Фонд «Украинская политика» предложил экспертам  подвести  итоги года —  как украинской, так и  международной политики, влияющей на положение дел внутри Украины,  а также прокомментировать ряд политических, экономических и социальных прогнозов на 2020 год. 

Свое видение событий в 2020 году  предлагают Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики  и Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый эксперт.

фото бортникРуслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики 

В 2020 году нас ожидают реформы, существенные социальные и политические изменения. Думаю, в следующем году будет принята земельная реформа. Также нас ожидает реформа децентрализации, народовластия и налоговая реформа. Произойдет завершение реформы правоохранительных органов. Что касается формулы Штайнмайера, то это будет реформа нашего вектора относительно Донбасса.

В следующем году произойдет много изменений, но возникает главный вопрос – будут ли они все качественными. Мне кажется, сейчас изменения прорабатываются чуть лучше, чем при президенте Петре Порошенко. Но реформы, принимаемые новой властью, в основном «болеют» теми же болезнями, которыми «болели» реформы Порошенко. Они не являются социально ориентированными, не дают позитивного социального эффекта, поэтому они повисают в воздухе и  являются зоной для критики политических  оппонентов. 

Я считаю, что необходимо принимать те реформы, которые улучшают жизнь украинцев, именно они должны быть поставлены во главу угла. Возможно, лучше проводить не налоговую реформу, а запустить нулевое декларирование, чтобы все почувствовали изменения. Важно не реформировать правоохранительную сферу, а восстановить нормальную деятельность патрульной службы на дорогах. Необходимо обратить внимание на прикладные, практические вопросы, которые влияют на жизнь каждого гражданина.  Ведь как только власть потеряет социальную поддержку, как только рейтинг президента Украины станет 30-40%, оппоненты начнут ее «разрывать», начнут брать реванш  с помощью  митингов, демонстраций, информационных кампаний. Это тоже один из ключевых рисков, которые мы увидим в следующем году, поэтому нынешней власти необходимо сохранить высокую социальную поддержку. 

Стоит отметить, что борьба с коррупцией является зоной, которая сегодня остается непаханым полем. Нам обещали громкие посадки, но пока никого не посадили – ни «папиредников», ни своих, что тоже остается слабым местом новой власти. Думаю, в следующем году будут знаковые посадки, возможно, произойдет очищение власти от тех людей, которые уже проворовались внутри этой команды.

Уверен, что 2020 год будет Рубиконом для Владимира Зеленского. Медовый период закончился  и люди начнут трезво оценивать результаты. Сейчас они еще находятся в плену Стокгольмского электорального синдрома. Они проголосовали за этого президента, дали ему время, им не хочется верить, что их снова обманули. Поэтому люди терпят, ждут. Но в следующем году этот запас терпения будет исчерпан. Только показывая практический результат, власть сможет сохранить поддержку общества.

Если говорить об Арсене Авакове, то, как политическая фигура,  он усиливается в системе. Не исключаю, что если в системе возникнет кризис, Аваков может стать премьер-министром. Если протестная активность будет усиливаться, уличная нестабильность, а  команда Гончарука, которая выглядит слабой, не справится с текущими кризисами, поэтому усилится роль силовиков, прежде всего – Авакова. В таком случае Арсен Аваков может стать формальным премьер-министром или занять роль серого кардинала в системе, которую он и сейчас играет, но в следующем году значимость этой  роли  может вырасти. Он начнет контролировать весь или почти весь силовой блок. В случае кризисного сценария Аваков может возглавить нынешнюю власть —  при формальном сохранении президентства Зеленского —  в силу своего опыта, связей, огромных ресурсов. 

Условно говоря, если в Украине возможна авторитарная модель управления, то ее возглавить может только Аваков. С точки зрения сегодняшних политических раскладов, его могут поддержать олигархи, он имеет высокую легитимность извне.  Удаление Авакова из политической системы мы пока что не прогнозируем, для этого нет оснований.

Что касается внешнеполитической конъюнктуры, то она будет ухудшаться по нескольким направлениям. С одной стороны, Европа и Россия постепенно будут восстанавливать экономические связи и все больше обходить Украину. Если мы на следующей встрече Нормандской четверки не предложим свой реалистичный  и компромиссный план, то этот процесс усилится. В следующем году я не исключаю возвращение России в «Большую восьмерку».

