Каждые десять лет мировую экономику сотрясают глобальные кризисы: 1987, 1998, 2008. С прошлого  года эксперты прогнозируют наступление очередного финансового кризиса в 2020 году. Его появление связывали с торговыми войнами, но спусковым крючком стала эпидемия коронавируса, которая остановила экономику Китая. Карантинные мероприятия охватили значительную часть страны, особенно промышленные районы и порты. В результате этого экономика Китая замерла. Беспрецедентный по своим масштабам простой китайских заводов не мог не ударить по другим драйверам мировой экономики, тесно завязанным на производство в Китае, который является  второй экономикой мира с 20% мирового ВВП.

На заседании 6 марта страны ОПЕК+ не смогли договориться ни о дополнительном сокращении, ни о продлении сделки на текущих условиях.  ОПЕК предлагала снизить добычу на 1,5 млн баррелей в сутки до конца 2020 года. Однако против этого предложения выступили Россия и Казахстан. В понедельник, 9 марта, цены на нефть рухнули почти на 30%. Вслед за этим упали и мировые валюты.

Эти глобальные  процессы несомненно отразятся и на украинской экономике. Экономисты отмечают, что вслед за нефтью дешевеет и другое сырье. За нефтью могут потянуться другие сырьевые рынки, цены на аграрные товары сильно зависят от цен на нефть. Аграрная продукция, металлы, спрос на которые также вполне возможно упадет — важные составляющие украинского экспорта. Это значит, что в страну будет меньше поступать валюты,  давление на гривну усилится. Замедления экономики Китая и проблемы в ЕС, которые являются крайне важными торговыми партнерами Украины, чреваты грандиозным провалом экспортных поставок. А экспорт формирует почти половину всех доходов Украины. Украина зависит также не только от товарных, но и финансовых рынков, а потому эффект от нынешней ситуации может быть неоднозначный. Эксперты указывают, что многое будет зависеть от того, как станет действовать правительство, в котором пока нет экономического блока.

Ситуацию комментирует Виктор Суслов, экс-министр экономики,финансовый эксперт

Начнем с понедельника, 9 марта —  неслучайно этот день назван «Черным понедельником», поскольку все уже увидели – в мире разразился финансовый кризис. На всех биржах мира началось падение котировок ценных бумаг. Биржи США открылись падением на 7%. Индекс S&P 500 в первые минуты упал на 6,9%, Dow Jones на 7%.  Также пострадали азиатские финансовые рынки. Гонконгский индекс Hang Seng при открытии торгов сократился более чем на 1 тыс. пунктов или почти на 3,9%. В негативной зоне также проходят торги на фондовых площадках материкового Китая, Японии, Сингапура, Тайваня, Южной Кореи, Таиланда. Европейские биржина фоне обвала нефтяных котировок показали  снижение:  немецкий индекс DAX снизился на 8,09%, французский CAC 40 — на 6,31%, итальянский FTSE MIB — на 4,95%, а Stoxx Europe 600 потерял 6,48%.

 Надо сказать, для начала этого кризиса были все предпосылки. Еще в прошлом году многие эксперты предсказывали начало в 2020 году мирового финансового и экономического кризиса. Приводилось достаточно много данных о названиях каждого рода финансовых «пузырей», росте долговой зависимости, закредитованности мировой экономики. Доказывалось, что кризис практически неизбежен, но никто не знал, что явится «спусковым крючком» для начала кризиса.

 Оказалось, что «спусковым крючком» мирового кризиса стал коронавирус, поскольку меры, которые вынуждены были принять в Китае, как в одной из крупнейших экономик мира, и другие страны по борьбе с коронавирусом – ограничили многие виды экономической деятельности и, прежде всего – объемы промышленного производства. В Китае были остановлены очень многие предприятия. Соответственно, это сразу же привело к падению спроса на сырье, а раз нет производства, то нет спроса на сырье и на перевозки, поэтому заметно упал спрос на топливо, производимое из нефти. Например, авиакомпания «Lufthansa» сократила количество авиарейсов на 7 тысяч – и это сразу привело к падению спроса на топливо. Туризм, как и транспортные перевозки товаров, начали резко падать ввиду веденных ограничений.

