В Минске, 11 марта, проходила очередная встреча рабочих подгрупп Трехсторонней контактной группы по Донбассу. Также туда прибыли глава Офиса президента Украины Андрей Ермак и заместитель руководителя администрации президента России Дмитрий Козак, они приняли участие в работе контактной группы. В ходе встречи обсуждались вопросы разведения сил и средств, одновременного открытия КПВВ в населенном пункте Золотое и населенном пункте Счастье. Стороны обсуждали вопросы взаимного освобождения удерживаемых лиц в формате «всех на всех», о котором договорились лидеры нормандской четверки во время встречи в Париже в декабре 2019 года. Ермак отметил, что есть намерение провести следующий трек обмена в марте. Участники встречи отметили необходимость продолжения переговоров для полного выполнения договоренностей, достигнутых в ходе декабрьского саммита.

Как неоднократно отмечали политэксперты , представители Украины имеют намерения
подготовить предложения по изменению Минских соглашений к следующей встрече лидеров стран нормандской четверки, которая запланирована на апрель 2020.

В Минске подписаны договоренности о создании Консультационного совета по решению политических вопросов мирного урегулирования на Донбассе, в который войдут по 10 представителей Украины и ОРДЛО. Также там будут с правом совещательного голоса представители Россия Германии, Франции и ОБСЕ. Само решение ТКГ об учреждении Консультативного совета будет подписано 25 марта 2020 года после консультаций с представителями ОБСЕ, Франции и Германии.

Сергей Толстов фотоИтоги очередных переговоров Контактной группы в Минске комментирует Сергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований.

Ревизия минских соглашений – это определенная идея, определенное желание украинского руководства. Например, помощник президента Андрей Ермак заявлял, что Минским соглашениям требуются уточнения, поскольку они были утверждены пять лет назад и на данный момент они нуждаются в уточнении. Также представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию ситуации на Донбассе Алексей Резников сообщал, что представители Украины подготовят предложение по изменению Минских соглашений к следующей встрече лидеров стран «нормандской четверки», которая запланирована на весну 2020 года.

На сегодняшний день конфликт в Донбассе, если мы признаем украинско-российскую границу 2014 года – это внутренний конфликт с очень широким иностранным участием.

Может быть преимущественным иностранным участием на первых порах, и с очень широким — военным, финансовым, политическим участием — на нынешнем этапе.

Выполнение Минских соглашений в своей первой фазе, как они записаны, предполагает полное прекращение огня и обмен удерживаемых лиц «всех на всех». Последующая реализация минских соглашений превращает проблему Донбасса с его особым статусом и с сохранением статуса тех, кто формирует государственные и политические структуры ЛНР и ДНР – превращает конфликт во внутреннюю проблему Украины.

При этом, в Украине действует запрет на русский язык в сферах общественной жизни, предполагается изъятие русского языка из системы школьного обучения, предполагаются штрафы за использование русского языка в средствах массовой информации и печати, в каких-то публичных мероприятиях. На Донбассе фигурирует русский язык как основной язык обучения в школах, публичной жизни, правда с сохраненным украинским языком в качестве второго языка обучения. Если Минские соглашения будут выполнены, это означает, что Украина будет состоять из двух частей. В одной действует одна правовая и политическая система, в другой – другая правовая и политическая система. Две политических системы в одной стране невозможны, если только это не конфедерация, если это не особый статус, типа Гонконга. Две политических системы в одной стране – это Северная и Южная Корея, это ГДР и ФРГ.

Если украинская власть хочет решить проблему Донбасса так, чтобы это не были две политические системы в одной стране, тогда возникает идея изменения характера Минских соглашений. Если говорить о том, может ли это стать реальностью, то в политике нет невозможных вещей. Когда-то Гонконг был британским, сейчас он формально китайский, правда на 50 лет там сохранена предыдущая политическая и правовая система. Так что номинально он китайский, а британский он по духу, но не по юридическому статусу. Все зависит от характера политического урегулирования.

Если в Украине не будет допущен плюрализм хотя бы в отношении языка и культуры, если не будет обеспечена амнистия и лояльные переходные условия для Донбасса, то воссоединения Донбасса и Украины не произойдет, или произойдет только  номинально, как возвращение Гонконга Китаю.