С другой стороны, еще более болезненным для нас будет кризис между США и ЕС. Он будет нарастать по «Северному потоку–2» и по другим торговым темам. Западный фронт будет распадаться на две конкурирующие между собой группы. Фраза Трампа о том, что Европа много говорит и мало помогает – и будет рефреном первой половины 2020 года.

Думаю, что финансовая поддержка Украины сохранится, но заинтересованность Украиной будет падать. Продолжится попытка использовать Украину внутри американских разборок. Это будет еще один вектор дестабилизации политики США в отношении Украины. Сегодня американские чиновники в Украине растеряны, они не знают, что делать. Ситуация мне напоминает поздний Советский Союз с точки зрения внешнего управления.  Есть консенсус —  помогать Украине, использовать Украину как элемент создания кризиса для России и не более того.

Кроме того, Украина стала токсичной для США. Любой новый бизнес, новые политические проекты сегодня поставлены на паузу, потому что никто не хочет попасть под расследование, никто не хочет вместо ведения бизнеса в Украину доказывать, чьи интересы в Украине он представляет – Трампа или Байдена. До завершения президентских выборов в США Украина поставлена на паузу. 

Также стоит добавить, как бы ни завершились выборы в США, уровня сотрудничества образца 2014-2015 года уже не стоит ожидать. Переизбрание Трампа усилит трамповскую модель, и он сможет подмять под себя многие оппонирующие группы. Мы видим отношение Трампа к Украине –  это проблема Украины и России, и нам самим необходимо разбираться, договариваться между собой, и это не столь важно для Трампа. Проигрыш Трампа усилит кризис в американской политической системе, и необходимо будет еще много времени, чтобы синхронизировать все эти расстроенные структуры. 

В любом случае, 2020 год – это будет год потерь для нас. Уходящая Меркель – это тоже элемент ослабления, присутствует Макрон с его позицией в отношении России,  этот политик уверенно набирает вес. Во многих вопросах мы будем оставаться в одиночестве.  Доминирующим управлением внешнего вектора будут оставаться внешние кредиторы и группы глобализации – либерально настроенные глобальные элиты, которые продолжат работать в Украине. Не будет инвестиций в Украину, никто серьезно не будет рассматривать в Украине вопросы, касающиеся длительного присутствия в Украине. Все те линии конфликтности, которые мы сегодня наблюдаем, будут сохраняться.

Необходимо подчеркнуть еще один важный аспект. В 2020 году в Украине начнется в значительной мере переформатирование между нашими олигархами. Сократилось финансовое поле. Между ними будет обостряться борьба и конкуренция за земельный рынок, за приватизацию, за управление правительством, за ситуацию в парламенте – в том числе с опорой на внешние силы. Поэтому все линии конфликта: Коломойский, Медведчук, Аваков, Порошенко, Ахметов, Пинчук – будут сохраняться. Думаю, что 2020 год может привести к ликвидации одного из украинских олигархов. Одному из них не будет места. Между олигархами будет постоянно идти информационная война.

Я думаю, следующий год не будет тяжелее  нынешнего. Сегодня катастрофических сценариев мы не видим, они маловероятны. Я желаю нашей стране выйти на путь развития и процветания, когда количества усилий перерастет в их  качество. 

Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый эксперт.

Хотелось бы сначала рассмотреть  проблему, которая перетекает из 2019 в следующий год —  это тема ОВГЗ и беспрецедентного укрепление национальной валюты.  Да, сегодня в Украине укрепилась гривна, но при этом цены не падают. Увы, это распространенная иллюзия,  что вслед за укреплением национальной валюты должны падать цены. Во-первых, чисто теоретически, цены в этом случае могут снижаться только на импорт, но только если сами поставщики импорта видят смысл в снижении цен. Но наши импортеры начали получать сверхприбыли, а от сверхприбыли никто добровольно не отказывается. Условно говоря, если раньше было 10% прибыли, а теперь стало 20%, то это же хорошо. Для импортеров. Цены на импорт начинают падать, когда есть острая конкуренция с национальным производством, и когда импортеры, получив большой запас доходности по импорту, могут снижать цены для завоевания внутреннего рынка и более успешной конкуренции с национальным производителем. Это у нас происходит в отдельных отраслях.