Производители нефти, прежде всего страны ОПЕК, инициировали переговоры о дальнейшем снижении квот по добыче нефти, в том числе и для России. В пятницу, 6 марта, эти переговоры провалились, поскольку Россия отказалась идти на сокращение своей квоты добычи нефти. Но саудовцы хотели это сделать, чтобы удержать достаточно высокие цены на нефть путем сокращения добычи и без потери общих доходов. Россия на это не согласилась. После того, как Саудовская Аравия снизила официальные расценки на продажу нефти и запланировала на апрель резкое увеличение добычи, стоимость нефти Brent снизилась на 23,4% и достигла уровня $34,66 за баррель. Наибольшие потери несетнефтедобывающий сектор. В Гонконге почти на 10% подешевели акции китайского гиганта Petrochina. Сразу на 17% обесценились бумаги Китайской национальной офшорной нефтяной корпорации (CNOOC).

Вслед за нефтью в России обвалился  рубль. Курс доллара на международном рынке Forex превысил отметку в 75 рублей, евро поднялся выше 85. У разных экспертов на этот счет были достаточно разные трактовки. «Недалекие» эксперты, начали радоваться, что теперь Россия понесет очень большие экономические потери, и что она совершила ошибку. Российские официальные проправительственные эксперты постарались объяснить, что Россия все просчитала и это их сознательные действия. Ведь если сократить свои квоты – это значит уменьшить свое присутствие на рынках, при этом Россия не хочет отдавать те рынки, которые у нее сегодня есть. Для нее лучше потерять часть доходов при продаже нефти, тем более, что падение цен на нефть не достигает границ себестоимости добычи, поэтому добыча будет прибыльной. Более углубленные эксперты предложили обратить внимание, что себестоимость добычи сланцевой нефти, а крупнейший производитель в мире нефти на сегодня – это США, – выше, чем себестоимость добычи нефти в арабских странах и в России. Поэтому падение цен на нефть, возможно, сделает сейчас нерентабельной добычу сланцевой нефти в США.

В последние годы для того, чтобы США стали крупнейшим производителем нефти, их частный бизнес вложил сотни миллиардов долларов в разработку добычи сланцевой нефти. Поскольку в большой мере это было сделано за счет кредитов американских банков, то, возможно, выход на уровень нерентабельности при снижении общей цены поставит многие американские фирмы, добывающие нефть, в сложное положение и приведет к банкротству, или, по крайней мере, к прекращению добычи, а с учетом закредитованности, у них возникает проблема с банками и т.д. Поэтому в Штатах акции всех фирм, занятых добычей нефти резко упали и, очевидно, будут продолжать падать.

Добавлю, что «патриотически» настроенные российские эксперты даже ухитрились написать, что это месть Путина – Трампу за блокирование «Северного потока-2» по поставкам газа в Европу. Как известно, американцы ведут серьезную геополитическую борьбу с Россией и другими странами за передел энергетических рынков. В частности, они пытаются «отбить» европейский рынок газа для поставок своего сланцевого газа. Очевидно, теперь и добыча сланцевого газа в США будет нерентабельной, а  построенные терминалы по приему сланцевого газа в Польше, в Прибалтике, в ряде стран Западной Европы, возможно, уже не будут функционировать. Для Европы становится актуальной тема гарантий поставок газа из России. В основе этой ситуации лежит серьезная борьба за передел мировых энергетических рынков.

Следует подчеркнуть, что в экономике все связано. Если упала цена на нефть, то начал падать курс рубля, поскольку нефть и доходы от ее реализации – это основное, на что опирается рубль, это основной источник российского бюджета. Российские эксперты говорят, что они это все выдержат, у них порядка 700 млрд долларов резервов, включая валютные резервы Центрбанка, средства Фонда национального благосостояния России, и, по их утверждениям, даже при низких ценах на нефть за счет дополнительных этих ресурсов они выдержат эту ситуацию от 4 до 6 лет.

У американцев ситуация выглядит тяжелее, у них потерь будут намного больше, плюс, у них огромный госдолг и огромный дефицит государственного бюджета. Поэтому «война» между Россией и США перешла в экономическую сферу.

