Власть принимает жесткие меры против распространения коронавируса. При этом пока   неизвестно, есть ли у Кабмина реальный  план антикризисных мер для поддержки экономики страны. Эксперты в один голос говорят ,что правительство уже сейчас должно разработать стабилизационные решения, которые не только смягчат экономические последствия на период борьбы с заболеванием, но и очертят алгоритм восстановления экономики после окончания карантина.

Всеобщий карантин, на котором сейчас сидит Украина  уже сильнейшим образом бьет по сфере услуг и по торговле, а  это —  основа экономики украинских городов. Именно эти отрасли в прошлом году показали самый большой рост и, по сути, вытянули ВВП, обеспечив ему прирост на 3,5% на фоне падающей промышленности и стагнирующего сельского хозяйства (в 2019 году оно выросло всего на 1%, тогда как торговля — больше чем на 11%). Мелкий и средний бизнес формирует до 50% ВВП, и обеспечивает работой большую часть украинцев. Поэтому удар по этому сегменту может крайне ухудшить общие экономические показатели.

Уже сейчас «легли» турбизнес и авиаперевозки, частично — пассажирские ж/д перевозки.. Из-за ограничений карантина и вследствие неплатежеспособности населения замрут внутренние перевозки, строительный бизнес, реклама, и далее — по эффекту домино.  Хорошо, если удастся сохранить банковскую и платежные системы, производство и поставки электроэнергии, нефтепродуктов, газа.

Кстати, отмечают эксперты,  в этом году Украина должна проводить большие выплаты по внешним долгам. А вследствие «вирусной» паники,  спекулятивный капитал уже не идет в нашу страну, и украинские  ОВГЗ не продаются, начался отток спекулятивного капитала из Украины. Это, естественно, приводит к снижению курса национальной валюты.

Возможно, в скором времени правительство представит пакет более конкретных мер по смягчению экономических последствий. Но пока украинская  власть об этом только думает,  другие государства  действуют. По информации СМИ колоссальные стабилизационные меры принимают США. Дональд Трамп предложил выделить на антикризисную программу почти 1 триллион долларов. Предварительно, 500 млрд потребуется для снижения налога на заработную плату, около 250 млрд — на доступные кредиты для малого бизнеса. Германияприняла план поддержки экономического развития в объеме 50 млрд евро. В пакет мер по стимулированию входят традиционные меры по инвестированию в инфраструктуру, предоставления налоговых льгот. Большой пакет помощи для поддержки экономики анонсировали власти Польши. Стоимость антикризисного пакета мер составит около 212 млрд злотых или 52 млрд долларов. Меры предусматривают защиту работников от потери рабочих мест, поддержку здравоохранения, безопасность финансовой системы, поддержку предпринимателей и государственные инвестиции.

Специалисты указывают, что в данный момент у Украины нет и малой части таких возможностей и инструментария, которыми обладают вышеперечисленные страны. Но украинское правительство  не делает попытки реализовать то, что принято делать в мире в подобной ситуации – для минимизации негативных последствий  в экономике страны. Также, полагают эксперты, правительству однозначно необходимо провести пересмотр бюджета.

О мировом экономическом кризисе и последствиях для «посткарантинной» экономики Украины  рассказывает Виктор Скаршевский, экономический эксперт, вице-президент  Украинского союза промышленников и предпринимателей.

В данный момент мы переживаем то, о чем эксперты говорили и предупреждали уже несколько лет подряд – финансовый пузырь на фондовом рынке (фондовый пузырь) должен лопнуть, и вот он прокололся. Проколол фондовый пузырь коронавирус. Нельзя сказать, что только из-за коронавируса это произошло, поскольку любая из причин могла это сделать. До этого времени не было понятно, что будет триггером, а что – спусковым крючком, которым как раз и стал коронавирус.  Для мировой экономики все понедельники марта 2020 года можно назвать «черными», сейчас мы переживаем «черный месяц» —  за март промышленный индекс Доу-Джонса снизился на 35%, то есть на треть.

Отмечу, мы наблюдаем сегодня не просто финансовый кризис, а экономический кризис. Данный кризис нельзя решить монетарными методами, или просто «залить» деньгами, как это было в 2008-2009 годах, когда была задействована антикризисная программа – количественная программа смягчения. Сейчас Америка, Великобритания, Европа объявили о похожей программе, но эффекта это не даст, поскольку опыт показывает, что эта программа не была реально действенной.