Можно привести пример, когда владельцы молочного бизнеса начали жаловаться, что из-за укрепления  курса гривны  начала активно поступать молочная продукция из-за  границы.  От этого национальные производители начали достаточно серьезно страдать. У нас есть собственное производство молочной продукции, девальвация гривны привела к росту доходности импорта,  импорт стал конкурентоспособным даже по молочной продукции. Поэтому такие же процессы происходят  в некоторых сферах пищевой промышленности, аграрной продукции.  

Стоит привести данные по соотношению цен ноября 2019 года к ноябрю 2018 года. В целом, по продуктам питания происходит рост цен на 6,6%  – и это даже выше, чем средний темп инфляции, который равен 5,1%. Если говорить о том, по каким позициям снизились цены на нашем рынке в пошлом месяце по сравнению с прошлым годом, то главная позиция – это яйца,  минус 16,1%. Статистика говорит  о том, что немного снизились цены на одежду и обувь – на 1,4%. Все остальные цены в Украине достаточно серьезно растут. По-прежнему растет коммунальная сфера, коммунальные услуги. Например, тарифы по горячей воде и отоплению выросли на 16,8%.

Стоит добавить, что в 2020 году цены будут расти и из-за административного компонента повышения цен. В Украине наблюдается бюджетный кризис – это тоже одно из последствий укрепления гривны. Бюджетный кризис наступает тогда, когда поступления в бюджет уменьшаются, что и произошло в этом году. Самые яркие признаки бюджетного кризиса – это распоряжение премьер-министра Алексея Гончарука прекратить оплачивать целый ряд статей государственного бюджета из-за отсутствия денег. 

Когда наступает бюджетный кризис, то власть, особенно если она плохо понимает вопросы макроэкономики, начинает искать возможность административно повысить цены и извлечь из граждан дополнительный доход. Собственно, вся наша история о повышении тарифов для населения – это разгул государственного монополизма, который по сути антирыночный, но публично в пропагандистском поле подается как «переход на мировые рыночные цены». Совершенно неправомерно сравниваются уровни цен в Украине и уровни цен и тарифов на коммунальные услуги в европейски странах, правительство заявляет,  что рыночный уровень – это европейский уровень. При этом никто не заботится о европейском уровне доходов населения Украины.

Главная особенность уходящего года – это приход несистемной команды во власть, т.е. людей, которые не имеют достаточного образования и опыта для управления государством. И этот начавшийся парад дилетантов уже сказывается на состоянии украинской экономики и продолжит негативно сказываться в следующем году. Остается ключевой вопрос – это действия «настоящих» дилетантов или это действия, за которыми стоят чьи-то конкретные экономические интересы, поскольку наша экономическая политика с точки зрения государства – ошибочная. Но есть достаточно большая прослойка  людей, в том числе и в украинском руководстве, который на этом наживается. И есть большой слой людей, находящийся за пределами Украины – это наши кредиторы, держатели ОВГЗ. В  течение этого года в руках нерезидентов произошел прирост ОВГЗ, в пересчете на сумму в более $5 млрд —  мы столько в год  от МВФ никогда не получали. При этом доходность  ОВГЗ в разные периоды была разной, но в этом году она была более 30%  в валюте с учетом высоких процентов, которые выплачивались по ОВГЗ, плюс та доходность, которая дополнительно возникла из-за притока этого спекулятивного капитала в ОВГЗ и привела к ревальвации гривны. 

Ревальвация гривны в течение года уже достигла примерно 20% прироста. Это значит, что деньги, вложенные в ОВГЗ год тому, уже сейчас дают около 20% прироста только за счет ревальвации гривны, плюс еще проценты, которые выплачиваются по условиям выпуска этих ценных бумаг. Поэтому получается, что 20% да еще плюс 15-19% – вот такие получаются проценты доходности в сумме. Сегодня  декларации открыты, можно  посмотреть декларации членов правления Национального банка, работников Министерства финансов Украины, народных депутатов:  у многих из них достаточно большие пакеты ОВГЗ.  Это не запрещено, это не есть нарушение законодательства. Но конфликт интересов в подобных делах существует, когда элита тоже зарабатывает на ОВГЗ, когда постоянно говорят, что это каждому доступно, но это заработки за счет государственного бюджета Украины. Получается, эти люди принимают решения и лично заинтересованы в проведении политики наращивания доходности. Также значительная часть ОВГЗ скупается через оффшоры и можно предположить, что там тоже лично участвует украинская элита. Все это нуждается в детальных расследованиях.

