Международный уголовный суд (сокращенно — МУС) — первый постоянный международный орган уголовной юстиции, он учрежден на основе Римского статута,  принятого в 1998 году. Юрисдикция МУС ограничена тремя видами преступлений: геноцид (намерение полностью или частично уничтожить национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую), преступления против человечности (часть масштабного или систематического преследования, направленного против мирного населения),  военные преступления (нарушение законов  ведения войны, регулирующих поведение вооруженных формирований во время войны и защищающих гражданское население, военнопленных, культурное достояние и т.д.).  Официально начал свою работу  с 1 июля 2002 года.

В отличие от других международных специальных  и смешанных уголовных судов, МУС является постоянным учреждением. В его компетенцию входят преступления, совершенные после вступления Римского статута в силу. Местопребыванием является Гаага,  однако по желанию суда заседания могут проходить в любом другом месте. Международный уголовный суд не следует путать с  Международным судом ООН,  который также заседает в Гааге, но имеет иную компетенцию. МУС не входит в официальные структуры ООН,  хотя может возбуждать дела по представлению Совбеза ООН.

Украина планирует присоединиться к Римскому статуту Международного уголовного суда, однако в ратификации статута сроки не определены. Об этом сообщил глава комитета Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности. В ратификации Римского статута есть немало вопросов  по последствиям его принятия. Еще в конце 2016 года генпрокурор Юрий Луценко заявил, что Рада проголосует за ратификацию Римского статута при условии эффективного расследования событий на Майдане, в аннексированном Крыму и на оккупированном Донбассе. В итоге законопроект не был проголосован.

Проблему ратификации Римского статута в Украине комментируют Кирилл Куликов,  народный депутат VI созыва, руководитель Национального центрального бюро Интерпола в Украине (2005-2007) и Александр Климчук, управляющий партнер АО «Климчук и партнеры», адвокат

куликов фотоКирилл Куликов,  народный депутат VI созыва, руководитель Национального центрального бюро Интерпола в Украине (2005-2007)

Необходимо подчеркнуть, что ратификация  Римского статута является нашим обязательством согласно Соглашению об ассоциации с ЕС, поэтому Украина должна выполнять свои обязательства.

Украина подписала Римский статут Международного уголовного суда в 2000 году, но до сих пор его не ратифицировала. Этого не произошло из-за опасения высшего руководства страны того, что Международный уголовный суд будет заниматься расследованием военных преступлений. Видимо,  после ратификации Римского статута будет ряд обращений в связи с происходящими преступлениями в стране. А на сегодняшний день в Украине ряд преступлений расследуются не до конца, например, в связи с объявлением военного положения, отправки моряков и т.д.

Нужно будет расследовать преступления в отношении ряда формирований, которые на сегодняшний день также не расследуются, это касается «Айдара», «Азова» и других. Международный уголовный суд уже расследует то, что происходит в Украине независимо от того, ратифицировала Украина или нет. Это единственное, что позволит дать логическое окончание всем этим вопросам.

Что касается Международного уголовного суда, то он был учрежден на основе Римского статута, принятого в 1998 году, и это то, что называется  Гаагским трибуналом. В этом суде будут расследоваться те дела, при котором  внутреннее законодательство страны не дает этим делам должную юридическую оценку. Многие дела в Украине связаны с военными преступлениями, геноцидом и другими преступлениями. Например, они расследуют деятельность батальона «Азов», отдачу незаконных приказов, уничтожение людей, обстрел мирного населения. При этом, суд не будет оценивать действия обычных украинских военных, т.к.  в случаях преступлений, которыми занимается Международный уголовный суд, главными ответственными являются высшее военное руководство, которое отдало преступный приказ. Это касается всех сторон конфликта, независимо от того, ратифицировали они Римский статут или нет.

С точки зрения международного права мы можем назвать войну «АТО» или «Операция объединенных сил», но по определенным критериям, выписанным в международном гуманитарном праве, этот конфликт имеет признаки вооруженного конфликта.  Украина является подписантом устава ООН, и он подтверждает право страны на самозащиту, независимо от того, как она эту самозащиту назовет. Потом,  если открыть ежегодный отчет Офиса прокурора МУС, то  там уже дана правовая квалификация событий в Украине.

Независимо от  ратификации Римского статута Международный уголовный суд начал  расследование событий в Украине, и он продолжится, независимо от того, ратифицирует Украина Римский статут или нет. В 2014 и 2015 годах Украина воспользовалась нормами Римского статута, которые позволили ей попросить Международный уголовный суд рассмотреть ситуацию в Украине, не ратифицируя его. Предыдущий состав Верховной Рады и Министерства иностранных дел сами обращались в суд с такой просьбой. Теперь он имеет юрисдикцию для расследования всех возможных ситуаций, возникших в Украине, с начала Евромайдана до сегодняшнего дня. Сейчас суд осуществляет предварительное изучение ситуации: собирает информацию обо всем, что происходит в Украине, в частности на Донбассе и в Крыму. Также суд оценивает, насколько эффективно действует украинская правоохранительная система, привлекают ли национальные суды к ответственности виновных в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. Международный суд  вмешивается только в случаях, когда украинская власть ничего не делает для наказания виновных, или неспособна это сделать по объективным причинам.

