В парламенте «зависли»  два важных законопроекта, на которых настаивает МВФ — о рынке земли и по Приватбанку. На кону — больше 5 миллиардов долларов. Но если не будет «правильного» решения —  то не будет и транша. Однако, Верховная Рада  30 марта приняла так называемый  «антиколомойский» законопроект в первом чтении. За такое решение проголосовали 267 народных депутатов.

Вопрос с кредитом критичен  для отечественной экономики. Без программы МВФ внешнее финансирование для Украины будет полностью закрыто. Если это случится, придется говорить о дефолте – полагают некоторые эксперты и  прогнозируют  масштабную  девальвацию гривны и долларом по 40-50 гривен.

Экономисты указывают, что рассчитываться по внешним долгам мы можем. Другой вопрос —  стоит ли это делать, если долговая нагрузка достигает 40% от ВВП. Сейчас у Украины есть несколько вариантов выхода из этой ситуации. Первый, объявить дефолт. Второй вариант —  технический дефолт. Он подразумевает, что страна какое-то время не может платить по счетам, но при этом не объявляет дефолта. При улучшении финансового состояния, выплаты возобновляются. Третий вариант — реструктуризация долгов.

При этом, ряд экспертов  уверены, что Украина обойдется без денег МВФ, и сейчас как раз удобный момент «соскочить с крючка Фонда». С учетом мирового форс-мажора — пандемии коронавируса — впору ставить вопрос перед международными кредиторами о реструктуризации внешних долгов.  Но только провести  реструктуризация  не так, как в 2015 — на пять лет и под высокие проценты в 7-8% годовых, а, например,  на 20 лет под 2-3%. Причем реструктуризация только в этом году позволила бы высвободить порядка 200 млрд гривен. Их можно было бы потратить на экономические реформы, восстановление промышленного производства и социалку.

О реструктуризации и других болевых точках украинской экономики рассказывает Александр Гончаров,  директор Института развития экономики Украины, основатель «Киевского фондового центра»

Все чаще у меня стали спрашивать, чем дефолт отличается от реструктуризации долга?  Например, мой должник заявляет, что платить мне не будет, т.е. – это фактически дефолт. Далее – суд. А когда я ему говорю: «Слушай, я понимаю твое тяжелое финансовое положение и согласен с тем, что ты мне выплатишь всю сумму долга через какое-то время, либо сейчас заплати с определенным дисконтом». Так вот этот второй вариант и называется красивым и умным словом «реструктуризация». И у нашего Кабмина сейчас выбор: либо отказаться от выплаты по долгам, либо убеждать кредиторов согласиться на получение их части.

Но и эту часть с чего платить? Ведь в этом 2020 г. надо погасить долговые обязательства на сумму около 400 млрд. грн. или по курсу более $14 млрд. При этом доходы бюджета за I кв. упали на треть, а во II кв. будет значительно хуже. Еще МВФ обещает дать кредит на $8 млрд. и Мировой банк – $2 млрд., но только в случае, если  нардепы проголосуют за «земельный закон» и «антиколомойский закон».

А теперь внимание: еще в 2006 году  аналитики Федрезерва США провели исследования и пришли к выводу, что дефолты суверенных государств – это не есть исключение, это скорее правило. Напомню, греки просили добровольного списания 80% долгов при 100% в уме. Но особенно показателен пример Аргентины, которая уже несколько раз объявляла дефолт, в частности, в 2005 году  ее чиновники сумели реструктуризировать госдолг с дисконтом – вплоть до 80%. Затем в 2014 году. Аргентина могла бы выплатить $1,33 млрд  американским хедж-фондам, однако, правительство сочло подобный шаг опасным прецедентом, после которого могли поступить счета и от других кредиторов, не согласных с условиями реструктуризации госдолга. Хотя размер золотовалютных резервов Аргентины тогда составлял $28 млрд.  Вот вам пример борьбы за каждый аргентинский песо. Также замечу, в 1947 году  Великобритания объявила дефолт, в 1971 году – США. И что? Эти страны ушли с международной арены?