Что касается Украины, то все эти процессы идут независимо от нее и во всех глобальных процессах роль Украины – нулевая. Но эти процессы затронут украинскую экономику. В мире резко упал спрос на ценные бумаги отсталых и развивающихся стран. Украинские долговые бумаги резко обвалились после публикации закрытого отчета американского инвестиционного банка Morgan Stanley для своих клиентов. За одну торговую сессию стоимость украинских евробондов уменьшилась на более чем 3%. Дополнительным  негативным фактором  являетсязависимость от привлечений облигаций внутреннего государственного займа. Статистика за январь показала провал по доходной части бюджета почти на 14 млрд гривен, а в дальнейшем ситуация лучше не станет. Министерство финансов вынуждено покрывать дефицит бюджета и дыры в доходной смете выпуском размещением ОВГЗ. Понятно, что в условиях кризиса и без того высокорисковые украинские  ОВГЗ не будут интересны финансовым спекулянтам.

Также  10 марта аукцион по продаже украинских ОВГЗ отменен Минфином, поскольку известно, что у нерезидентов упал спрос на украинские ценные бумаги и капитал начал уходить. Они будут продавать эти бумаги и выводить валюту. Соответственно, на рынке наличной валюты в последние дни было заметно падение гривны.

Я не думаю, что девальвация гривны – это страшный процесс, он достаточно естественный. К девальвации вела вся политика предыдущих украинских правительств, в том числе, и правительства Гончарука, которые искусственно укрепили гривну за счет привлечения примерно 5 млрд долларов в прошлом году спекулятивного капитала, вложенного в государственные ценные бумаги. В этом плане девальвация вполне естественная, если она будет контролируемой и регулируемой. Насколько девальвирует гривна – мы не можем прогнозировать, поскольку это будет определяться политикой правительства и Нацбанка. Сейчас они решает – поддерживать курс гривны путем продажи валютных резервов Национального банка или не поддерживать. Я считаю, нет большого смысла пока поддерживать курс и не допускать девальвации гривны. Можно допустить не очень глубокую девальвацию и сохранить валютные резервы.

Мы помним, что в этом году у Украины очень большие выплаты по внешним долгам, поэтому резервы крайне ценные. В текущем году украинское правительство, Центральный банк, предприятия и банки должны выплатить более 17 млрд долларов по внешним заимствованиям. И один из двух пиков выплат как раз выпадает на текущий очень сложный I квартал.

Также из-за  действий по смене правительства  у нас не сформирован экономический блок, нет министра экономики, нет министра энергетики, нет министра аграрной политики, нет вице-премьера по вопросам промышленности и оборонно-промышленного комплекса, нет еще целого ряда министров. У нас намечается, но еще не завершен процесс возможной смены руководства Нацбанка, на что тоже болезненно реагируют все инвесторы, поскольку от Нацбанка очень много зависит в финансовой политики. У нас ожидается смена руководителей крупнейших государственных органов, которые влияют на общую экономическую ситуацию – это смена главы таможни, главы налоговой службы и других учреждений. А после смены членов Кабмина всегда идет смена руководителей центральных органов исполнительной власти. В неподходящий момент Украина втянулась в глубокий кризис государственного управления, а это резко увеличивает риски негативных решений и негативных последствий.

Отмечу, что недавно уехала миссия МВФ, завершив переговоры с правительством Гончарука. И теперь ввиду назначения нового правительства МВФ будет вынужден выжидать, когда закончится формирование правительства, ожидать, пока определится ситуация с Нацбанком, ожидать, когда будет четко сказано, что, либо прежнее руководство остается, либо оно будет сменено. Поэтому и получаются значительные задержки в принятии решений по утверждению программы сотрудничества между Украиной и МВФ. Судя по заявлениям, МВФ не даст никаких траншей, пока мы не определимся с продажей земли.  Пока не будет принят закон, который называют «антиприватбанковский» – против национализации «Приват банка». Этот закон касается урегулирования ситуации с национализированными банкам и банками, выведенными из банковской системы. Из всего этого следует один вывод, что в ближайшей перспективе в Украине не будет кредитов от МВФ.