Сейчас в мире  происходит  кризис промышленности, кризис  производства, поэтому в настоящее время еще больше усилились протекционистские меры, деглобализация, регионализация. Каждая страна старается обеспечивать себя максимально самостоятельно. Перенос предприятий обратно в Америку — с чего начал Дональд Трамп свое президентство –  сейчас наблюдается в Европе, эта же политика заявлена и в Германии. Особенно это касается фармацевтической отрасли. Германия всегда славилась как фармацевтическая страна, а за последнее время производственные мощности были перенесены  в Азию. В правительстве Германии заявили, что они сделают все, вплоть до государственной помощи, чтобы стимулировать физический возврат фармпроизводства в Германию. При этом,  процесс протекционизма начался не сейчас, а после кризиса 2008-2009 годов, а сегодня он  просто усилилось.

Касательно  украинского экспорта. Нужно начать с того, что цены на металл начали снижаться с августа 2019 года. Цены на руду еще держатся, но и тут наблюдается небольшое снижение. Цены на кукурузу начали снижаться так же, но пока еще не столь радикально, как на нефть. Кстати, цены на кукурузу связаны с ценой на нефть, как это не парадоксально звучит, поскольку из кукурузы производится биотопливо. Если падает цена на нефть, то падают цены также на другие виды топлива и на то сырье, из которого оно производится, в том числе – и на кукурузу. Как показывает практика, если падает цена на нефть, то падает цена не другие сырьевые товары, в том числе и с низкой добавленной стоимостью:  на зерновые,  металл, руду. Сейчас еще не было резкого снижения мировых цен на другие сырьевые товары. Но если цена на нефть останется такой же низкой в течение 3-4 месяцев, то к ней подтянутся цены на сырьевые товары. Из-за этого почувствуем в полном объеме снижение поступлений валютной выручки в Украину.

«Хорошая» новость заключается в том, что непрямые иностранные инвестиции в Украину  резко не сократятся, поскольку их, в общем-то,  и не было. Еще одна «хорошая» новость – в Украине не обвалится фондовый рынок, поскольку его не существует де-факто.

Финансовая и курсовая стабильность Украины в последние годы держалась на двух столпах. Первое — миллиарды долларов, которые переводили в Украину трудовые мигранты из-за границы. Второй момент, который поддерживал стабильность — и даже укрепление  гривны — это приток спекулятивного капитала на рынок украинских гособлигаций (ОВГЗ). С началом мирового кризиса он иссяк и пошел вспять: иностранцы массово выводят деньги из Украины.

Отмечу, что статистика о поступлении валюты от заробитчан идет с опозданием, но уже сейчас можно констатировать, что в феврале и марте поступления по статистике будут намного ниже, чем в прошлом году. Еще в прошлом году — до коронавируса —  на который сейчас все будут списывать, резко сократился прирост поступлений от заробитчан, поскольку начался процесс не просто трудовой миграции, а классической эмиграции. В настоящее время  карантинные мероприятия вводятся во всех странах мира, и наши заробитчане теряют свои рабочие места из-за закрывающихся предприятий, плюс, сейчас в странах ЕС идет ориентация работодателей на местное население. Многие трудовые мигранты возвращаются в Украину, поэтому они не смогут больше поставлять валюту, но на какую величину сократится приток валюты – пока неизвестно. Также пока невозможно предположить, как долго продлится этот карантин. А раз поступление валюты от заробитчан уменьшится, то это будет давить на гривну и  отразится на девальвации.

В течение  этого месяца практически  прекратился приток спекулятивных денег от нерезидентов. Уже перестали заводить спекулятивную валюту, а начали выводить ее из Украины. С начала марта НБУ  продал из золотовалютных резервов уже $2,2 млрд, из них более $750 млн ушло в интересах нерезидентов, потому что именно на такую сумму уменьшился их портфель в ОВГЗ. Другими словами, нерезиденты вывели из Украины $750 млн.