Другое дело, что нашим политикам пора сказать правду людям, что мы вступили в полосу постоянного и резкого падения жизненного уровня. И это падение будет продолжаться много лет. И одних только кредитных денег МВФ и МБ для восстановления наших рынков нам точно не хватит. Надо перезагружать экономическую модель и реализовывать новую инвестиционную стратегию (они уже подготовлены, но до сих пор не востребованы Кабмином и Радой).

И все же, что делать в этой ситуации? Мне представляется более реалистичным и экономически грамотным – это объявлять дефолт и далее плавно девальвировать гривну. К тому же наш госдолг сегодня очень неустойчивый, а капитал довольно динамично перемещается из Украины. Но зато свободная ориентация во множестве инструментов управления госдолгом, выработанных в условиях кризиса и апробированных в других странах, способствовала бы формированию модификаций, приспособленных к украинским экономическим условиям. Сразу в голову приходят следующие варианты реструктуризации, а именно: продление сроков обращения ценных бумаг, снижение «купона» и списание значительной части долга. Конечно, многое будет зависеть от переговоров, от того, о чем удастся договориться с кредиторами, т.е. какой будет уровень ставки по суверенным ценным бумагам, что соответственно и будет определять финансовую нагрузку по обслуживанию и погашению нашего госдолга.

Наконец, дефолт для рядового гражданина – что это такое? Главное, чтобы платили зарплаты и пенсии, а также, чтобы «скорая»  своевременно приезжала к больному. А держатели наших бондов тоже не теряют надежды и не думают о серьезных дисконтах: дали бы хотя бы 50 центов на доллар.

Теперь переходим к другим проблемам экономики. Кабмин  не замечает, как на нас навалились две беды, причем, очень серьезные. Еще американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Энтони Самуэльсон в одной из своих книг предупреждал:  прогнозируйте все что угодно, но только не цены. Однако, побывав сегодня в супермаркете или в управляющей компании (бывшем ЖЭКе), можно с уверенностью говорить, что в ближайшее время нас ожидают две беды. Первая беда — это дальнейший рост цен на основные продукты питания, причем, динамика роста уже очень хорошо заметна. Так, капуста подорожала на 86%, морковь – на 48%, свекла — на 47%, а также гречка поднялась в цене на 50%, хлеб – на 20% и так далее.

Вторая беда – это  многочисленные аварии сверхизношенной инфраструктуры системы ЖКХ, на капитальный ремонт которой денег нет. Совсем скоро все это сойдется в одну точку и в один период. И вот это уже будет двойной удар по карману рядовых украинцев, находящихся сейчас дома на карантине из-за коронавируса. Ведь Кабмин, как мы видим, интересы агрохолдингов и естественных монополий блюдет больше, чем населения страны, т.к. не вводит регулирование цен на отдельные продукты питания и предметы первой необходимости.

Помимо этих бед и двойных ударов, у нас сейчас также есть, как минимум, две ключевые проблемы в экономике Украины. Это финансовый голод в реальном секторе и высокий уровень безработицы. Кабмин, к сожалению, не понимает суть этих проблем, не видит их масштабов, а также  ведет себя не прагматично и не рационально. Поэтому наша экономика еще не скоро выздоровеет. Надежды, безусловно, сохраняются по поводу того, что украинское производство и украинские рынки встанут на ноги с больничной койки. Но это только надежды. Не забывайте, наше государство и крупные холдинги уже давно живут в долг. Даже такая известная украинская компания «ДТЭК Энерго» объявила о введении срочных мер для минимизации экономических последствий кризиса, вызванного пандемией коронавируса, т.е. принимает чрезвычайные меры и приостанавливает выплаты купона по еврооблигациям и процентов по банковскому долгу. Очень возможно, что в ближайшее время нам грозит разорение целых отраслей.

Скорее всего, в конце апреля мы с вами узнаем подлинный масштаб экономического шока в Украине. Уже не сомневаюсь, что объявленная в мае статистика по украинскому рынку труда – это будет шок. А пока в украинской  власти на этот счет водворилось гробовое молчание и бездействие. Но так далеко не везде.