Напомню, есть экспертное мнение, что у нас сейчас техническое правительство и оно готовит Украину к дефолту. Нам всем очень сложно разгадать основу действий президента Владимира Зеленского, потому что вся кадровая «конюшня» президента Зеленского состоит из темных лошадок. Что он на самом деле думает, почему он назначает на многие высокие должности случайных людей, которые никак не проявляли себя в прошлом – мы не знаем. Однозначно, нужно было менять Гончарука, поскольку он не эффективен и не компетентен. Но у Зеленского был выбор, например, назначение Юрия Бойко. В прошлом он вице-премьер, министр энергетики, глава «Нефтегаза», сегодня — лидер парламентской фракции, известный политик с богатейшим опытом.  Юрий Бойко был полностью готов к тому, чтобы решать подобные проблемы, и он был бы эффективен на этой должности. Также и на каждую должность можно назвать определенных людей, профессионально подготовленных, с опытом, проявивших себя в прошлом. Но ложный посыл президента, что ему обязательно нужны новые люди, не имеющие политического опыта, не имеющие опыта государственной службы, вера в непонятное чудо – это и есть основной проблемой. Страна страдает не от того, что у нее нет компетентных кадров, а от того, что на высшие должности назначаются совершенно случайные люди. Добавлю, непонятно, почему отказали в должностях Тигипко и Хорошковскому. Официально заявленная версия – Сергей Тигипко подпадал под действия закона о люстрации, как бывший комсомолец, но это нельзя воспринимать серьезно. Также неизвестно, почему отказались от Валерия Хорошковского. Мне кажется, тут имели место быть эмоциональные оценки. Главная задача президента – это грамотная кадровая политика, но чтобы ее проводить, нужно уметь оценивать людей по их профессиональным качествам.

При этом есть и отдельные позитивные назначения в новом правительстве. Я очень хорошо отношусь к назначению Игоря Уманского на должность министра финансов, поскольку он кадровый минфиновец, хорошо знающий систему кадрового управления, у которого всегда была позиция. Будучи замом у Натальи Яресько, он подал в отставку, не согласившись с преступной схемой реструктуризации  долгов.

Если говорить о дефолте, то сейчас мы не можем сказать однозначно – будет он или нет. В валютных резервах у нас порядка 26 млрд долларов, и это совсем немного при данной ситуации в Украине. Эти деньги позволят выиграть время – 3-4 месяца, возможно дольше, и избежать дефолта. Главный вопрос: а что делать потом. Есть эксперты, которые считают, показывая на дефолт Ливана, что Ливан тоже имеет резервы, но он объявил дефолт и начинает вести диалог о реструктуризации долгов.

Я не считаю, что дефолт – это хорошо. Дефолт – это всегда плохо. А объявят дефолт или нет – зависит от того, будет ли принят закон о рынке земли, удастся ли продать землю иностранцам и получить какую-то валюту, при этом отодвинув в будущее дефолт. Сейчас у нас общественность сопротивляется продаже земли, но ее можно «поломать», объяснив, что нам не на что жить. К сожалению, у правительства нет понятия того, что в свое время нужно было заниматься промышленным развитием. Это может серьезно ударить по украинскому экспорту, что ударит и по курсу гривны. Например, «Мотор Сич» приносил миллиарды налогов в госбюджет и сейчас можно наладить его работу. Проблема в том, что у нас при власти неолибералы. Они верят в то, что «невидимая рука» рынка сама все должна урегулировать, и они верят так же в то, что им ничего не нужно при этом делать. Необходимо только все приватизировать и отдать все «невидимой руке».

Кстати, от приватизации тоже зависит проблема того, насколько мы можем отодвинуть дефолт. Если дорогостоящие предприятия будут выгодно проданы нерезидентам, например, «Турбоатом», то это позволит отодвинуть дефолт и продлить период расчета по долгам. Но глобально – это не выход. Все эти объекты – немногочисленны, и, самое главное, что же мы будем делать, когда всех их продадим.

 Если сравнить кризис 2008 года и тот кризис, который наступает сейчас, то у них есть общее – это то, что кризис 2008 года вытек из банковской системы и из «надувания финансовых пузырей», в том числе и на ипотечном рынке,  вследствие развития большого объема операций с дерривативами, с «надуванием» ценных бумаг. Наш сегодняшний кризис имеет и эти основы тоже, но он связан с резким падением цен на сырье, что затронет и другие отрасли. Кроме того, этот  кризис затронет глубже производственный сектор, чем кризис 2008 года. Главная опасность для экономики страны — падение цен на железную руду вследствиеснижения цен на нефть и газ.

Я уверен, менять нужно, прежде всего, кадровую стратегию и назначать людей, которые способны проводить эффективную политику. Пока этого не происходит.  Самое страшное в Украине – власть декларирует неизменность прежнего ошибочного экономического курса. Мы по-прежнему будем проводить курс неолиберальной политики под лозунгами «все продать». Но раньше или позже – это все закончится крахом. При продолжении той экономической политики, которая была при Порошенко, при премьерстве Гончарука – дефолт в Украине неизбежен.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here