Как я уже неоднократно говорил, искусственное укрепление гривны подобно сжимаемой пружине, и чем больше мы ее будем  сжимать,  тем резче  она разожмется. Так и произошло: сжималась гривна почти  целый год – с 28 грн до 23,5 грн за $1, а разжалась она буквально за три недели – до тех же 28 грн за $1. Повторю, не имеет значения причина вывода нерезидентами  валюты,  но они это начнут делать, как только ухудшится ситуация в мировой экономике. Именно так и произошло. Нерезиденты выводят деньги не только из Украины, а из всех развивающихся рынков  — из-за рисковых активов. Это было настолько очевидно и понятно, и меня удивляет, что Нацбанк с Минфином продолжали политику по привлечению спекулятивных денег, причем Минфин и Нацбанк говорили, что укрепление гривны происходит по «фундаментальным»  причинам. Это также несколько смешно звучало при стремительно расширяющемся дефиците торгового баланса, который в прошлом году достиг минус $14 млрд. Сейчас курс вернулся к своему равновесному состоянию, и составляет 27,50 – 28,50 грн за $1.

 А дальше все будет зависеть от глубины мирового экономического кризиса. Подчеркну, все будет зависеть не от мирового финансового кризиса, а от мирового экономического кризиса, поскольку если проседают финансы, то их можно решить монетарными методами. А экономические проблемы, проблемы предложения, производства, промышленности нельзя решить монетарными методами. Сейчас в мире нет четкого понимания, какими мерами, инструментами выходить из этого кризиса. Поэтому можно предположить, что кризис  затянется на 2-3 года,  коронавирус пройдет, а мировой кризис продолжится.

За коронавирусной суетой многие процессы, значимые для украинской экономики и государственного бюджета, отошли на второй план:  в январе 2020, впервые с 2016 года, сократилось ВВП на минус 0,5%. Промышленное производство сокращается 10-й месяц подряд, в феврале 2020 падение составило минус 4,1% к февралю 2019, в том числе  машиностроение – минус 13,2%.  Налоговый Закон №1210, ужесточающий условия для бизнеса, находится на подписи у Президента (на этот Закон необходимо наложить президентское вето). Доходы госбюджета не выполняются с августа 2019 года, когда коронавируса еще не было и в помине (в декабре 2019 было формальное выполнение бюджета, так как правительство не возмещало в полном объеме НДС и вытребовало авансовые платежи у госпредприятий).

В доходы госбюджета на 2020 год заложены доходы, не подкрепленные законодательством – 4,4 млрд грн от легализации игорного бизнеса. План доходов есть, а закона, обеспечивающего эти доходы – нет. После окончания карантина  опустевший бюджет придется чем-то наполнять, поэтому необходимо в срочном порядке принять соответствующий Закон. Тем более, что игорный бизнес будет также стимулировать инвестиции в игровую инфраструктуру и приток валюты, что явно не помешает для стабилизации курса.

Говоря о взаимодействии с  МВФ, необходимо напомнить несколько цифр. В 2008-2009 годах произошел мировой кризис и МВФ пришел Украине на помощь. МВФ дал Украине кредит в размере чуть меньше $11 млрд, и выдавал эту сумму в течение года несколькими траншами. Тогда экономика просела на минус 15%, девальвация – почти в два раза. Украине это не особо помогло, зато увеличились долги перед МВФ. В 2014-2015 годах произошло резкое ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, существенное проседание цен на металл, руду, зерно. МВФ снова пришел на помощь. За 2014-2015 годы проседание экономики составило минус 17%, трехкратная девальвация. МВФ выделил Украине больше $12 млрд, но и снова это не очень помогло.

С середины прошлого года  начало проседать промышленное производство, которое сокращалось из месяца в месяц. Скорей всего Международный валютный фонд придет снова нам на помощь, и сумма траншами составит порядка $10 млрд. Если мы будем брать деньги от МВФ, то мы возьмем на себя и определенные обязательства. Эти обязательства под собой подразумевают крест на отечественной промышленной политике, на восстановлении, поскольку во время предыдущих меморандумов украинская власть брала на себя обязательства – обратите внимание —  не финансировать экспортно-кредитное агентство, не развивать индустриальные арки, не проводить никаких налоговых стимулов, не стимулировалось внутреннее производство. Например, при госзакупках запрещалось давать приоритет украинским производителям и украинским товарам.