Так же можно отметить и так называемые «фонды-стервятники», которые покупают ОВГЗ, зарабатывая на этом. Некоторые из них связаны со всемирно известными американскими спекулянтами-миллиардерами, связаны с людьми, которые влияют на кадровую политику в Украине. То, что Украина находится под внешним влиянием – уже никто не оспаривает. Правящая элита, работающая на себя, работает и на интересы западных кредиторов, но она не работает на Украину.

Что будет определять развитие Украины в следующем году? Украину запустили в «раздел», ее финансово «раздевают» через финансовые механизмы, ее собираются «раздевать» в плане присвоения земли и других природных ресурсов. Совершенно ясно, что будут приняты такие механизмы, которые позволят продать землю иностранцам, так как у них есть интерес в украинской земле. Мы переживаем, к сожалению,  период деструкции, разрушения украинского государства.

Если говорить о том, когда закончится политика вбрасывания ОВГЗ, то это не определяется объективными факторами. Например, позвонят из Лондона руководителю Национального банка… При этом,  Нацбанк мог бы не допустить чрезмерное укрепления гривны выкупая валюту. Но он же не в таком объеме ее выкупал, чтобы стабилизировать курс. Не надо быть большим экономистом, чтобы понимать, что в интересах страны должен быть стабильный курс гривны по отношению к иностранным валютам. Девальвация гривны – это плохо, поскольку она ведет к росту цен, инфляции, большим финансовым проблемам. Но сильное укрепление – это тоже плохо, т.к. это означает бюджетный кризис – уменьшение доходов бюджета и это то, что происходит в Украине сегодня. 

Необходимо подчеркнуть, что укрепление гривны – это страшный удар по украинскому промышленному производству, украинскому экспорту. Все это сочетается с опубликованными на днях данными о том, что в этом году объем производства в промышленности упал на 7,5%. Темпы падения производства растут. Например, те, кто работают на экспорт, вырученный доллар в прошлом году продавали за 28 грн, а в этом году продают за 23 грн, т.е. 5 грн потерь на долларе добивают любую доходность экспорта.

Кстати, государство, опубликовав прогноз на этот год, обещало к концу года курс доллара – 29 грн. В связи с этим люди составляли свои планы исходя из этих данных и официальных государственных прогнозов по курсу. Получается, людей обманули. В Украине почти не осталось видов экспорта, которые являются доходными. В страшный кризис попала металлургическая промышленность. Пока еще вытягивает всю эту ситуацию аграрный сектор, который стал основным поставщиком валюты. Уже 40% валютных поступлений от экспорта – это экспорт аграрного сырья. В целом – это не прогресс для страны. При выросшей эффективности импорта создается ситуация, когда иностранные производители со своим импортом завоевывают все более прочные позиции на украинском рынке и получили возможность вытеснять из этого рынка украинских производителей. У нас по многим направлениям цены на продукты питания на внутреннем украинском рынке становятся сопоставимыми, а во многих случаях более высокими, чем в Евросоюзе. Все это сказывается на общем состоянии экономики. 

Существует два варианта происходящего в стране. Первый вариант – это то, что это политика дилетантов – и она ошибочна. Второй вариант – это сознательная политика, нацеленная на извлечение выгоды из складывающейся ситуации для определенных групп за счет ухудшения положения Украины, украинской экономики – в этом у меня нет сомнений.

В 2020 году МВФ обещает дать Украине транш в размере $5,5 млрд. Необходимо отметить, что построение пирамиды ОВГЗ не зацепило МФВ, ведь по уставу МВФ не обязан заботиться о развитии экономики Украины. Эта ситуация устраивает МВФ, ведь он представляет интересы наших кредиторов. С точки зрения кредиторов, укрепление гривны – это позитивный факт, который уменьшает расходы бюджета на обслуживание внешних долгов. МВФ заинтересован в жесткой бюджетной политике, которая проводится в Украине, и расходы бюджета сокращаются независимо от принятого закона. Вообще-то целью любой международной финансовой организации является загнать страну в долги, но при этом сделать так, чтобы страна выплачивала эти долги. 

