно готовить почву для разблокирования некоторых форматов сотрудничества с Россией, которые ранее были невозможны из-за санкций и других ограничений.

Сейчас также  ничего не изменилось. Для них нормандская встреча, которая прошла по видеосвязи, это демонстрация того, что все хорошо, несмотря на карантин,  процесс не останавливается. С другой стороны, эта встреча не должна была ничего дать относительно серьезных подвижек, поскольку такой формат не предусматривает подписание документов или согласование серьезных шагов в урегулировании конфликта. Такие вопросы решаются при очных встречах лидеров, а не в формате видеоконференции. Следует отметить, что глава МИД Германии Хайко Маас подчеркнул необходимость открытия новых пунктов пропуска на Донбассе.

Если говорить о том, что Россия мешает работе ОБСЕ, то это  одна из проблем, которая мешает немцам и французам говорить о прогрессе. Действительно, существует проблема касательно ОБСЕ, поскольку согласно достигнутым сторонами договоренностей, миссия ОБСЕ должна иметь доступ ко всем районам, в которых они хотят проверить выполнение режима перемирия. Но по факту они не имеют этого доступа. Это одна из проблем, которая до сих пор не решена, и это же один из пунктов, о котором часто напоминают из Украины, отмечая, что выполняются не все пункты Минских соглашений. Заканчивается это обычно одинаково:  Франция и Германия публикуют  какое-то заявление, призывая Россию повлиять на местные группировки, которые должны пустить ОБСЕ на свои территории. Насколько мне известно, пока  ничего не было сделано. Поэтому вопрос о миссии ОБСЕ продолжает находиться в подвешенном состоянии.

Если говорить о позиции Украины, то наши государственные интересы по данному вопросу не оформлены. Если же говорить о позиции команды президента, то с момента прихода их к власти, они взяли курс демонстрации малых побед в мирном урегулировании, тем самым показывая определенный прогресс. В первую очередь, это демонстрация  для наших западных партнеров. Кроме этого, маленькие победоносные шаги приносят политические баллы президенту и его команде. Эти шаги демонстрируют выполнение обещаний, данных во время президентской кампании, а именно:  они обменяли пленных, развели силы, вскоре произведут второй и третий обмены пленными. То есть, это тактические, небольшие, но реализуемые шаги, на которые согласна Россия, при этом мы понимаем, что без согласия РФ  мало что можно сделать в плане полноценного урегулирования.

Соответственно, для команды президента это имеет внутриполитический интерес, плюс, они демонстрируют —  того  же хотят  Франция  и Германия, включая других западных партнеров. Примерно четыре года назад они взяли курс на то, чтобы разблокировать возможность торговать  с Россией, но для этого им нужен какой-то прогресс, показать достигнутые договоренности. Я думаю, с этой цель на Украину оказывалось давление в плане подписания различных пунктов соглашений. Кроме того, это нужно Владимиру Зеленскому, потому что они хотят показать Украину как конструктивного переговорщика.

Также  я хочу отметить, что здесь просматривается еще одна внутриполитическая история, которая тянется еще со времен выборов, касающаяся того, что «Зеленский – это не Порошенко». Например, что в отличие от Порошенко, который ничего не достиг, при котором и нормандский формат ушел на второй план, в это же время «Зеленский – это прогресс». Он ассоциируется со словом «прогресс», он может многое изменить. Думаю, для Зеленского идеальной целью есть полное прекращение огня. Если он этого добьется, он покажет, что является более успешным, чем его предшественник.

К сожалению, минус такой позиции в том, что у нас отсутствует видение окончательного решения конфликта. Важно, как мы будем видеть завершение конфликта на Донбассе, какой вариант урегулирования конфликта выгоден для нас, что является для нас принципиальным, а что – нет. Пока что все ограничивается пошаговыми победами.

Если говорить о формуле Штайнмайера, то теоретически  она имеет шанс быть реализованной. Но тут больше все зависит от РФ,  если им будет выгодно, если у них будет достаточно возможностей влиять на местные группировки. Вся проблема начинается с прекращения огня, а его никто не прекращает. А если не будет прекращения огня, то какой смысл тем, кто у власти, говорить об остальных вещах. Относительно формулы Штайнмайера, стороны еще не достигли определенных договоренностей, в первую очередь, это качается Европы и России, которые позволили бы им начать выполнять Минские соглашения. То есть, когда они пойдут на полное прекращение огня, и начнется пошаговая реализация Минских соглашений. Я вижу, что еще идут «торги» между Россией и Западом относительно выгоды, а Россия пока не хочет сдавать рычаги влияния на эту ситуацию.

Что качается российского МИДа, то ничего нового Сергей Лавров не озвучил. Я бы хотел отметить, что в одном из интервью он очень хвалил Андрея Ермака за конструктивность и приверженность мирного урегулирования конфликта. В то же время, он не очень хорошо отзывался об Алексее Резникове, вице-премьер- министре по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины. Другими словами, это был сигнал с их стороны, кто является «удобным» для них как партнер, а кто – нет. Я это отметил, поскольку Лавров редко  переходит на личности. С другой стороны, можно сказать, если кого-то хвалят в Москве, значит он – агент Кремля. Возможно, Лавров специально это сделал, чтобы «вбить» клин между разными аппаратами влияния  в Украине, поскольку Ермак – это Офис президента, а Резников – это правительство Украины. В то же время, Ермак и Резников занимаются разными вопросами и  у них разный уровень ведения переговоров.

Кроме того, если же говорить о позиции России в целом, то я не вижу, что она как-то изменилась за последнее время, как до видеоконференции, так и после нее. России некуда спешить, они не будут совершать каких-либо резких движений, поскольку сейчас ситуация складывается в их пользу в плане отношений с Европой, возможно, даже и с США. Также, учитывая ситуацию с коронавирусом, низкими ценами на нефть, у России окно маневров несколько сузилось, поэтому для них лучше всего сейчас подождать. Возможно, если не будет второй вспышки коронавируса и его негативных  последствий  для России,  по мере приближения к 25 октября, когда должны пройти местные выборы, в том числе и на Донбассе, Россия активизируется.

Необходимо подчеркнуть, что нормандская встреча глав МИД показала, что продолжается взаимодействие, продолжается диалог. Безусловно, любая встреча, любые переговоры – полезны для всех сторон. Саму же встречу обычно оценивают по результатам, но в данном случае, результатов не могло быть, поскольку встреча проходила в режиме видеоконференции. Я сторонник того, что если есть возможность провести встречу, нужно в ней участвовать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here