Думаю, вам небезынтересно будет узнать, что в этой связи делают президент Д.Трамп, Конгресс и Сенат США. Да, проблем на фоне пандемии коронавируса хватает и у американцев. Только на этой неделе обратились за пособием по безработице 3,28 млн. человек – это в 4,9 раза (!) больше, чем на пике кризиса в 2008-2009 годах. В следующем месяце этот рекордный уровень, скорее всего, будет превышен. И в этих тяжелейших условиях США приняли пакет помощи американской экономике из-за пандемии коронавируса на $2 триллиона.  При этом американцы с годовым доходом до $75000 получат по $1200, а семьи с детьми еще дополнительно по $500 на каждого ребенка. Также под займы для малого бизнеса выделено $367 млрд. и  еще $130 млрд. пойдет на покрытие нужд медицинских учреждений.

Все макроэкономические показатели рисуют одну и ту же картину – рецессия в Украине уже началась. Президенту уже озвучили прогноз падения ВВП Украины за I кв. на уровне 6-7% (и это мы еще не прошли пик эпидемии). А если придется вводить по всей стране чрезвычайное положение (ЧП), то, по оценкам ведущих аналитиков, ВВП может рухнуть на 18-20%, а также начнутся массовые банкротства предприятий и резко увеличится армия безработных.

К сожалению, ранее сделанное Кабмином  является нелогичным и иррациональным действием. Министры и законодатели так и не поняли, что такое точечная поддержка бизнеса и граждан, а также как внедрять конкретные программы выживания в условиях карантина.  Например,  мартовскую индексацию пенсий Кабмин перенес на сентябрь (и даже эта ориентировочная дата под большим вопросом). Фактически все «антикоронавирусные» меры нашего правительства направлены на закрытие всего, что еще хоть как-то дает дышать малому и среднему бизнесу. А дальше – очередной «банкопад» из-за резкого роста проблемных активов и кризис неплатежей.

Впереди нас могут ждать более серьезные потрясения еще и потому, что нынешний кризис в Украине привел к серьезному кризису госуправления,  а действующие институты уже не справляются с новой ситуацией в стране. И хотя у Кабмина еще есть ресурсы, но кризис усиливается: сокращается промышленное производство, увеличивается число новых разрушений инфраструктуры и продолжается остановка производственных мощностей.

Что бы я рекомендовал на период эпидемии.

Во-первых, заморозить тарифы естественных монополий, а также транспортные и коммунальные услуги, поскольку крупные энергетические и транспортные компании в состоянии преодолеть кризис за счет снижения затрат и отказа от непрофильных активов.

Во-вторых, укрепить финансовую и банковскую системы, стимулируя консолидацию банков, развивая систему гарантирования межбанковских кредитов для оживления рынка межбанковского кредитования и отменив практику необоснованных преференций для государственных банков и законодательно ограничив маржу при кредитовании юридических и физических лиц.

В-третьих, проводить структурные реформы, а реформы  – это давление на правительство. И наша жизнь все больше убеждает в том, что все в Украине происходит только через кризис. Конечно, девальвировать гривну куда легче, чем комплексно и системно проводить структурные реформы. Словом, в период эпидемии коронавируса баланс стабильности и желания поддержать различные сектора экономики должен быть смещен в сторону стабильности. Иначе есть полное ощущение, что не удастся сдержать  инфляцию, не будет финансовых сбережений населения, и мы не сможем вернуться к экономическому росту.

Мы стоим перед необходимостью придумать что-то новое и не стандартное. Но чтобы появилось что-то новое, его надо начать делать. Иначе у нас будут расти только риски и неопределенности. А пока наше правительство и Рада вынуждены выбирать между плохим и очень плохим сценариями дальнейшего развития событий в Украине. Очень плохой сценарий – это депрессия, когда наши люди, не привыкшие к такому сильному затягиванию поясов, через некоторое время рискуют столкнуться с проблемой элементарного голода (как это было в прошлом веке в период Великой депрессии в США).

На этом драматическом фоне второй сценарий с запуском украинского печатного станка (с разгоном маховика инфляции и с пожиранием инфляцией внутренних долгов) выглядит хоть и плохо, но не катастрофически. Правда, лично у меня есть ощущение, что вся проблема сжигания наших долгов инфляцией упрется в то, что скорость создания долгов может опережать их сжигание. И эту скорость Кабмину  вряд ли удастся отрегулировать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here