Для чего там и  находится миссия ОБСЕ. Это же не миссия-разграничитель, она расследует совершение военных преступлений обеими сторонами, преступлений против человечности.  Она расследует действия двух сторон  в соответствии с уставом и нормами ООН, в соответствии Римским статутом Международного уголовного суда  те преступления, которые считаются военными преступлениями.

Также следует отметить, что о ратификации Римского статута заявлял Руслан Рябошапка, еще в августе прошлого года. Но до сих пор ничего не произошло. Я не уверен, что Украина серьезно нацелена ратифицировать статут, поскольку власть боится это сделать и под разными предлогами откладывает эту процедуру.

Кроме того, добавлю, что Российская Федерация подписала Римский статут Международного уголовного суда в 2002 году и ратифицировала его. Но позже отозвала подпись под Римским статутом. А сейчас, как мы знаем, в связи с внесением изменений в Конституцию РФ  в Международном уголовном суде могли бы расследоваться их преступления. Но РФ  на сегодняшний день ставит приоритет внутреннего законодательства выше международного.

Александр КлимчукАлександр Климчук, управляющий партнер АО «Климчук и партнеры», адвокат

Украина в 2020 планирует присоединиться к Римскому статуту Международного уголовного суда, однако в ратификации статута сроки не определены. Об этом сообщили в парламенте Украины.  Главный вопрос – почему Украине нужен статут и почему он до сих пор не ратифицирован? Он нужен, во-первых, в соответствии со статьей  8 Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом. Украина взяла на себя обязательства по поводу ратификации Римского статута Международного уголовного суда. В парламент уже подавались соответствующие изменения. Для этого необходимо снести изменения в 124 статью Конституции, согласно которой правосудие в Украине осуществляется только национальными судами.

Во-вторых, это даст возможность рассмотрения Международным уголовным судом (Гаагский трибунал) преступления совершенных на территории Украины, но только тех что подпадают под юрисдикцию МУС. Напомню, что МУС расследует преступления геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступления агрессии. Также под его юрисдикцию могут попасть наиболее серьезные правонарушения, которые вызывают волнения со стороны мировой общественности.

Начнет ли Международный уголовный суд расследование событий в Украине только после ратификации Римского статута – это не совсем так. Согласно статьи  12 Статута МУС Украина имеет право подать заявление о признании юрисдикции МУС по отношению к конкретному преступлению. Такое заявление подается секретарю Суда. Однако есть риск того, что МУС откажет в расследовании конкретного преступления, ссылаясь на несоответствие с его деятельностью, то есть не подпадает под ту юрисдикцию, что я указал выше.

Кстати США, Россия, Китай, Израиль не сотрудничают с Международным уголовным судом, потому что не верят в его независимость. У ряда экспертов возник вопрос – может, Украине стоит сделать так же? Не согласен. Украина уже взяла на себя обязательства по ратификации Римского статута, тем самым подтвердив доверие к МУС.

После ратификации Украиной Римского статута, РФ  завалит суд сфабрикованными материалами.  С начала конфликта на Донбассе МУС получил огромное количество заявлений,  как со стороны России, так и Украины. Но у МУС есть как хорошее финансовое и кадровое обеспечение, так и огромная поддержка мировой общественности. Таким образом, по моему мнению, МУС сможет разобраться достоверны те или иные доказательства. И если уже говорить о независимости судебной системы, о непредвзятом расследование и хорошем материального обеспечения расследований такого уровня, то назовите мне суд, который справиться лучше. И где такой суд должен находиться: в Украине, России, или может в США?   

Гаагский трибунал констатировал  военные преступления на Донбассе, совершаемые обеими сторонами конфликта. Прокуратура Международного уголовного суда в Гааге выявила более 800 нарушений правил и законов войны в ходе событий 2014-2016 годов в Украине, на Донбассе и в Крыму.

Украина, как и в любом другом суде, должна будет отстаивать свою позицию. Для этого она может предоставлять  доказательства или, наоборот, опровергать доказательства, предоставленные любой другой стороной. Так же стоит отметить, что рассмотрение дела Международным уголовным судом длиться годами, это весьма долгий процесс. При этом нужно понимать, что МУС может выявить преступления, совершенные любой стороной, принимающей участие в конфликте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here