Германия, Франция также являются подписантами Минских соглашений. Франция и Германия – это государственные субъекты, у которых есть власть. Во власти есть разные инстанции, разные люди. Во Франции власть более монополизирована, там власть – это президент Макрон. В Германии немного сложнее, поскольку это парламентская республика, федеративная республика. Там есть канцлер, у которого нет абсолютной полноты власти, есть Бундестаг, есть разные политические партии и группы, которые не всегда являются оппозицией.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель на нормандском саммите 9 декабря 2019 года выступила за адаптацию Минских договоренностей к нынешним реалиям. По словам канцлера, принятые президентом Украины Владимиром Зеленским меры позволили придать этому
документу «движение» и «эластичность». Она говорила несколько раз о том, что в контексте выполнения минских соглашений могут быть определенные коррективы. Кроме того, в 2016 году в Берлине на встрече нормандского саммита речь шла о том, что будет составлена «дорожная карта» по выполнению минских соглашений, которая позволит предусмотреть порядок их выполнения, что предполагало возможность уточнения определенных шагов. Нынешние минские соглашения – это рамочные документы, которые имеют определенный перечень, но формула Штайнмайера вносит в соотношения элементов определенную последовательность.

Украинская власть пошла на утверждение формулы Штайнмайера, потому что необходимо было разблокировать нормандский диалог и попытаться восстановить каналы международной коммуникации. Поэтому сейчас Зеленский говорит о том, что руководство Франции и Германии не хочет изменений, не хочет Минска-3. Для них может это действительно невыгодно, потому что это затянет время. Позицию Зеленского на сегодняшний день можно понять так: в течение года он готов пытаться зондировать позицию на Западе насчет того, согласятся или она на какие-то поправки и уступки.

Поэтому никаких существенных решений в течение ближайшего года не будет. Далее, либо попытки склонить Францию и Германию к каким-то изменениям Минска будут успешными, либо Украина предложит какой-то новый план, либо Зеленский договорится с Путиным, либо ничего не произойдет и тогда ситуация будет законсервирована в ее нынешнем состоянии конфликта низкой интенсивности.

В среду , 11 марта, в Минске проходила очередная встреча рабочих подгрупп Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на востоке Украины. Это уже вторая встреча Андрея Ермака с Дмитрием Козаком в Минске. Любопытно, они
начинают принимать участие не параллельно, а, фактически, присоединяются к трехсторонней контактной группе. Это существенно повышает официальный статус лиц, участвующих в этом диалоге. На сегодняшний день сложно говорить о том, что достигнуты какие-то подвижки или есть возможность развития каких-то компромиссных идей. Единственная официальная информация, которая фигурирует, это продолжение обмена удерживаемых лиц, в данном случае между Донбассом и Украиной.

Хотя Зеленский говорил и о крымских татарах, но я не думаю, что Москва отдаст Украине лиц, проходящих по делу «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», поскольку это террористическая организация. Я думаю, это тупиковый вопрос, тем более учитывая обострение отношений между Путиным и Эрдоганом. Я полагаю, что даже Турции они их не отдадут, потому что поощрять исламский фундаментализм, в его самой радикальный террористической версии в России – для Москвы это опасно.

Пока нет никаких известий по поводу каких-то продвижений в переговорах, в трехсторонней контактной группы они изначально рассматриваются как многопрофильные: каждая подгруппа занимается своими вопросами. Например, политическая – занимается вопросами, связанными с подготовкой выборов, обсуждением амнистии. Руководство украинской делегации ставит вопрос о создании подгруппы по украинско-российской границе. Экономическая подгруппа занимается хозяйственными вопросами, возможностью разблокирования и прекращения экономической блокады Донбасса и статусом собственности предприятий. Гуманитарная подгруппа занимается контактами между людьми, сверкой лиц на обмен и т.д. Пока кроме сверки лиц на обмен никаких новых решений не достигнуто. Диалог по всем остальным вопросам носит экстенсивный характер.

Интересно, что Ермак и Козак вступили в прямой диалог и все больше увязывают этот
диалог с работой трехсторонней контактной группы. Но при этом есть два серьезных ограничителя. Во-первых, это то, что диалог Ермака и Козака реально может способствовать проработке каких-то предложений и проработке вопросов. А во-вторых, принципиальное решение может быть принято только Путиным и, скорее всего, в результате диалога с Зеленским в результате каких-то компромиссных решений президентов двух стран. В противном случае Путин вряд ли пойдет на какие-то уступки, кроме этих обменов, и будет ожидать, пока Франция и Германия «дожмут» Киев.

Отмечу, что за прошедшие пять лет полностью не реализован ни один пункт Минских соглашений и Комплекса мер по их выполнению. Второй документ был утвержден резолюцией Совбеза ООН 17 февраля 2015 года. Российская сторона может поставить вопрос о выполнении Украиной Минских соглашений. Причем в том порядке, в котором
записаны их пункты, то есть, перемежая решение проблем с безопасностью с принятием политических решений. Такой подход не устраивает украинскую сторону: с 2016 года представители Украины настаивает на том, чтобы Минские соглашения были разделены на два блока. Вначале предлагается выполнить все пункты, посвященные обеспечению безопасности, после этого – принять все политические решения.