В 2020 год мы входим с ситуацией бюджетного кризиса, и он будет усугубляться. Можно прогнозировать, что принятый закон о бюджете при такой политике в следующем году выполняться не будет.

Стоит добавить, что у нас есть риски дальнейшего укрепления гривны, если Министерство финансов будет создавать стимулы для дополнительного притока спекулятивного капитала. Это не может продлиться долго, максимум – это первое полугодие. Далее этот приток прекратится, высокие проценты по ОВГЗ можно будет выплачивать, и неизбежно наступит момент, когда пойдет отток капитала. В этом случае неизбежной станет девальвация гривны, соответственно, снова произойдет скачок инфляции, обесценивание денежных доходов и сбережений населения. Мы войдем в очередной цикл, в который мы попадаем с определенной периодичностью, а это проблемы в банках, их банкротство, это перерастет в серьезный финансовый кризис.

С моей точки зрения, недооценивается факт влияния укрепления гривны и политической ситуации  на нашу промышленность. Проблема заключается не только в том, что уменьшается промышленный экспорт. Проблема  в том, что наши экспортеры теряют внешние рынки. Многие из них уже сейчас не выполняют своих обязательств перед партнерами. Возможен сценарий, когда наши зарубежные партнеры перейдут с украинской продукции на китайскую продукцию или еще где-то найдут себе поставщиков. Опыт показывает, что на утраченные рынки чрезвычайно сложно вернуться. Все это недооценивается и серьезным риском следующего года является продолжение, а, возможно, и ускорение темпов деиндустриализации страны и свертывания нашего промышленного производства. А все это отнимает будущее у Украины.

Необходимо акцентировать внимание на том, что риски продолжения использования услуг некомпетентной команды – очень серьезные. Я думаю, они  неизбежно должны  вылиться в отставку правительства в следующем году, может даже после окончания отопительного сезона, с  итогами этого периода, связанного с бюджетным кризисом, с другими ошибками, с тем, что делает Министерство финансов. Президенту Зеленскому, если он будет заинтересован в удержании своего рейтинга, придется сделать серьезные шаги. Если он их не сделает, то страна может попасть в ситуацию очень серьезного социально-политического и экономического кризиса более глобального масштаба, и положение власти станет как минимум крайне непрочным на всех уровнях.

Я думаю, президенту уже сейчас необходимо серьезно думать над тем, что делать. Вероятно, это ему уже понятно, поскольку накануне он резко уволил губернаторов двух западных областей – Львовской и Закарпатской, мотивируя это тем, что ситуация в этих областях не улучшается. Президенту придется идти на кадровые изменения. Главное, если получится, нужно будет изменить всю экономическую политику, потому что мы не являемся самостоятельными. Наша экономическая политика, кадровая политика на сегодня определяется из-за границы. Если все это будет подкреплено какими-то серьезными денежными западными вливаниями, то это могло бы еще стабилизировать данную ситуацию на какой-то период. Будет ли это так – сложно сказать. Получение транша – это наращивание долгов и так тоже бесконечно продолжаться не может.

Что касается наших олигархов, то можно сказать, что они потеряли время. Даже я надеялся на то, что они придут к какому-то «олигархическому консенсусу», когда эти люди, которые влияют на политическую и экономическую жизнь страны, на состояние СМИ, следовательно, и на общественное мнение, договорятся между собой, выработают линию по защите как интересов страны, так и своих собственных.  В данном случае политика экономического национализма была бы в интересах страны и олигархов. Но они оказались на это неспособны. Поэтому олигархи будут добычей своих иностранных конкурентов. Некоторые из них перестали или перестают быть олигархами. Других ждет тяжелая судьба. Транснациональные корпорации приходят в Украину и вероятнее всего придут после приватизации земли. Я думаю, что украинские олигархи понесут большие потери, а через какое-то время, возможно,  исчезнут, предоставив  свои места иностранным олигархам и транснациональным корпорациям, как это случилось в Африке и  Латинской Америке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here