Я изучаю сотрудничество Украины м МВФ с его начала и на протяжении последних 25 лет, и я вижу, что эти обязательства не изменяются, а лишь усиливаются антикоррупционными абсурдными вещами, например, предоставлением прослушки НАБУ. И если мы выполним все условия МВФ, тогда нам дадут кредит. Кстати, дадут или не дадут Украине денег – это не так важно. Намного важнее знать, какая экономическая стратегия и какую экономическую политику будет проводить наше правительство. Скорее всего, как и обычно, все будет сконцентрировано вокруг обслуживания интересов наших кредиторов.

Жаль, но те меры, которые приняли в стране по общему карантину,  привели к распылению ресурсов, вместо того, чтобы сконцентрировать очень ограниченные ресурсы на защиту наиболее подверженных граждан  к смертельным исходам от вируса. У нас предпринимаются для защиты одни и те же методы:  запретить, оштрафовать, наказать —  тогда все будет хорошо. У нас поставили крест на всех сферах услуг, при этом у украинской экономики нет иммунитета к кризисам. И вместо того, чтобы создать этот иммунитет, у нас просто закрыли все сферы услуг.

По оценкам Торгово-промышленной палаты, в Украине из-за карантина остановили работу около 700 тысяч предприятий, малых предприятий и учреждений сферы образования, которые дают работу 3,5-4 млн человек. Если карантин продлится больше месяца или двух, это означает, что люди, живущие от зарплаты и до зарплаты, их которых подавляющее большинство в Украине, останутся без дохода, без сбережений. Эти люди перестанут оплачивать услуги ЖКХ, они лишатся средств к существованию. Условно говоря, мы распыляем ресурсы, мы останавливаем экономику, и получаем эфемерные результаты по борьбе с распространением  этого вируса. На этом фоне мы запустили из Европы в страну уже более  60 тысяч украинцев, при этом не наблюдается их  самоизоляция, поскольку она не контролируется.

По моему мнению, правительству следовало бы сосредоточить свое внимание на тех категориях людей, которые наиболее подвержены летальному исходу, т.е. людей старше 70 лет. Второй момент – необходимо было бы перенаправить ресурсы государственного бюджета на медицину. Возможно,  это  будет сделано в ближайшее время. А тот метод, скопированный с других стран – закрыть экономику, в Украине нельзя было применять, поскольку, повторю, у украинской экономики нет иммунитета, поэтому уже сейчас необходимо смягчить карантинные меры. Борясь с эфемерными последствиями коронавируса, мы делаем контрольный выстрел в  экономику Украины. Реальный сектор экономики уже давно находится в стагнации, в рецессии, а теперь добивают и сектор услуг. Здесь очень важно понимать, что после карантина выживет не каждый бизнес в сфере услуг. Эти люди пойдут в службу занятости, следовательно, мы опустимся еще на более низкий уровень. И это все на фоне начавшегося  мирового  экономического   кризиса.

Особое внимание я хочу обратить на то, что Украина сейчас является своего рода  «экспериментальной площадкой». Например, если закрыть сейчас экономику, можно узнать, как долго Украина сможет продержаться. Если еще два месяца назад  сказали, что в Украине все закроется, никто бы не поверил. А так под прикрытием безопасности жизни людей сейчас именно это и происходит. По статистики от коронавируса  в мире умерло менее 14 тысяч человек, при населении Земли – более 7 млрд человек. Даже в процентном соотношении это не будет показательно. При этом поднята всемирная паника. Напомню, от коронавируса в основном умирают люди от 70-80 лет. Например, средняя продолжительность жизни в Китае – 76 лет, средний возраст заболевших со смертельным исходом в Китае – 75 лет.

Я бы дал название процессу по  нагнетанию  паники  – информационный террор. А для чего это все делается, мы узнаем позже. Все эти действия заставляют предположить, что у этих мировых процессов есть авторы сценария. Еще добавлю, когда ученые из разных стран говорят, что 70% населения планеты переболеет коронавирусом, это означает, что многие уже болеют и переболели, только не знают об этом. Следовательно, можно предположить, что смертность от этого заболевания ниже, чем нам рассказывают. Если углубиться в анализ общедоступной информации, можно увидеть искусственное нагнетание паники.