Подобные предложения регулярно озвучиваются на переговорах Трехсторонней контактной группы по урегулированию, работающей в Минске.

Вообще Минская группа призвана заниматься тактическими вопросами и решать неотложные задачи. Стратегия урегулирования отнесена к компетенции нормандского формата – лидеров России, Украины, Германии, Франции. Путин, Зеленский, Меркель и Макрон провели первую с 2016 года полноформатную встречу 9 декабря в Париже.

Договорились о полном прекращении огня на Донбассе и обмене удерживаемыми  лицами до конца 2019 года, о разведении сил и военной техники в очередных трех точках на линии разграничения – до марта 2020 года, о расширении мандата Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, а также продлении действия принятого в 2014 году закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». После выполнения этих решений должна состояться очередная встреча «нормандской четверки», которая планировалась на апрель 2020 года.

Причем, нужно отметить, что Украина не выйдет из Минских соглашений по своей воле.

Она может оказаться «крайней». Кто первый заявит, что он выходит из Минских соглашений, на того и свалят все — за общий провал Минского переговорного процесса. Я думаю, такие заявления — это попытка вызвать давление на Россию в переговорном процессе. И показать всему миру, что мы максимально быстро хотим закрыть вопрос о мире, а наши оппоненты нам мешают.

Франция, Германия и в меньшей степени США говорят в один голос, что Минск — это краеугольный камень для всей конфигурации в сфере возможного мирного процесса на Донбассе. Непосредственно Франция и Германия, которые, напомню, приложили руку на высшем уровне для подписания Минских соглашений, явно не будут рады, если мы выйдем. Но и Украина не будет выходить из трехсторонней контактной группы, она была создана по инициативе Украины как раз для того, чтобы иметь какую-то форму дипломатического диалога. Киев либо добьется какого-то приемлемого соглашения с Путиным, либо Киев предложит какой-то новый план «Минск-3», который вызовет интерес со стороны Франции и Германии и позволит начать диалог по этому вопросу, либо Киев будет тянуть время, использовать предыдущую риторику, по сути ничего не меняя, не соглашаясь ни на какие уступки. Прекращение же нормандского формата возможно только в том случае, если Франция и ФРГ откажутся принимать в нем участие или Путин категорически заявит о том, что этот формат исчерпал себя, и нет смысла его продолжать.

При этом остаются достаточно любопытными некоторые детали этого конфликта. До последнего времени Сурков рассматривался как человек, который способствовал обострению и продолжению конфликта на Донбассе. Т.е. он тормозил дипломатический диалог, отказывался от каких-либо решений, он созывал съезды «Союз добровольцев Донбасса», он рассматривался как деструктивный фактор.

Суркова уволили, а обострение конфликта на Донбассе произошло в начале 2020 года и до сих пор продолжается. Это означает, что Сурков не был основным фактором обострения. Несмотря на диалог Козака с Ермаком, обострение конфликта налицо. В чем причины этого – непонятно. Это показывает, что конфликт независимо от переговоров и независимо от деклараций «живет» своей собственной жизнью. Какие функции выполняет это обострение? Если Путин хотел сказать что-то Зеленскому с помощью повышения интенсивности конфликта, то на протяжении последних месяцев он сказал все, что мог. Обострение конфликта в этом контексте просто бессмысленно.

Кстати, в Минске подписаны договоренности о создании Консультационного совета по решению политических вопросов мирного урегулирования на Донбассе, в который войдут по 10 представителей Украины и «ЛДНР». Также там будут с правом совещательного голоса представители Россия Германии, Франции и ОБСЕ. Не совсем понятно, чем этот новый Консультативный совет будет отличаться от политической подгруппы Трехсторонней контактной группы, которая заседает в Минске и обсуждает такие же вопросы, что и создаваемый Совет. Отличия пока только одно — в совете с правом совещательного голоса будут представители Франции и Германии (в Минской группе их нет). Что это будет за структура, как она будет разделять участников переговоров? По группам – сторонам конфликта и по составу нормандского формата?

Само решение ТКГ об учреждении указанного совета будет подписано 25 марта 2020 года после консультаций с представителями ОБСЕ, Франции и Германии. В каком статусе там предполагаются Франция и Германия? С представителями ОРДЛО группа и так встречается постоянно на переговорах в Минске. По сути, ничего нового не произошло.

Процесс переговоров будет идти также, с тем же результатом — близким к нулю — в плане реализации политической части Минских соглашений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here