Ряд экспертов уже произнесли  сакраментальную фразу:  от голода умрет больше украинцев, чем от коронавируса. Она  вполне правдива. У украинцев ослабленный иммунитет из-за бедности, плохого питания. Например, от туберкулеза в Украине умирает в 5 раз больше людей, чем в Европе. Почему об этом никто не говорит? Проблема заключается не в коронавирусе, а в бедности, в том, что медицинская сфера полностью разрушена. Плюс ко всему, с 1 апреля в Украине закроются тубдиспансеры. А украинская экономика бедная, маленькая, аграрная, сырьевая, монополизированная, зависящая от внешних факторов. Кроме того, проблема еще и в том, что планета погружается в мировой экономический кризис, который может длиться достаточно долго. Ссылаясь на вирусологов из разных стран мира, отмечу, что после коронавируса выработается естественный коллективный иммунитет без всяких запретительных мер.

У Украины сейчас есть шанс провести реструктуризацию внешнего и внутреннего государственного долга. Если в настоящее время долговая нагрузка составляет около 40% всей доходной части бюджета, то нам необходимо сместить на 20-30 лет выплаты под 2-3%. Если брать именно этот год,  внешний государственный долг – погашение тела и процентов за вычетом первого квартала, то до конца года нам нужно выплатить $5 млрд. Если мы реструктуризируем и на длительный период отложим эти выплаты, то у нас появится $5 млрд. Также сейчас можно ликвидировать большинство антикоррупционных органов, поскольку от них никакого толку, при этом в год мы расходуем на них 5 млрд гривен.

Кроме того, сейчас хорошая возможность заняться импортозамещением. Можно рассмотреть законы о госзакупках, чтобы покупать преимущественно украинские товары и услуги. Напомню, на такие госзакупки идет порядка 700 млрд гривен в год. Не нужно покупать французские вертолеты, американские локомотивы или б/у японские трамваи, а покупать всю продукцию у отечественных производителей.

Также нужно пересмотреть денежную кредитную политику и сделать независимым Национальный банк от Международного валютного фонда. Нацбанк должен работать не в интересах кредиторов, а в интересах национальной экономики. Необходимо запустить программы кредитования для украинской промышленности. Например, вагоностроение на 100% состоит из украинских материалов, товаров и услуг. Через существующие госбанки или с помощью Нацбанка можно предоставить недорогой ресурс на длительное время. Нужно запустить экспортно-кредитное агентство, которое будет обслуживать экспорт промышленного технологического оборудования и услуг. Сейчас мир погружается в кризис, сбыт товаров будет усложнен, но все равно необходимо поднимать отечественную экономику. Если мы не сделаем этого, то мы никогда не выведем экспорт высокотехнологичных товаров отечественного производства на внешние рынки.

Если карантин в том виде, в котором он сейчас введен, продолжится еще несколько месяцев, если введут чрезвычайное положение, что я считаю недопустимым в нынешней ситуации, то миллионы украинцев не будут иметь дохода, поэтому предсказать  их поведение  очень сложно. Я не говорю о социальных бунтах, но это будет очень опасным экспериментом над украинским обществом. Миллионы людей останутся без работы, а  денежных сбережений у большинства украинских граждан практически нет. Десятки тысяч умрут от плохого питания, отсутствия элементарной медицинской помощи. Резко ухудшится криминогенная обстановка. Украина может умереть  не от коронавируса, она может умереть в результате неадекватной борьбы с ним.

Так что моя оценка проводимой украинским правительством политики в условиях эпидемии коронавируса достаточно скептична. Эта политика не продумана, не взвешена и не обоснована, что вновь поднимает вопрос о профессиональном уровне нашего правительства.

P.S. По данным экспертной организации StateWatch всего за сентябрь 2019 — февраль 2020 года из Украины экспортировали медицинских товаров для противодействия коронавирусу на 34,2 миллиона долларов США. Увеличение суммы экспорта медицинских товаров в январе-феврале этого года  произошла из-за стремительного роста экспорта текстильных медицинских хирургических масок с 3,8 миллионов долларов США за 246,3 тонны в январе до 9,1 миллионов долларов за 394 тонны в феврале.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here